О методологических основах правового регулирования интернет-отношений

(Максуров А. А.) («Законодательство и экономика», 2012, N 2) Текст документа

О МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ОСНОВАХ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНТЕРНЕТ-ОТНОШЕНИЙ

А. А. МАКСУРОВ

Несмотря на широкое проникновение глобальных информационных сетей в жизнь общества, в нашей стране пока не выработано единого подхода к регулированию отношений, возникающих в связи с использованием таких сетей. Руководитель Ярославского представительства юридической компании ЦФО, доцент, кандидат юридических наук А. А. Максуров ставит вопрос о выработке методологических основ правового регулирования интернет-отношений.

Интернет достаточно быстро завоевывает наши умы, сердца и кошельки. Трудно сегодня представить себе образованного человека, не слышавшего о «мировой паутине» и не пользовавшегося ее услугами. Многих ученых привлекает независимый статус Интернета, его трансграничность и поистине невиданные ранее возможности по обмену знаниями и их приращению. Заинтересовал Интернет и юристов. Причем не только с так называемой «операционной» точки зрения, облегчающей труд ученого-юриста. На данном этапе специалистов в области юриспруденции Интернет интересует уже не только и не столько как средство, но и как цель, потенциальный и очень важный возможный объект правового регулирования. К сожалению, до настоящего времени работы по интернет-праву имеют более описательный, но не поисковый, не новаторский характер. Это вполне объяснимо, поскольку очень часто в юриспруденции первоначально происходит сбор всей имеющейся информации об общественных явлениях (отношениях), затем необходим анализ синтезированной и обобщенной информации, и уже потом, на достаточной базе, происходит выработка общих подходов, тенденций, концепций правового регулирования данного вида общественных отношений, которые впоследствии конкретизируются в научной юридической литературе, законодательстве и практике его применения. Указанный порядок — естественный ход зарождения, конкретизации и реализации научной мысли. Прежде чем приступить к анализу имеющейся информации об интернет-отношениях, возможностях и потенциях их правового регулирования, необходимо собрать, обобщить и синтезировать всю имеющуюся правовую (и околоправовую, например техническую) информацию о них. Такая работа уже проведена, о чем свидетельствуют многочисленные публикации по названной тематике. В целом полученная информация уже начинает анализироваться на достаточно высоком научном уровне. В этом смысле можно отметить труды А. Г. Серго, В. О. Калятина, В. Б. Наумова, С. В. Петровского, А. В. Трофименко и многих других ученых. Достаточно в данной области сделано учеными западных стран, где развитие Интернета получило поистине глобальные масштабы. В то же время до последнего момента не сделано, на наш взгляд, главное: не определены методологические основы исследования возможностей правового регулирования интернет-отношений, а это вопрос очень важный, если не сказать — основной для какого-то действительно научного поиска. Интернет представляет собой систему. Система, как общепризнано в философии, представляет собой множество элементов, находящихся в отношениях и связях между собой, образующих определенную целостность, единство <1>. «В разъединенном состоянии части сколько-нибудь сложного организма обладают жизнеспособностью либо бесконечно малой, либо настолько пониженной, что сумма ее величин, если бы ее удалось численно выразить, была бы, конечно, гораздо меньше величины, соответствующей целому» <2>. Координационная деятельность также является определенным образом организованной совокупностью своих элементов, представляющей их относительное устойчивое единство, разумеется, не в смысле неразрывности этого единства элементов в теории или на практике, а с точки зрения целостности этой совокупности, в результате разрыва которой простая множественность тех же элементов перестает обладать теми же качествами, что и сама система. ——————————— <1> Философский словарь. М., 1975. С. 365, 366. <2> Богданов А. А. Системная организация материи // Всеобщая организационная наука (тектология). Л.; М., 1925. Ч. 1. С. 81, 82.

Таким образом, Интернет — сложное и многообразное системное явление, поэтому необходим комплексный подход к его изучению, включающий лингвистическое и формально-логическое, философское и психологическое, социологическое и юридическое обоснование его природы. В частности, философская методология позволяет рассмотреть понятие коммуникативности Интернета с фундаментальных мировоззренческих позиций. Коммуникативность рассматривается в философии как специфически человеческая форма активности, содержанием которой является получение и передача информации в целях целесообразного изменения и преобразования окружающего человека мира. Это специфически-человеческий способ отношения к миру, выступающий в качестве проекции субъекта на объект, изменение объекта в соответствии с заданной системой целей и программ. Психологический подход предполагает уяснение сущности коммуникативной деятельности как процесса, во многом определяющего существование субъекта, процесса, направленного на удовлетворение предметных потребностей субъекта. Коммуникативная деятельность приводится в движение целью, в связи с чем целеполагание (правильность, полнота, своевременность, конфиденциальность и безопасность получения и передачи информации) является определяющей характеристикой коммуникации. Лингвистический и филологический анализы категорий «коммуникативная деятельность» и «Интернет» позволяют сконструировать определение интернет-права, пригодное для дальнейшего изучения данного технико-общественного феномена. Формально-логический метод дает возможность выяснить содержание и объем понятия «интернет-право», раскрыть его существенные признаки, классифицировать коммуникативную деятельность на виды, показать соотношение интернет-права с иными правовыми общностями. В рамках социологических исследований следует обобщить понимание сущности интернет-права, сложившееся на практике, необходимость его правового регулирования, сведения о котором возможно, в частности, получить в результате анкетирования как практических работников, так и граждан, не обладающих специальными познаниями в юриспруденции или технике. Юридический аспект исследования интернет-права заключается в том, чтобы раскрыть его юридическую природу, показать его место и роль в юридической практике, отграничить от иных видов коммуникативной человеческой активности, урегулированной правом. Анализ дефиниций и сущностных признаков интернет-права, наиболее распространенных в литературе и среде практических работников, позволил сформулировать его определение: «Интернет-право — это самостоятельная отрасль права, представляющая собой совокупность норм и институтов, регулирующих общественные отношения, складывающиеся между пользователями интернет-ресурсов, лицами, обеспечивающими функционирование сети, всеми сторонними лицами, а также государством по вопросу правильности, полноты, своевременности, конфиденциальности и безопасности получения и передачи информации на основе диспозитивных начал, свободы пользования интернет-ресурсами и минимальности государственного (межгосударственного) вмешательства в указанную сферу». Интернет — прежде всего разновидность человеческой коммуникативной деятельности, вследствие чего ему в полном объеме присущи все сущностные черты последней. Сама по себе коммуникативность имманентно присуща праву, поскольку его основное назначение — регулировать общественные отношения. Особенности данной функции заключаются помимо прочего в координации социальных взаимосвязей. Важная роль интернет-права заключается в том, что он служит каналом, по которому происходит передача и получение информации практически во всех сферах жизни общества, способствует стыковке социальной надстройки с правовой, объединяя их в общую информационно-социальную правовую надстройку. Интернет-право органично вписывается в правовую систему общества, дополняя другие виды человеческой коммуникативности. Проблемы коммуникативности различных субъектов могут быть объяснены не только субъективными факторами, они изначально объективны и увеличиваются вследствие различия самих субъектов, способов и форм достижения ими необходимого результата. Потребность в интернет-сообщении, следовательно, также изначально объективна. Предложенное автором видение проблемы, разумеется, неоднозначно. Оно вполне может повлечь справедливую критику за наличие действительно «узких» мест в данной позиции. Бесспорно, однако, что поставленный вопрос слишком серьезен и должен стать предметом глубокого, желательно коллективного, исследования. Еще только предстоит определить цели и задачи работы по уяснению места интернета в праве и сущности интернет-права и интернет-отношений, обозначить дальнейшую методологию исследования, его объем, границы и перспективы, научную и практическую значимость, критерии достаточности и социальную ценность. Целью автора была лишь постановка, на его взгляд, достаточно актуальной проблемы для теории права и государства на современном этапе, а постановка проблемы — это уже важный, хотя и небольшой шаг на пути к ее разрешению.

Библиография

Богданов А. А. Системная организация материи // Всеобщая организационная наука (тектология). Л.; М., 1925. Философский словарь. М., 1975.

——————————————————————

Название документа