Актуализация прав и свобод человека в условиях развития электронного государства

(Чеботарева А. А.) («Юридический мир», 2011, N 9) Текст документа

АКТУАЛИЗАЦИЯ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА В УСЛОВИЯХ РАЗВИТИЯ ЭЛЕКТРОННОГО ГОСУДАРСТВА

А. А. ЧЕБОТАРЕВА

Чеботарева Анна Александровна, доцент Читинского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Автор поднимает и развивает проблему «человек в информационном обществе, человек в электронном государстве». В статье подчеркивается, что процессы информационной глобализации должны протекать не вопреки, а во имя становления гражданского общества, в котором первично полноценное обеспечение прав и свобод человека и гражданина.

Ключевые слова: электронное государство, электронное правительство, информационное общество, право на информацию, право на предоставление государственных и муниципальных услуг, право на информационную безопасность.

Actualization of human rights and freedoms in conditions of development of electronic state A. A. Chebotareva

The author raises and develops the problem «man in the information society, people in electronic State». The article emphasizes that processes information globalization must come not contrary and for the development of civil society in which came first — a full guarantee of rights and freedoms.

Key words: e-State; e-Government; information society; the right to information; the right to grant the State and municipal services; right to information security.

Формирование электронной России как электронного государства по-новому расставляет акценты в вопросе реализации прав субъектов информационных отношений, и прежде всего человека как основного, первичного их участника. Сформировавшаяся несколько лет назад на международном уровне устойчивая система взглядов на информационные права человека включает в себя: — право на информацию; — право на частную жизнь с точки зрения охраны информации о ней, а также право на защиту информации в аспекте его социальной жизни; — право на защиту информации с точки зрения безопасности государства, а следовательно — и гражданина; — право на защиту информации с точки зрения безопасности бизнеса, следовательно — и делового человека <1>. Сегодня, в условиях формирующегося электронного государства, задача полноценного обеспечения информационных прав и свобод человека и гражданина не только не теряет своей актуальности, а, напротив, становится все более значимой. ——————————— <1> Бачило И. П., Сергиенко Л. А., Кристальный Б. В., Арешев А. Г. Персональные данные в структуре информационных ресурсов. Основы правового регулирования. Минск, 2006. С. 11.

Во главе угла, безусловно, стоит само право на информацию — под данным институтом понимают совокупность правовых актов и отдельных норм, определяющих порядок реализации прав субъектов информационного права в области производства (создания) информации, поиска и получения (доступа) информации, сбора, хранения, передачи, использования, распространения информации в целях, не противоречащих свободам, правам и интересам человека, государства, общества и обеспечивающих создание информационных ресурсов, необходимых для реализации других прав и обязанностей субъектов права, предусмотренных и гарантированных законодательством РФ и нормами международного права <2>. ——————————— <2> Бачило И. Л. Информационное право: Учебник. М.: Юрайт; ИД «Юрайт», 2011. С. 135.

При этом доступ к информации должен подразумевать и доступ к открытой информации, общедоступной информации, и доступ к информации, являющейся общественным достоянием, информации особой социальной значимости, и доступ к информации в сфере средств массовой информации. Несомненно, в условиях развития «электронного государства» можно говорить о расширении правоспособности человека как участника информационных правоотношений. И речь уже идет о правоспособности, основанной на транспарентности и открытости государственного управления. Транспарентность можно определить как состояние информированности (наличие полного, достаточного и достоверного знания) о той или иной деятельности (ее объектах или результатах) любого заинтересованного в этом субъекта. Состояние информированности возникает вследствие получения соответствующей информации, которое возможно посредством доступа к информации, под которым следует понимать ознакомление с информацией либо предоставление ее для ознакомления. То есть анализируемому состоянию предшествует информационный процесс, состоящий в совершении действий по доступу к информации. Субъектами такого информационного процесса выступают две стороны: сторона, обладающая информацией, и сторона, заинтересованная в ее получении <3>. ——————————— <3> Гунин Д. И. Транспарентность и тайна информации: Теоретико-правовой аспект: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2008.

Соответственно субъектами информационного процесса «электронного государства» выступают, с одной стороны — человек, с другой — государственные органы, составляющие «электронное правительство». И государство должно обеспечить полноту, достоверность, актуальность и доступность официальной правовой информации в электронном виде, в том числе за счет модернизации механизмов официального опубликования правовых актов, интеграции систем информационно-правового обеспечения органов государственной власти. Сегодня возможно лишь констатировать недостаточный уровень информированности общества в целом и каждого человека в отдельности. Электронное государство — прежде всего социальное государство, в свою очередь, социальное государство — и эта позиция И. Л. Бачило <4> вызывает уважение — в определенной части является сервисным государством. При этом нужно иметь в виду, что только сервисные задачи и работа в этом направлении не исчерпывают функций государственных и муниципальных органов в области социальной сферы. Это, пожалуй, конечный итог каждой социальной функции — предоставить условия для граждан и организаций реализовать свои социальные и иные права. Для этого необходимо неуклонное выполнение базовых государственных функций. Конституционной основой социальности Российского государства является глава вторая Конституции Российской Федерации о правах и обязанностях человека и гражданина, где содержится основной перечень социальных прав каждого, находящегося под юрисдикцией России. Социальность государства обеспечивается прежде всего федеральными законами, актами Президента и Правительства, деятельностью федеральных и региональных органов исполнительной власти, актами органов местного самоуправления. ——————————— <4> Бачило И. Л. Государство социальное или сервисное? (Информационно-правовой аспект) // Право. Журнал высшей школы экономики. 2010. N 1. С. 7.

То есть «законодательство, по существу, должно обеспечивать социальность всей государственно-управленческой деятельности через функции органов исполнительной власти по обеспечению материальной основы и других условий реализации прав граждан» <5>. ——————————— <5> Там же. С. 8.

Складывающаяся в реалиях ситуация неутешительна. Из обращения жителей региона к губернатору: «В последнее время наш Президент много внимания уделяет развитию интернет-технологий. У нас же… каменный век. Попробуйте зайти на любой сайт «власти»… Сайты не обновляются. Уделите, пожалуйста, особое внимание сайту Департамента государственного имущества и земельных отношений… На сайте размещена информация только о проведенных аукционах (по любой тематике), нет абсолютно никакой информации о планируемых мероприятиях. Последние обновления — годичной давности. Создается впечатление, что информация специально скрывается и земля достается лишь избранным. В Департаменте говорят, что земельных участков нет, но это невозможно — столько пустырей. Земля продается/сдается в аренду большими кусками предпринимателям, которые продают ее потом втридорога. Купить землю под индивидуальное жилищное строительство не реально…» <6>. ——————————— <6> Чита. Ру. Городской портал: Гость Чита. Ру // URL: http://www. chita. ru/guest/geniatulin (дата обращения: 05.03.2011).

Как видно, несмотря на установленный в Федеральном законе от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» <7> принцип открытости информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления и свободный доступ к такой информации, кроме случаев, установленных федеральными законами, действительность кардинально отличается от задекларированного законодателем. ——————————— <7> Собрание законодательства РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3448.

Немалый клубок проблем — в механизме реализации задачи предоставления государственных и муниципальных услуг, в том числе и посредством деятельности многофункциональных центров. В числе серьезных сдерживающих факторов — отсутствие полноценного электронного документооборота. Действительно, в настоящее время электронный документооборот не сопровождается законодательными гарантиями, которые в полной мере обеспечивали бы законность и действительность разнообразных юридических действий, совершаемых в сети Интернет. Участникам электронного документооборота часто предъявляются невыполнимые в электронной среде требования о представлении в подтверждение сделки бумажных документов, подписанных собственноручно сторонами. Не установлены оптимальные юридические критерии, предъявляемые к электронному обмену данными. Законодательство не регламентирует порядок передачи, получения, хранения электронных документов <8>. ——————————— <8> Филатова Л. В. Актуальные вопросы правового регулирования предоставления государственных услуг в электронной форме // Условия реализации прав граждан и организаций на основе информационных технологий. М.: Институт государства и права РАН; ИПО «У Никитских ворот», 2010. С. 197.

Постановлением Правительства РФ от 11 марта 2011 г. N 163 «О внесении изменений в Положение о Министерстве экономического развития Российской Федерации» <9> полномочия по организации предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме и через многофункциональные центры возложены на Минэкономразвития России. Установлено, что Министерство устанавливает типовую форму заявления о выдаче универсальной электронной карты, порядок ее аннулирования в случае отказа гражданина от ее использования, перечень фиксируемых на ней сведений, правила ведения реестров карт. Минэкономразвития России совместно с Минфином России и ЦБР определяет требования к банкам — участникам оказания услуг в рамках электронного банковского приложения. Министерство контролирует деятельность регионов по выпуску, выдаче и обслуживанию карт. Оно согласовывает правила разработки, подключения и функционирования электронного банковского приложения, а также размер тарифов за обслуживание карт в части, его не касающейся. К ведению Минэкономразвития России отнесены мониторинг и методическое обеспечение деятельности многофункциональных центров предоставления госуслуг; экспертиза проектов административных регламентов, разработанных федеральными органами власти. ——————————— <9> Текст Постановления официально опубликован не был.

Функции мониторинга и экспертизы в этом ряду следует признать важнейшими, от качества выполнения именно данных задач будет в конечном итоге зависеть успех всего мероприятия, поскольку их предмет, направленность и будут являться катализатором восприятия обществом, конкретным человеком и гражданином мероприятий по организации государственных и муниципальных услуг. Государственная программа Российской Федерации «Информационное общество (2011 — 2020 годы)», принятая 20 октября 2010 г. <10>, также напрямую выводит на проблему обеспечения прав и свобод человека в электронном государстве. Она направлена на получение гражданами и организациями преимуществ от применения информационных и телекоммуникационных технологий за счет обеспечения равного доступа к информационным ресурсам, развития цифрового контента, применения инновационных технологий, радикального повышения эффективности государственного управления при обеспечении безопасности в информационном обществе. ——————————— <10> Собрание законодательства РФ. 2010. N 46. Ст. 6026.

Программа констатирует наличие проблем в области защиты прав и свобод человека в информационном обществе Российского государства и подчеркивает, что в настоящее время наблюдается неконтролируемый рост объемов информации о гражданах, об организациях и объектах хозяйственного оборота, содержащейся в государственных информационных системах, что в условиях отсутствия эффективных механизмов контроля ее использования создает также угрозу нарушения прав граждан; сохраняется высокий уровень различия в использовании информационных технологий… различными слоями общества, и недостаточно развита базовая инфраструктура информационного общества, в частности сохраняются проблемы организации широкополосного доступа для конечных пользователей и низкие показатели качества доступа к сети Интернет. Наряду с правом на информацию, правом на использование информационных технологий, правом на развитую инфраструктуру информационного общества, правом на качественное и своевременное предоставление государственных и муниципальных услуг человек современной России должен обрести и право на информационную безопасность. И это приоритетно, поскольку в электронном государстве категория «безопасность», безусловно, приобретает новое звучание. Понятие «информационная безопасность» актуализируется сегодня наряду с такими понятиями, как «безопасность», «национальная безопасность», «информационная безопасность». И эту проблему мы видим одной из ключевых <11>. Реалии лишь подтверждают сказанное — сегодня, в условиях нашумевших скандалов, в частности недавнего, с участием сотового оператора Мегафон, безопасность национального сегмента сети Интернет под большим вопросом. ——————————— <11> См. об этом: Чеботарева А. А. Теоретико-правовое исследование понятия «информационная безопасность личности» // Юридический мир. 2010. N 6; Чеботарева А. А. Обеспечение информационной безопасности личности в Интернете: история и проблемы развития законодательства // История государства и права. 2010. N 11; Чеботарева А. А. Предоставление государственных и муниципальных услуг в электронной форме: реальность 2014 года? // Государственная власть и местное самоуправление. 2010. N 10.

Угрозы безопасности в информационном обществе действительно возрастают, при этом: — одной из угроз является увеличение количества компьютерных преступлений, возросла их корыстная направленность, а также наносимый материальный ущерб, увеличилось количество преступлений, в том числе трансграничных компьютерных преступлений, совершенных группами лиц; — информационные технологии все чаще используются для совершения традиционных преступлений, в частности хищений, вымогательств, мошенничества и террористической деятельности; — сохраняются угрозы национальной безопасности, связанные с активным использованием террористами сети Интернет и мобильной телефонии для организации скрытых каналов связи и пропаганды своей деятельности, продолжают функционировать и создаваться новые сайты экстремистской и иной противоправной направленности; — все большую актуальность приобретают вопросы обеспечения безопасности национального сегмента сети Интернет <12>. ——————————— <12> Государственная программа Российской Федерации от 20 октября 2010 г. «Информационное общество (2011 — 2020 годы)» // Собрание законодательства РФ. 2010. N 46. Ст. 6026.

Что касается категорий «электронное правительство», «электронное государство» — для них понятие безопасности архизначимо и составляет основу. Застрахованы ли граждане, получив с 1 января 2012 г. универсальную электронную карту, от мошенничества? Насколько обеспечена будет защита персональных данных? Официальный сайт «Универсальная электронная карта», созданный с целью подготовки российского общества к данному проекту, его популяризации, характеризует электронную карту как безопасную, поскольку она <13>: ——————————— <13> Официальный сайт ОАО «Универсальная электронная карта» // URL: http://www. uecard. ru (дата обращения: 09.03.2011).

— не содержит в себе базу данных о гражданине. Все данные о гражданине будут храниться там же, где и сейчас, — в базах данных государственных министерств и ведомств. Только эти ведомства имеют доступ к записям. А карта лишь помогает быстрее найти нужные записи. То есть утеря или кража карты не приведут к утрате гражданином персональных сведений о себе; — в отличие от банковской карты универсальная электронная карта специальным образом защищена. В карту встроены как аппаратные, так и программные средства защиты, которые находятся под тщательным контролем государства; — для того чтобы применить карту (кроме микроплатежей на транспорте), требуется ввести персональный идентификационный номер. Если гражданина вынуждают его ввести, то предусмотрены ложные ПИН-номера, которые позволят выиграть время и обеспечить оперативную помощь гражданину от силовых структур; — значимые операции с использованием карты могут быть дополнительно защищены или ограничены самим гражданином, через его личный кабинет на портале универсальной электронной карты; — карта визуально защищена на уровне денежной банкноты, а порядок ее выпуска и обращения централизован и находится под контролем государства. Настроения общества кардинально отличаются от ожиданий реформаторов. Еженедельник «Город 812» в своей сетевой версии анализирует складывающуюся ситуацию: новость о появлении универсальной карты вызвала массу дискуссий в блогосфере. Большинство видят в ней отображение идей фантастов и удивляются тому, как быстро настигла нас «всеобщая чипизация». Наиболее активные москвичи уже начали сбор подписей против этого нововведения к письму Председателю Московской городской Думы Владимиру Платонову: «1. Без нашего согласия объединяется информация о всех сторонах жизни человека: здоровье, доходах, собственности, социальном обеспечении, совершении человеком всех юридически значимых действий, личной и семейной тайне. 2. Формируется система, при которой вся жизнь человека ставится в зависимость от наличия и нормального функционирования электронного устройства. Конституционные права на бесплатную медицинскую помощь, социальное обеспечение, право распоряжения своей собственностью и другие права трансформированы в государственные услуги и ставятся в полную зависимость от наличия у гражданина электронного устройства — универсальной электронной карты и электронных приложений. Отсутствие универсальной электронной карты лишает гражданина возможности реализовать свои законные права — получить государственные услуги. 3. Граждан вынуждают пользоваться услугами банков, не зная об условиях и характере банковских услуг. 4. В нарушение Конституции Российской Федерации отказ от универсальной электронной карты делает человека изгоем. Формально гарантированное право отказа от универсальной электронной карты не обеспечено защитой прав гражданина. Цель реформы — постепенный демонтаж национального государства и передача полномочий органов власти наднациональным коммерческим структурам, которые и будут вместо обеспечения и защиты наших прав оказывать платные услуги в электронной форме» <14>. ——————————— <14> Сетевая версия еженедельника «Город 812» // URL: http://www. online812.ru/2011/03/04/015/ (дата обращения: 12.03.2011).

Для сравнения: Евросоюз и США предлагают России то, от чего уже отказались страны, преуспевающие в сфере электронных технологий. В других странах нет унифицированной электронной карты. Так, в Германии нет единой карты, это законодательно запрещено по соображениям безопасности граждан. В Англии для безопасности граждан в 2010 г. законодательно упразднен Регистр идентификации и уничтожены базы данных. В Южной Корее сформировали электронное правительство, но из-за высокого уровня электронного мошенничества население отказалось пользоваться этими услугами. Какой сценарий развития событий ждет Россию? С выводами спешить не стоит. Оценить адекватность правового регулирования складывающихся в электронном государстве правоотношений можно будет не раньше 2014 г. Не вызывает сомнений одно: развивающееся законодательство в сфере регулирования информационных правоотношений должно быть ориентировано прежде всего на человека как основного, первичного их участника. Этот самый «главный» участник — человек электронного государства, человек информационного общества — не должен остаться в стороне, и его права и свободы, которые в условиях развития электронного государства актуализируются как никогда, законодателем в полной мере должны быть обеспечены. Понятия «права человека», «законность» являются лидирующим ядром в ряду институциональных признаков «электронного государства».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *