Правовое регулирование рекламы с позиции судебной практики: отдельные аспекты правоприменения

(Кирилловых А. А.) («Вестник арбитражной практики», 2013, N 1) Текст документа

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ РЕКЛАМЫ С ПОЗИЦИИ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

А. А. КИРИЛЛОВЫХ

Кирилловых Андрей Александрович Юрисконсульт, преподаватель кафедры экономики Вятской государственной сельскохозяйственной академии, преподаватель Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права (Кировский филиал). Специалист в области административной и гражданской правосубъектности юридических лиц, трудовых правоотношений. Родился 8 января 1981 г. в г. Кирове. В 2004 г. окончил Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права. Имеет ряд публикаций.

В статье проводится анализ отдельных аспектов обобщения судебной практики, посвященной вопросам применения судами некоторых норм (положений) законодательства о рекламе. Особое внимание обращается на понятие рекламной информации, вопросы порядка и условий размещения рекламной информации, в том числе спонсорской рекламы и рекламы банковских услуг.

Ключевые слова: реклама; информация; спонсорство; вывески; указатели; потребитель; заем; кредит; конструкция.

Legal regulation of advertising from the court practice perspective: specific aspects of law enforcement A. A. Kirillovykh

The article analyzes individual aspects of general court practice in relation to the enforcement of specific provisions of advertising law by courts. The author is focused on the notion of advertising information, procedure and conditions of advertising placement including sponsor advertising and advertising of banking services.

Key words: advertising; information; sponsorship; signs; signposts; consumer; loan; credit; structure.

Современное рекламное законодательство как составная часть нормативно-правового регулирования информации должно отвечать постоянно трансформирующемуся информационному пространству. Решение этой задачи является важным не только в связи с растущим значением информации как самостоятельного объекта прав (товара, все чаще выступающего предметом гражданско-правовых сделок), но и общей, перспективной тенденцией построения глобального информационного общества, образующегося на базе развития информационно-коммуникативной экономики.

В свою очередь, реклама является повседневным спутником современной хозяйственной деятельности. Ее информационная составляющая выступает мощным инструментом продвижения предпринимательской продукции и влияния на сознание потребителей. И именно от правильной расстановки приоритетов в нормативно-правовом регулировании данного процесса зависит общее состояние законности в сфере рекламных отношений, а в итоге — и развитие добросовестной конкуренции на рынке товаров (работ или услуг). Как известно, объемную сферу отношений, связанных с рекламой и рекламной деятельностью, регулирует специальный Федеральный закон от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ «О рекламе» (далее — Закон N 38-ФЗ, Закон о рекламе), являющийся специальным нормативным актом в сфере рекламного права. Однако его положения (в силу неоднозначности и спорности, а также оценочного характера большинства норм) нередко составляют трудность в правоприменительной деятельности. На этом фоне значительно возрастает роль отдельных государственных органов (прежде всего судов и Федеральной антимонопольной службы (ФАС России)), формирующих административную практику и в силу этого дающих отдельные разъяснения по правоприменению рекламного права. Такие правовые позиции нередко находят отражение в письмах ФАС и постановлениях высших судебных инстанций. Обобщение накопленного опыта правоприменительной деятельности и выработка единой позиции по ряду ключевых вопросов способствуют дальнейшему отражению их на уровне действующего рекламного законодательства. На современном этапе подобное обобщение нашло отражение в Постановлении Пленума ВАС РФ от 8 октября 2012 г. N 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона «О рекламе» <1> (далее — Постановление ВАС РФ, Постановление), которое представляет очередной этап трансформации рекламных отношений и видение этих изменений с официальных позиций судебных органов. ——————————— <1> См.: Экономика и жизнь (Бухгалтерское приложение). 2012. N 45. 16 ноября.

Анализ предлагаемых изменений в подходах судов к разрешению определенных ситуаций представляет интерес прежде всего с точки зрения изменения оценки современной практики рекламных отношений и помогает спроецировать общую модель, перспективные направления развития рекламного права и правоприменения его норм. Итак, предваряя изучение обобщений судебной практики, отметим, что в ней нашел разъяснение ряд спорных вопросов, уже давно требовавших своего разрешения хотя бы на правоприменительном уровне, и наиболее часто возникающих коллизионных проблем, от правильного разрешения которых в каждом конкретном случае зависит грамотный исход рассмотрения правовой ситуации.

Рекламная информация

В первую очередь много спорных вопросов возникает при отнесении той или иной информации к рекламной. Отметим, что рекламой считается информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке (ст. 3 Закона о рекламе). Само легальное определение рекламы в некоторых случаях позволяет относить к рекламе достаточно большой объем информации различного характера, в том числе и той, которая может иметь ограничения для распространения либо, наоборот, обязательна к размещению, учитывая особенности предпринимательской деятельности и необходимость соблюдения прав потребителей. Сообразно такому подходу Постановление Высшего Арбитражного Суда РФ исключает возможность отнесения к рекламе информации, которая хотя и отвечает перечисленным критериям рекламы, однако обязательна к размещению в силу закона или обычая делового оборота. Примерный перечень случаев, когда информация должна предоставляться в обязательном порядке, содержится в действующем законодательстве. Например, ст. 495 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) закрепляет обязанность продавца предоставить покупателю информацию о товаре. В свою очередь, информационная обязанность продавца (изготовитель, исполнитель) предоставить покупателю информацию о себе закреплена в законодательстве о защите прав потребителей. При этом возникает вопрос о разграничении в обязательной информации ее рекламного контекста. В судебной практике встречаются подобные критерии. В случаях рассмотрения соответствующих споров суды оценивают объемно-пространственные конструкции, размещенные на крышах и фасадах зданий, в качестве рекламы или вывески в зависимости от конкретных обстоятельств дела [1]. Однако общая позиция судебных органов сводится к отсутствию оснований для квалификации информации как рекламной (например, о товаре или наименовании продавца), если она размещена в месте продажи товара или в месте нахождения продавца. Ранее, рассматривая спор об отнесении конструкции о магазине к рекламной, Высший Арбитражный Суд РФ, в частности, высказал мнение, что спорная конструкция размещена у входа в помещения и не является рекламой, а содержит обязательную информацию об услугах, предлагаемых потребителям. Назначение информации такого характера состоит в извещении неопределенного круга лиц о фактическом местонахождении предпринимателя <2>. Основной аргумент в пользу такого вывода судебная практика, как и прежде, видит в отсутствии в подобных случаях целей, связанных с рекламой (п. 2 Постановления). ——————————— <2> См.: Определение ВАС РФ от 25 апреля 2012 г. N ВАС-1930/12 по делу N А57-17129/10.

В то же время, по мнению Высшего Арбитражного Суда РФ, размещение отдельных сведений, очевидно вызывающих у потребителя ассоциацию с определенным товаром, должно рассматриваться как реклама этого товара. При этом в названных случаях для привлечения внимания и поддержания интереса к товару достаточно изображения части сведений о товаре (в том числе товарного знака). Отдельно в Постановлении Высшего Арбитражного Суда РФ урегулирован вопрос о разграничении информации о наименовании организации, ее местонахождении, об указании направления проезда к организации, на знаках маршрутного ориентирования или совмещенной с этими знаками. Примечательно, что при решении возникающих вопросов высшая судебная инстанция предлагает опираться на действующие технические условия установки и размещения технических средств организации дорожного движения. Суд, фактически устанавливая в размещенной информации признаки рекламы, основывается на наличии согласования ее размещения с органами ГИБДД и ГОСТов. В случае соблюдения обозначенных условий такая информация подпадает под режим вывесок и указателей, не содержащих сведений рекламного характера (подп. 5 п. 2 ст. 2 Закона о рекламе). В ином случае размещенная без соблюдения упомянутых требований информация подлежит оценке на предмет выявления наличия в ней признаков рекламы (п. 12 Постановления).

Спонсорская реклама

Как известно, Закон о рекламе 2006 г. выделяет в качестве самостоятельного термина спонсорскую рекламу, под которой понимается реклама, распространяемая на условии обязательного упоминания в ней об определенном лице как о спонсоре. Одновременно подобное нормативное представление позволяет выделить спонсорскую рекламу в качестве самостоятельного вида рекламы, предусмотренного законодательством. Спонсорская реклама в последнее время получает активное развитие. В Постановлении Высшего Арбитражного Суда РФ спонсорские отношения нашли отражение с точки зрения последствий ненадлежащего исполнения гражданско-правовых обязательств. Поэтому в Постановлении отдельно указано, что к договору, заключенному между спонсором и рекламораспространителем, применяются общие положения об обязательствах и договорах. В более обобщенном представлении спонсор — лицо, организация, фирма, финансирующие какое-либо мероприятие. В роли спонсора может выступать физическое или юридическое лицо, а не производимая продукция. В литературе спонсором признается лицо, не только оказывающее помощь в обмен на распространение информации о себе, но и предоставляющее ее безвозмездно, т. е. не рассчитывающее на упоминание своего имени. Следовательно, на практике спонсорство не связано исключительно с рекламой [2]. Между тем Высший Арбитражный Суд РФ определяет встречный характер таких обязательств (ст. 328 ГК РФ), что само по себе исключает безвозмездные начала в отношениях между спонсором и рекламораспространителем. Официальная позиция суда, таким образом, строится на придании спонсорским отношениям более стабильного характера, обеспечиваемого инструментами гражданско-правового регулирования в рамках хозяйственных отношений. Что касается вопроса о неисправном исполнении обязательств и нарушения их со стороны рекламораспространителя, то Высший Арбитражный Суд РФ в качестве такого факта называет ошибки в размещении рекламы, касающиеся упоминания о спонсоре, в частности существенное искажение наименования спонсора. Как отметил Высший Арбитражный Суд РФ, неправильное указание организационно-правовой формы спонсора — юридического лица — рассматривается как существенное искажение наименования, если оно не позволяет потребителю рекламы с достоверностью идентифицировать лицо, выступающее спонсором. Не лишним в качестве существенного искажения информации о спонсоре считать случаи орфографических ошибок в наименовании спонсора, что может иметь место на практике. Однако здесь речь идет о технических ошибках, которые в целом, по сравнению с требованиями к наименованию юридического лица (ст. 54 ГК РФ), не несут значительных неблагоприятных последствий как для спонсора, так и для потребителя информации.

Ненадлежащая реклама

Законодательство о рекламе в качестве ее самостоятельного вида называет ненадлежащую рекламу. Правовое регулирование ненадлежащей рекламы приобретает принципиальное значение в вопросах обеспечения добросовестной конкуренции между рекламодателями, а также защиты интересов потребителей. При этом дискуссионным является вопрос о так называемом обезличенном сравнении, который в той либо иной степени обсуждается в литературе, посвященной проблемам недобросовестной конкуренции [3, 4]. Такая практика является весьма распространенной и требует необходимого правового оформления, поскольку сравнение собственного товара с товаром конкурента в отсутствие его визуального представления формирует у потребителя ложное представление о свойствах (качестве) товара и не позволяет сделать объективный выбор. В связи с этим Высший Арбитражный Суд РФ считает, что при сравнении в рекламе собственных товаров с товарами конкурентов не допускается сравнение, основанное на несопоставимых критериях, или неполное сравнение товаров, поскольку это искажает представление о рекламируемом товаре и не позволяет объективно оценить его свойства. В качестве примера такого некорректного сравнения можно назвать сравнение жидкокристаллических телевизоров и полупроводниковых, т. е. работающих по принципиально иной технической схеме. Поэтому реклама может быть признана недостоверной и в том случае, когда сведения, не соответствующие фактическим обстоятельствам, касаются деятельности (товара) конкурентов (п. 6 Постановления ВАС РФ). Особые требования предъявляет законодательство о рекламе к условиям и механизму доведения рекламной информации до потребителей. Как следует из п. 28 Постановления, рекламодатель вправе выбрать форму, способ и средства рекламирования своего товара, с учетом соблюдения обязательных требований, предъявляемых Законом о рекламе к рекламе, в частности, о включении в рекламу предупреждающих надписей, обязательных сведений или условий оказания услуг. Высший Арбитражный Суд РФ в некотором смысле «поставил точку» в вопросе о статусе информации, которая «теряется» на общем информационном фоне представления о продукте. В рассматриваемой ситуации суд фактически установил презумпцию «отсутствия информации», если таковая не воспринимается или плохо воспринимается потребителем (шрифт (кегль), цветовая гамма и т. п.) и это обстоятельство приводит к искажению ее смысла и вводит в заблуждение потребителей рекламы. Особенно остро обозначенные случаи распространены в банковской практике, при выдаче потребительских кредитов. В связи с этим отметим, что если ненадлежащая информация о содержании банковских услуг доведена до потребителя в рекламном объявлении, т. е. в объявлении, адресованном неопределенному кругу лиц, то к данным отношениям могут быть применены нормы Закона «О рекламе». Реклама банковских услуг не может умалчивать об условиях их оказания, влияющих на сумму доходов или расходов лиц, воспользовавшихся данными услугами, если в рекламе сообщается хотя бы одно из таких условий. В качестве примера такой ситуации можно считать случай, когда существенные условия банковского договора напечатаны мелким шрифтом и вынесены в сноски внизу страницы (например, плата за обслуживание счета может на 50% и более превышать комиссионные проценты от суммы кредита и т. д.), что значительно затрудняет, а в отдельных случаях делает невозможным (например, для пожилых людей, страдающих патологиями органов зрения) своевременное ознакомление с этими условиями [5]. В данной ситуации можно вести речь о недобросовестном поведении рекламодателя и, соответственно, самой рекламы, что не требует дополнительного доказывания факта недобросовестности самой рекламы. Поэтому соответствующая реклама является ненадлежащей в силу того, что она не содержит части существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования. В связи с этим суд логично посчитал, что оценка такой рекламы осуществляется с позиции обычного потребителя, не обладающего специальными знаниями (п. 28) и в силу этого не обязанного доказывать факт отсутствия сведений о продукте. Впрочем, относительно кредитно-заемных отношений Постановление содержит отдельные положения, разъясняющие ряд принципиальных аспектов рекламы банковских услуг. В частности, как отмечено в Постановлении Высшего Арбитражного Суда РФ, к искажению сути рекламируемой банковской услуги и введению в заблуждение потребителей может относиться факт рекламы услуг, связанных с предоставлением кредита, пользованием им и погашением кредита, когда такая реклама, содержащая хотя бы одно условие, влияющее на его стоимость, не содержит остальные условия, определяющие фактическую стоимость кредита для заемщика и влияющие на нее. К условиям, влияющим на стоимость кредита, в частности, могут относиться условия о размере процентной ставки, сумме и сроке кредита, платежах и комиссиях по кредитным операциям, а также о дополнительных расходах заемщика, связанных с получением кредита (страхование рисков, в том числе жизни, здоровья потенциального заемщика, нотариальное заверение документов, предоставление обеспечения по кредитному договору, оценка имущества, передаваемого в залог, и др.). Вместе с тем рекламодатель не обязан указывать конкретный размер дополнительных расходов, которые понесет заемщик, воспользовавшись рекламируемой банковской услугой. Достаточно перечисления таких расходов. Здесь следует отметить, что положения о рекламе финансовых услуг (ст. 28 Закона о рекламе) неприменимы к отношениям, связанным с предоставлением товарного и (или) коммерческого кредита. Это означает, что соответствующие информационные обязанности рекламодателя применяются исключительно к потребительской сфере, т. е. к отношениям, возникающим с участием граждан-потребителей, имеющих статус особых субъектов в рассматриваемой сфере (п. 25 Постановления ВАС РФ).

Рекламные конструкции

Особо в Постановлении Высшего Арбитражного Суда РФ урегулированы спорные вопросы порядка размещения рекламной информации с помощью рекламных конструкций. Прежде всего, заметим, что указанные отношения регулируются специальным договором, именуемым как договор на установку и эксплуатацию рекламной конструкции, который заключается между владельцем рекламной конструкции и собственником земельного участка, здания или иного недвижимого имущества, к которому присоединяется рекламная конструкция. По-сути, указанный договор носит вспомогательный характер к деятельности по размещению произведенной рекламы и завершает пакет договоров, обеспечивающих рекламную кампанию, связанную с размещением наружной рекламы. Отметим несколько принципиальных моментов. Во-первых, разрешен вопрос о степени исполнения решения об аннулировании лицензии на установку рекламной конструкции или признании ее недействительной. Данное решение, обязывающее собственника или иного владельца рекламной конструкции осуществить ее демонтаж, является полностью исполненным в случае демонтажа не только самого места размещения рекламных материалов (элементы конструкции), но и элементов крепежа. Во-вторых, определена ситуация, при которой установка рекламной конструкции является самовольной. Таковой она признается при отсутствии у лица, осуществившего возведение конструкции, разрешения на ее установку, выданного органом местного самоуправления муниципального района или органом местного самоуправления городского округа, на территориях которых предполагается осуществить установку рекламной конструкции. В-третьих, разрешается практический вопрос о смене собственника (владельца), как и о других фактах возникновения прав третьих лиц на рекламную конструкцию в период действия разрешения на установку рекламной конструкции. Обязанностью прежнего владельца о состоявшейся передаче владельческого титула на вещь является обычное уведомление о данном факте органов местного самоуправления, выдавших разрешение. Смена собственника при этом не приводит к перемене лиц в обязательстве из договора на установку рекламной конструкции в силу закона, что не требует переоформления соответствующего разрешения. В данном случае для оформления отношений с новым собственником (владельцем) может быть осуществлена замена стороны из договора на установку рекламной конструкции (по правилам о перенайме (ст. 615 ГК РФ)) либо заключен новый договор в отношении данной рекламной конструкции (п. 17 — 19 Постановления ВАС РФ). Обязанность по демонтажу рекламной конструкции возложена на собственника или иного законного владельца недвижимого имущества. Высший Арбитражный Суд РФ к определению «владелец конструкции» подходит достаточно широко и понимает под ним ее фактического владельца, независимо от того, кому выдавалось разрешение на установку соответствующей рекламной конструкции. По мнению суда, исполнение решения о демонтаже конструкции может быть возложено на собственника или иного законного владельца недвижимого имущества, на котором размещена рекламная конструкция, в случае невозможности установления владельца либо собственника соответствующей конструкции. При этом обязанность по демонтажу конструкции может быть возложена на собственника или иного владельца по решению суда или органа местного самоуправления, выдавшего соответствующее разрешение на основании его предписания, в частности, при выявлении факта самовольной установки конструкции. Поэтому Высший Арбитражный Суд РФ в качестве общего правила предусматривает приоритет судебной процедуры при решении вопроса о возложении обязанности по демонтажу конструкции на соответствующее лицо (к таким фактам (случаям) суд относит, в частности, аннулирование разрешения, признание его недействительным или истечение срока его действия). Расходы по демонтажу самовольно установленной рекламной конструкции подлежат взысканию с лица, ее установившего, а при его отсутствии — с лица, осуществляющего непосредственную эксплуатацию такой конструкции (п. 20 и 21 Постановления ВАС РФ).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Щелкунова Т. С. О проблемах разграничения понятий «реклама» и «вывеска» // Арбитражные споры. 2011. N 4. С. 88 — 99. 2. Алексеев С. В. Правовое регулирование спортивного спонсорства // Спорт: экономика, право, управление. 2011. N 4. С. 3 — 9. 3. Кондратовская С. Н. Правовые проблемы пресечения недобросовестной конкуренции на товарных рынках: Дис. … канд. юрид. наук. С. 82. 4. Конкурентное право Российской Федерации: Учебное пособие для вузов / Под ред. Н. И. Клейн, Н. Е. Фонаревой. М., 1999. С. 96, 97. 5. Вавилин Е. В. Осуществление и защита прав потребителей: принцип добросовестности // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 5. С. 7 — 11.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *