Понятие коммерчески значимой информации

(Михалев А. В.) («Безопасность бизнеса», 2012, N 2) Текст документа

ПОНЯТИЕ КОММЕРЧЕСКИ ЗНАЧИМОЙ ИНФОРМАЦИИ <*>

А. В. МИХАЛЕВ

——————————— <*> Mikhalev A. V. The concept of commercially significant information.

Михалев Александр Викторович, аспирант Международного юридического института.

Наличие публичных и частных интересов в экономических общественных отношениях объективно обусловливает существование различных видов информации, адекватно отражающей интересы собственников в гражданском обороте. При этом ограничение на доступ к информации обеспечивается путем установления правового режима секретности или конфиденциальности и выступает, по существу, как специфический способ организации отношений по использованию информации в гражданском обороте. Выводы, изложенные в статье, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: коммерческая тайна, коммерчески значимая информация, предпринимательская деятельность, секретность.

The presence of public and private interests in economic social relations cause the existence of different types of information adequately reflecting interests of owners in public circulation. At the same time restriction on access to information is ensured by setting the legal regime of secrecy or confidentiality and serves as a specific way of organizing relations on the use of information in civil circulation. The conclusions made in the article may be used in law-application practice.

Key words: commercial secret, commercially significant information, enterpreneurial activity, secrecy.

Исследование вопросов становления и развития правового института коммерческой тайны, определение его места и роли в формировании механизмов информационного обеспечения деятельности коммерческих организаций и правового обеспечения их информационной безопасности, на наш взгляд, в настоящее время следует рассматривать в качестве самостоятельного, причем одного из весьма важных, направления современной цивилистической науки, достижения которой призваны активно содействовать утверждению цивилизованных форм рыночных отношений в нашей стране. Это обусловлено, во-первых, происходящей в России информационной революцией, логика развития которой требует, с одной стороны, максимально полного использования в целях упрочнения экономической базы государства новейших технологий, безотлагательного внедрения в социальную действительность достижений передовой науки и позитивного опыта экономически грамотного хозяйствования, а с другой стороны, всемерного ограничения интересов отечественного бизнеса от нездоровой конкуренции, пресечения любых попыток незаконного заимствования информации субъектами хозяйственной деятельности. Во-вторых, экономическими интересами коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей, обусловленными объективными условиями существования смешанной рыночной экономики, конституционного признания и защиты частной формы собственности, осуществления предпринимательской деятельности, формирования конкурентной среды в сфере производства и реализации товаров, выполнения работ и оказания услуг, режим которых устанавливается нормами гражданского и коммерческого права и которые, соответственно, во многом определяют перспективы развития института коммерческой тайны, являющегося их составной частью. Общественные отношения, существующие в российской рыночной экономике по поводу использования и защиты коммерчески значимой информации (далее — КЗИ), непосредственно связаны с частными интересами предпринимателей, которые нуждаются в охране. На практике в концентрированной форме охрана частного интереса обеспечивается защитой коммерческой тайны. Объектом экономических отношений выступают товары, которые по форме представляют не только вещи, но и работы, услуги, результаты интеллектуальной деятельности — короче, любые продукты труда, включая и информационные ресурсы, удовлетворяющие ту или иную общественную потребность посредством купли-продажи. В зависимости от того, кто является субъектом присвоения товаров, различают частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности, которые на основании Конституции Российской Федерации (ч. 2 ст. 8) признаются и защищаются равным образом. Государственная (публичная) и частная собственность обусловливает различные интересы государства в лице своих предприятий, собственником которых оно выступает, и предпринимателей в рыночной экономике <1>. ——————————— <1> Суханов Е. А. Правовые формы предпринимательства. М., 1993; Бублик В. Правовое регулирование предпринимательства: частные и публичные начала // Хозяйство и право. 2000. N 9.

Успешное развитие предпринимательства зависит от той экономической и правовой среды, в которой оно осуществляется <2>. Предприниматель, как ведущий участник рыночных отношений, находится в совершенно особых условиях ведения предпринимательской деятельности. Интересы предпринимателей основываются на частной собственности, на возможности индивидуального или коллективного владения и распоряжения не только основными фондами производства (землей, зданиями, оборудованием, трудом, капиталом), но и «человеческим капиталом» (знаниями, интеллектуальной собственностью, информацией), обеспечивающими ее субъектам доход. ——————————— <2> Шумпетер И. А. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982.

Уровень этого дохода напрямую зависит от новаторства предпринимателей и степени активности использования КЗИ. Предприниматель реализует свой частный интерес, связанный с получением прибыли, через новаторство, путем введения в дело на коммерческой основе новых производственных технологий, новых форм организации бизнеса, новых товаров. Причем их появлению на рынке предшествует использование предпринимателем ранее никому не известной информации технического, технологического и делового характера, имеющей коммерческую значимость. Безусловно, предприниматель идет на риск, когда вводит на рынок новые товары, причем рискует он не только своими временем, деловой репутацией, но и капиталом. Однако частный интерес в получении прибыли заставляет его осуществлять деятельность на свой риск и под свою имущественную ответственность. Наличие государственных (публичных) и частных интересов в экономических общественных отношениях объективно обусловливает существование различных видов информации, адекватно отражающей интересы собственников в гражданском обороте. При этом ограничение на доступ к информации (т. н. «секретность») обеспечивается путем установления правового режима секретности (государственная тайна) или конфиденциальности (коммерческая тайна) и выступает, по существу, как специфический способ организации отношений по использованию информации в гражданском обороте. Объектом правового регулирования в данном случае является информация с ограниченным доступом <3>. Товары (работы, услуги), при производстве которых используются сведения, составляющие государственную тайну, изъяты из гражданского оборота. Их оборот осуществляется на основании специального законодательства. Аналогичная ситуация и с КЗИ, которая изымается и вводится в гражданский оборот по разрешению ее обладателя, т. е. коммерческой организации. Особенности использования информации с ограниченным доступом определяют различные системы ее защиты, регулируемые, соответственно, правовыми институтами государственной, коммерческой и иной охраняемой законом тайны. В рамках настоящего исследования будут рассмотрены проблемы регулирования КЗИ с использованием правового института коммерческой тайны. ——————————— <3> О понятии, признаках и различиях ее отдельных видов см.: Бачило И. Л., Лопатин В. Н., Федоров М. А. Информационное право. М., 2001. С. 483 — 564.

В рыночной экономике роль правового института коммерческой тайны является доминирующей по сравнению с институтом государственной тайны, задачи которого ограничены в экономике рамками обеспечения обороноспособности и безопасности государства. Для становления рыночной экономики России характерным является постоянное совершенствование гражданского и торгового законодательства, что получает свое выражение в упрочении правовых начал в сфере обращения КЗИ. Дозволительный метод регулирования открывает простор практическим действиям коммерческих организаций при взаимоотношении их с контрагентами, партнерами и иными лицами по поводу использования и охраны конфиденциальности КЗИ. По мере накопления организациями опыта в сфере обращения КЗИ встает вопрос о правовой базе использования гражданско-правовых и иных средств, установления правового режима коммерческой тайны и его организационного, правового и методического обеспечения, имеющих ярко выраженную специфику по сравнению с иными объектами гражданских прав. Правовое регулирование обращения КЗИ охватывает систему гражданско-правовых и иных норм, ядро которой составляет правовой институт коммерческой тайны в рамках частного права, носящей комплексный характер. Правовой институт коммерческой тайны занимает особое место в системе гражданского и коммерческого права и включает совокупность общих и специальных гражданско-правовых норм, регулирующих гражданский (торговый) оборот коммерчески значимой информации, «овеществленной», т. е. выраженной в производимых и реализуемых товарах, выполняемых работах и оказываемых услугах. Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) содержит целый ряд общих норм, закрепляющих возможность охраны конфиденциальности КЗИ с использованием правового института коммерческой тайны. Эти нормы содержатся в ГК РФ — обязанности коммерческого представителя по сохранению в тайне ставших ему известными сведений о торговых сделках, регулирующих необходимость соблюдения условий конфиденциальности по договору подряда (ст. 727 ГК РФ), по договорам на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, по договору коммерческой концессии (ст. ст. 1027, 1032 ГК РФ), по договору простого товарищества (ст. ст. 1042, 1045 ГК РФ), а также по сохранению банковской тайны (ст. 857 ГК РФ) и тайны страхования (ст. 946 ГК РФ). Кроме перечисленных, используются и непоименованные в ГК РФ договоры (договоры на выполнение маркетинговых исследований, на передачу ноу-хау и коммерческой информации и др.). Как видно, соблюдение условий конфиденциальности касается выполнения работ и оказания услуг, производства и реализации товаров, правовое регулирование которых является предметом изучения гражданского и коммерческого права. Теория коммерческого права <4> имеет важное значение для определения места и роли института коммерческой тайны в торговом обороте. Деятельность по обеспечению охраны коммерческой тайны в торговом обороте может быть представлена в виде совокупности продолжающихся в течение длительного времени действий, направленных на увеличение доходов коммерческой организации, исключение неоправданных расходов, сохранение положения на рынке товаров или получение иной коммерческой выгоды. Субъектами такого рода деятельности выступают лица, относимые доктриной коммерческого права к различным видам субъектов коммерческого права. Они реализуют свои коммерческие цели в условиях оборотоспособности товаров, являющихся объектами торгового права. Деятельность по обеспечению охраны коммерческой тайны заключается в оказании помощи субъектам коммерческого права в достижении поставленных ими целей. Специальные гражданско-правовые нормы, регулирующие отношения по поводу КЗИ, содержатся в Федеральном законе от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» <5> и иных правовых актах. Они регулируют право организаций и индивидуальных предпринимателей на отнесение сведений к информации, составляющей коммерческую тайну, закрепляют права и обязанности специальных субъектов — обладателей информации, составляющей коммерческую тайну, и иных субъектов, определяют совокупность мер, составляющих режим коммерческой тайны, регламентируют порядок охраны конфиденциальности информации в рамках трудовых и гражданско-правовых отношений, определяют принципы взаимоотношений обладателя КЗИ с органами государственной власти и местного самоуправления по поводу предоставления им такой информации, а также другие отношения. ——————————— <4> Пугинский Б. И. Коммерческое право России: Учебник. 2-е изд. М., 2008; Андреева Л. В. Коммерческое право России: проблемы правового регулирования. М., 2004. <5> Федеральный закон «О коммерческой тайне». М.: Велби; Проспект, 2008.

В регулировании отношений по использованию КЗИ и охране ее конфиденциальности применяются нормы гражданского и трудового права. В частности, в трудовом договоре работодатель и работник могут предусматривать условия обеспечения конфиденциальности работ, при выполнении которых используются КЗИ (ст. 57 ТК РФ). Трудовой кодекс РФ предусматривает основание для увольнения работника за разглашение коммерческой тайны (подп. «в» п. 6 ст. 81 ТК РФ). Взаимоотношения хозяйствующих субъектов с государственными органами и органами местного самоуправления по поводу предоставления им КЗИ, вопросы охраны конфиденциальности такой информации регулируются нормами публичного права (административное и уголовное, материальное и процессуальное законодательство). Гражданско-правовые и иные нормы предоставляют обладателю КЗИ возможность самостоятельно определять характер и направления использования права на такого рода информацию и меры по охране ее конфиденциальности. Разработка и осуществление таких мер предполагают создание определенных правовых механизмов с использованием норм других отраслей права, что существенно расширяет границы гражданско-правового регулирования КЗИ. Итак, правовой институт коммерческой тайны можно рассматривать, во-первых, как самостоятельный институт гражданского и коммерческого права, в котором доминирующее место занимают гражданско-правовые нормы, регулирующие гражданский (торговый) оборот КЗИ и охрану ее конфиденциальности; во-вторых, данный институт включает другие нормы, регулирующие отношения по поводу использования и охраны конфиденциальности КЗИ внутри организации (корпоративное и трудовое право), взаимоотношения с органами власти по поводу предоставления КЗИ (административное право) и защищающие интересы обладателя КЗИ в судебном порядке. Современный период развития общества и государства характеризуется тем, что информационные процессы стали неотъемлемым свойством обеспечения деятельности государственных органов, предприятий и граждан. Информация присутствует и в определенной степени «овеществляется» во всех сферах общественного производства, и составляет практически начальный «нулевой» цикл по отношению к любому производимому товару, выполняемой работе и оказываемой услуге. По своей значимости информационные ресурсы, наряду с природными, финансовыми, трудовыми и иными, составляют важнейший потенциал государства и общества. Анализ законодательства показывает, что термин «информация», используемый для раскрытия ее как правовой категории, встречается в различных нормативно-правовых актах. Впервые правовое понятие информации было закреплено в ФЗ от 20 февраля 1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации» <6>, ныне утратившем свою силу со дня вступления ФЗ от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». В соответствии с новым законом информация определяется как сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах, независимо от формы их представления. В названном Законе впервые закреплены понятия «информационные технологии», «информационная система», «предоставление информации», «документированная информация» и др., требующие осмысления с точки зрения правового регулирования и защиты информации. ——————————— <6> Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 8. Ст. 609.

Информация представляет собой идеальный объект, она не осязаема, не потребляема и не может быть объектом правоотношений безотносительно к ее материальным носителям — физическим объектам (отдельные документы и массивы документов в информационных системах и др.), социальным и психологическим процессам <7>. Информация постоянно обращается в социальной среде, удовлетворяя таким образом потребности личности, общества и государства, что дает основание для вывода об обособлении нового вида общественных отношений — информационных <8>, являющихся объектом правового регулирования. ——————————— <7> Бачило И. Л. Информационное право: основы практической информатики: Учебное пособие. М., 2007. С. 61 — 71. <8> Право и информатика / Под ред. Е. А. Суханова. М., 1990. С. 5.

Общепризнанным является отнесение граждан и юридических лиц, в т. ч. и иностранных, а также государства в целом к субъектам информационных отношений, которые своим поведением воздействуют друг на друга по поводу обращения информации, зафиксированной на материальных носителях. Отношения между субъектами по поводу информации урегулированы нормами публичного и частного права. Такие нормы, как регуляторы информационных отношений, содержащиеся в различных нормативных правовых актах, регламентируют права, обязанности и ответственность субъектов гражданского и коммерческого права при производстве, распространении и использовании информации, содержащейся на материальных носителях. Нормы права могут запрещать участникам информационных отношений совершать некоторые действия, предписывать конкретное поведение либо разрешать самим свободно определять характер взаимоотношений друг с другом на договорной основе. Существенное значение для раскрытия правового содержания информации имеет исследование общих проблем соотношения и разграничение понятий «информация», «вещи» и «результаты интеллектуальной деятельности (исключительные права)» как отдельных объектов гражданских прав. В ныне утратившем силу ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» и некоторых других актах <9> провозглашалось право собственности на информацию, что вызывает острые дискуссии о применении гражданско-правового понятия собственности к информационным правоотношениям. ——————————— <9> См., например, в ныне утратившем силу ФЗ «Об участии в международном информационном обмене» (Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 28. Ст. 3347), где речь шла о собственности информационных ресурсов (продуктов).

Позиция, что «право собственности относится не к информации, а к ее материальным носителям — информационным ресурсам, документам» <10>, нашла подтверждение и во вновь принятом Законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (п. 5 ст. 11). С учетом этого информация, облеченная в форму книг, брошюр и т. д., является товаром, производимым для продажи и получения прибыли. ——————————— <10> Там же.

Поэтому представляется, что право собственности и иные вещные права могут быть применимы к такому объекту гражданских прав, как информация, только по отношению к материальным носителям, содержащим документированную информацию. Спорным является вопрос о правомерности отнесения информации к такому объекту гражданских прав, как результаты интеллектуальной деятельности, в т. ч. исключительные права на них (интеллектуальная собственность). Ответ на этот вопрос не имеет однозначного решения. Острота названных выше общих проблем отнесения информации к институтам вещной собственности и исключительных прав в наибольшей степени проявляется при включении информации, имеющей коммерческую значимость, в гражданский (торговый) оборот. Информация, имеющая коммерческую значимость и циркулирующая в сфере общественного производства, имеет специфические черты, позволяющие отличить ее от других видов информации, доступ к которым ограничен обладателем на законных основаниях. Например, В. Н. Лопатин называет 89 федеральных законов, в которых содержатся правовые нормы, регулирующие отношения по поводу того или иного вида информации ограниченного доступа <11>. ——————————— <11> Лопатин В. Н. Концепция развития законодательства в сфере обеспечения информационной безопасности Российской Федерации (проект). М., 1998.

К числу основных правовых актов подобного рода следует отнести Декларацию прав и свобод человека и гражданина, Конституцию РФ, Гражданский кодекс РФ и другие кодифицированные правовые акты, специальные Федеральные законы «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», «О коммерческой тайне», «О государственной тайне». Анализ правовых норм показывает, что многие из них носят декларативный и противоречивый характер. При этом следует учитывать, что если в советский период осуществлялась правовая защита только государственных секретов, то в настоящее время на законодательном уровне урегулирована защита различных видов информации с ограниченным доступом, разглашение (утечка) которой может причинить материальный и моральный вред интересам личности, общества и государства. Проведение радикальной экономической реформы и движение России по рыночному пути развития привели к сужению сферы государственных экономических и научно-технических интересов, в связи с чем уменьшился объем информации ограниченного доступа, защищаемой на уровне организации. Перераспределение объемов информации, защищаемой обладателем (пользователем) на основании законов и иных правовых актов и договоров, внесло коренные изменения в теорию и практику защиты государственных, служебных, коммерческих и иных охраняемых законов секретов. Понятие информации, которая имеет коммерческую значимость, является производным от общей категории «информация». Как отмечает О. А. Гаврилов, «информация является одной из фундаментальных характеристик мироздания наряду с материей, энергией, пространством — временем. Информация — атрибут материи и сознания. Но она не материальна и связана с такими свойствами материи, как отражение, структура, разнообразие. Информация не может существовать вне материального носителя — физического объекта…» <12>. Далее О. А. Гаврилов подчеркивает, что «формой бытия информации является движение (информация — «мигрирующая структура»). Постоянно циркулируя в физической или социальной среде, она удовлетворяет потребности людей в общении и взаимодействии» <13>. Понятно, что эти черты характерны для любых видов информации. Когда мы говорим о специфике КЗИ, следует подчеркнуть, что большинство авторов отмечают ее главную составляющую — коммерческую ценность для лиц, занимающихся предпринимательской (торговой) деятельностью <14>. И с этим трудно не согласиться, т. к. для предпринимателя информация является прежде всего инструментом для получения максимальной прибыли в сфере его деятельности. ——————————— <12> Гаврилов О. А. Информатизация правовой системы России. Теоретические и практические проблемы. М., 2008. С. 10. <13> Там же. С. 10. <14> Фатьянов А. А. Правовое обеспечение безопасности информации в Российской Федерации. М., 2001. С. 183 — 187; Козлова Н. В. Правосубъектность юридического лица. М., 2005. С. 58 — 60; и др.

Концепция права собственности на информационные ресурсы («информационной вещи», по словам В. А. Копылова) была закреплена в ныне утратившем силу ФЗ от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» <15>. Положения названного Закона о праве собственности на информационные ресурсы оценивались многими учеными критически. При этом отмечалось явное противоречие между нормами названного Закона и ГК РФ. В новом Законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» понятие «информационные ресурсы» не упоминается, а используется термин «документированная информация». Раздел II «Право собственности и другие вещные права» ГК РФ не содержит права собственности «информационных ресурсов» и «документированной информации». Доктриной гражданского права убедительно доказаны безуспешные попытки приспособить «проприетарную» (от лат. proprietas — собственность) концепцию к нематериальным результатам интеллектуальных продуктов, включая и информацию <16>, что, однако, не исключает право собственности и иные вещные права на материальные носители, содержащие документированную информацию. ——————————— <15> Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 8. Ст. 609. <16> Гражданское право / Под ред. проф. Е. А. Суханова. М., 2008. Т. 1. С. 634 — 635.

В юридической литературе были высказаны предложения «не перекраивать гражданское законодательство под нужды информационного, а всего лишь заменить упоминание о праве собственности на информационные ресурсы в Законе об информации на более обширную формулировку «права на информационные ресурсы» <17>. ——————————— <17> Ефремов А. А. Информация как объект гражданских прав // URL: www. vic. spb. ru/law/doc/a76.htm.

Таким образом, информация в гражданско-правовом смысле характеризуется нематериальным характером. Для включения в гражданский (торговый) оборот требует объективизации, т. е. закрепления на материальном носителе, содержащем документированную информацию. Имеет количественную определенность и возможность многократного использования. Документированная информация, зафиксированная на материальном носителе, относится к содержательному понятию «информационные ресурсы» (информационные продукты), которые выступают объектом правового регулирования и договорных отношений, связанных с ее сбором, хранением, поиском, переработкой, распределением и использованием в предпринимательской (коммерческой) деятельности.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *