Если бы это произошло у нас, какая была бы ответственность?

(Денисов А.)

(«Административное право», 2012, N 2)

Текст документа

ЕСЛИ БЫ ЭТО ПРОИЗОШЛО У НАС, КАКАЯ БЫЛА БЫ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ?

А. ДЕНИСОВ

Артем Денисов, ЗАО «Юридическая компания «Генезис».

Житель Флориды Кристофер Чейни был признан Федеральным судом Лос-Анджелеса виновным в незаконном прослушивании телефонных разговоров и взломе персональных компьютеров более 50 голливудских знаменитостей, в результате чего в Интернет попали интимные фотографии актрисы Скарлетт Йоханссон и певицы Кристины Агилеры, сообщает ВВС.

Чейни, приговор которому будет вынесен 23 июля, грозит 60 лет тюрьмы и 2,2 миллиона долларов штрафа, а жертвам взломщика причитается от 15 до 400 тысяч долларов компенсации за моральный ущерб.

Обвиняемый по девяти пунктам хакер был арестован в октябре прошлого года в результате проведенной ФБР операции «Хакерацци». Первоначально Чейни обвинялся по 26 пунктам различных правонарушений, что грозило ему тюремным сроком до 121 года. Однако Чейни пошел на сделку со следствием, поэтому максимально возможный приговор для взломщика сократился почти вдвое.

Правонарушитель признался, что взламывал почтовые аккаунты своих жертв, используя функцию «Забыли пароль» и отвечая на секретные вопросы. Нужную для этого информацию он находил в открытом доступе в Сети. Так, например, интимные фото Агилеры просочились в Интернет с компьютера ее личного стилиста.

Ранее, говоря о том, что побудило его к взлому аккаунтов знаменитостей, Чейни заявлял, что был охвачен «наваждением» и не мог самостоятельно справиться с этой зависимостью. Он добывал приватную информацию и фотографии знаменитостей, а потом предлагал различным тематическим сайтам, не требуя никакого вознаграждения.

Комментарий.

Конституцией РФ провозглашено право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (ст. 23, п. 1 ст. 24 Конституции РФ).

В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» порядок доступа к персональным данным граждан устанавливается федеральным законом и запрещается требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, а также получать такую информацию помимо его воли.

Таким образом, Конституцией РФ и федеральным законодательством информация о частной жизни отнесена к охраняемой законом информации, доступ к ней без согласия лица, к которому она относится, не допускается. Другими словами, информация о частной жизни лица, в том числе персональные данные, признается конфиденциальной.

Нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ).

Данное преступление заключается в незаконном собирании или распространении сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие неприкосновенность частной жизни.

Как уже отмечалось, понятия «частная жизнь» и «персональные данные» не тождественны. Однако очень часто персональные данные выступают как неотъемлемая часть сведений о частной жизни, являются личной или семейной тайной и т. д. Поэтому незаконный сбор или распространение информации о частной жизни лица могут самым непосредственным образом нарушать его права в сфере оборота и защиты персональных данных.

Характер действий правонарушителя (собирание, распространение) в совокупности с мотивацией (личная заинтересованность) в большинстве случаев предопределяют форму вины правонарушителя как прямой умысел.

Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК РФ).

Объектом этих преступлений являются общественные отношения, связанные с охраной тайны переписки, телефонных и иных переговоров и сообщений. Преступление совершается в форме ознакомления лица с корреспонденцией и сообщениями, содержащими конфиденциальную информацию (персональные данные), без согласия субъекта персональных данных, а также без законных оснований.

Статьей 138 УК РФ обеспечивается конституционное право каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции РФ). Заметим, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, допускается на основании судебного решения в случае наличия информации: о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272 УК РФ).

Данный состав преступления заключается в неправомерном доступе к охраняемой законом компьютерной информации, т. е. информации на машинном носителе, в электронно-вычислительной машине (ЭВМ), системе ЭВМ или их сети, если это деяние повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети. Объектом данного правонарушения выступают общественные отношения в сфере охраны доступа к компьютерной информации, а также в сфере обеспечения нормальной работы ЭВМ и их сетей. Преступное деяние заключается в неправомерном доступе к компьютерной информации, в результате которого эта информация становится известной виновному лицу и может быть использована им.

Компьютерной информацией, ставшей предметом преступного посягательства, могут оказаться и персональные данные лица или группы лиц, и в этом случае данный вид преступления будет представлять особую общественную опасность.

Таким образом, налицо наличие в российском законодательстве механизма привлечения за данное деяние к уголовной ответственности. По совокупности по каждому эпизоду может быть назначено наказание от штрафа до лишения свободы.

Кроме того, предусмотрено применение гражданско-правовой ответственности.

Статьей 24 Закона «О персональных данных» предусмотрено, что к лицам, нарушившим требования данного Закона, применяются в том числе меры гражданско-правовой ответственности.

Основным признаком гражданско-правовой ответственности является ее имущественный характер, который выражается в возмещении виновным причиненных убытков. Даже в случаях, когда правонарушение затрагивает личные неимущественные права и (или) причиняет потерпевшему лицу — субъекту нарушенного гражданского права — моральный вред, применение мер гражданско-правовой ответственности будет означать присуждение потерпевшему лицу соответствующей денежной компенсации.

Вторым признаком гражданско-правовой ответственности является равноправие субъектов, т. е. ответственность по гражданскому праву представляет собой ответственность одного участника гражданско-правовых отношений перед другим, ответственность правонарушителя перед потерпевшим. Это предопределяет активную роль субъекта персональных данных. Он сам наделен правом защищать свои права и привлекать к ответственности виновного путем предъявления требований о возмещении ущерба и (или) подачи искового заявления в суд.

Третьим признаком гражданско-правовой ответственности является соответствие размера ответственности размеру причиненного ущерба или убытков.

Согласно ст. 150 ГК РФ нематериальные блага, к числу которых Гражданский кодекс относит жизнь и здоровье, достоинство личности, личную неприкосновенность, честь и доброе имя, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, защищаются в соответствии с ГК РФ и другими законами в случаях и порядке, ими предусмотренными, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Таким образом, если в случае виновного противоправного деяния причинен имущественный или моральный вред субъекту персональных данных, он имеет право на гражданско-правовую защиту своих прав.

Основными способами защиты неимущественных прав и благ нематериального свойства являются: возмещение ущерба, компенсация морального вреда и возложение обязанности опровержения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию граждан.

Как оценить вред, причиненный индивиду незаконным сбором и использованием персональных данных индивида, нарушением его права на доступ к персональным данным или несанкционированным разглашением конфиденциальных сведений о частной жизни? В данном случае критерием оценки будут служить моральные (нравственные) переживания лица, вызванные незаконным вмешательством в его частную жизнь, невозможностью контролировать распространение и использование личной информации, а также психологическая травма, нанесенная лицу разглашением данных о нем личного или интимного свойства. В переводе на язык юридических терминов нравственные переживания лица вследствие нарушения тех или иных его прав и составляют моральный вред.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» дает следующее разъяснение понятия «моральный вред»: это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, такие как жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п., или нарушающими личные неимущественные права гражданина: право на пользование своим именем, право авторства и т. д. Моральный вред, как разъясняет далее Пленум, может «заключаться в нравственных переживаниях в связи с… раскрытием семейной, врачебной тайны…». Более лаконичное определение понятия «моральный вред» содержится в ст. 151 ГК РФ. В соответствии с ней моральный вред — это нравственные или физические страдания.

Для определения размера воздаяния за совершенное Кристофером Чейни преступление необходимо квалифицировать действия лос-анджелесского хакера в соответствии с нормами российского уголовного права. Итак, Кристофер Чейни незаконно собрал и распространил сведения о частной жизни 50 голливудских знаменитостей без их согласия, чем нарушил неприкосновенность их частной жизни и совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 137 УК РФ. Указанное деяние наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. В процессе сбора сведений о частной жизни звезд Чейни совершил еще ряд правонарушений:

— нарушил тайну телефонных переговоров своих жертв — преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 138 УК РФ (наказание в виде штрафа в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года);

— скорее всего незаконно приобрел специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации — преступление, предусмотренное ст. 138.1 УК РФ (наказание в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового);

— осуществил неправомерный доступ к компьютерной информации, повлекший ее копирование, — преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 272 УК РФ (наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок).

Как мы видим, Кристофер Чейни умудрился нарушить одновременно несколько норм уголовного законодательства и при определении степени полагающегося Чейни возмездия российский суд руководствовался бы положениями ст. 69 УК РФ (назначение наказания по совокупности преступления). Следуя установленному данной статьей алгоритму, наш несчастный хакер мог быть приговорен к наказанию в виде лишения свободы на срок до 6 лет, а также к дополнительному наказанию в виде лишения права заниматься определенной деятельностью в тех же пределах.

Однако учитывая то обстоятельство, что обвиняемый пошел на сделку со следствием, наказание Чейни могло бы быть уменьшено вдвое.

Так что, товарищи российские хакеры, возрадуйтесь тому, что живете на нашей благодатной земле и судьбы ваши вершит наш гуманнейший суд! Кстати, совершенно не факт, что Кристофера Чейни вообще стали бы задерживать наши правоохранительные органы. Все мы были свидетелями отвратительной истории публикации в Сети переписки и телефонных переговоров лидеров «несистемной» оппозиции. Могу ошибаться, но информация о том, что за это был кто-либо задержан, отсутствует.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *