Инсайдер не пройдет

(Сбитнев Ю.)

(«ЭЖ-Юрист», 2010, N 33)

Текст документа

ИНСАЙДЕР НЕ ПРОЙДЕТ

Ю. СБИТНЕВ

Юрий Сбитнев, юрист практики по разрешению споров юридической фирмы «Вегас-Лекс».

Принятие Федерального закона от 27.07.2010 N 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» поставило точку в вопросе законодательного регулирования использования инсайдерской информации на финансовом рынке.

В основу Закона был положен принцип равенства и равного доступа инвесторов к информации, который, исходя из международного опыта регулирования в сфере борьбы с незаконным использованием инсайдерской информации, является в данной области фундаментальным.

Принятый Закон вводит четкий понятийный аппарат, определяет сферу применения, круг лиц, располагающих инсайдерской информацией, действия, относящиеся к манипулированию рынком, а также меры пресечения неправомерного использования инсайдерской информации и объем полномочий федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков.

До принятия Закона регулирование основывалось лишь на трех статьях главы 8 Закона о рынке ценных бумаг, нормы которой отчасти пытались ограничить использование служебной информации. Применение этих положений показало крайнюю их неэффективность ввиду отсутствия квалифицирующих признаков инсайдерской деятельности, субъектов ответственности и санкций за нарушение.

Законодатель подошел к решению данных проблем комплексно. Так, принятый Закон помимо служебной включил в понятие инсайдерской информации коммерческую, банковскую тайну и тайну связи, а также другую информацию, исчерпывающий перечень которой утверждается для эмитентов, брокеров и иных лиц нормативным актом ФСФР. Таким образом, границы экономически значимой для финансового рынка информации были расширены, что в настоящее время соответствует международной практике.

Следует отметить, что понятие инсайдерской информации, так же как и некоторые другие определения Закона, основано на директивах Евросоюза, в частности на Директиве Евросоюза 2003/6/ЕС об инсайдерской деятельности и рыночном манипулировании (Insider Dealing and Market Manipulation (Market Abuse).

Кто инсайдер?

Еще одной новеллой Закона является определение четкого круга инсайдеров, то есть лиц, обладающих инсайдерской информацией либо доступом к ней. В частности, к инсайдерам были отнесены эмитенты, профессиональные участники рынка ценных бумаг, организаторы торговли, кредитные, клиринговые организации, государственные и муниципальные служащие, члены совета директоров, рейтинговые агентства, физические лица (работники, подрядчики), оценщики, аудиторы и некоторые другие лица. В число инсайдеров Закон прямо не включает юристов и иных консультантов, которые могут получить доступ к значимой информации, например о слияниях, банкротствах, крупных судебных процессах. И хотя п. 5 ст. 4 Закона не является закрытым, его распространение на данных лиц может породить множество споров, учитывая строгость вводимых санкций за нарушение Закона.

Интересен тот факт, что в законопроекте в качестве инсайдера фигурировали также органы прокуратуры, однако в окончательной редакции Закона они были исключены. Представляется, что прокуратура, будучи в соответствии с Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» надзорным органом, на который возлагаются полномочия по надзору за соблюдением Конституции РФ и федерального законодательства, не может быть подконтрольным лицом. Тем не менее этот вопрос относится к политике права, поскольку не вызывает сомнений то, что в ходе следственных мероприятий работники прокуратуры могут получить сведения, относящиеся к инсайдерской информации.

Несмотря на американский опыт, российский законодатель целенаправленно отказался от закрепления такого понятия, как «вторичный инсайдер». Это объясняется тем, что при отсутствии практики применения Закона инсайдером может быть признан и технический персонал, например личный водитель генерального директора. Между тем, хотя на вторичных инсайдеров и не распространяется обязанность по раскрытию информации, ст. 7 Закона закрепляет общее правило, в силу которого любое лицо, неправомерно использовавшее инсайдерскую информацию и (или) осуществившее манипулирование рынком, несет ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Дополнительно в целях осуществления мер по выявлению использования инсайдерской информации и противодействия этому Закон возлагает на некоторых инсайдеров (эмитентов, брокеров, кредитные организации и т. д.) обязанность по ведению списка инсайдеров.

Способы манипуляции

Закон определяет ряд действий, которые относятся к манипулированию рынком. Бурные дискуссии вызвало признание в качестве манипулирования рынком такого действия, как умышленное распространение через СМИ, в том числе через электронные, информационно-телекоммуникационные сети общего пользования (включая Интернет), заведомо ложных сведений, которые могут оказать влияние на цену, спрос, предложения или объем торгов на рынке. Виновными могут быть признаны главный редактор и иные работники СМИ. Учитывая, что журналисты нередко не имеют возможности проверить, являлась ли информация ложной, разработчики Закона пошли навстречу и установили в качестве основания для освобождения от ответственности возможность определить источник происхождения информации при дословном ее воспроизведении. Тем не менее Закон не освобождает СМИ от ответственности в случаях, если от распространения подобной информации был извлечен доход, либо получено встречное предоставление, либо СМИ отказалось от раскрытия источника полученных сведений.

Основные изменения

Одно из серьезных нововведений — внесение поправок в КоАП РФ, а также в УК РФ, где устанавливается уголовная ответственность за неправомерное использование инсайдерской информации и манипулирование рынком (ст. ст. 185.3, 185.5 УК РФ). При наличии в действиях состава преступления наказание может достигать шести-семи лет лишения свободы со штрафом и лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Следует отметить, что при законодательном регулировании неправомерного использования инсайдерской информации криминализация данного деяния остается на усмотрение каждого государства. Такая позиция выражена и в Директиве Евросоюза 2003/6/ЕС.

Изменения в УК РФ вступят в силу по истечении трехлетнего периода, что является сбалансированным решением. Закон должен быть апробирован на практике, должны устояться понятия и квалификация тех или иных действий в качестве незаконных, в связи с чем трехлетний мораторий на применение уголовного наказания будет достаточным сроком формирования первой судебной практики.

Отдельно обратим внимание на расширение в Законе полномочий ФСФР в части предотвращения, выявления и пресечения неправомерного использования инсайдерской информации. Законодатель закрепил за ФСФР право требовать предоставления документов и информации, право проводить проверки, получать объяснения и справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, выдавать предписания на устранение нарушений, приостанавливать торговлю финансовыми инструментами, а также принимать решения о приостановлении или об аннулировании лицензий. Исходя из европейского опыта регулирования указанные выше полномочия, предоставляемые регулятору, можно считать минимально необходимыми для эффективной борьбы с неправомерным использованием инсайдерской информации. Тем не менее Закон дополнительно наделил ФСФР правом обращаться в органы внутренних дел в случае необходимости проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Иностранный опыт свидетельствует о том, что невозможно поймать каждого нарушителя за руку. Это в принципе и не должно быть самоцелью, так как чрезмерно активные действия регулятора могут негативно отразиться на деятельности добросовестных инвесторов. Более того, Закону не удалось избежать и «каучуковых» формулировок, ввиду чего толкованию будет придана изрядная доля усмотрения. Вместе с тем принятие Закона — это первый шаг на пути к информационной открытости российского финансового рынка. Требуется лишь нормативное регулирование, совершенствование которого может быть продолжено с учетом практики применения данного Закона.

К публикации подготовила

Ольга Аверина, газета «ЭЖ-Юрист»

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *