Эволюция института прав человека в условиях развития информационного общества

(Чеботарева А. А.) ("Государственная власть и местное самоуправление", 2012, N 6) Текст документа

ЭВОЛЮЦИЯ ИНСТИТУТА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В УСЛОВИЯХ РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА <*>

А. А. ЧЕБОТАРЕВА

-------------------------------- <*> Chebotareva A. A. Evolution of institute of human rights in conditions of development of informational society.

Чеботарева Анна Александровна, заведующая кафедрой Забайкальского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена исследованию эволюционного развития прав человека электронной России. Заявленный в названии статьи предмет исследования представляется одним из наиболее актуальных вопросов современной юриспруденции. Автор подчеркивает приоритетность права человека на информационную безопасность.

Ключевые слова: информационное общество, электронное государство, электронное правительство, институт прав человека, информационные права, безопасность, национальная безопасность, информационная безопасность, информационная безопасность человека, личности.

The article is devoted to research of evolutionary development of human rights of "Electronic Russia". The subject of research presented in the title of the article is one of the most topical issues of contemporary jurisprudence. The author stresses the priority character of human rights to informational security.

Key words: informational society, electronic state, electronic government, institute of human rights, informational rights, security, national security, informational security of a man, personality.

Система прав и обязанностей - сердцевина, центр правовой сферы, и здесь лежит ключ к решению основных юридических проблем <1>. С таким заключением нельзя не согласиться. В правах и обязанностях не только фиксируются образцы, стандарты поведения, которые государство считает обязательными, полезными, целесообразными для нормальной жизнедеятельности социальной системы, но и раскрываются основные принципы взаимоотношений государства и личности. -------------------------------- <1> Мальцев Г. В. Права личности: юридическая норма и социальная действительность // Конституция СССР и правовое положение личности. М., 1979. С. 50.

Формирование электронной России как электронного государства по-новому расставляет акценты в вопросе реализации прав субъектов информационных отношений, и прежде всего человека как основного, первичного их участника. Действительно, "самым активным и часто уязвимым субъектом в эпоху перемен (а информатизация, цифровизация и сетевая жизнь информационной среды - это не что иное, как революция в развитии социума) остается человек, индивид, гражданин. И понять, что изменяется под воздействием информационно-технологических факторов, чрезвычайно важно" <2>. -------------------------------- <2> Бачило И. Л. Правовые вопросы социальных и демократических процессов в информационном обществе России // Информационное общество: проблемы развития законодательства: Сборник научных работ. М.: ИГП РАН; Юридическое издательство "ЮРКОМПАНИ", 2012. С. 11.

При этом далеко не маловажное значение имеют гарантии прав и интересов в информационной сфере. Так, Модельный информационный кодекс для государств - участников СНГ в качестве таковых гарантий называет следующее. Обеспечение информационных прав и свобод человека в информационной сфере, обеспечение информационной безопасности является важнейшей функцией государства. Обеспечение права каждого человека на свободу поиска, получения, использования, создания, распространения и хранения информации любыми законными способами и средствами возлагается на органы государственной власти и местного самоуправления. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, юридические лица обязаны предоставлять информацию по запросу субъектов информационных отношений и информационно-инфраструктурных отношений, за исключением информации, доступ к которой ограничен законом <3>. -------------------------------- <3> Модельный информационный кодекс для государств - участников СНГ. Часть первая (Санкт-Петербург, 3 апреля 2008 г.) // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств. 2008. N 42. С. 223 - 251.

Сформировавшаяся несколько лет назад на международном уровне устойчивая система взглядов на информационные права человека включает в себя: - право на информацию; - право на частную жизнь с точки зрения охраны информации о ней, а также право на защиту информации в аспекте его социальной жизни; - право на защиту информации с точки зрения безопасности государства, а следовательно - и гражданина; - право на защиту информации с точки зрения безопасности бизнеса и, следовательно, делового человека <4>. Сегодня в условиях формирующегося электронного государства задача полноценного обеспечения информационных прав и свобод человека не только не теряет своей актуальности, а, напротив, становится все более значимой. -------------------------------- <4> Бачило И. Л., Сергиенко Л. А., Кристальный Б. В., Арешев А. Г. Персональные данные в структуре информационных ресурсов. Основы правового регулирования. Минск, 2006. С. 11.

Во главу угла, безусловно, следует поставить само право на информацию - под данным институтом понимают совокупность правовых актов и отдельных норм, определяющих порядок реализации прав субъектов информационного права в области производства (создания) информации, поиска и получения (доступа) информации, сбора, хранения, передачи, использования, распространения информации в целях, не противоречащих свободам, правам и интересам человека, государства, общества и обеспечивающих создание информационных ресурсов, необходимых для реализации других прав и обязанностей субъектов права, предусмотренных и гарантированных законодательством РФ и нормами международного права <5>. -------------------------------- <5> Бачило И. Л. Информационное право: Учебник. М.: Издательство "Юрайт"; ИД "Юрайт", 2011. С. 135.

Несомненно, в условиях развития электронного государства можно говорить о расширении правоспособности людей как участников информационных правоотношений. И речь уже идет о правоспособности, основанной на транспарентности и открытости государственного управления. Транспарентность можно определить как состояние информированности (наличие полного, достаточного и достоверного знания) о той или иной деятельности (ее объектах или результатах) любого заинтересованного в этом субъекта. Состояние информированности возникает вследствие получения соответствующей информации, которое возможно посредством доступа к информации, под которым следует понимать ознакомление с информацией либо предоставление ее для ознакомления. То есть анализируемому состоянию предшествует информационный процесс, состоящий в совершении действий по доступу к информации. Субъектами такого информационного процесса выступают две стороны: сторона, обладающая информацией, и сторона, заинтересованная в ее получении <6>. -------------------------------- <6> Гунин Д. И. Транспарентность и тайна информации: Теоретико-правовой аспект: Автореф. дис. ... к. ю.н. Екатеринбург, 2008.

Соответственно, субъектами информационного процесса электронного государства выступают, с одной стороны, человек, с другой - государственные органы, составляющие электронное правительство. И государство должно обеспечить полноту, достоверность, актуальность и доступность официальной правовой информации в электронном виде, в том числе за счет модернизации механизмов официального опубликования правовых актов, интеграции систем информационно-правового обеспечения органов государственной власти. Сегодня возможно лишь констатировать недостаточный уровень информированности общества, конкретного человека. Электронное государство - прежде всего, социальное государство, в свою очередь, социальное государство - и эта позиция И. Л. Бачило <7> вызывает уважение - в определенной части является сервисным государством. При этом нужно иметь в виду, что только сервисные задачи и работа в этом направлении не исчерпывают функций государственных и муниципальных органов в области социальной сферы. Это, пожалуй, конечный итог каждой социальной функции - предоставить условия для граждан и организаций реализовать свои социальные и иные права. Для этого необходимо неуклонное выполнение базовых государственных функций. Конституционной основой социальности Российского государства является глава вторая Конституции Российской Федерации о правах и обязанностях человека и гражданина, где содержится основной перечень социальных прав каждого, находящегося под юрисдикцией России. Социальность государства обеспечивается, прежде всего, федеральными законами, актами президента и правительства, деятельностью федеральных и региональных органов исполнительной власти, актами органов местного самоуправления. -------------------------------- <7> Бачило И. Л. Государство социальное или сервисное? (информационно-правовой аспект) // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2010. N 1. С. 7.

То есть "законодательство по существу должно обеспечивать социальность всей государственно-управленческой деятельности через функции органов исполнительной власти по обеспечению материальной основы и других условий реализации прав граждан" <8>. -------------------------------- <8> Там же. С. 8.

Тем не менее, несмотря на установленный в Федеральном законе от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" <9> принцип открытости информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления и свободный доступ к такой информации, кроме случаев, установленных федеральными законами, действительность кардинально отличается от задекларированного законодателем. -------------------------------- <9> Собрание законодательства РФ. 31.07.2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3448.

Немалый клубок проблем в механизме реализации задачи предоставления государственных и муниципальных услуг, в том числе и посредством деятельности многофункциональных центров. В числе серьезных сдерживающих факторов отсутствие полноценного электронного документооборота. Действительно, в настоящее время электронный документооборот не сопровождается законодательными гарантиями, которые в полной мере обеспечивали бы законность и действительность разнообразных юридических действий, совершаемых в сети Интернет. Участникам электронного документооборота часто предъявляются невыполнимые в электронной среде требования о предоставлении в подтверждение сделки бумажных документов, подписанных собственноручными подписями сторон. Не установлены оптимальные юридические критерии, предъявляемые к электронному обмену данных. Законодательство не регламентирует порядок передачи, получения, хранения электронных документов <10>. -------------------------------- <10> Филатова Л. В. Актуальные вопросы правового регулирования предоставления государственных услуг в электронной форме // Условия реализации прав граждан и организаций на основе информационных технологий. М.: Институт государства и права РАН; ИПО "У Никитских ворот", 2010. С. 197.

Государственная программа Российской Федерации N 1815-р "Информационное общество (2011 - 2010 годы)", принятая 20 октября 2010 г. <11>, также напрямую выводит на проблему обеспечения прав и свобод человека в электронном государстве. Она направлена на получение гражданами и организациями преимуществ от применения информационных и телекоммуникационных технологий за счет обеспечения равного доступа к информационным ресурсам, развития цифрового контента, применения инновационных технологий, радикального повышения эффективности государственного управления при обеспечении безопасности в информационном обществе. -------------------------------- <11> Собрание законодательства РФ. 15.11.2010. N 46. Ст. 6026.

Программа констатирует наличие проблем в области защиты прав и свобод человека в информационном обществе Российского государства и подчеркивает, что в настоящее время наблюдается неконтролируемый рост объемов информации о гражданах, об организациях и объектах хозяйственного оборота, содержащейся в государственных информационных системах, что в условиях отсутствия эффективных механизмов контроля ее использования создает также угрозу нарушения прав граждан; сохраняется высокий уровень различия в использовании информационных технологий... различными слоями общества, и недостаточно развита базовая инфраструктура информационного общества, в частности сохраняются проблемы организации широкополосного доступа для конечных пользователей и низкие показатели качества доступа к сети Интернет. Наряду с правом на информацию, правом на использование информационных технологий, правом на развитую инфраструктуру информационного общества, правом на качественное и своевременное предоставление государственных и муниципальных услуг человек современной России должен обрести и право на информационную безопасность. И это приоритетно, поскольку в электронном государстве категория "безопасность", безусловно, приобретает новое звучание. Понятие "информационная безопасность" актуализируется сегодня наряду с такими понятиями, как "безопасность", "национальная безопасность", "информационная безопасность". И эта проблема требует своего решения как никогда <12>. -------------------------------- <12> См. об этом: Чеботарева А. А. Теоретико-правовое исследование понятия "информационная безопасность личности" // Юрист. 2010. N 6; Чеботарева А. А. Обеспечение информационной безопасности личности в Интернете: история и проблемы развития законодательства // История государства и права. 2010. N 11; Чеботарева А. А. Предоставление государственных и муниципальных услуг в электронной форме: реальность 2014 года? // Государственная власть и местное самоуправление. 2010. N 10.

Что касается категорий "электронное правительство", "электронное государство" - для них понятие безопасности архизначимо и составляет "кита" - основу. Застрахованы ли граждане, получив с 1 января 2013 г. универсальную электронную карту, от мошенничества? Насколько обеспечена будет защита персональных данных? Не вызывает сомнений одно: развивающееся законодательство в сфере регулирования информационных правоотношений должно быть ориентировано прежде всего на человека как основного, первичного их участника. Этот самый "главный" участник - человек электронного государства, человек информационного общества - не должен остаться в стороне, и его права и свободы, которые в условиях развития электронного государства актуализируются как никогда, законодателем в полной мере должны быть обеспечены. Понятия "права человека", "законность" являются лидирующим ядром в ряду институциональных признаков электронного государства. Определение правомочий человека как субъекта информационного права представляет немалый научный интерес. По мнению И. Л. Бачило, "наиболее сложное решение прав субъекта в информационной сфере связано с определением объема и порядка реализации этих прав для такого субъекта, как физическое лицо. Эта категория субъектов может быть представлена в правовых актах как "гражданин", "индивид", "человек", "личность", "лицо", при условии оговорки, что оно физическое" <13>. -------------------------------- <13> Бачило И. Л. Информационное право: Учебник. М.: Издательство "Юрайт"; ИД "Юрайт", 2011. С. 58.

Исследователями отмечается, что значительным прорывом в этом отношении стали поправки к Конституции Греции, которые впервые на конституционном уровне закрепили право личности на участие в информационном обществе. Принятие поправки к греческой Конституции позволило поставить вопрос о юридическом содержании понятия "информационное общество", а также признать действия по формированию ИКТ обязанностью государства. С признанным в греческой Конституции правом личности участвовать в информационном обществе корреспондирует обязанность государства предпринимать позитивные действия для обеспечения равного и активного для всех доступа к информационному обществу. При этом право личности на участие в информационном обществе включает в себя свободный доступ к сетям электронных коммуникаций и услугам, право на неограниченный доступ к электронным коммуникациям и на участие в различных услугах информационного общества. Греческая правовая доктрина исходит из того, что данное право не может быть ограничено, а правовые акты, направленные на ограничение, могут быть обжалованы в судебном порядке. Право на участие в электронной форме включает в себя обязанность государства по созданию условий для доступа к электронной информации (продукции), к обмену и распространению таковой <14>. -------------------------------- <14> Право на доступ к информации. Доступ к открытой информации / Отв. ред. И. Ю. Богдановская. М.: ЗАО "Юстицинформ", 2009. С. 226.

Информационная правосубъектность субъекта информационных отношений слагается из информационной правоспособности и информационной дееспособности. Информационная правоспособность рассматривается как проявление общей правоспособности, под которой понимается установленная и охраняемая государством возможность или способность данного субъекта вступать в правовые отношения. В этом случае субъект приобретает юридические права, обязанности, а также обязанность нести ответственность за реализацию таких прав и обязанностей. В таком понимании правоспособность является предпосылкой возникновения правовых отношений с участием этого субъекта. Предпосылкой для возникновения информационных правоотношений является информационная правоспособность, которая выражается в определяемой информационно-правовыми нормами возможности данного субъекта приобретать информационные права и обязанности (права и обязанности в информационной сфере) и нести юридическую ответственность за их практическую реализацию. Каждый, кто нормами информационного права наделен правами и обязанностями в информационной сфере, может рассматриваться в качестве субъекта информационного права. Однако субъект информационного права может стать субъектом информационных правоотношений тогда, когда он обладает вторым элементом информационной правосубъектности - информационной дееспособностью. Информационная дееспособность подразумевает способность субъекта своими действиями приобретать права, создавать для себя юридические обязанности, а также нести ответственность за свои действия в информационной сфере. В нашем случае речь идет о практической способности субъекта реализовать свою информационную правоспособность в условиях конкретных информационных правоотношений. При этом "гражданин, физическое лицо, вне зависимости от его трудовых и иных аналогичных контактов, всегда является членом социального коллектива, единицей в геополитических, административно-территориальных, культурологических, духовных структурах, деятельность которых регулируется либо морально-нравственными нормами, либо нормами законодательства. И все они связаны с информационным фоном потребностей этого лица в информации и являются активными приемниками информации, идущей от гражданина. Чем определеннее развиты различные институты демократии, тем прочнее связи гражданина с государством, государственной организацией" <15>. -------------------------------- <15> Бачило И. Л. Информационное право: Учебник. М.: Издательство "Юрайт"; ИД "Юрайт", 2011. С. 61.

Рассматриваемая область общественных отношений, т. е. отношений, складывающихся в процессе реализации электронным государством своих функций, безусловно, обладает определенной спецификой; при этом упоминаемые И. Л. Бачило связи гражданина с этим государством становятся еще более тесными, с одной стороны, и более прозрачными и открытыми - с другой. Стратегией развития информационного общества в Российской Федерации, утвержденной Президентом РФ 7 февраля 2008 г. <16>, подчеркивается, что в настоящее время в Российской Федерации сформировались необходимые условия для перехода к информационному обществу, одним из важнейших проявлений которого является обеспечение национальной безопасности в сфере информатизации, а также обеспечение реализации прав граждан, организаций в условиях информатизации. -------------------------------- <16> Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 07.02.2008 N Пр-212) // Российская газета. N 34. 16.02.2009.

Согласимся: сегодня происходит ценностная переориентация в отношениях власти и человека. Если на предшествующих этапах развития отсчет шел от государства к человеку, то теперь обозначился новый подход: истинным моментом становится человек. В этом контексте информационные права - особый и специфический вид прав человека <17>. -------------------------------- <17> Устинович Е. С. Информационная деятельность как функция федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации // Российская юстиция. 2010. N 4. С. 9.

Действительно, "...в реальности растворяемых в трудносводимом разнообразии социальных отношений самым решающим фактором является человек, гражданин, население страны. В его физическом, нравственном, творческом, идеологическом, психологическом здоровье, в его готовности и желании переустраивать и устраивать свою жизнь состоит развитие общества" <18>. И неслучайно в условиях формирования электронного правительства выделяют подсистему электронных муниципалитетов, понятия "электронный бизнес" - e-Business и "электронный гражданин" e-Citizen. -------------------------------- <18> Маликова А. Х. Эволюция теории и практики правового и социального государства и их соотношение в историческом развитии // Государство и право. 2009. N 10. С. 36 - 41.

Какие же они - права и интересы человека в условиях формирования информационного общества и электронного государства? Согласно Доктрине информационной безопасности (причем интересы личности в информационной сфере не случайно поставлены в ней на первое место), интересы личности в информационной сфере заключаются в реализации конституционных прав человека и гражданина на доступ к информации, на использование информации в интересах осуществления не запрещенной законом деятельности, физического, духовного и интеллектуального развития, а также в защите информации, обеспечивающей личную безопасность <19>. -------------------------------- <19> Российская газета. N 187. 28.09.2000.

Также в числе интересов личности в информационной сфере - соблюдение информационного равенства. Одной из первоочередных задач, стоящих перед органами государственной власти в области реализации направлений информационной политики, является разрешение противоречий между реально существующим и необходимым качеством защищенности информационных интересов (потребностей) личности. Решение этой задачи непосредственно связано с переоценкой существующих подходов, концепций к пониманию места и значимости информационного права как отрасли права. В числе интересов личности в информационном обществе - полноценный процесс интерактивного взаимодействия граждан с государственными органами власти при оказании последними государственных услуг. Интересы личности в информационном обществе - и это один из ключевых моментов - заключаются также в ее информационной безопасности. Так, механизм предоставления государственных и муниципальных услуг, заложенный в Федеральном законе от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" <20>, система введения универсальных электронных карт, многофункциональных центров выводит на одно из первых мест задачу обеспечения информационной безопасности личности, прежде всего, задачу обеспечения защиты персональных данных. -------------------------------- <20> Российская газета. N 5247. 30.07.2010.

Надежная система защиты персональных данных, находящихся в информационных системах органов власти, - основное условие создания системы электронного правительства. И в этом отношении содержание Федерального закона "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" должно соотноситься с содержанием Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных" <21>. Напомним одно из положений Доктрины информационной безопасности Российской Федерации <22>: закрепленные в Конституции Российской Федерации права граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, тайну переписки практически не имеют достаточного правового, организационного и технического обеспечения. -------------------------------- <21> Собрание законодательства РФ. 31 июля 2006 г. N 31 (ч. 1). Ст. 3451. <22> Российская газета. N 187. 28.09.2000.

Принцип правовой защищенности человека как основополагающий принцип правового государства должен лечь в основу решения проблемы "человек в информационном обществе", "человек и электронное правительство (электронное государство)". Если брать во внимание подход философов <23> к определению понятия "информационная безопасность", можно выделить три составляющие интересов личности в этом направлении: -------------------------------- <23> Атаманов Г. А. Информационная безопасность: сущность и содержание // Бизнес и безопасность в России. 2007. N 47. С. 108.

- удовлетворение информационных потребностей субъектов; - обеспечение безопасности информации; - обеспечение защиты субъектов. Таким образом, в сущностном плане информационная безопасность, согласно философскому подходу, есть такое состояние объекта, при котором состояние информационной среды, в которой он находится, позволяет ему сохранять способность и возможность принимать и реализовывать решения сообразно своим целям, направленным на прогрессивное развитие. Это означает, что информационная безопасность может достигаться как в результате проведения мероприятий, направленных на поддержание информационной среды в безопасном для объекта защиты состоянии, защиту объекта от деструктивного воздействия, так и путем укрепления иммунитета и развития способности объекта уклоняться от деструктивного информационного воздействия (в том числе за счет предвидения их возможности). Требуется подчеркнуть: субъективное публичное право изменило систему отношений государства и гражданина, они стали рассматриваться не только и не столько с точки зрения возможностей субъекта публичного управления воздействовать на гражданина, сколько с точки зрения возможностей гражданина воздействовать на субъект публичного управления. Гражданин признается полноценным субъектом права, наделенным возможностями самостоятельно требовать от государства соблюдения закона <24>. -------------------------------- <24> Васильева А. Ф. Теория правоотношений, складывающихся в сфере предоставления публичных услуг // Государство и право. 2010. N 7. С. 90.

Таким образом, немаловажным представляется подчеркнуть следующее: интересы личности должны иметь первостепенное значение в процессах реализации всех подпрограмм государственной программы Российской Федерации "Информационное общество (2011 - 2020 годы)", - качество жизни граждан и условия развития бизнеса в информационном обществе; электронное государство и эффективность государственного управления; российский рынок информационных и телекоммуникационных технологий; базовая инфраструктура информационного общества; безопасность в информационном обществе; цифровой контент и культурное наследие. Проблематичен, прежде всего, вопрос практической реализации права человека электронной России на доступ к информации о деятельности государственных органов. Вступивший с 1 января 2010 г. Федеральный закон от 9 февраля 2009 г. N 8-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления" <25> определяет, что доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления может обеспечиваться различными способами, при этом чиновники менее всего заинтересованы в автоматизации, документирующей и раскрывающей их деятельность, поскольку сегодняшнее отсутствие прозрачности позволяет им избегать персональной ответственности. Но и общество не стремится устанавливать с ними прозрачные отношения. Интернет впервые в истории человечества предоставляет техническую возможность для массового открытия информации. Но вовсе не определяет необходимость делать это. -------------------------------- <25> Федеральный закон от 9 февраля 2009 г. N 8-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления" // Российская газета. N 4849. 13.02.2009.

Действительно, в контексте синтеза многих аспектов (сервисно-электронного, социального, правового) измерения государственности в понятии "культурного государства проявляется еще и проблема борьбы с коррупцией" <26>. -------------------------------- <26> Кузнецов П. У. Социальная миссия электронного государства: ценности и терминологические проблемы // Информационное общество и социальное государство: Сборник научных работ. М.: ИГП РАН; ИПО "У Никитских ворот", 2011. С. 25.

Нельзя не согласиться: в настоящее время необходимым является изменение характера информационного взаимодействия общества и государства, выражающееся в расширении прав граждан путем не только предоставления доступа к разнообразной информации, но и увеличения возможностей людей участвовать в процессе принятия решений. Центральной фигурой в процессах информатизации органов государственной власти должен быть человек как источник, потребитель информации и субъект гражданского общества, его интересы и потребности <27>. И это должно как никогда осознаваться государственными служащими. -------------------------------- <27> Куликова С. А. Практика реализации права граждан на доступ к информации о деятельности государственных органов: на примере Саратовской области // Информационное общество и социальное государство: Сборник научных работ. М.: ИГП РАН; ИПО "У Никитских ворот", 2011. С. 169.

Размещение в свободном доступе информации о деятельности органов исполнительной власти и органов местного самоуправления, а также формируемых ими информационных ресурсах позволяет сделать деятельность указанных органов более понятной и предсказуемой для граждан и организаций, а также уменьшить нагрузку на указанные выше органы за счет снижения количества поступающих обращений. Согласно Концепции снижения административных барьеров и повышения доступности государственных и муниципальных услуг на 2011 - 2013 гг. <28> в указанной сфере необходимо обеспечить свободный доступ через сеть Интернет к содержимому основных федеральных государственных информационных ресурсов и систем, за исключением сведений, которые составляют охраняемую законом тайну, исключив случаи установления платы за предоставление информации из государственных информационных ресурсов в соответствии с ведомственн ым актами. -------------------------------- <28> Распоряжение Правительства Российской Федерации от 10 июня 2011 г. N 1021-р // Текст документа официально опубликован не был.

Необходимо расширить перечень сведений о проведении государственного (муниципального) контроля, подлежащих обязательному опубликованию на сайтах органов. Должны публиковаться результаты проведения плановых и внеплановых проверок (к примеру, публикация наименований юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, деятельность которых приостановлена или прекращена (по решению суда) либо продукция которых отозвана с рынка), а также статистика. Второй немаловажный аспект - это обеспечение равного доступа к информационным технологиям. Термины "цифровое неравенство" или "цифровой разрыв" (в англоязычной литературе digital divide) трактуются по-разному. Чаще всего под цифровым неравенством понимается неравный доступ к информационным технологиям, разделение на тех, кому эти технологии доступны, а кому нет, деление на "информационно богатых" и "информационно бедных". ЮНЕСКО считает проявлением цифрового неравенства наличие на карте мира стран, где информационные технологии развиты и доступны гражданам, и стран или даже целых регионов, где уровень развития информационных технологий низок и большинство населения не имеет к ним доступа. Другие исследователи считают, что цифровое неравенство - это социально-экономический феномен, являющийся следствием разницы в уровне дохода, грамотности и образования, степени развития определенных навыков, различия в сфере бизнеса, культуры, законодательства. Для обеспечения цифрового равенства и цифрового единства граждан необходимыми условиями являются: - равенство в доступности технических средств; - равенство в навыках использования ИКТ; - равенство в способах и целях использования ИКТ. Согласно Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации <29>, к 2015 г. не менее 80% населенных пунктов должны получить доступ к открытым государственным ресурсам. -------------------------------- <29> Российская газета. N 34. 16.02.2009.

Сегодня же в рейтинговой оценке российских регионов по их готовности к информационному обществу индекс лидера в 22 раза превышает показатель региона-аутсайдера. По аналогии, "как социальное государство обеспечивает социальное равенство, так и электронное государство берет на себя обязанность обеспечить цифровое равенство... Проблема цифрового равенства по своей природе тесно связана с социальным равенством. Ее решение зависит от того, как государство решает вопрос выравнивания социального положения населения. Любое социальное неравенство способно существенно дестабилизировать нормальное функционирование общественного процесса и государственного управления... Принцип цифрового равенства должен не только получить законодательное воплощение, но и пронизывать собой все законодательство. Этот принцип исходит из того, чтобы лицо выбирало, в какой форме получать информацию - в традиционной бумажной или электронной" <30>. -------------------------------- <30> Право на доступ к информации. Доступ к открытой информации / Отв. ред. И. Ю. Богдановская. М.: ЗАО "Юстицинформ", 2009. С. 231.

Итак, информационные права человека электронной России приобретают новое звучание, и вопрос их полноценного обеспечения должен стать одной из приоритетных задач государства. "Как справедливо отмечают греческие ученые-юристы, законодательно регулируются не сами информационно-коммуникационные технологии и не их применение, а участие индивида в информационном обществе. Доступ к электронным коммуникационным системам и службам приобретает правовой характер по мере того, как общество осознает, что такой доступ - это право личности, определяющее деятельность государственных органов. Содержание данного права постепенно вырабатывается в национальных юрисдикциях" <31>. -------------------------------- <31> Там же. С. 234.

И еще один немаловажный аспект. Очевидно, что сегодня, наряду с такими понятиями, как "безопасность", "национальная безопасность", "информационная безопасность", как никогда актуализируется понятие "информационной безопасности личности". В современных условиях эта проблема выдвигается на уровень общенациональной. Решение проблем обеспечения информационной безопасности личности сегодня - это и актуально, и своевременно, поскольку Стратегией развития информационного общества в Российской Федерации, утвержденной Президентом РФ 7 февраля 2008 г. <32>, подчеркивается, что в настоящее время в Российской Федерации сформировались необходимые условия для перехода к информационному обществу, одним из важнейших проявлений которого является обеспечение национальной безопасности в сфере информатизации, а также обеспечение реализации прав граждан, организаций в условиях информатизации. -------------------------------- <32> Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 07.02.2008 N Пр-212) // Российская газета. N 34. 16.02.2009.

Анализ основных правомочий человека электронного государства позволяет сделать вывод о приоритетности решения вопроса информационной безопасности личности. Неслучайно Модельный информационный кодекс для государств - участников СНГ в ст. 1 в числе основных целей информационного законодательства называет в том числе обеспечение и защиту конституционных прав и свобод человека в информационной сфере; обеспечение информационной безопасности человека, общества и государства; создание правовых условий для эффективного информационного обеспечения физических и юридических лиц, органов государственной власти и органов местного самоуправления <33>. -------------------------------- <33> Модельный информационный кодекс для государств - участников СНГ. Часть первая (Санкт-Петербург, 3 апреля 2008 г.) // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств. 2008. N 42. С. 223 - 251.

При этом информатизация общества и проблема информационной безопасности личности тесно взаимосвязаны. К сожалению, в свете проблем "информационной безопасности государства", "информационной безопасности госструктур", "информационной безопасности бизнеса" и т. п. предмет нашего исследования остается как бы в тени, за рамками внимания как законодателя, так и многих исследователей. Однако можно с уверенностью утверждать, что постепенно эта проблема выйдет на первый план и будет требовать скорейшего решения. Формирующееся глобальное информационное пространство, в котором циркулируют информационные потоки, создаваемые всей человеческой цивилизацией, ставит на повестку дня решение не только технических, но и нравственных проблем, порождаемых самим фактом существования этого пространства. Активизация и глобализация информационных взаимодействий в современном обществе предъявляют все более высокие требования к обеспечению информационной безопасности личности. Поскольку сегодня человек - хочет он этого или нет - начинает жить в электронной России, необходим целый комплекс специальных мер для обеспечения допустимого уровня безопасности жизни и деятельности человека в таком государстве. Данный комплекс должен включать мониторинг всех аспектов электронного государства, осуществляемый в режиме реального времени с целью своевременного выявления существующих и возникающих в нем информационных угроз, их предотвращения и нейтрализации, а также ликвидации негативных последствий этих угроз. Такой мониторинг станет возможным, если основная масса субъектов электронного государства станет сознательно в нем участвовать и возьмет на себя долю ответственности за безопасность этого государства. Это означает, что должна быть соответствующая этика - этика электронного государства, которой будут следовать субъекты данного государства и без которой безопасность человека в информационном обществе будет практически недостижима. При этом, безусловно, должен соблюдаться определенный баланс интересов личности, интересов общества в целом и интересов самого электронного государства.

------------------------------------------------------------------

Название документа