Время взвешенных решений и ответственных публикаций

(Пантелеев Б. Н.)

(«Культура: управление, экономика, право», 2012, N 3)

Текст документа

ВРЕМЯ ВЗВЕШЕННЫХ РЕШЕНИЙ И ОТВЕТСТВЕННЫХ ПУБЛИКАЦИЙ

Б. Н. ПАНТЕЛЕЕВ

Пантелеев Б. Н., советник юстиции, правовой эксперт Общественной палаты РФ, кандидат юридических наук.

Политкорректность — это система взаимоотношений субъектов гражданского общества и государства, основанная на взаимном уважении, признании и учете интересов и целей всех взаимодействующих сторон, высокой политической культуре, цивилизованных формах выработки и реализации решений, оперировании достоверной и полной информацией.

Два сложнейших этапа выборов в нашей стране завершены. Журналисты активно участвовали в подготовке и освещении выборов, сегодня много пишут об их итогах. Недовольные результатами ищут причины своих неудач и предлагают порой весьма экзотические варианты исправления ситуации. Некоторые прожекты возвращают нас в далекое прошлое и граничат с преступными деяниями, ответственность за которые предусмотрена ст. 136 Уголовного кодекса России.

Модная тема для обсуждения в СМИ —

избирательное право не для всех?

В наше время социальных и правовых реформ возможны самые различные законотворческие инициативы, в том числе весьма экзотические. Например, некоторые общественные деятели, скептически оценивая перспективы выборов в России, публично заявляют, что всеобщее избирательное право отныне нельзя оценивать как несомненную гуманитарную и правовую ценность.

Достигнув определенного возраста, граждане обретают право избирать и быть избранным. В Интернете и различных СМИ сегодня разворачивается активная дискуссия на тему «Является ли сегодня абсолютным благом всеобщее избирательное право в принципе или это своего рода нежелательное обременение?».

Так, после парламентских выборов в программе «Код доступа» на радио «Эхо Москвы» Юлия Латынина заявила, что совсем не каждый заслуживает право быть избирателем. Им должен быть наделен лишь тот, «кто платит хоть на копейку больше налогов, чем получает дотаций от государства».

«Если ваше общество состоит из собственников и ответственных граждан, как в Швеции или в Израиле, где граждане чрезвычайно ответственны, то даже при высоком уровне социальных гарантий в его главе окажется ответственный политик. Если ваше общество состоит из людоедов, как в Африке, или люмпенов, как в России, то на выходе вы получаете президента-людоеда или президента-люмпена», — настаивает Латынина.

С ее точки зрения, это право — некое случайное историческое условие, которое сложилось в Европе в конце XIX в., в основном благодаря росту массовых армий, которое вызвало приход к власти фашистов, национал-социалистов и социалистов. Оно ведет к государству всеобщего социального обеспечения.

«Сегодня это чрезвычайно опасно даже для богатых обществ. Для бедных оно приводит к диктатуре, как только найдется политик достаточно беспринципный, чтобы сказать народу, что если мы все разделим на всех, то у всех будет все. В результате, конечно, получается, что все есть только у него, а у всех есть шиш, но это уже происходит потом, когда политик пришел к власти. И если демократия означает всеобщее избирательное право, то да, я против демократии. Я за то, чтобы избирательное право в явном или скрытом виде принадлежало только собственникам и налогоплательщикам», — утверждает Латынина.

Получается, сам принцип тотальной защиты от всякой дискриминации в контексте активного и пассивного избирательного права ставится под сомнение и обосновывается деградацией массового электората.

После президентских выборов позиция Латыниной была несколько скорректирована. Теперь она, поддерживая свои основные тезисы, предложила официально давать «слаборазвитым недоизбирателям» дополнительный шанс — прямо на избирательном участке возможность продать на законных основаниях свой голос за 1000 рублей. Кто именно должен спонсировать такую скупку голосов, пока не уточняется.

Важно отметить, что сейчас апология неравенства в СМИ в принципе перестает рассматриваться как нарушение кодекса этики современного журналиста. Примеров широкой дискуссии и эффективных механизмов корпоративного реагирования на подобные злоупотребления свободой слова наше гражданское общество пока не дает.

Традиционно принято считать, что история человечества на практике сводится лишь к генезису свободного состоятельного светлокожего мужчины, беспощадного ко всяким чужакам и не раздумывающего, если нужно применить грубую силу. Им и для него писались самые первые известные ныне законы и составлялись кодексы патриархального права.

Идея неравенства людей уходит корнями в глубину веков. Некоторые исследователи до сих пор пытаются доказать, что неравенство, культ силы и боязнь чужака в социальной жизни являются совершенно естественными, как реализация глубинных биологических и психологических различий каждого индивидуума. Называть такой подход дискриминационным и несправедливым ранее просто никому не приходило в голову, поскольку он логично вписывался в общий фундаментальный принцип борьбы за выживание, где повсеместно торжествовало право сильнейшего. Насилие в решении любых вопросов жизнеустройства считалось естественной и безальтернативной нормой жизни.

Перестройка и сопровождающие ее изменения в общественной жизни привнесли множество новых явлений и слов, содержащих явно недопустимый дискриминационный оттенок, в том числе по национальному и религиозному признакам. Табу на высказывание двусмысленных и очевидно расистских лозунгов ныне снято повсеместно. Некоторые откровенные расисты теперь вновь появились в ток-шоу на федеральных каналах.

В главе 2 Конституции РФ 1993 г. закреплены основные положения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950) в части запрета всех форм дискриминации. Как важнейший принцип в ст. 19 воспроизведена идея равенства всех людей и абсолютный запрет на любую форму дискриминации. Но проблема в том, что при реализации на практике представленных в Основном законе прав и свобод эти безусловные ценности нередко резко конфликтуют с оставшимся до сих пор откровенно патриархальным и ксенофобским массовым сознанием.

Новым фактором информационного освещения текущей избирательной кампании стали многочисленные призывы, транслируемые СМИ, особенно сетевыми изданиями, о бесперспективности участия оппозиционных сил в современных выборах в силу предопределенности их результатов даже при честном подсчете голосов. Такие выводы обосновываются тем, что жизненные интересы большинства населения России примитивны, связаны с борьбой за элементарное выживание и прямо противоречат идеям развития и модернизации страны, которые требуют известных усилий, напряжения и жертв.

В связи с этим некоторые авторы выдвинули и активно обосновывают теорию об отмене всеобщего избирательного права, запрете на участие в выборах для всех, кто получает из бюджета «хотя бы на рубль больше, чем уплачивает налогов». Или еще одна вариация подобного тезиса звучит так: «…факт получения пенсии приравнивается к отказу от права голоса».

Эта теория уже пользуется определенной популярностью, активно обсуждается, и ее развитие может занять существенное место в политических дискуссиях как в ходе выборов, так и после них. В частности, есть большая доля вероятности, что именно ее возьмут на вооружение проигравшие выборы политики, отчаявшиеся решать споры в рамках действующего закона. Мы уверенно утверждаем, что подобные лозунги противоречат, в частности, и положениям ст. 136 УК РФ. В связи с этим журналистам нужно проявлять особую осторожность в цитировании подобных лозунгов.

Разобраться с истоками борьбы с эгалитаризмом, провести исторический и сравнительный анализ становления всеобщего избирательного права, учесть все существующие исключения из принципа всеобщего избирательного права с позиций возможности или невозможности расширения действующего перечня — вот насущные потребности нашего времени. Есть на этом поле значительный участок работы и для аналитиков СМИ.

Необходимо заново логично увязать важность данного принципа с другими конституционными основами современного демократического правового государства, рассмотреть его в контексте современного понимания дискриминации. Полученные выводы важно оформить в доступном для СМИ виде и использовать в ходе научных и практических дискуссий.

При изучении международных подходов к решению подобных проблем было обнаружено, что современные исследователи и практики нередко применяют термин «политкорректность» для обозначения целой системы новых критериев и нравственных стандартов в политике, философии, этике и культурологии. Точного и единообразного определения этого термина пока не выработано. Но в этом случае важен сам подход, та общепризнанная методология, которая позволяет не только провозгласить независимость СМИ, но и реально обеспечить каждому подлинную возможность самовыражения без нарушения прав и ущемления достоинства других людей.

Применяемый в подобных ситуациях термин «толерантность» также имеет право на существование. Однако сфера его применения намного уже, а результативность использования менее эффективна. Терпимое отношение к окружающему миру должен формировать в себе каждый социально ответственный человек. При этом он самостоятельно и с помощью государственных структур вынужден преодолевать в себе глубинные стереотипы и природные страхи, имеющие нередко вполне реальное обоснование.

Процесс самосовершенствования многотруден. Следует честно признать, что сегодня он не может быть успешным без активно выраженной государственной воли к повсеместному утверждению политической вежливости, строгой официальной корректности. Поэтому логично было бы перейти к более сложному, но и более эффективному социальному явлению — процессу внедрения политкорректности.

Общеизвестно, что законодательные нормы непременно опираются на силу государственного принуждения. История показывает, что нередко законы носят новаторский, экспериментальный, а иногда и революционный характер. Если законы систематически не исполняются, то бессмысленно говорить о правовом государстве.

Моральные нормы, напротив, основаны исключительно на силе общественного мнения. Мораль традиционна по своей сущности, ибо поддерживает уже сложившиеся представления, а иногда и предрассудки. Здоровое общество в идеале и без помощи государственных структур способно обеспечить минимально достаточные стандарты приемлемого поведения каждого из своих членов. Однако с большой долей условности сегодня применительно к России можно говорить и о целостном правовом поле, и о единой общественной морали.

Поэтому и возникает жизненная необходимость введения нового понятия, которое, с одной стороны, устанавливает с помощью международных и государственных ресурсов единые для всех более прогрессивные стандарты, а с другой — исключает непосредственное применение репрессивных мер государственного принуждения.

Вопрос, как будут приживаться в обществе и поддерживаться навязанные «сверху» образцы поведения, очень сложный. Но международная практика и развитие общества дают на него обнадеживающие ответы. В первую очередь нужны различные корпоративные нормы, в том числе редакционные уставы социально ответственных СМИ, воспринимающих новые стандарты, и солидарная реакция общества на новые вызовы эпохи — терроризм, экологические проблемы и т. д. В подобных случаях государственные институты не могут пассивно наблюдать за развитием событий уже в силу возможных глобальных последствий.

Таким образом, сегодня политкорректность на практике — это реализация желательных социальных стереотипов силами прогрессивной общественности, в частности журналистским сообществом. Подтверждение для такого подхода к пониманию и попытке определения политкорректности можно найти в современном международном праве. В частности, многие декларации ООН и конвенции Совета Европы ссылаются на «дух закона», «дух терпимости и понимания», «особые формы позитивных действий, направленных на преодоление дискриминации и нарушений прав человека». Что это, если не особые стандарты, более важные и современные, чем моральные нормы, но не получившие по различным причинам закрепления в «букве закона»?

В ч. 4 ст. 15 Конституции РФ признается, что международное законодательство по вопросам защиты прав человека является составной частью национальной правовой системы и применяется непосредственно. Мировые стандарты правоприменения предлагают эффективные методики усвоения культурной чуткости и демократические механизмы для контроля за установлением и соблюдением правил политкорректности работниками печати и других средств массовой информации.

Не посягая на безусловное право СМИ на независимость и свободу распространения информации, международные нормы обязывают журналистов выполнять свои функции с сознанием ответственности перед обществом и гражданами. Для этой цели согласно Декларации о средствах массовой информации и правах человека (1970) каждой стране-участнице необходимо предусмотреть и постоянно развивать:

а) профессиональную подготовку журналистов;

б) кодекс профессиональной этики, который должен охватывать вопросы распространения точных и сбалансированных сообщений, исправление ошибочной информации, проведение четкого различия между распространяемой информацией и комментариями, недопущение распространения клеветнических утверждений, уважение права на частную жизнь, уважение права на справедливое судебное разбирательство;

в) советы по печати, полномочные расследовать и пресекать случаи непрофессионального поведения.

Вот это и есть примерная процедура реализации идеи политкорректности на практике. При таком весьма демократичном подходе всякие домыслы о попытках возрождения цензуры под видом политкорректности теряют основу. Роль государства и его профильных органов заключается лишь в том, чтобы постоянно держать эти проблемы в фокусе своего внимания и обеспечивать техническую и процедурную возможность широкой общественности, профессиональному сообществу активно разбирать конкретные казусы, самостоятельно давая им принципиальную оценку.

Журналисты обязаны знать, что позиция органов государственной власти по таким важным для общества вопросам должна быть изложена в нормативных актах и политических заявлениях. Более того, она должна быть широко обсуждена самим журналистским сообществом и получить конкретное закрепление в уставах наиболее авторитетных общефедеральных и региональных СМИ. Применять стандарты политкорректности на практике по каждому резонансному случаю должны постоянно действующие или специально созданные общественные органы самого профессионального сообщества.

Согласно международным стандартам обязанность государственных органов, рассчитывающих на уважительное отношение к своим действиям и решениям, заключается в том, чтобы всемерно содействовать повышению правовой грамотности и постоянному профессиональному обучению журналистов; обеспечить на практике процедуру приведения уставов СМИ и профессиональных кодексов в соответствие с политико-правовыми реалиями сегодняшнего дня; своевременно предоставить возможности, в том числе и финансовые, для регулярной и плодотворной деятельности общественных советов по разрешению информационных конфликтов.

Политкорректность в отличие от толерантности всегда предполагает наличие ясно выраженной и последовательно проводимой государственной воли. Отсутствие четкой правовой позиции приводит к тому, что в случае конфликта данный вопрос каждый раз получает непредсказуемое решение в суде.

Например, некоторые правоприменители до сих пор используют в широком смысле понятие «нецензурные выражения», хотя, как известно, цензура прямо запрещена в Конституции РФ. Другие предпочитают вообще никак не реагировать на некорректные дискриминационные выражения, ссылаясь на их общеупотребительность.

Известны печально закончившиеся попытки правоохранительных органов достойно отреагировать на явные антисемитские высказывания отдельных депутатов Госдумы. Государство в этом случае своим бездействием показало обществу яркий пример неполиткорректности.

Журналисты, представители национальных, религиозных меньшинств и других социальных групп, отдельные граждане испытывают чувство неопределенности. Отсутствие государственного подхода и правового решения способствует различным злоупотреблениям при разрешении конфликтных ситуаций. Применительно к реалиям Российской Федерации этот упрек особенно справедлив, поскольку количество СМИ, находящихся непосредственно в ведении различных государственных структур, не сокращается. Опыт показывает, что решить такую масштабную проблему только своими силами журналистское сообщество не способно.

Законодательное урегулирование отношения к политкорректности, на наш взгляд, нисколько не ущемляет права народов, свободы слова и право граждан на самовыражение, но, напротив, обозначает международно признанную процедуру и дает четкие ориентиры для разрешения спорных, пограничных, конфликтных ситуаций и поэтому объективно способствует их профилактике.

Все ветви государственной власти должны, а правоохранительные органы и суды могут принять участие в реализации государством своей части обязанностей по цивилизованной реализации раздела «Меры по обеспечению ответственности печати и других средств массовой информации» Декларации о средствах массовой информации и правах человека. Назовем этот комплекс долговременных мероприятий методикой развития культурной чуткости или механизмом утверждения политкорректности.

Политкорректность предполагает безусловное преимущество общепризнанных прав и свобод человека, общества и государства над достижением односторонних преимуществ какой-либо из сторон, что предусматривает преимущественно договорную форму взаимодействия, базирующуюся на взаимных уступках и исключении силовых форм решения проблем.

На наш взгляд, способствовать этому может выработка механизма постоянного обучения и корректного взаимодействия сторон, который включал бы в себя общепризнанные правила поведения и общения субъектов, процедуры, позволяющие цивилизованными методами влиять на стороны, игнорирующие эти правила, функционирование институтов посредников и арбитров, групп поддержки и сдерживания конфликта интересов.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *