Особенности доказывания с использованием специальных знаний в условиях информационной неприкосновенности элементов механизма преступления

(Лебедева Ю. Б.)

(«Общество и право», 2011, N 5)

Текст документа

ОСОБЕННОСТИ ДОКАЗЫВАНИЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СПЕЦИАЛЬНЫХ

ЗНАНИЙ В УСЛОВИЯХ ИНФОРМАЦИОННОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ

ЭЛЕМЕНТОВ МЕХАНИЗМА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Ю. Б. ЛЕБЕДЕВА

Лебедева Юлия Борисовна, адъюнкт кафедры криминалистики Краснодарского университета МВД России.

В данной статье предпринята попытка выявления ряда особенностей и характеристик доказывания с использованием специальных знаний в условиях информационной неприкосновенности элементов механизма преступления; обозначены обстоятельства использования специальных знаний в юридической практике.

Ключевые слова: специальные знания, информационная неприкосновенность, элементы механизма преступления, компетентность специалиста, доказательства.

In the article attempt of revealing of some features and characteristics with use of special knowledge in the conditions of information inviolability of elements of the mechanism of a crime is undertaken; circumstances by use of special knowledge in legal practice are designated.

Key words: special knowledge, information inviolability, elements of the mechanism of a crime, competence of the expert, the proof.

Представляется, что раскрытие темы данной статьи неразрывно связано с характеристикой внесенных в ее формулировку понятий. В современных условиях информационная неприкосновенность охватывает всю информацию о личности: личные и семейные тайны, любую информацию, которая сокрыта от посторонних и характеризует личность человека, может так или иначе затрагивать его внутренний мир, отношения с другими людьми. Развитие новых технологий, систем дистанционного наблюдения, прослушивания и слежения, появление компьютеров и программ автоматической обработки и систематизации информации, появление и развитие Интернета привело к глобализации и информатизации общественной жизни, что окончательно перенесло акценты в сферу защиты информации.

Физические аспекты частной жизни — неприкосновенность жилища, физическая неприкосновенность стали достаточно защищены, и уже не так важны и актуальны, как информационная неприкосновенность.

По заключению современных ученых, переход к новому типу общества — информационному обществу сопровождают явления социальной разобщенности и ослабления социальных связей, утверждение ценности индивидуализма и личной автономии, неприятие всего, что ограничивает свободу выбора. Общество, базирующееся на информации все в большей степени способствует возрастанию свободы и равенства. Свобода выбора приобретает все более неограниченный характер [1]. Такой подход к пониманию свободы во многом детерминирует рост преступности, в сути которой как раз и нужно разобраться.

Если под механизмом преступления понимать систему процессов взаимодействия участников преступления, как прямых, так и косвенных, между собой и материальной средой, сопряженных с использованием соответствующих орудий, средств и иных отдельных элементов обстановки, то элементами этой системы выступают: субъект преступления; отношение субъекта преступления к своим действиям, их последствиям, к соучастникам; предмет посягательства; способ преступления, как система детерминированных действий; преступный результат; место, время и другие обстоятельства, относящиеся к обстановке преступления; обстоятельства, способствующие или препятствующие совершению преступления; поведения и действия лиц, оказавшихся случайными участниками события; связи и отношения между действиями и преступным результатом, между участниками события, между действиями и обстановкой, субъектом преступления и предметом посягательства.

Данные элементы в той или иной степени имеют истоки и тенденции расследования преступлений посредством специальных знаний.

Как известно, для отнесения знаний в уголовном процессе к числу специальных имеют значение два обстоятельства: а) область этих знаний, б) форма и цели использования.

Практически все исследователи к первому признаку специальных знаний относят то, что специальные знания являются не общедоступными, не общеизвестными. Обладатели таких знаний получили специальное образование, профессиональную подготовку, имеют опыт работы в соответствующей сфере [2]. Специальными являются знания, приобретенные субъектом в процессе практической деятельности путем специальной подготовки или профессионального опыта, основанные на системе теоретических знаний в соответствующей области [3].

Л. В. Лазарева считает, что отграничение общеизвестных знаний от специальных является исключительно предметом усмотрения лица, ведущего производство по делу. В каждом конкретном случае вопрос должен решаться индивидуально следователем, дознавателем, прокурором, судом и другими участниками уголовно-процессуального доказывания. При отнесении знаний к специальным следует исходить в каждом конкретном случае индивидуально, с учетом критериев (характера) потребностей в таких знаниях [4].

Отнесение юридических знаний к категории специальных обусловлено тем, что они применяются на практике как в непроцессуальной, так и в процессуальной форме, т. е. носят дифференцированный характер.

Например, получение заключений специалистов по вопросам, связанным с решением правовых вопросов, в том числе с квалификацией преступлений, приобщение их в качестве доказательств не перекладывает полномочия по доказыванию со следователя на специалистов. Данное доказательство не имеет какой-либо заранее установленной силы, следователь и суд, являясь специалистами в этих вопросах, могут сами аргументированно не согласиться с мнением, указанном в заключении, указав это в соответствующих процессуальных документах (приговоре и др.).

Под специальными знаниями в уголовном судопроизводстве следует понимать знания в различных областях науки, в том числе права, техники, искусства и ремесла, профессиональный опыт, навыки, умения, используемые сторонами (обвинения и защиты) а также судом в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному уголовному деле.

Применение специальных знаний в условиях информационной неприкосновенности элементов механизма преступления мы связываем с рядом таких обстоятельств, как:

1. Использование специальных знаний за пределами случаев и порядка, установленного уголовно-процессуальным законом в рамках возбужденного уголовного дела, например при проведении оперативно-розыскных мероприятий «Исследование предметов и документов», «Отождествление личности», или на основании ст. 144 УПК в стадии возбуждения уголовного дела при проверке сообщения о преступлении, может быть полезно для выдвижения версий, выработки тактических решений, для принятия процессуальных решений о возбуждении (отказе) уголовного дела и др., но не имеет доказательственного значения.

2. Использование всего спектра структуры специальных знаний.

В процессуальной форме специальные знания используются в виде:

участия специалиста в производстве процессуальных действий для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств; производстве экспертизы; даче специалистом сторонам и суду консультаций и разъяснений для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию;

привлечения специалистов к участию в документальных проверках, ревизиях, исследований документов, предметов, трупов при рассмотрении сообщения о преступлении (ч. 1 ст. 144 УПК).

Федеральным законом от 09.03.2010 N 19-ФЗ ч. 1 ст. 144 УПК была изложена в новой редакции, согласно которой при проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов и привлекать к участию в этих проверках, ревизиях, исследованиях специалистов.

Но существует проблема статуса таких предварительных исследований: могут ли они признаваться доказательствами, а именно таким видом, как «иные документы» (п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК), или же результаты таких исследований, проверок и ревизий доказательствами не являются, а могут использоваться только для принятия процессуальных решений о возбуждении (отказе в возбуждении) уголовного дела, а причиной изменений ст. 144 является необходимость законодательного регламентирования таких предварительных исследований, которые фактически давно имеют место на практике (например, предварительное исследование вещества для установления принадлежности его к наркотическим средствами и определения его размера, исследование трупа для проверки версий о криминальной и некриминальной причине смерти и т. д.).

Следует указать и на проблему компетентности специалиста, поскольку его заключение является лишь одним из средств доказывания, не освобождая лиц и органов, ведущих уголовный процесс, от необходимости выработать собственное внутреннее убеждение об обстоятельствах совершенного преступления, а значит — подробно разобраться во всех деталях, выясненных с привлечением специальных знаний либо без такового.

Оценка компетентности специалиста неотделима от рассмотрения структуры и границ необходимых специальных знаний, что наиболее сложно при назначении нетрадиционных экспертиз вне судебно-экспертного учреждения.

При использовании специальных знаний в условиях информационной неприкосновенности элементов механизма преступления важна также и проверка относимости результатов экспертного исследования к каждому уголовному делу (т. е. их доказательственное значение), за которой стоит связь с предметом доказывания и с иными обстоятельствами дела, установление которых необходимо для достижения целей судопроизводства. Проверка относимости результатов экспертного исследования при его оценке заключается в выяснении того, входит ли факт, установленный экспертом, в предмет доказывания или в число иных существенных для дела обстоятельств и позволяют ли выводы, сделанные экспертом, этот факт установить, доказать.

Литература

1. Фукуяма Ф. Великий разрыв / Пер. с англ.; под общ. ред. А. В. Александровой. М.: Издательство АСТ: ЗАО НПП «Ермак», 2004. С. 12.

2. Лазарева Л. В. Специальные знания и их применение в доказывании по уголовному делу. М., 2009. С. 9 — 11.

3. Криминалистика / Под ред. Р. С. Белкина. М., 2003. С. 399.

4. Лазарева Л. В. Указ. соч. С. 47.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *