Разглашение коммерческой тайны. Анализ судебной практики

(Шевченко Л.) («Трудовое право», 2012, N 8) Текст документа

РАЗГЛАШЕНИЕ КОММЕРЧЕСКОЙ ТАЙНЫ. АНАЛИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

Л. ШЕВЧЕНКО

Трудовым кодексом РФ и Федеральным законом «О коммерческой тайне» установлены правовые основания для исков между работодателями и сотрудниками, связанных с разглашением коммерческой тайны.

Однако доказывание в судебном порядке вины работника в разглашении информации, содержащей коммерческую тайну, затрудняется, во-первых, тем, что трудовое законодательство РФ имеет явный «перекос» в сторону защиты прав работников, что, в свою очередь, позволяет работнику в суде добиваться признания незаконным увольнения по пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ; во-вторых, сложности с обоснованием суммы реального ущерба, причиненного работодателю, в связи с отсутствием объективных методик для ее расчета. В настоящей статье рассматривается судебная практика, существующая в данное время, по восстановлению работников, что поможет сделать выводы о минимально необходимых мерах, при соблюдении которых работодатель вправе рассчитывать на успех в аналогичных приведенному судебных спорах. Вывод из судебной практики. Работники могут быть уволены по пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, только если сведения, которые разгласил работник, относятся к информации, содержащей коммерческую тайну, стали ему известны в рамках трудовых отношений с работодателем и он обязывался не разглашать такие сведения.

Судебная практика. Пункт 43 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»: «В случае оспаривания работником увольнения по подпункту «в» пункта 6 части первой статьи 81 Кодекса работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения».

Однако только ли выполнение этих трех условий необходимо для спокойствия работодателя? Рассмотрим подробнее. Работники не могут быть уволены по пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, если не доказано, что сведения, которые разгласил работник, относятся к информации, содержащей коммерческую тайну.

Судебная практика. Кассационное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 25 мая 2011 г. по делу N 33-1796 (Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики): «Исковые требования Ф. С.А. к ОАО «У» о восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, удовлетворены частично. Ф. С.А. восстановлен на работе в должности главного специалиста отдела экономической безопасности управления экономической безопасности ОАО «У» с 14 февраля 2011 г. С ОАО «У» в пользу Ф. С.А. взыскано <…> в качестве заработка за время вынужденного прогула, 3000 руб. в качестве компенсации морального вреда. С ОАО «У» в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 3543 руб. 42 коп. Решение суда в части восстановления Ф. С.А. на работе обращено к немедленному исполнению. Заслушав доклад судьи Верховного суда Удмуртской Республики И. Л. Копотева, объяснения Ф. С.А., его представителей Ф. Н.Г., Б. П.В., представителя ОАО «У» А. А.Н., заключение прокурора, полагавшего, что решение суда не подлежит отмене по существу, Судебная коллегия Основанием для удовлетворения иска работника о восстановлении на работе, как указал суд первой инстанции, послужило непредставление ответчиком доказательств того, что на момент вынесения приказа об увольнении у работодателя имелись основания полагать, что разглашенные сведения, ставшие известными работнику в связи с выполнением им своих трудовых обязанностей, относились к сведениям, составляющим коммерческую тайну. Судебная коллегия находит выводы суда правильными, основанными на установленных в суде обстоятельствах, подтвержденных материалами дела. В отношении информации, которую согласно акту служебного расследования от 9 февраля 2011 г. разгласил Ф. С.А., меры по охране конфиденциальности, предусмотренные ч. 1 ст. 10 Закона N 98-ФЗ, в полном объеме не выполнены. На материальные носители (документы), содержащие, по мнению ответчика, информацию, составляющую коммерческую тайну, гриф «Коммерческая тайна» с указанием обладателя этой информации (полного наименования и места нахождения юридического лица) нанесен не был (п. 5 ч. 1 ст. 10 Закона N 98-ФЗ). Учет лиц, получивших доступ к этой информации, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана, не велся (п. 3 ч. 1 ст. 10 Закона N 98-ФЗ). Отсутствие грифа «Коммерческая тайна» с указанием обладателя этой информации, учета лиц, получивших доступ к информации, является основанием считать, что в отношении документов, разглашение содержания которых работодатель вменил истцу, режим коммерческой тайны не установлен. Следовательно, как обоснованно указал суд первой инстанции, в данном случае разглашение коммерческой тайны не имело места независимо от того, что информация, которую согласно акту служебного расследования от 9 февраля 2011 г. разгласил 31 августа 2010 г. Ф. С.А., Стандартами PH и УДН (п. п. 11.2 — 11.5 приложений 1) определена в перечне информации, составляющей коммерческую тайну (п. 1 ч. 1 ст. 10 Закона N 98-ФЗ), в отношении ее путем введения указанных Стандартов установлен порядок обращения и контроля за соблюдением такого порядка (п. 2 ч. 1 ст. 10 Закона N 98-ФЗ), урегулированы отношения по ее использованию работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров (п. 4 ч. 1 ст. 10 Закона N 98-ФЗ). При таких обстоятельствах и в пределах доводов кассационной жалобы решение суда не подлежит отмене».

Вывод из судебной практики. Работники не могут быть уволены по пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, если не доказан факт разглашения сведений, содержащих коммерческую тайну, даже если сведения, содержащие коммерческую тайну, стали ему известны в рамках трудовых отношений с работодателем.

Судебная практика. Определение Московского городского суда от 12 декабря 2011 г. по делу N 4г/8-10961/2011 (надзорная жалоба Ш. — представителя ООО «Лабиринт. РУ»): «Г. обратилась с иском к ООО «Лабиринт. РУ» о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула, компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований истица указывала на то, что приказом от 24 июня 2010 г. была уволена с должности маркетолога компании за разглашение коммерческой тайны, при этом каких-либо сведений, составляющих коммерческую тайну компании, она не разглашала, третьим лицам не передавала, данные по маркетинговым программам были скопированы ею с рабочего компьютера на собственную флэш-карту для подготовки отчета на домашнем компьютере, объяснительная была написана ею под давлением работодателя. В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения. Оценив собранные по делу доказательства, руководствуясь действующим законодательством, суд пришел к правомерному выводу, что информация, скопированная истицей на флэш-карту, составляла коммерческую тайну общества, однако доказательств того, что данные сведения были переданы ею третьим лицам, стороной ответчика не представлено, истица отрицает совершение подобных действий. Доказательств пересылки истицей указанных сведений на электронные почтовые ящики третьих лиц, а равно фактов размещения в сети Интернет суду также не представлено, при осмотре домашнего компьютера истицы и удалении из него скопированной информации таковых фактов ответчиком не зафиксировано, отметок об этом в Акте об удалении информации не содержится. Таким образом, сам по себе факт копирования работником общества сведений, составляющих коммерческую тайну, на собственную флэш-карту без наличия доказательств последующей передачи указанных сведений третьим лицам не может расцениваться как разглашение этих сведений. Суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что увольнение истицы по пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ является незаконным, в связи с чем она подлежит восстановлению в должности маркетолога Службы информационных технологий и аналитики ООО «Лабиринт. РУ» с 24 июня 2010 г.».

Судебная практика. Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 6 апреля 2011 г. N 33-4816/2011: «Я. обратился во Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга с настоящим иском, ссылаясь на то, что он работал главным специалистом департамента маркетинга в <юр. л. 1> с 7 декабря 2006 г. по 30 августа 2010 г. 30 августа 2010 г. ответчиком был издан приказ <…> о прекращении (расторжении) с истцом трудового договора за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей (разглашение коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ), который был подписан директором П. 1 сентября 2010 г. Я. была выдана на руки трудовая книжка и копия приказа. Ссылаясь на незаконность оснований своего увольнения с занимаемой должности, поскольку никакого дисциплинарного проступка не совершал, акт о неисполнении трудовых обязанностей не подписывал, с приказом о наложении дисциплинарного взыскания не ознакомлен и в действительности в момент его увольнения директором <юр. л. 1> являлся К., истец просил в судебном порядке признать приказ <…> от 30 августа 2010 г. незаконным, изменить формулировку причины увольнения на увольнение по собственному желанию, взыскать с ответчика в пользу Я. в счет компенсации морального вреда 50000 руб., а также возместить расходы на оплату услуг представителя в размере 30000 руб. Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 28 января 2011 г. исковые требования Я. были удовлетворены частично, постановлено признать незаконным приказ <юр. л. 1> <…> от 30 августа 2010 г. о прекращении (расторжении) трудового договора с Я., изменить формулировку записи об увольнении Я. из <юр. л. 1> в приказе <…> от 30 августа 2010 г. с записи «уволен за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей (разглашение коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей), пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ», 30 августа 2010 г., на запись «уволен по собственному желанию, ст. 80 ТК РФ», 28 января 2011 г., взыскать с <юр. л. 1> в пользу Я. компенсацию морального вреда в размере 10000 руб. и расходы на оплату услуг представителя в размере 10000 руб., в удовлетворении остальных исковых требований Я. отказать, взыскать с <юр. л. 1> в доход государственного бюджета государственную пошлину в размере 4000 руб. В кассационной жалобе представитель <юр. л. 1 > просит указанное решение отменить и принять новое решение. Из докладной записки от 12 августа 2010 г. руководителя департамента маркетинга <юр. л. 1> М. следует, что 12 августа 2010 г. его подчиненный, главный специалист департамента маркетинга Я., допущенный к коммерческой тайне <юр. л. 1>, в нарушение требований должностной инструкции, правил внутреннего трудового распорядка, положения о защите коммерческой информации и трудового договора в ходе телефонного разговора с представителем <юр. л. 2> в его присутствии разгласил цены выполнения работ <юр. л. 1> и предложил ему организовать получение для <юр. л. 2> нового заказа на выполнение работ по проведению экспертизы промышленной безопасности зданий и сооружений <юр. л. 3> клиента <юр. л. 1>, назначив при этом более низкую цену по сравнению с ценами <юр. л. 1>, как уже делал ранее (лист дела 111, том 1). Ввиду данных обстоятельств 12 августа 2010 г. от истца были затребованы письменные объяснения и составлен акт о неисполнении трудовых обязанностей (листы дела 112 — 113, том 1). 13 августа 2010 г. приказом директора <юр. л. 1> П. для проведения служебного расследования по факту разглашения коммерческой тайны была создана комиссия (лист дела 118, том 1), которая в ходе осуществления соответствующей деятельности установила, что истец в нарушение п. п. 2.2.5, 2.2.6, 3.3.1, 4.1, 5.2 Положения о защите коммерческой информации <юр. л. 1> разгласил сведения, относящиеся к коммерческой информации ответчика, ставшие известными Я. в связи с исполнением трудовых обязанностей. В ходе проведения служебного расследования комиссия установила, что Я., используя свое служебное положение, вопреки своим трудовым обязанностям в ходе работы с заказчиками <юр. л. 1> под различными предлогами склонял их к заключению договоров с <юр. л. 2>, предлагая от последней организации более низкую цену, так как располагал сведениями о сумме договора, предлагаемой ответчиком. Так, в мае 2010 г. истец провел переговоры с закрепленным за ним предприятием <юр. л. 3> и убедил последнее заключить договор на выполнение работ по проведению экспертизы промышленной безопасности не с <юр. л. 1>, а с <юр. л. 2>, представляя эту организацию как дочернее предприятие ответчика. Исходя из вышеизложенного комиссия пришла к заключению о том, что виновные действия главного специалиста департамента маркетинга Я. привели к причинению ущерба ответчику в виде упущенной выгоды в размере <…> рублей, составляющей сумму договора, заключенного между <юр. л. 2> и <юр. л. 3> (листы дела 160 — 164, том 2). Приказом <…> от 26 августа 2010 г. к Я. было применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения за нарушение должностной инструкции, Правил внутреннего трудового распорядка, Положения о защите коммерческой информации и трудового договора от 7 декабря 2006 г. (копия приказа — на листе дела 119, том 1). Удовлетворяя исковые требования о признании увольнения незаконным, суд первой инстанции, исследовав и оценив по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации все представленные в ходе рассмотрения дела по существу доказательства, пришел к выводу о том, что, поскольку стороной ответчика не представлено доказательств, отвечающих принципам относимости, допустимости, достоверности и достаточности факта разглашения истцом коммерческой тайны, ставшей известной ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, увольнение Я. нельзя признать законным».

Вывод из судебной практики. Работники не могут быть уволены, если работодатель не соблюдает все требования ст. 11 ФЗ «О коммерческой тайне», даже при условии надлежащего ознакомления работника с положением о коммерческой тайне.

Судебная практика. Определение Московского городского суда от 22 июня 2011 г. по делу N 33-19046 (Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Б. И. Гербекова): «В удовлетворении исковых требований общества с ограниченной ответственностью «Айрон Маунтен СНГ» к Г. о признании действий по разглашению конфиденциальной информации незаконными, обязании прекратить разглашение конфиденциальной информации и обязании возместить убытки — отказать. Истец — ООО «Айрон Маунтен СНГ» — в лице представителя по доверенности А. обратился в суд с иском к Г. и, увеличив размер заявленных требований, просил признать незаконными действия ответчика по разглашению конфиденциальной информации ООО «Айрон Маунтен СНГ», обязать ответчика прекратить разглашение конфиденциальной информации ООО «Айрон Маунтен СНГ» и обязать ответчика возместить истцу убытки в размере <…> руб., мотивируя свои требования тем, что в период с 11 августа 2009 г. по 29 сентября 2010 г. ответчик состоял с истцом в трудовых отношениях. Сведений о том, что Г. в соответствии с обязательством сохранения секретности, подписанным им 11 августа 2009 г., принял на себя обязанность после расторжения трудового договора с ООО «Айрон Маунтен СНГ» не разглашать конфиденциальные сведения, в отношении которых установлен режим коммерческой тайны, данное обязательство не содержит. Суд первой инстанции при постановлении решения по настоящему делу полагал, что привлечь бывшего работника к какой-либо ответственности за разглашение секрета производства можно, только если у работодателя будут доказательства того, что в отношении разглашенных работником конфиденциальных сведений работодателем установлен режим коммерческой тайны и работник обязывался не разглашать такие сведения. Отказывая в удовлетворении требований ООО «Айрон Маунтен СНГ», суд первой инстанции исходил из того, что стороной истца не представлено доказательств выполнения работодателем при оформлении трудовых отношений с Г. положений ст. 11 Федерального закона «О коммерческой тайне», а именно что Г. был под роспись ознакомлен с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, которая имела гриф «Коммерческая тайна». При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции является законным и обоснованным».

Судебная практика. Определение Московского городского суда от 12 августа 2011 г. по делу N 33-23113 (Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего В. В. Ермиловой): «К. обратился с иском к ООО «Группа Ренессанс Страхование» об изменении формулировки увольнения, взыскании заработной платы, обязании выдать дубликат трудовой книжки, указывая на то, что был уволен без законного основания с нарушением установленной законом процедуры. В оспариваемом приказе от <…> года N <…> основание увольнения К. работодателем указано не было. Кроме того, сведения о том, что в соответствии с ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» работодателем были приняты меры по охране конфиденциальности информации в отношении B2B-системы, также не были представлены. В соответствии со ст. 10 Федерального закона от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» работодателем должны быть предприняты следующие меры: определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну, ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, регулирование отношений по использованию такой информации, нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, грифа «Коммерческая тайна». При таких данных суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что в соответствии со ст. 394 ТК РФ увольнение К. с должности <…> ООО «Группа Ренессанс Страхование» в соответствии с пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ следует признать незаконным, изменить формулировку увольнения на увольнение по собственному желанию и взыскать средний заработок за период вынужденного прогула».

Приведенная судебная практика показала, что работодатели не в полной мере соблюдают требования Федерального закона от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне». При этом из судебной практики видно, что решение суда во многом зависит от своевременного и качественного, с учетом принципов относимости, допустимости, достоверности и достаточности, представления доказательств. Обозначенные в настоящем обзоре проблемы могут быть устранены, если работодатель будет обладать доказательствами того, что: 1. Сведения разглашены: — ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка; — регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров. 2. Сведения, которые разгласил работник, относятся к информации, содержащей коммерческую тайну, как то: — определенный и утвержденный работодателем перечень информации, содержащей коммерческую тайну, с которым работники знакомятся под роспись; — соблюдение работодателем требований о вводе режима конфиденциальности в отношении информации, содержащей коммерческую тайну.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *