Применение статистической информации в научных публикациях

(Ахметзянов Л. М.) («Информационное право», 2011, N 3) Текст документа

ПРИМЕНЕНИЕ СТАТИСТИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ В НАУЧНЫХ ПУБЛИКАЦИЯХ

Л. М. АХМЕТЗЯНОВ

Ахметзянов Ленар Магсумович, академик МАНЭБ, доктор медицинских наук, профессор кафедры «Прикладная информатика» НОУ ВПО Регионального открытого социального института, профессор кафедры социально-правовых и естественнонаучных дисциплин НОУ ВПО филиала «Московский институт права» в г. Курске, почетный работник высшего профессионального образования РФ.

Рецензент: Дорошков Владимир Васильевич, секретарь Пленума Верховного Суда РФ, судья Верховного Суда РФ, доктор юридических наук.

Представленный анализ свидетельствует о том, что в отечественных научных публикациях допускаются многочисленные ошибки при организации статистических исследований, группировке и обработке статистического материала, что приводит к искажению результатов исследования.

Ключевые слова: статистика, показатели, иллюстрация.

Application of statistic information in scientific publications L. M. Akhmetzyanov

The presented analysis testifies that in domestic scientific publications numerous errors are committed at the organisation of statistical researches, grouping and processing of a statistical material that leads to distortion of results of research.

Key words: statistics, indicators, an illustration.

В настоящей статье рассмотрим методические аспекты применения статистических методов исследования в научной сфере и практической деятельности. Одной из причин, побудившей к серьезным размышлениям, явились многочисленные нарушения правил работы с первичной статистической информацией и результатов их обработки, что в конечном итоге приводит к ошибочным и даже заведомо ложным выводам. Кроме того, работа над статьей явилась результатом многолетнего преподавания совершенно разных учебных курсов: «Юридическая статистика», «Технические и аудиовизуальные средства обучения», «Правовая информатика», «Социальная медицина», «АСУ в здравоохранении», «Основы управления в органах внутренних дел», «Безопасность жизнедеятельности», где структурным элементом каждой из дисциплин является знание информации и методов ее обработки. Данный комплекс дисциплин, дополняя друг друга, позволил существенно расширить границы использования статистических методов и обобщить выявленные нарушения. Результат вылился в создание новых интерактивных методов в педагогике, которые активизировали учебный процесс, соединив современные компьютерные технологии и творчество студентов, и минимизировали возможность совершения ошибок в работе над статистическим материалом. Первое недоумение возникло при работе с учебной литературой. Нет сомнения в том, что предметом изучения статистики является информация, которая может иметь числовое выражение, текстовую, табличную и графическую форму, быть в виде формул или аудиовизуальной. Главное свойство информации: быть оперативной, достоверной, не содержать разночтения и домысливания. Вместе с тем уже в учебниках и учебных пособиях можно наблюдать достаточно вольное использование терминов и некорректное использование табличных и графических форм, которые вводят в заблуждение. Рассмотрим типичный пример: Структура преступности — отношение отдельного вида преступлений ко всей преступности в целом в том или ином регионе за конкретный период. Данный показатель выражается в процентах <1>. Между тем структура — часть явления однородной совокупности, выраженная в процентах; преступность — социальное явление, интенсивность которого измеряется числом зарегистрированных преступлений в расчете на 10000 населения соответствующей социальной группы и характеризует уровень распространенности в среде, ее продуцирующей. Поэтому следует признать, что словосочетание, в котором одновременно используются экстенсивный и интенсивный показатели, неприемлемо. Кроме того, нельзя согласиться, что «структура преступности измеряется в абсолютных (именованных) числах…» <2>, т. к. единицей измерения структуры является процент, а абсолютные числа — это исходные величины для последующих расчетов. Несколько ранее у В. В. Лунеева встречается следующее утверждение: «Структура какого-либо явления в круговых (секторных) диаграммах может рассматриваться в динамике…» <3>. В статистике экстенсивный показатель нельзя применять для установления динамики изучаемого явления во времени или для сравнения степени его распространения в двух или нескольких группах. Для этой цели используют специальные статистические методы. Не случайно, что аналогичные ошибки допускают и сотрудники ВНИИ МВД РФ, проводя сравнительный анализ удельного веса женщин, совершивших преступления, на территории Чеченской Республики и Южного федерального округа в период с 2000 г. по 2007 г. <4>. Кроме того, для оценки динамики авторы использовали показатель «прироста». Но из процента (удельный вес выражается в процентах) процент (прирост также выражается в процентах) не вычисляется. Поэтому цифры, указанные в столбце «Прирост», не имеют смысла. ——————————— <1> Декшне В. И. Правовая статистика: Учеб. пособие. М.: МИП, 1999. С. 100 — 101. <2> Мерков А. М. Общая теория и методика санитарно-статистического исследования. М.: ЦОЛИУВ, 1963. С. 85. <3> Там же. С. 187. <4> Гончарова М. В., Шиян В. И. Особенности личности преступника в Чеченской Республике // Российский следователь. 2009. N 9. С. 20.

Свободную интерпретацию имеет и определение уровня преступности. В одних источниках это может быть «абсолютное число зарегистрированных преступлений и выявленных преступников» <5>, в других — «это ее количественная характеристика, измеряемая в абсолютном выражении суммой совершенных преступлений, а также в коэффициентах или индексах преступности и лиц, их совершивших, на 1000, 10000 или 100000 чел. населения» <6>. Вероятно, допущена стилистическая описка. Преступление (в статистике) — это единица статистического учета, которая характеризует явление; преступник — лицо, совершившее преступление. По своей природе это разные статистические составляющие, и суммировать их в одном понятии неправильно. Кроме того, у А. И. Долговой это абсолютное число зарегистрированных преступлений, у Н. Ф. Кузнецовой это сумма совершенных преступлений. Следует отметить, что «сумма совершенных преступлений» — понятие неопределенное, т. к. существует понятие «латентной преступности» (скрытые, невыявленные преступления). Известно, что ряд авторов отмечают и другие характеристики преступлений: заявленные, выявленные, зарегистрированные, раскрытые, которые четко определены. ——————————— <5> Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. проф. А. И. Долговой. М., 2002. С. 120. <6> Криминология: Учебник / Под ред. проф. Н. Ф. Кузнецовой, проф. Г. М. Миньковского. М., 1998. С. 90.

В юридической статистике понятие «абсолютное число зарегистрированных преступлений» имеет свое название — объем преступности <7>. ——————————— <7> Криминология: Учеб. пособие / Под ред. д. ю.н., проф. В. Е. Эминова. М., 1997. С. 23 — 26.

Отсутствие единых подходов в теоретической части привело к возникновению ошибок в практическом применении. Студент доверяет методическим материалам, прошедшим рецензию, и ему безразлично, что стоит в числителе и в знаменателе, что представлено в таблице, что изображено на диаграммах. Студент вычисляет, анализирует и делает выводы, которые при таком подходе никогда не могут быть правильными. Пример: Структура явления (отношение общего числа зарегистрированных преступлений к числу зарегистрированных преступлений отдельных видов) <8>. Между тем совершенно очевидно, что отношение общего к частному всегда будет больше 100%, что противоречит основному правилу для экстенсивного показателя: сумма всех составляющих совокупности при исчислении экстенсивного показателя всегда равна 100%. В работе С. Н. Шевырева, в табл. 1 «Возраст незаконных трудовых мигрантов на момент совершения преступления в Московском регионе», сумма экстенсивных показателей превышает 100%, в то же время в табл. 4 «Семейное положение незаконных трудовых мигрантов на момент совершения преступления в Москве и Московской области» составляет только 98% <9>. В Докладе <10> сумма показателей трех возрастных категорий составила 153%. Цитата: «Такие ощущения испытывают 47% молодых людей до 34 лет, 53% людей среднего возраста (35 — 54 лет) и 53% граждан в возрасте 55 лет и старше». Сумма экстенсивных показателей в табл. 2.2 составляет 287,5%; в табл. 2.7 — 139,7%; в табл. 2.10 — 163,3%; в табл. 2.21 — 195,1%; в табл. 2.23 — 170,4%; в табл. 2.26 — 183,8%. Это свидетельствует о том, что основание (совокупность признаков) определено неверно. В работе О. А. Котельниковой <11> при изучении уличной преступности сумма экстенсивных показателей по России и по Приморскому краю в 2005 — 2007 гг. может быть и менее 100%, и более 100%. ——————————— <8> Декшне В. И. Правовая статистика… С. 100 — 101. <9> Шевырев С. Н. Характеристика основных детерминантов преступлений, совершаемых незаконными трудовыми мигрантами Московского региона с их участием // Российский следователь. 2009. N 18. С. 31 — 32. <10> Доклад общественной палаты «Приоритеты долгосрочного развития» // Курские ведомости. 2009. N 10 (142). С. 32 — 62. <11> Котельникова О. А. Краткая криминологическая характеристика уличных преступлений в Приморском крае // Российский следователь. 2009. N 1. С. 30.

Показательной учебной иллюстрацией неправильного применения экстенсивного показателя может служить рис. 15 «Уголовно-правовой контроль преступности в России по данным 1993 г.» <12>. Цитата: «…лишь 4 — 5% лиц из фактических правонарушителей осуждается к реальной мере наказания». Ошибка в том, что автор вычислил данный показатель не из числа лиц, привлеченных к уголовной ответственности (867131 чел.), и даже не из числа выявленных лиц, совершивших преступления (1262737), а из общего числа фактических преступлений (оценка 7 — 9 млн.). Естественно, что вместо 33,8% и 23,2% соответственно показатель осужденных лиц к лишению свободы (292868 человек) оказался низким. ——————————— <12> Лунеев В. В. Юридическая статистика: Учебник. М.: Юристъ, 2007. С. 183.

Еще более запутанная ситуация возникает при смешении понятий. Цитата: за 6 мес. 2003 г. «…доля оправданных по направленным в суд уголовным делам в 2003 г. в абсолютных показателях на 1000 обвиняемых по линии следствия составляет всего 4 чел., а по линии дознания — в 2 раза ниже»; «…число оправданных судами по уголовным делам, рассматриваемыми следователями ОВД, увеличилось на 114,6% (с 575 до 1234 чел.), следователями прокуратуры — на 85,9%, органами дознания — на 25,5%» <13>. В первом случае показан «полный несъедобный статистический винегрет». «Доля» — экстенсивный показатель, выражается в процентах; «абсолютный показатель» — исходная величина для последующих расчетов; «на 1000 обвиняемых» — интенсивный показатель, выраженный в промилле. Во втором случае «число оправданных» не может быть выражено в процентах, т. к. существует показатель «абсолютный рост», который в данном случае составит 659 чел. (разница между 1234 и 575). Величина 114,6% имеет свое название — показатель наглядности. ——————————— <13> Гаврилов Б. Новеллы уголовного процесса на фоне криминальной статистики // Российская юстиция. 2003. N 10. С. 5 — 9.

Более грубые нарушения выявлены при анализе статистических таблиц и построении диаграмм. Неправильно сгруппированная таблица становится источником многочисленных арифметических ошибок, и последующий расчет просто бесполезен. Приведем примеры.

Таблица 1

Основные показатели уличной преступности <14>

——————————— <14> Котельникова О. А. Краткая криминологическая характеристика уличных преступлений в Приморском крае. С. 30.

Преступления 2005 г. 2006 г. 2007 г.

Всего у. в. ТП Всего у. в. ТП Всего у. в. ТП

Всего 355288 10 12,4 441610 11,5 24,3 368486 11,1 -7,9

2331 3,8 18,7 3593 4,4 54,1 7426 9,7 106,7

Из них тяжкие 140153 13 38,2 163857 15,2 16,9 128076 14,3 -13,6 и особо тяжкие 782 4,0 18,5 1125 5,1 43,9 2473 11,6 119,8

Убийство 1757 5,7 -3,4 1735 6,3 -1,3 1399 6,8 -12,3 и покушение на убийство

7 0,9 -56,3 16 2,2 128,6 34 6 112,5

Умышленное 7021 12,1 5,3 7017 13,6 -0,1 6099 13,9 -6,7 причинение тяжкого вреда здоровью 47 4,3 -27,7 59 5,3 25,5 121 11,7 105,1

Разбой 18694 29,4 31,4 20412 34,2 9,2 13688 33 -25,1

99 10,0 25,3 141 12,3 42,4 341 27,3 141,8

Грабеж 136059 39,5 48,3 155585 43,5 14,4 116312 42,9 -17,0

1035 17,0 5,5 1478 18,1 42,8 2516 35,2 70,2

Кража 87352 5,6 38,8 117871 7,0 34,9 104007 7,2 -1,9

721 2,5 39,5 1054 2,7 46,2 2410 6,6 128,7

Хулиганство 9456 31,5 47,9 10664 37,2 12,8 7225 38 -25,8

45 16,8 55,2 40 11,1 -11,1 74 38,5 85,0

Примечание. В числителе — данные по России, в знаменателе — по Приморскому краю. У. в. — удельный вес, рассчитан от общего числа зарегистрированных преступлений данного вида. Комментарий. В примечании не указано обозначение ТП. Наш сравнительный анализ показателей и проведенные расчеты позволили установить, что автор исследовал темп прироста (цепной), но сделал недопустимые ошибки при вычислении данного показателя за 2007 г. В таблице и подлежащее, и сказуемое (составные части таблицы) имеют графу «Всего», что вносит путаницу. Общая структура таблицы не поддается логическому и статистическому анализу. В ячейках, выделенных красным цветом, результаты не соответствуют расчетным данным, поэтому анализ и выводы недопустимы. Проведем некоторые сравнения данных за 2005 г. Даже беглый анализ показал, что не может быть большой разницы между показателями 47 (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) и 45 (Хулиганство) при исходной цифре 2331 (количество уличных преступлений по Приморскому краю). У автора публикации удельный вес по указанным видам преступлений составляет 4,3% и 16,8%. Иную картину мы наблюдаем при изучении данных за 2007 г. Удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений в сравнении с преступлениями «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» был практически одинаков — 11,6% и 11,7%, вместе с тем их абсолютные величины имели существенные различия: 2473 и 121 соответственно. Если предположить, что категория «тяжкие и особо тяжкие преступления» включает перечисленные ниже виды преступлений, то и в этом случае статистические расчеты не соответствуют действительности. Пример: сумма шести видов преступлений по России (2005 г.) составляет 260339 преступлений вместо 140153, указанных в публикации; по Приморскому краю в 2005 г. соответственно 1954 и 782 преступления; в 2006 г. — 2788 и 1125 преступление; в 2007 г. — 5496 и 2473 преступления. И в этом случае, за исключением цифры 0,9% (убийство и покушение на убийство, 2005 г.), все остальные не подтверждены при выборочной проверке данных.

Таблица 2

Сведения о преступлениях, предварительное следствие по которым обязательно, по состоянию на декабрь 2002 г. (по данным ГИЦ МВД РФ) <15>

——————————— <15> Самойлов А. В. Установление механизма совершения кражи в процессе расследования: Учеб. пособие. Курск: РОСИ, 2005. С. 144.

N Вид Количество Количество Раскрываемость (в %) п/п преступления зареги — преступлений, по оконченным стрированных дела по которым делам преступлений закончены расследованием

Всего +, — Всего +, — 2001 2002 Всего (в %) (в %) г. г. по к ОППГ к ОППГ России

Всего 608819 0.0 903754 0.0 53,4 0.0 53.4

1 Из Кража 819209 -28.8 308987 -46.2 37.3 49.5 373 них

2 С 578765 -30.3 213427 -47.2 35.9 47.4 35.9 проникнове — нием

3 В Квартир 258000 -26.3 93117 -44,1 35.1 46.4 35.1 т. ч. из

4 Складов, 51257 -16.8 22148 -36.3 42.4 54.6 42.4 баз, магази — нов

5 Транспортных 58783 10.5 10556 -23.2 18.4 26.0 18.4 средств

6 В т. ч. 46246 20.3 5797 -16.0 12.9 10.5 12.9 автомобилей

7 Грузов на 2105 -9.2 1739 -11.6 83.2 83.6 83.2 ж/д, возд., водн. трансп.

8 Цветных 31898 0.0 21371 0.0 61.7 0.0 61.7 металлов

9 Мошенничество 59615 -12.5 39929 -21.6 70.1 77.8 70.1

10 Грабеж 151588 9.2 53600 -18.9 37.1 49.4 37.1

11 Из них с 21500 -18.6 12197 -32.5 56.1 66.9 56.1 проникновением

12 Разбой (ст. 162) 47052 5.0 28329 -10.7 58.7 66.9 58.7

13 Из них с 12401 -11.3 7883 -21.4 60.0 67.0 60.0 проникновением

Комментарий. В таблице отсутствует логическая связь ее построения, в результате статистические данные проанализировать сложно. Из 13 видов преступлений только 4 позиции (1, 9, 10, 12) являются исходными для итоговой строки «Всего». Остальные пункты раскрывают механизм преступлений и либо не должны иметь порядковой нумерации, либо иметь нумерацию данного подпункта: 1.1; 1.5; 1.9; 10.1; 12.1 и т. д. Кроме того, итоговая сумма и сумма ее составляющих не соответствуют друг другу. В первом случае (третий столбец) составляет 1077464 против 608819, в пятом столбце — 430845 и 903754 соответственно. Поэтому напрашивается вывод, что название таблицы и ее содержание не раскрыты, а различие в итоговых цифрах 608819 (зарегистрировано преступлений) и 903754 (расследовано) должно иметь свое объяснение. При наличии исходной информации значение «0.0» для данной таблицы неуместно, и должны быть выполнены соответствующие расчеты. В работе Н. А. Гордеевой и Р. В. Ярцева <16> в трех публикациях допущена одна и та же методическая ошибка: нет соответствия между заголовками, данными в графиках, и единицами измерений представленных результатов. В заголовках дается понятие об абсолютных величинах, на графиках результаты даны в процентах. Кроме того, экстенсивные показатели имеют значение только для совокупности конкретного периода исследования. При сравнительном анализе необходимо использовать специальные методы статистики. ——————————— <16> Гордеева Н. А., Ярцев Р. В. Актуальные вопросы деятельности мировых судей в сфере уголовной юрисдикции // Мировой судья. 2009. N 3. С. 21; Мировой судья. 2009. N 5. С. 11; Мировой судья. 2009. N 6. С. 16.

Столь частые нарушения применения статистической информации имели место и в диссертационных исследованиях, связанных с оценкой общественного здоровья, выполненных аспирантами и соискателями. При оформлении дипломных работ от студентов требуется четкое соблюдение правил оформления используемых литературных источников. Вместе с тем и в этой части мы находим нарушения в публикуемых статьях. Так, Л. В. Вавилова и Е. Л. Кирюхина <17> публикуют свои данные на основании «многочисленных исследований», но в тексте нет ссылок на используемые источники, в результате чего из семи указанных источников три автора, упомянутые в списке, не представлены в тексте. Кроме того, в оставшихся источниках не указаны год публикации и номер журнала; в двух случаях источник повторился. ——————————— <17> Вавилова Л. В., Кирюхина Е. Л. Особенности личности осужденных, отбывающих наказание в виде пожизненного лишения свободы // Российский следователь. 2005. N 6. С. 44 — 47.

В заключение данного обзора еще раз обратимся к Докладу общественной палаты «Приоритеты долгосрочного развития» <18>. ——————————— <18> Доклад общественной палаты «Приоритеты долгосрочного развития». С. 32 — 62.

Цель Доклада: дать объективную оценку деятельности институтов гражданского общества, которая основывалась на итогах социологического исследования (мониторинг общественного мнения), организованного на территории Курской области. Комментарий. Мониторинг — метод постоянного динамического наблюдения за каким-либо процессом или явлением в течение нескольких лет. Так как исследование проведено один раз и сравнительные данные за предыдущие годы исследования не представлены, это лишает возможности судить об изменениях в обществе в динамике. Значит, термин «мониторинг» в данном случае некорректен. Из многочисленных замечаний по Докладу выделим наиболее характерные. В разделе 1.2 «Региональные отличия» приведена классификация регионов по уровню вовлеченности местного населения в благотворительную деятельность. «В группу регионов, характеризующуюся низким уровнем общественной активности, входят 25 субъектов Российской Федерации (дается перечисление)»; «В группу регионов, характеризующуюся общественной активностью на уровне ниже среднего, входят 25 субъектов Российской Федерации (дается перечисление)»; «В группу регионов, характеризующуюся общественной активностью на уровне выше среднего, входят 15 субъектов Российской Федерации (дается перечисление)»; «В группу регионов, характеризующуюся высоким уровнем общественной активности, входят 3 субъекта Российской Федерации (дается перечисление)». Но это только 68 из 83 субъектов РФ <19>. Кроме того, не представлена группа регионов со средним уровнем общественной активности. ——————————— <19> Конституция Российской Федерации: к 15-летию принятия Основного Закона. Текст. Комментарии / Д. А. Медведев, В. Д. Зорькин, Б. В. Грызлов и др. М.: Статут, 2009. С. 41 — 44.

Обратимся к цитате: «Выборка респондентов включила 1600 человек, представляющих различные географические зоны Курской области». Это 11 объектов, включающих мужчин и женщин пяти возрастных групп. Главная методическая ошибка: 1) исследование проводилось изолированно по отдельному признаку, а не во взаимосвязи факторов: пол, возраст, территория, социальная принадлежность; 2) нет подтверждения о статистической значимости результатов, что чрезвычайно важно, т. к. получилась очень маленькая в количественном отношении статистическая выборка (6 — 7 человек в каждой ячейке матрицы). Таким образом, статистические данные, приведенные в Докладе, носят чисто констатирующий характер, без установления причинно-следственных связей и закономерностей и не могут дать объективную оценку деятельности институтов гражданского общества. Организация социологического исследования, группировка учетных признаков, выбор методов статистического и графического анализа, оформление результатов имеют существенные нарекания методического характера. Выводы по результатам исследований носят формальный характер и не отвечают поставленной цели. Заключение: критический анализ публикуемых материалов показал, что на различном профессиональном и должностном уровнях правовой сферы деятельности наблюдаются многочисленные нарушения в области применения статистической информации. Основные причины: 1) нарушение методических принципов сбора, группировки и обработки статистических данных, что в конечном итоге приводит к искажению результатов исследований и их интерпретации; 2) несмотря на повышенные требования к научным публикациям, имеет место формальный подход руководителей научных исследований и рецензентов к публикуемым материалам. Вместе с тем нет сомнения в том, что работа на занятиях с «живым материалом» активизирует учебный процесс и повышает значимость изучаемой дисциплины. Выявленные замечания обсуждаются на занятиях, при этом на первом этапе статья представляется студентам для первичного анализа и попытки обнаружить замечания самостоятельно. На втором этапе происходит совместный разбор, при этом проводится параллель: теория — практика. На третьем этапе, в рамках УИРС (учебно-исследовательская работа студентов), студенты самостоятельно анализируют доступные статистические отчеты, публикации. Наиболее ценные работы включаются в базу учебно-статистических данных, тем самым повышая мотивацию к творческому процессу. В отдельных случаях (четвертый этап) по наиболее ярким нарушениям проводим ролевую игру, в которой участвуют истец (часть студентов), мировой судья и его помощники (три студента), главный редактор (один студент), экспертная группа (3 человека) и автор (группа) анализируемой статьи. Цель: максимально используя нормативно-правовые акты в справочно-правовой системе «КонсультантПлюс», обосновать аргументы на выставленные претензии и, главное, показать пути правильного исправления ситуационной задачи. Выводы: 1. Актуальность преподавания курса «Юридическая статистика» не вызывает сомнений. Для повышения эффективности обучения необходимо перенести изучение предмета с 1-го на 4-й курс, увеличив аудиторные часы (с 18 до 72 час.). 2. В магистратуре и на курсах повышения квалификации практических работников правоохранительной сферы предусмотреть часы по изучению специализированных разделов статистики и работу в дисплейных классах с графическими программными продуктами. 3. Повысить требовательность научных руководителей и рецензентов к научным материалам, представляемым к публикации, и определить степень их ответственности.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *