Отдельные аспекты ситуации информационной неопределенности на примере криминалистического риска

(Вражнов А. С.) ("Российский следователь", 2011, N 22) Текст документа

ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СИТУАЦИИ ИНФОРМАЦИОННОЙ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ НА ПРИМЕРЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО РИСКА <*>

А. С. ВРАЖНОВ

-------------------------------- <*> Vrazhnov A. S. Certain aspects of situation of information uncertainty as exemplified by criminalistic risk.

Вражнов Алексей Сергеевич, аспирант кафедры уголовного права, криминалистики и криминологии МГУ им. Н. П. Огарева, помощник адвоката ММКА "Фемида".

В настоящей статье рассматривается информационная неопределенность как комплексное явление, распространяющееся на все стадии уголовного судопроизводства и находящееся в тесной взаимосвязи с криминалистическим риском. Кроме этого, в данной публикации введена шкала криминалистического риска, градация которого обусловлена степенью вероятности наступления негативных последствий для отдельных участников уголовного процесса.

Ключевые слова: криминалистический риск, информационная неопределенность, моделирование, оценка, шкала рисков, вероятность, судопроизводство.

In present article information uncertainty, as the complex phenomenon extending on all stages of criminal legal proceedings, and being in close interrelation with criminalistic risk is considered. Besides, in the present publication the scale of the criminalistic risk which gradation is caused by degree of probability of approach of negative consequences for separate participants of criminal trial has been entered.

Key words: criminalistic risk, information uncertainty, modelling, an estimation, a scale of risks, probability, legal proceedings.

Сама по себе ситуация, как было точно отмечено Т. С. Волчецкой, определяется как "обстановка, положение, создавшееся в результате стечения каких-либо обстоятельств" <1>. В настоящее время большинство исследователей ситуацию информационной неопределенности связывают только с возбуждением уголовного дела и предварительным расследованием. Так, для информационной неопределенности на первоначальном этапе раскрытия преступлений, по мнению С. И. Давыдова, "характерно полное отсутствие информации или наличие минимальной информации об обстоятельствах преступления и о лице, его совершившем" <2>, а В. А. Лелеков и А. А. Нестерова отмечают, что "начало расследования характеризуется информационной неопределенностью: субъекту расследования не представляется возможным в его начале определить ту совокупность действий, которые потребуются для достижения конечной цели" <3>. В рамках же естественно-технических наук ситуация информационной неопределенности изучается во взаимосвязи с информационно-аналитической деятельностью (ИАД) <4>. -------------------------------- <1> Волчецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия: Монография. М.; Калининград: КГУ, 1997. С. 45. <2> Давыдов С. И. О создании базового комплекса рекомендаций по разрешению оперативно-розыскных ситуаций раскрытия преступлений // Российский следователь. 2010. N 6. С. 33. <3> Лелеков В. А., Нестерова А. А. О понятии криминалистической информации // Российский следователь. 2009. N 20. С. 11. <4> Лобанов С. Г. Некоторые аспекты многоуровневой технологии информационно-аналитической работы // Власть. 2004. N 8. С. 60.

Информационная неопределенность в криминалистике как комплексное явление имеет свои временные рамки. Так, первые ее проявления возникают еще до момента возбуждения уголовного дела, а именно при обнаружении признаков предполагаемого преступления, когда следователь (дознаватель) в условиях катастрофической нехватки информации о деянии производит осмотр места происшествия, опрос отдельных лиц и т. д. Момент окончания ее следует связывать не с завершением "производства следственных действий (вплоть до передачи в суд, а иногда и до вынесения обвинительного заключения)", как, например, предлагает А. А. Нестерова <5>, а только с полным прохождением уголовного дела через все стадии судопроизводства (в том числе при необходимости и исключительные) и вынесением уполномоченными органами соответствующих решений, вступивших в законную силу, и принятых к исполнению компетентными структурами. Это обусловлено тем, что не только во время предварительного расследования, но и на более поздних стадиях уголовного процесса может появиться новая информация о событиях предполагаемого преступления, о лицах, причастных к нему, об иных обстоятельствах дела, которая внесет неопределенность в уже вроде бы "идеальную, законченную схему произошедшего события", озвученную стороной обвинения или защиты. Соответствующим образом через все стадии уголовного судопроизводства проходит и криминалистический риск, характерным элементом которого и является неопределенность <6>. Однако, несмотря на имеющуюся информационную неопределенность, по нашему мнению, криминалистический риск можно моделировать, т. е. заведомо достаточно достоверно предположить, в чем он будет проявляться у различных субъектов. Для этой цели представляется обоснованным использовать информационную модель, под которой, взяв за образец точку зрения, высказанную Т. С. Волчецкой, подразумевают "искусственно созданную материальную или идеальную систему, воспроизводящую и замещающую исследуемое криминальное событие или отдельные ситуации или обстоятельства его совершения, а также ситуации и обстоятельства его расследования так, что ее изучение позволит получить об оригинале информацию, необходимую для успешного решения криминалистических задач" <7>. Для криминалистического риска будет характерна информационная модель идеальной системы, которая будет рассматривать предполагаемое преступление как комплексное криминальное событие. -------------------------------- <5> Нестерова А. А. Развитие представлений об информации и информационное взаимодействие в криминалистике // Российский следователь. 2010. N 1. С. 5. <6> Вражнов А. С. Криминалистический риск: особенности выделения как самостоятельного понятия // Современное право. 2011. N 2. С. 110. <7> Волчецкая Т. С. Моделирование криминальных и следственных ситуаций: Учебное пособие. Калининград: Калинингр. ун-т, 1994. С. 6.

Информационная неопределенность для рисков, имеющихся в криминалистике, осложняется тем, что из двух существующих методов оценки их вероятности (объективный и субъективный) на настоящий момент можно использовать только последний. Это обусловлено тем, что объективная вероятность всегда "жестко привязана" к математическим и статистическим методам, количеству событий за временной интервал и т. д., что просто неприменимо к криминалистической деятельности, с ее взаимосвязью с нестандартными действиями тех или иных участников. Высказанная нами мысль не нова, и уже была озвучена в научной литературе. Например, как справедливо отмечает С. А. Лифиренко, "для объективного определения вероятности необходимо располагать достоверными данными о частоте наступления тех или иных событий и их отклонения от среднего значения" <8>; и далее автор в своей другой статье также правильно подмечает, что "просчитать субъективную вероятность вообще не представляется возможным" <9>. С данным утверждением действительно сложно спорить, так как вычислить достаточно точную математическую вероятность совершения ошибки следователем, дознавателем, защитником или иным лицом в их практической деятельности в рамках какого-либо уголовного дела просто нельзя, даже если перевести в числовые обозначения каждый вид имеющегося риска в криминалистике. Например, даже дав определенную формулу самого криминалистического риска, представив его как сумму его видов: тактического, стратегического, группового, технического и иных (А = А1 + А2 + А3 +... Аn), в зависимости от следственной ситуации, мы не приближаемся к реальной возможности оценки события. Вместе с тем, не имея возможности математически точно оценить криминалистический риск, мы, применив моделирование, можем ввести определенную шкалу от 1 до 3 в условных единицах и продемонстрировать ее на примере следующей таблицы. -------------------------------- <8> Лифиренко С. А. Проблемы оценки риска при принятии процессуальных решений // Современное право. 2009. N 12. С. 115. <9> Лифиренко С. А. Соотношение случайного и неслучайного в расследовании преступлений // Современное право. 2009. N 11. С. 133.

Таблица 1

Общая характеристика криминалистического риска на стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства на примере отдельных субъектов (участников) уголовного судопроизводства

Отдельные Виды возможных (основных) Оценка участники криминалистических рисков риска по уголовного шкале судопроизводства

Стадия: предварительное расследование

Защитник 1. Риск выбора надлежащей линии защиты (3) подозреваемого (обвиняемого). 2. Риск несогласованности действий и (3) разногласий по линии обеспечения правовой защиты между адвокатом и подозреваемым (обвиняемым). 3. Риск возможности получения недостоверной (3) справочной и иной информации от соответствующих людей и организаций, органов государственной власти и местного самоуправления (их должностных лиц), или отказа в предоставлении определенных сведений. 4. Риск сбора и представления доказательств. (3) 5. Риск своевременного контроля за действиями (3) (бездействием) лица, осуществляющего расследование уголовного дела, с целью недопущения нарушения прав и законных интересов подзащитного. 6. Риск заявления ходатайств, принесения (2) жалоб на действия (бездействие) и решения должностных лиц и органов государственной власти, участвующих в уголовном судопроизводстве

Лица, 1. Риск при производстве оперативно-розыскных (3) осуществляющие мероприятий (ОРМ) в части соответствия оперативно - полученной в результате их проведения розыскную информации требованиям, предъявляемым к деятельность доказательствам

Подозреваемый 1. Риск выбора (назначения) защитника. (2) (обвиняемый) 2. Риск несогласованности действий и (3) разногласий по линии обеспечения правовой защиты между подозреваемым (обвиняемым) и его адвокатом. 3. Риск оказания психологического давления со (3) стороны следователя (дознавателя) и иных лиц, целью которого является признание вины подозреваемым (обвиняемым) в совершении деяния, в обмен на обещания различных льгот, которые обязательно будут применены в будущем к нему как к осужденному (сокращение предполагаемого срока наказания, возможность применения условного осуждения и т. д.), вне зависимости от того, причастно ли данное лицо к совершению преступления или нет. 4. Риск дачи сведений в рамках следственных (1) действий, которые могут двояко трактоваться в дальнейшем. 5. Риск возможности обеспечения личной (3) безопасности подозреваемому (обвиняемому), и членам его семьи, в связи с данными ими показаниями. 6. Риск представления доказательств, (2) заявления ходатайств, принесения жалоб на действия (бездействие) и решения должностных лиц и органов государственной власти, участвующих в уголовном судопроизводстве

Потерпевший 1. Риск дачи сведений в рамках следственных (1) действий, которые могут двояко трактоваться в дальнейшем. 2. Риск возможности обеспечения личной (3) безопасности потерпевшему и членам его семьи, в связи с данными ими показаниями. 3. Риск представления доказательств, (2) заявления ходатайств, принесения жалоб на действия (бездействие) и решения должностных лиц и органов государственной власти, участвующих в уголовном судопроизводстве

Прокурор 1. Риск обеспечения своевременного и (3) надлежащего надзора за органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие

Следователь 1. Риск процессуально неверного оформления (3) (дознаватель) постановления о возбуждении уголовного дела, о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительного акта или заключения. 2. Риск незаконного задержания лица. (3) 3. Риск при избрании меры пресечения или (3) иной меры процессуального принуждения. 4. Риск своевременности уведомления лица о (3) подозрении его в совершении преступления (ст. 223.1 УПК РФ). 5. Риск производства следственных действий, (3) тактических операций и комбинаций. 6. Риск использования результатов (3) оперативно-розыскной деятельности (ст. 89 УПК РФ). 7. Риск принятия решения об осуществлении (3) государственной защиты в отношении участника уголовного судопроизводства, в соответствии с требованиями Федерального закона от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ (вправе только следователь, и лишь с согласия руководителя следственного органа). 8. Риск возможности разглашения данных (3) предварительного расследования кем-либо из участников уголовного судопроизводства. 9. Риск соблюдения процессуальных сроков (3) (предварительного следствия и дознания). 10. Риск утраты доказательственной базы (3) (в результате пространственно-временных факторов). 11. Риск прекращения уголовного дела и (или) (3) уголовного преследования

Суд 1. Риск при избрании меры пресечения или (3) иной меры процессуального принуждения. 2. Риск при рассмотрении жалоб на действия (3) (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя. 3. Риск принятия решения об осуществлении (3) государственной защиты в отношении участника уголовного судопроизводства, в соответствии с требованиями Федерального закона от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ

Эксперт 1. Риск при проведении экспертизы и выдаче (3) заключения по ней

Стадия: судебное разбирательство

Защитник 1. Риск выбора надлежащей линии защиты (3) подсудимого. 2. Риск несогласованности действий и (3) разногласий по линии обеспечения правовой защиты между адвокатом и подсудимым. 3. Риск представления доказательств, (3) заявления ходатайств и отводов, принесения жалоб на действия (бездействие) и решения должностных лиц и органов государственной власти, участвующих в уголовном судопроизводстве

Подсудимый 1. Риск несогласованности действий и (3) разногласий по линии обеспечения правовой защиты между подсудимым и его адвокатом. 2. Риск возможности обеспечения личной (3) безопасности подсудимому и членам его семьи, в связи с данными им показаниями. 3. Риск представления доказательств, (3) заявления ходатайств и отводов, принесения жалоб на действия (бездействие) и решения должностных лиц и органов государственной власти, участвующих в уголовном судопроизводстве

Потерпевший 1. Риск возможности обеспечения личной (3) безопасности потерпевшему и членам его семьи, в связи с данными ими показаниями. 2. Риск представления доказательств, (3) заявления ходатайств и отводов, принесения жалоб на действия (бездействие) и решения должностных лиц и органов государственной власти, участвующих в уголовном судопроизводстве

Прокурор 1. Риск надлежащего поддержания (3) государственного обвинения

Секретарь 1. Риск достоверности изложения информации в (3) судебного протоколе судебного заседания. заседания 2. Риск возможности несвоевременного (2) изготовления протокола судебного заседания

Суд 1. Риск принятия решения о прекращении (3) уголовного дела в судебном заседании (ст. 254 УПК РФ). 2. Риск при решении вопроса о мере пресечения (3) (ст. 255 УПК РФ). 3. Риск надлежащего исследования (3) доказательств, предъявляемых сторонами, в рамках судебного разбирательства. 4. Риск вынесения оправдательного или (3) обвинительного приговора, отвечающего требованиям законности, обоснованности и справедливости. 5. Риск при решении вопроса о вменяемости (3) подсудимого. 6. Риск принятия решения об осуществлении (3) государственной защиты в отношении участника уголовного судопроизводства, в соответствии с требованиями Федерального закона от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ

Эксперт 1. Риск при проведении экспертизы и дачи (3) заключения по ней

Теперь прокомментируем введенную нами цифровую шкалу. При шкале риска 3 - вероятность негативных последствий для уголовного процесса крайне велика, шансы исправления своей ошибки участником судопроизводства или же судом в ходе дальнейших стадий (если такие имеются) низкие. Главным последствием данной группы рисков будет то, что уголовное судопроизводство не будет соответствовать своему назначению, указанному в ст. 6 УПК РФ. При шкале риска 2 - вероятность негативного исхода расследования уголовного дела компенсируется контрольными действиями суда, прокурора, органа дознания, руководителя следственного органа; или возможность совершения ошибки мала в силу законодательного запрета поворота дела к худшему для осужденного или оправданного (только для стороны защиты). Основным последствием этой шкалы рисков будет упущенная возможность определенного участника судопроизводства своевременно: а) ознакомиться с определенным документом (в случае изготовления протокола судебного заседания с опозданием); б) выбрать соответствующего адвоката, основная специализация которого схожа с рассматриваемым уголовным делом; в) заявить ходатайство, принести жалобу на действия (бездействие) и решения должностных лиц и органов государственной власти, участвующих в уголовном судопроизводстве в рамках досудебного производства. При шкале риска 1 - вероятность негативного исхода с большой степенью вероятности будет минимизирована, а позже и исключена, в ходе дальнейших следственных или судебных действий. Единственным существенным последствием данного разряда криминалистических рисков будет психологическое недоверие между отдельными участниками уголовного судопроизводства. Следует помнить, что данные критерии строго примерны, так как деятельность каждого участника в ходе уголовного дела слишком непредсказуема и, соответственно, шкала рисков может изменяться. В данные группы криминалистических рисков не вошли "чисто" криминальные риски, т. е. когда следователь (дознаватель), иные лица оказывают физическое воздействие на подозреваемого (пытки, оскорбления, побои), с целью получения определенных сведений от данного лица, или когда защитник, узнав от подозреваемого (обвиняемого), где находятся орудия преступления, пытается их уничтожить или иным образом скрыть следы преступления, или когда председательствующий оказывает давление на секретаря судебного заседания с целью искажения протокола, в пользу одной из сторон и т. д. Считаем необходимым отметить, что данная таблица имеет не только общепознавательное теоретическое значение, но может быть полезна и в практической деятельности. Благодаря ей каждый отдельно взятый участник судопроизводства может анализировать виды возможных криминалистических рисков, присущих не только ему, но и другим субъектам уголовного процесса, а следовательно, и более четко выбирать необходимую линию поведения в ходе каждодневной деятельности. Так, например, адвокат, учитывая риски сотрудников правоохранительных органов, в ходе выбора тактики и стратегии защиты может специально не обращать внимание на ошибки, допущенные следователем при оформлении протокола допроса, чтобы потом, в судебном заседании, заявить о признании данного доказательства недопустимым или, например, всяческим образом (в рамках правовых процедур) "затягивать" дело, чтобы истекли процессуальные сроки. Вместе с тем опытный прокурор при осуществлении надзора будет стараться, чтобы большинство ходатайств и обращений со стороны защиты были поданы и разрешены еще в ходе предварительного расследования, чтобы у суда в дальнейшем не сформировалось мнение, что подозреваемому (обвиняемому) и его защитнику препятствовали в осуществлении своих законных прав. Или же обвиняемый, зная о том, что в отношении его со стороны следователя применяются определенные тактические приемы <10>, будет более тщательно согласовывать свою линию поведения с адвокатом, прибегая к взаимным компромиссам и полагаясь на его профессионализм, чтобы имеющиеся между ними разногласия по поводу видения ими процесса защиты не стали фатальными, и не отразились на приговоре суда. Эти использованные примеры не единственные, и их можно приводить дальше. -------------------------------- <10> Зачастую на действия обвиняемого влияет следователь, который уже заранее "программирует" лицо, в отношении которого ведется расследование, признаться в совершении преступления, обещая взамен снисхождение при назначении в дальнейшем ему уголовного наказания.

В итоге можно с уверенностью сказать, что криминалистический риск всегда обусловлен информационной неопределенностью. Она постоянно проявляется в деятельности каждого участника уголовно-процессуальных и криминалистических отношений, на всем протяжении расследования уголовного дела (включая и судебные стадии). Информационная неопределенность осложняет ход деятельность отдельного субъекта в рамках досудебных и судебных стадий, но при наличии у него профессиональных знаний и опыта не является критичной для него. Кроме этого, криминалистический риск, несмотря на сопутствующую ему информационную неопределенность, можно моделировать, т. е. предполагать, как он будет проявляться у различных участников уголовного судопроизводства. Для этой цели нами была разработана шкала условных единиц криминалистического риска (от 1 до 3), которая была использована в таблице, охарактеризованной выше. Представленная нами таблица, конечно же, не демонстрирует пути разрешения показанных в ней рисков, а только дает их перечень, но мы и не ставили перед собой такую задачу в настоящей статье. Приведенная нами таблица для участников уголовного процесса может быть расценена как определенная памятка, сверяясь с которой субъект может снизить имеющиеся у него криминалистические риски. И наконец, в заключение предложим определение ситуации информационной неопределенности в криминалистике. На наш взгляд, она представляет собой проблемную ситуацию, когда участник уголовного процесса на любой стадии судопроизводства не располагает полным объемом сведений о каких-либо обстоятельствах дела, имеющих для него значение, и вследствие этого подвержен криминалистическому риску.

------------------------------------------------------------------

Название документа