Электронное голосование: опыт и перспективы Швейцарии и России

(Шульга-Морская Т. В.) («Адвокат», 2013, N 3) Текст документа

ЭЛЕКТРОННОЕ ГОЛОСОВАНИЕ: ОПЫТ И ПЕРСПЕКТИВЫ ШВЕЙЦАРИИ И РОССИИ

Т. В. ШУЛЬГА-МОРСКАЯ

Шульга-Морская Татьяна Владиславовна, аспирантка Университета Монтескье — Бордо IV и Московского государственного открытого университета им. В. С. Черномырдина.

В статье Т. В. Шульга-Морской рассматриваются различные системы дистанционного электронного голосования, используемые швейцарским кантоном Женева при проведении политических выборов и референдумов (с применением одноразовых кодов) и использованные ЦИК России при проведении тестовых электронных опросов избирателей (с применением компакт-дисков, мобильных телефонов и социально-платежных карт). Подробно проанализированы такие характеристики систем электронного голосования, как организация голосования в системе, порядок идентификации избирателя и подсчета голосов, обеспечение свободы и тайны голосования. По результатам анализа автор делает вывод о том, что женевская и российская системы электронного голосования с использованием социально-платежных карт наиболее полно соответствуют требованиям к организации голосования в демократическом обществе, хотя и не полностью отвечают требованиям по обеспечению свободы голосования.

Ключевые слова: электронное голосование, голосование через Интернет.

Electronic voting: experience and prospects of Switzerland and Russia T. V. Shulga-Morskaya

In the article of the postgraduate student of University Montesquieu-Bordeaux IV and Moscow state open university named Victor Chernomyrdine T. V. Shulga-Morskaya (e-mail: tatiana. shulga_morskaya@yahoo. com) different systems of remote electronic voting are analyzed: Swiss one developed in the canton of Geneva for political elections and referendums (with one-time voting codes as a means of identification of voters) and three ones used by the Central election commission of the Russian Federation for a test phase of electronic voting polls (with CDs, mobile phones and social payment cards). Author analyzes in details such features of e-voting systems as organization of voting in system, the procedure of voters ‘identification and counting of votes, ensuring the freedom and secrecy of vote. As a result of the analysis author draws a conclusion that Genevas e-voting system and Russian system using social payment cards meet the best the requirements of voting organization in a democratic society though they not satisfy completely the requirement of freedom of vote.

Key words: electronic voting, internet voting (e-voting).

Введение

В то время как интернет-революция захватывает экономику, науку и культуру, политика остается одним из последних бастионов индустриального мышления, пока еще не принимающего ценности зарождающегося информационного общества. Надо заметить, что это не впервые, когда политики игнорируют достижения прогресса и отказываются от их внедрения в своей деятельности. Например, широко известна история с попыткой внедрения изобретения Т. Эдисона — электрической машины для голосования — в американском Конгрессе в 1869 году. Коллега Эдисона по работе на телеграфе Дьюитт Робертс приобрел долю в изобретении за 100 долларов и поехал в Вашингтон, чтобы представить его одному из комитетов Конгресса. На председателя комитета не произвела впечатления скорость, с которой машина могла регистрировать голоса, и он сказал Робертсу: «Молодой человек, если есть на свете изобретение, которое нам менее всего нужно, то это оно самое!». Медленная скорость устного поименного голосования в Конгрессе и других законодательных органах позволяла его членам затягивать принятие решений или убеждать за это время других членов голосовать по-другому. Машина для голосования Эдисона так и не была внедрена <1>. ——————————— <1> См., например: Лапиров-Скобло М. Я. Эдисон: биография отдельного лица // Жизнь замечательных людей. Сер. Биографии. М.: Молодая гвардия, 1960. Вып. 15 (305); Vote recorder [Electronic resource] / Rutgers, The State University of New Jersey. The Thomas A. Edison Papers Project. Mode of access: http://edison. rutgers. edu/vote. htm.

Надо сказать, что определенная осторожность при использовании новых технологий в решении политических вопросов вполне оправданна, ведь такие технологии несут не только преимущества в виде ускорения, упрощения и зачастую удешевления процедур народного волеизъявления, но и серьезные риски, связанные с возможными нарушениями подобных процедур, а также прав и свобод человека. В частности, такая базовая демократическая процедура, как голосование (на политических выборах, референдумах, при организации законодательных инициатив и т. п.) в случае ее «электронизации» может стать полем для многочисленных нарушений базовых принципов демократического голосования: свободы, тайны, честности голосования, а также права человека на неприкосновенность частной жизни, свободу выражения мнения, права на свободные выборы. На этом основании многие юристы считают неприемлемым использовать в настоящее время новые информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) в политической жизни. Однако, по нашему мнению, вопрос не в том, допустимо или нет использовать ИКТ в осуществлении гражданами своих политических прав. Следуя логике неотвратимости прогресса, можно с уверенностью сказать, что внедрение ИКТ в политике — лишь дело времени. На самом же деле вопрос состоит в том, как организовать электронные демократические процедуры, чтобы при всех их преимуществах они не давали возможностей для нарушения законодательства, следовательно, граждане могли бы доверять электронным системам и результатам, полученным с их помощью.

Часть I. Электронное голосование: опыт Кантона Женева

В настоящее время конституционное право стоит перед вызовом: принять или отвергнуть предлагаемые интернет-технологии осуществления гражданами их политических прав. Пока большинство сомневается в их целесообразности, некоторые страны сделали свой выбор в пользу новых технологий. В частности, Швейцария уже почти десять лет занимается внедрением электронного голосования. Заметим, что страна еще с конца 1970-х годов начала практиковать голосование по почте, поэтому голосование по Интернету как еще один способ дистанционного голосования не вызывает здесь отторжения. Тем не менее Швейцарская Конфедерация в этом направлении действует достаточно осторожно и не торопит события. Несмотря на то что использование Интернета гражданами в осуществлении своих политических прав было разрешено федеральным законом с 2002 года, только с 2009 года швейцарские граждане, проживающие за границей, смогли первыми среди сограждан проголосовать по Сети. Кантон Женева — один из пионеров электронного голосования в стране. Проект по его внедрению, в рамках которого были проведены голосования и выборы на всех уровнях (муниципальном, кантональном, федеральном), был запущен еще в 2001 году. Программное обеспечение электронного голосования получило признание Европейского союза (лейбл «полезный опыт»), ООН (финалист премии ООН за вклад в развитие государственной службы), Совета Европы (система электронного голосования была использована для проведения опроса по Европейской хартии для демократических школ без насилия), а также получило несколько европейских призов. Итак, 8 февраля 2009 года на референдуме граждане одобрили поправку в ст. 48 Конституции Республики и Кантона Женева о возможности голосовать и избирать по Интернету, которая вступила в силу с 2010 года. К концу 2011 года было проведено 25 электронных голосований и выборов на всех уровнях, таким образом, этот год стал годом истинного внедрения этой процедуры в политическую жизнь кантона <2>. ——————————— <2> См. подробнее: Шульга-Морская Т. В. Выживет ли репрезентативная демократия в эпоху Интернета? // Городское управление. 2012. N 3. С. 87 — 90.

Не случайно значительная часть официальной документации по электронному голосованию посвящена вопросу доверия. Обеспечить доверие граждан к системе волеизъявления и в то же время к его процедуре (т. е. обеспечить свободу и тайну голосования) — вот основные задачи при организации голосования в демократическом обществе. Рассмотрим, каким образом они решаются в Женеве.

1. Доверие граждан к системе электронного голосования (СЭГ)

1.1. Невозможность систематического увода голосов

А. С технической точки зрения. Подробный анализ защищенности женевской СЭГ от угроз извне и изнутри сделал М. Шевалье в статье «Открыто о Женевском решении электронного голосования» <3>. Чтобы не вдаваться в технические подробности, мы рассмотрим лишь основные средства защиты СЭГ. ——————————— <3> Chevallier M., Bahegne-Bradley A., Vigouroux et al C. La solution genevoise de vote electronique a caeur ouvert // Flash informatique. 2011. N 6. P. 18 — 25.

СЭГ состоит из трех основных элементов: компьютера избирателя, канала связи и официального сайта для голосования. Для защиты данных система создает специальный защищенный туннель связи между компьютером избирателя и сайтом для голосования, который накладывает дополнительный слой шифрования на канал связи, а также препятствует проникновению вредоносных программ, которые могут находиться в компьютере избирателя, на сайт для голосования и наконец в урну для голосования. Последняя, в свою очередь, снабжена счетчиком, который во время подсчета голосов позволяет проверить, соблюдается ли равенство между количеством поданных голосов и количеством избирателей, проголосовавших по Интернету. Урна, разумеется, зашифрована тремя ключами, доступ к ним разделен между двумя различными группами в центральной избирательной комиссии. Кроме того, перед каждым голосованием избиратель получает по почте одноразовую карточку для голосования, на которой указаны номер избирателя, секретный код для регистрации на сайте для голосования, а также контрольный код. Последний появляется на экране сайта для голосования в момент, когда избиратель должен проверить правильность введенных им данных. Совпадение контрольного кода, указанного на карточке для голосования, и кода на экране гарантирует подлинность сайта для голосования. Сверх того продвинутый пользователь может проверить подлинность сайта с помощью электронного сертификата сайта и даже проверить исходный код системы. В последнем случае он должен «доказать, что его интерес чисто научный… а также обязан соблюдать конфиденциальность полученной информации» <4>. Таким образом, гражданское общество получает действенный инструмент независимого аудита системы электронного голосования. ——————————— <4> См.: art. 60 de la loi sur l’exercice des droits politiques (LEDP) du 15.10.1982 (red. 27.01.2011). Mode of access: http://www. ge. ch/legislation/rsg/f/rsg_a5_05.html.

Б. С точки зрения идентификации избирателя. Для подтверждения своего голоса кроме номера избирателя и секретного кода с карточки избиратель должен ввести в систему электронного голосования дату и место своего рождения. Поскольку открытых реестров с этими данными не существует, личность избирателя может быть установлена таким образом с надлежащей степенью надежности. Однако подобный механизм идентификации открывает возможности для скупки голосов. Возможно, эта проблема неактуальна для Швейцарии с ее старинными демократическими традициями и высоким уровнем политической культуры общества, но тем не менее такая возможность существует, и при возможной последующей установке женевской СЭГ в другой стране это необходимо учитывать. Чтобы убедиться, что гражданин не смог проголосовать больше одного раза во время одного голосования, в женевской системе электронного голосования предусмотрен единый электронный реестр избирателей для всех трех каналов голосования (на участке, по почте, по Интернету).

1.2. Соответствие результатов голосования воле избирателей

Согласно официальному сайту женевской системы E-voting <5> соответствие результатов голосования воле избирателей гарантировано «архитектурой системы, с одной стороны, и настройкой машин и программного обеспечения, с другой. Эта настройка имеет своей целью помешать любому действию, которое не вписывается в процедуру голосования. Контрольная урна для голосования получает голоса, содержание которых известно, и должна их возвратить после завершения голосования. Это позволяет проверить целостность голосов, которые проходят через систему» <6>. М. Шевалье добавляет: «…сейчас мы работаем… над тем, чтобы каждый избиратель мог сам проверить, правильно ли учтен его голос… наподобие того, как избиратели имеют возможность присутствовать при подсчете голосов на избирательных участках» <7>. Однако пока у избирателей нет возможности получить подтверждение своего голоса (например, квитанцию с зашифрованным номером избирателя и его выбором) или проверить, как он был учтен СЭГ, впрочем, как и при использовании других способов голосования. Голоса избирателей после подсчета остаются в СЭГ и, в случае необходимости (например, в случае судебного разбирательства), их можно пересчитать в разрезе бюллетеней или пунктов бюллетеня, с помощью встроенного счетчика или используя другое программное обеспечение. ——————————— <5> http://www. ge. ch/evoting/ <6> http://www. ge. ch/evoting/faq-vote-internet. asp <7> Chevallier М., Bahegne-Bradley A., Vigouroux et al C. Op. cit. P. 25.

2. Доверие к процедуре ЭГ

Честность голосования основывается на свободе голосования и тайне голосования, что не так просто обеспечить в случае электронного голосования.

2.1. Свобода голосования

Как известно, свобода голосования выражается не только в возможности свободно отдавать свой голос, но также не голосовать ни за кого или не участвовать в голосовании. А. Возможность свободно отдавать свой голос. В случае голосования на расстоянии — это главная проблема, ведь никто не может гарантировать, что избиратель в момент голосования был один, голосовал без контроля или принуждения и что голосовал именно он. В кантоне Женева, например, после каждого голосования ответственные государственные служащие опрашивают по телефону два процента избирателей, проголосовавших по почте, чтобы убедиться, что они голосовали самостоятельно и свободно. Для электронного голосования такой выборочный контроль не предусмотрен, даже если не говорить о его фактической неэффективности. Возможное решение этой проблемы, по нашему мнению, могло бы быть следующим: необходимо дать право повторного голосования на избирательном участке тем избирателям, которые этого пожелают. При наличии квитанции, содержащей зашифрованный номер избирателя и результаты его голосования, несложно аннулировать уже существующий в системе голос и избежать, таким образом, возможные случаи голосования под давлением или по ошибке. Б. Возможность голосования «против всех» или неучастия в голосовании. В соответствии с законодательством кантона Женева система электронного голосования позволяет избирателю голосовать «против всех». Гражданин может также воздержаться от голосования, попросту не используя систему голосования.

2.2. Тайна голосования

Согласно вышеупомянутому сайту E-Voting «файл со списком избирателей не содержит имен и фамилий и не связан с электронной урной, чтобы не допустить возможности воссоздать, как проголосовал избиратель». Карточки для голосования являются одноразовыми, что не позволяет связать номер избирателя с его именем в дальнейшем. Администрация настоятельно советует избирателям уничтожать их карточки после голосования. Итак, в целом женевская СЭГ отвечает требованиям, предъявляемым к голосованию в демократическом обществе, кроме возможных случаев голосования под давлением. Швейцарские власти утверждают: «Сегодня тенденция голосовать на дому настолько сильна, что голосование по почте и электронное голосование используют в Женеве около 95 процентов голосующих» <8>. Кроме того, они надеются таким образом увеличить явку и привлечь молодежь на выборы. ——————————— <8> Chevallier M. Le systeme genevois de vote par Internet. Geneve: Chancellerie d’Etat de Geneve. 2010. P. 30.

Однако необходимость сохранять традиционный способ голосования — на участке — сводит на нет возможную экономию ресурсов и, наоборот, увеличивает расходы государственного бюджета на организацию голосований. Тем не менее мы считаем, что по мере того, как электронное голосование будет распространяться, количество избирательных участков будет значительно сокращено и их останется столько, сколько необходимо для обеспечения повторного голосования в случаях волеизъявления под давлением и других единичных проблем.

Часть II. Электронное голосование: опыт России

Внедрение интернет-голосования входит в масштабный план по модернизации избирательной системы, анонсированный Председателем ЦИК России В. Е. Чуровым <9>, хотя и не является его основной частью. Как следует из доклада В. Е. Чурова на семинаре ОБСЕ по проблемам электронного голосования, в основном модернизация заключается в дальнейшем совершенствовании Государственной автоматизированной системы РФ «Выборы» (далее — ГАС «Выборы»). Разработка системы была начата в 1994 году, ввод ее в эксплуатацию — с 2000 года. «Система применяется для автоматизации информационных процессов подготовки и проведения выборов и референдумов, обеспечения деятельности избирательных комиссий, комиссий референдума; это база данных о более чем 108 миллионах российских избирателей, участниках референдума, проживающих на территории Российской Федерации. ——————————— <9> Чуров В. Е. Цель — модернизация избирательной системы // Журнал о выборах. 2011. N 3. С. 5.

Сегодня в Российской Федерации техническими устройствами — комплексами средств автоматизации — оснащены и автоматизированы Центральная избирательная комиссия Российской Федерации, избирательные комиссии 83 субъектов Российской Федерации и территориальные избирательные комиссии — всего около 3 тысяч избирательных комиссий» <10>. ——————————— <10> Чуров В. Е. Виды, способы и методы электронного голосования в современных условиях. Российский подход к электронному голосованию: доклад на семинаре ОБСЕ по проблемам электронного голосования (Вена, Хофбург, 16 — 17 сентября 2010 г.) // http://www. cikrf. ru/banners/duma_2011/international/materials/churov_doc_vena. html.

По сути, структура ГАС «Выборы» повторяет структуру избирательных комиссий и служит для автоматизации их деятельности. Кроме того, в систему входят комплексы средств автоматизации участковых избирательных комиссий для обеспечения процесса голосования и подсчета голосов — комплексы обработки избирательных бюллетеней (КОИБ) и комплексы для электронного голосования (КЭГ). Использование КОИБ, КЭГ и подсчет голосов избирателей осуществляются в соответствии с Федеральными законами «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», а также Инструкцией о порядке использования технических средств подсчета голосов — комплексов обработки избирательных бюллетеней — 2010 на выборах и референдумах, проводимых в Российской Федерации, утвержденной Постановлением Центральной избирательной комиссии РФ от 6 июля 2011 года N 19/204-6, Порядком электронного голосования и использования комплексов для электронного голосования на выборах, проводимых в Российской Федерации, утвержденным Постановлением Центральной избирательной комиссии РФ от 7 сентября 2011 года N 31/276-6, и Инструкцией о порядке использования технических средств подсчета голосов — комплексов обработки избирательных бюллетеней — 2003 на выборах и референдумах, проводимых в Российской Федерации, утвержденной Постановлением Центральной избирательной комиссии РФ от 19 сентября 2011 года N 33/302-6. Задачи КОИБ: — автоматизированный подсчет голосов избирателей при проведении выборов и референдумов всех уровней; — накопление бюллетеней; вывод на печать результатов голосования; — одновременное проведение до семи уровней выборов с выдачей отдельных результатов голосования по каждому из них; — прием исходных данных и передачу итогового протокола на внешнем носителе информации или по выделенным каналам телекоммуникационной связи в вышестоящую избирательную комиссию <11>. ——————————— <11> Там же.

Таким образом, по сути, КОИБ является урной, оснащенной сканером бумажных бюллетеней, счетчиком голосов и принтером. Поскольку КОИБ предназначен для обработки бумажных бюллетеней, он не защищен от возможных нарушений, связанных с голосованием по бумажным бюллетеням, таких как «карусель» <12>, вброс бюллетеней, голосование по поддельным бюллетеням. Кроме того, для корректной работы КОИБ необходимы бюллетени, отпечатанные на специальной бумаге с тремя степенями защиты <13>, что делает процедуру голосования с их использованием довольно затратным мероприятием. ——————————— <12> «Карусель», или круизное голосование — такой метод воздействия на результаты голосования, при котором его организаторы передают избирателю до входа в избирательный участок уже заполненный бюллетень, который опускается в урну для голосования, а незаполненный бюллетень, полученный избирателем на участке, передается организаторам «карусели» в обмен на деньги или другие ценности. Этот бюллетень затем заполняется и передается следующему избирателю. <13> Зенькович О. Не дави на ГАС. Интервью члена ЦИК России В. А. Крюкова // Парламентская газета. 2004. N 87(1459).

В отличие от КОИБ КЭГ ориентирован на полностью безбумажную процедуру голосования. Согласно Постановлению Центральной избирательной комиссии РФ от 7 сентября 2011 г. N 31/276-6 процесс голосования с использованием КЭГ заключается в следующем: — после проверки личности избиратель выбирает одну из карточек для голосования со штрих-кодом; — сотрудник участковой избирательной комиссии активирует карточку с помощью оптического считывателя, открывая избирателю доступ к электронному бюллетеню; — избиратель подходит к КЭГ и прикладывает карточку к считывателю штрих-кодов. Если штрих-код есть в базе данных и не был использован ранее, избиратель получает доступ к электронному бюллетеню; — нажимая на сенсорный экран, избиратель делает свой выбор; — после того как избиратель проголосовал, на экране появляется информация о сделанном им выборе и просьба его подтвердить или вернуться на предыдущий этап процедуры голосования; — в случае подтверждения избирателем своего выбора на экране появляется результат голосования; — после заполнения избирателем всех электронных бюллетеней на контрольной ленте устройства распечатываются результаты его голосования. Избиратель может их сравнить со сделанным им выбором, отображенным на экране. После его подтверждения соответствия результатов друг другу голосование завершается и контрольная лента сдвигается, чтобы следующий голосующий не мог видеть результаты этого голосования. В случае технического сбоя в системе сотрудники избирательной комиссии могут провести ручной пересчет голосов по данным на контрольной ленте. Хотя КЭГ защищен от «карусели» и прочих нарушений, присущих голосованию по бумажным бюллетеням, тем не менее он подвержен другим возможным нарушениям, как то: «фотографирование бюллетеня» <14>, использование симпатических чернил для печати контрольной ленты, а также специфических проблем, связанных с корректной работой программного обеспечения. Например, в результате работы вредоносных программ информация об избирателе и результатах его голосования может быть заменена или уничтожена системой либо украдена и обнародована. Поскольку результаты голосования записываются на контрольной ленте в том же порядке, как они были получены от избирателей, налицо уязвимость системы в смысле сохранения тайны голосования. ——————————— <14> Фотографирование бюллетеня — такой метод воздействия на результаты голосования, при котором избиратель заполняет бюллетень в соответствии с предварительными договоренностями с организаторами нарушения, после чего фотографирует его на камеру своего мобильного телефона и опускает бюллетень в урну для голосования. Сделанная фотография служит доказательством выполнения им своих обязательств перед организаторами, за что избиратель получает от них деньги или другие материальные ценности.

Тем не менее эффективность применения КОИБ и КЭГ при проведении выборов очевидна, ведь временные затраты на обработку результатов выборов снижаются в несколько раз. В среднем ручной подсчет голосов занимает от двух с половиной до трех часов, тогда как при использовании средств автоматизации это время сокращается до пяти — десяти минут <15>. Как заявил В. Е. Чуров, «до конца 2012 года мы планируем оснастить новым оборудованием (КЭГ и КОИБ) 15 процентов избирательных участков, что обеспечит возможность участия в голосовании с применением технических средств каждого шестого российского избирателя, а по завершении 2015 года — стопроцентную оснащенность современными программно-техническими средствами избирательных участков по всей стране» <16>. ——————————— <15> Безлук С. Электронное голосование: опыт и перспективы // Право на выбор. 2011. N 22. <16> Чуров В. Е. Цель — модернизация избирательной системы. С. 5.

Таким образом, мы видим, что концепция электронного голосования, внедряемая в России, принципиально отличается от швейцарской. Упор делается на автоматизацию работы территориально распределенных избирательных комиссий (посредников между избирателем и ЦИК с помощью «электронных калькуляторов» бюллетеней), а не на выстраивание индивидуальных прямых связей «избиратель — ЦИК» с помощью Интернета, как в Швейцарии. Более того, в соответствии со ст. 4 Федерального закона от 10 января 2003 г. N 20-ФЗ «О государственной автоматизированной системе Российской Федерации «Выборы» подключение ГАС «Выборы» к Интернету является недопустимым. Кроме очевидных преимуществ российской концепции построения системы электронного голосования, таких как повышенная устойчивость СЭГ за счет большого количества территориальных звеньев и практическая невозможность хакерских атак, у нее есть и существенные недостатки. В частности, это непрозрачность системы вследствие закрытого исходного кода программного обеспечения, а также повышенные расходы на создание и поддержку инфраструктуры и проведение избирательных кампаний. Тем не менее ЦИК России не намерена полностью отказываться от использования Интернета при проведении голосований. «Целесообразность внедрения такого способа голосования вызвана тем, что число избирательных участков, образуемых на выборах для голосования российских граждан, проживающих за рубежом, а также находящихся в труднодоступных или отдаленных местностях, составляет не менее одного процента; примерно столько же избирательных участков при проведении федеральных выборов организуется на судах, находящихся в плавании. Нельзя оставить без внимания и интерес молодых избирателей к современным средствам голосования, для которых Интернет, мобильная связь стали повседневными источниками информации, средством коммуникации» <17>. ——————————— <17> Там же. С. 6.

Надо сказать, что российские граждане, проживающие за рубежом, составляют достаточно большую группу избирателей: «по состоянию на 1 июля 2009 года за рубежом находилось более 1 миллиона 650 тысяч избирателей, обладающих активным избирательным правом. Однако же голосуют обычно 200 — 250 тысяч человек» <18>. На выборах Президента РФ 4 марта 2012 года было открыто 378 избирательных участков по всему миру, причем в основном в посольствах и консульствах, что снижает явку, особенно в протяженных странах, где избиратели могут жить довольно далеко от места голосования. С такой же проблемой сталкиваются и россияне, проживающие в труднодоступных и отдаленных участках России. ——————————— <18> Борисов И., Журавлев В. Развитие электронного голосования // Журнал о выборах. 2011. N 3.

«Если мы не введем интернет-голосование, около трех с половиной миллионов молодых людей, по данным социологов, никогда не придут на участки. Это не лень — это принцип. Они говорят, что будут голосовать только через Интернет. Потерять три миллиона избирателей мы не можем себе позволить», — подчеркнул Председатель ЦИК России Владимир Чуров в интервью радиостанции «Голос России» <19>. Тем более что через десять — пятнадцать лет эти молодые люди составят ядро электората. ——————————— <19> Там же. С. 41.

Работы по внедрению интернет-голосования в России начались с проведения экспериментов в виде электронных опросов уже проголосовавших избирателей. Первый в России подобный эксперимент был проведен в городе Новомосковске Тульской области в 2008 году, когда «избирателям после традиционного голосования на выходе из участка раздавали компакт-диски со специальной программой. Придя домой, гражданин запускал программу на своем компьютере, заполнял электронный бюллетень и отправлял его на головной сервер ЦИК России» <20>. Для проведения электронного опроса было изготовлено 5000 компакт-дисков. Из них участникам эксперимента выдано 3126 компакт-дисков, использовано — 2978 (95,26%). Интересно, что около 91% избирателей, получивших диски, приняли участие в эксперименте непосредственно на избирательных участках в компьютерных классах, а не предпочли домашний компьютер или интернет-кафе. Возможно, сказалось то, что компакт-диски раздавали на выходе с избирательных участков, и людям было проще проголосовать сразу же, не откладывая. ——————————— <20> Иванченко А. В. Правовая база электронного голосования в Российской Федерации. Современное состояние и перспективы развития. Выступление на семинаре ОБСЕ по проблемам электронного голосования (Вена, 16 — 17 сентября 2010 года) // http://www. cikrf. ru/banners/duma_2011/international/materials/ivanchenko_vena. html.

Надо заметить, что эксперименты по электронному опросу сопровождались проведением социологических опросов, направленных на проверку готовности избирателей к введению интернет-голосования и степени доверия к нему. Такие опросы проводились и по отдельным регионам, и в масштабах всей страны. «Согласно инициативному опросу, проведенному ВЦИОМ в сентябре — октябре 2008 года по федеральной выборке, треть россиян (34%) в целом положительно относятся к идее интернет-голосования (из них 24% — «скорее положительно», 10% — «безусловно положительно»). Половина сограждан (48%) негативно относится к такому нововведению: 23% заявляют «скорее нет», 25% — «безусловно нет» <21>. Аналогичный опрос был проведен среди избирателей, принявших участие в эксперименте в Новомосковске. «В сравнении с общероссийскими показателями позитивные оценки социологического опроса в городе Новомосковске существенно возросли, чему способствовала и соответствующая информационно-разъяснительная деятельность избирательных комиссий. По результатам поствыборного опроса число граждан, позитивно относившихся к введению интернет-голосования, составило 65 процентов, а негативно — 4 процента» <22>. Более того, 58% опрошенных считали, что необходимо внедрять интернет-голосование в России как можно скорее <23>. ——————————— <21> Экспериментальный электронный опрос избирателей с использованием сети Интернет в единые дни голосования 12 октября 2008 года и 1 марта 2009 года. М.: РЦОИТ при ЦИК России, 2009. <22> Чуров В. Е. Цель — модернизация избирательной системы. С. 5. <23> Экспериментальный электронный опрос избирателей с использованием сети Интернет в единые дни голосования 12 октября 2008 года и 1 марта 2009 года. С. 16.

Таким образом, очевидна важность информационно-разъяснительной работы при внедрении интернет-голосования, особенно среди старшего поколения избирателей, которые редко пользуются Интернетом в повседневной жизни. Избирательная комиссия Тульской области подготовила и провела большое количество мероприятий, направленных на информирование избирателей о предстоящем эксперименте и на формирование позитивного общественного мнения об эксперименте. План мероприятий включал в себя, в частности: — ежедневное информирование избирателей о ходе подготовки эксперимента в течение месяца вплоть до дня проведения электронного опроса через печатные и электронные средства массовой информации; — заседания «круглых столов» с представителями партий, общественности, экспертного сообщества и СМИ, семинары, пресс-конференции и брифинги; — рассылку приглашений избирателям для участия в опросе по электронной почте; — доставку в квартиры избирателей с помощью мобильных групп студентов более семи тысяч буклетов, размещение объявлений у каждого из 400 подъездов жилых домов микрорайона, где проводился экспериментальный опрос; — размещение наружной рекламы с информацией об эксперименте. Открытость эксперимента подтверждалась присутствием на всех его этапах представителей российского экспертного сообщества, а также международных наблюдателей <24>. ——————————— <24> Там же. С. 22.

ЦИК России продолжил эксперименты в 2009 году, причем они проводились и в городах, и в сельской местности с использованием компакт-дисков для интернет-голосования, а также мобильных телефонов и электронных социальных карт. 1 марта 2009 года эксперимент по дистанционному электронному голосованию был проведен сразу в пяти регионах России. В Волгоградской и Томской областях, городе Вологде применялись диски для электронного голосования, в городе Радужный Владимирской области — технология удаленного электронного опроса с использованием сетей мобильной связи стандарта GSM 900/1800, в городе Нижневартовске Ханты-Мансийского автономного округа — Югры — электронная социальная карта. Эксперимент по электронному опросу избирателей с использованием средств мобильной связи проводился также в октябре 2009 года в городе Кингисеппе Ленинградской области. «Поствыборный социологический опрос в этих регионах показал, что более 71 процента респондентов положительно отнеслись к перспективе введения электронного голосования, а считают его возможным и необходимым — почти 59 процентов. Полагаем, что это хорошие показатели» <25>. ——————————— <25> Чуров В. Е. Цель — модернизация избирательной системы. С. 6.

Рассмотрим более подробно эксперимент, проведенный в ЗАТО городе Радужном на выборах депутатов Законодательного собрания Владимирской области пятого созыва. Использование при проведении этого эксперимента сетей мобильной связи кажется нам перспективным направлением для внедрения по всей России, где компьютеры есть далеко не у каждого, а вот сотовая связь распространена довольно хорошо <26>. ——————————— <26> Уровень проникновения сотовой связи в России, по данным на 31 декабря 2012 г., составил 161,3% (160,9% по данным на 30 сентября 2012 г.) // Число абонентов сотовой связи в РФ за четвертый квартал 2012 г. выросло на 0,3%. РБК // http://www. rbc. ru/rbcfreenews/20130206174034.shtml.

Технология эксперимента заключалась в следующем. На выходе из избирательного участка каждый желающий поучаствовать в эксперименте с помощью консультантов мог загрузить на свой мобильный телефон специальное программное обеспечение (СПО) с помощью «Bluetooth» или кабеля. Одновременно консультант вносил номер его телефона в базу данных эксперимента и присваивал участнику уникальный идентификатор. Этот идентификатор закладывался в СПО и использовался при информационном обмене между мобильным телефоном и серверами избирательной комиссии в процессе электронного опроса. Разумеется, все информационные потоки были зашифрованы. При запуске СПО на экране отображался электронный бюллетень, аналогичный соответствующему избирательному бюллетеню. Участник опроса делал свой выбор, после чего зашифрованные результаты голосования через СМС-шлюз по сети Интернет направлялись на сервер избирательной комиссии. Затем участник получал подтверждение об успешном завершении голосования и предложение удалить СПО с его телефона. Возможность повторного голосования блокировалась как в самом СПО, так и на сервере избирательной комиссии <27>. ——————————— <27> Экспериментальный электронный опрос избирателей с использованием сети Интернет в единые дни голосования 12 октября 2008 года и 1 марта 2009 года. С. 31.

В эксперименте приняли участие четыре избирательных участка, общее число зарегистрированных избирателей на которых составило 9912 человек, проголосовало на участках 3922 человека, приняло участие в эксперименте — 1595 человек (40,67%). Надо отметить, что большинство избирателей, приходящих на участки, знали об эксперименте и довольно охотно соглашались в нем поучаствовать благодаря активной информационно-разъяснительной кампании, организованной областной и территориальной избирательными комиссиями. Рассмотрим также эксперимент по проведению дистанционного электронного опроса с использованием электронных социальных карт в городе Нижневартовске Ханты-Мансийского автономного округа — Югры. Технология эксперимента разрабатывалась с учетом использования действующей на территории автономного округа социально-платежной карты «Югра» — «многофункциональной карты, содержащей электронную цифровую подпись владельца карты, позволяющей получать государственные, муниципальные и иные услуги, а также осуществлять расчетно-кассовые операции» <28>. ——————————— <28> http://www. spkugra. ru/

Для проведения опроса были использованы уже установленные информационные киоски по обслуживанию этих карт, а также установлены новые в непосредственной близости от избирательных участков <29>. Для участия в эксперименте необходимо было вставить в приемное устройство киоска карту «Югра» и ввести пин-код. После проверки наличия записи об избирателе в соответствующей базе данных на экран киоска выводился электронный бюллетень, аналогичный соответствующему избирательному бюллетеню. Участник эксперимента делал выбор, нажимая на соответствующее поле экрана, и затем подтверждал свой выбор. Зашифрованный голос участника, дополненный уникальным идентификационным кодом участника опроса, сформированным системой, отправлялся по защищенному каналу на сервер проверки подлинности данных. После аутентификации данных персональные данные участника удалялись из пакета данных, а расшифрованная информация о выборе избирателя передавалась в модуль хранения данных о результатах опроса. Затем сервер проверки подлинности данных отправлял в инфокиоск сообщение, что голос участника учтен. На этом эксперимент для участника опроса заканчивался. ——————————— <29> Всего в г. Нижневартовске было установлено 20 информационных киосков (по состоянию на 1 марта 2013 г.) // http://www. spkugra. ru/hmaomap. htm.

Для проведения электронного опроса участникам эксперимента было выдано 5016 электронных социальных карт «Югра», 2446 карт использовано участниками эксперимента (48,76%). Таким образом, проведенные эксперименты позволили сделать вывод, что избиратели в целом настроены положительно к внедрению дистанционного электронного голосования при условии проведения информационно-разъяснительной работы среди населения. Очень важно тем не менее проанализировать мнение меньшинства — избирателей, которые по результатам социологических опросов высказались отрицательно касательно перспективы внедрения интернет-голосования. «Главная причина того, что часть избирателей не готова участвовать в интернет-голосовании, заключается в неумении пользоваться сетью Интернет: 51% из тех, кто не хочет голосовать таким способом, указали на это; 14% респондентов объясняли причину своего отказа большей надежностью привычной системы голосования с помощью бюллетеней; 12% из тех, кто не стал бы принимать участие в электронном голосовании, не верят в честность и открытость этой системы; 10% объяснили отрицательный ответ тем, что в голосовании не участвуют; 7% респондентов признались, что им это неинтересно; 3% опасаются, что система электронного голосования не обеспечит анонимности голоса» <30>. ——————————— <30> Экспериментальный электронный опрос избирателей с использованием сети Интернет в единые дни голосования 12 октября 2008 года и 1 марта 2009 года. С. 26.

Среди препятствий на пути введения дистанционного электронного голосования в российскую электоральную практику большинство избирателей видит вопросы, связанные с технической сложностью и ненадежностью систем, — 31,4% респондентов; на втором месте — возможность искажения результатов голосования — 27,6%; на третьем — высокие затраты на организацию и проведение голосования — 22,1%. Что интересно, после проведения эксперимента количество респондентов, предполагающих искажение итогов голосования в результате введения дистанционных электронных процедур, возросло на 10,6%. «Подобное противоречие может быть объяснено закрытостью технической стороны процедуры для избирателей и, как следствие, недостаточной их информированностью о существующих системах обеспечения надежности и защиты информации» <31>. ——————————— <31> Там же. С. 78.

И это действительно так. В попытке проанализировать проведенные эксперименты с точки зрения того, могли бы россияне доверять полученным результатам в случае, если бы им была предоставлена возможность дистанционного электронного голосования на политических выборах и референдумах и результаты такого голосования имели юридическую силу, мы столкнулись с недостаточностью открытой информации о технической стороне организации экспериментов. Вследствие этого последующий анализ систем электронного голосования, использованных в проведении экспериментов, будет довольно схематичным. Таким образом, проанализируем три системы электронного голосования (с использованием компакт-дисков, мобильных телефонов и социальных карт) с точки зрения доверия избирателей к ним и к результатам, полученным с их помощью.

1. Доверие граждан к системе электронного голосования (СЭГ)

1.1. Невозможность систематического увода голосов

А. С технической точки зрения. Открытая информация по этому вопросу довольно скупа. Из анализа отчетов о проведенных экспериментах на сайте ЦИК России можно заключить следующее: 1) адрес сайта для голосования ни в одном из трех видов экспериментов не афишировался, избиратель только заполнял электронный бюллетень, а весь дальнейший процесс отправки информации на сервер избирательной комиссии оставался для него тайной. Таким образом, хоть и в ущерб открытости, но эта мера позволила в какой-то степени защитить процесс голосования от атак извне; 2) в Новомосковске «с привлечением возможностей операторов связи под постоянным контролем находился региональный фрагмент сети Интернет. Осуществлялся постоянный мониторинг узлов и линий связи, задействованных в процессе передачи результатов электронного опроса. …В ходе контроля состояния интернет-пространства средствами защиты в выделенном для проведения эксперимента по электронному опросу сегменте были выявлены случаи попыток проникновения в доверительную зону и проведения различного рода атаки. Всего было зарегистрировано более 6,8 млн. случаев несанкционированного проникновения с высоким, средним и низким уровнем угроз. Все угрозы были успешно отражены средствами защиты информации» <32>. Кроме того, серверы для голосования в целях противодействия возможным попыткам разведки их уязвимости подключались к сети Интернет только для проверок работы системы и в день голосования; ——————————— <32> Там же. С. 21. Однако в Комплексном отчете о проведенном 12 октября 2008 года в городе Новомосковске Тульской области эксперименте по электронному опросу избирателей с использованием информационно-телекоммуникационной сети общего пользования Интернет, размещенном на сайте ЦИК России (http://www. cikrf. ru/exp_cik/experiment/kompl_ot. html), приведена другая информация относительно числа попыток проникновения в доверительную зону: «В ходе контроля состояния интернет-пространства средствами защиты в выделенном для проведения эксперимента по электронному опросу сегменте было выявлено несколько случаев попыток проникновения в доверительную зону и проведения различного рода атаки».

3) во всех трех экспериментах весь информационный обмен между устройством для голосования и серверами избирательной комиссии шифровался. Для защиты серверов использовался межсетевой экран <33>. ——————————— <33> «Межсетевой экран — это система межсетевой защиты, позволяющая разделить каждую сеть на две и более части и реализовать набор правил, определяющих условия прохождения пакетов с данными через границу из одной части общей сети в другую. Как правило, эта граница проводится между корпоративной (локальной) сетью предприятия и глобальной сетью Интернет». (Максимов В. Межсетевые экраны. Способы организации защиты // КомпьютерПресс. 2003. N 3).

В целом можно заключить, что с технической точки зрения процесс голосования был защищен от атак извне. Информации о защите системы от возможных атак и увода голосов изнутри нами обнаружено не было. В итоговых отчетах о проведении экспериментов приведена информация о корреляции между результатами реального голосования и данными электронного опроса. В среднем отклонение составило до 5%, что ЦИК объясняет разностью между аудиториями реального и электронного голосования <34>. Кроме того, из отчетов неясно, инструктировали избирателей о необходимости голосовать так же, как они проголосовали на реальном голосовании, или нет. Некоторые избиратели могли воспринять эксперимент как попытку проследить, за кого они голосуют, и намеренно проголосовать по-другому, тем более что результаты опроса не имели юридической силы. В любом случае, судя по отчетам, таких исследований не проводилось. ——————————— <34> Итоговая пресс-конференция Председателя ЦИК России Владимира Чурова по эксперименту в Новомосковске. ЦИК РФ // http://www. cikrf. ru/exp_cik/experiment/novomosk_itogi_151008.html.

Б. С точки зрения идентификации избирателя. Механизмы идентификации избирателей в экспериментах были разными: 1) при проведении опроса с помощью компакт-дисков «консультанты на выходе с каждого избирательного участка предлагали проголосовавшим избирателям принять участие в эксперименте по электронному опросу». То есть право избирателя участвовать в опросе презюмировалось исходя из его фактического участия в выборах <35>. «Ключевым звеном в представленной технологии является диск для электронного опроса (ДЭО), содержащий блок идентификации (БИ ДЭО). …Блок идентификации ДЭО подписывается электронно-цифровой подписью (ЭЦП) системного оператора, сопровождающего центральный web-сервер, и содержит уникальный идентификатор ДЭО, идентификатор избирательного участка, идентификатор электронного опроса» <36>. Таким образом, фактически система электронного голосования идентифицирует не избирателя, а компакт-диск; ——————————— <35> «Лишь в случае появления сомнений в том, что желающему принять участие в эксперименте исполнилось 18 лет, до выдачи компакт-диска консультант должен был удостовериться в том, что гражданин достиг указанного возраста» (Комплексный отчет о проведенном 12 октября 2008 года в городе Новомосковске Тульской области эксперименте по электронному опросу избирателей). <36> Там же.

2) при проведении опроса с помощью мобильного телефона «регистрация участника опроса выполнялась оператором. В ходе регистрации использовался только номер мобильного телефона, а персональные данные участника опроса не требовались. Каждому участнику присваивался уникальный идентификатор в виде номера. Этот идентификатор был заложен в индивидуальное специальное программное обеспечение (СПО), загружаемое в мобильный телефон участника опроса. Этот же идентификатор использовался затем при информационном обмене в процессе электронного опроса» <37>. Таким образом, в данном случае также фактически идентифицировался не избиратель, а его мобильный телефон; ——————————— <37> Экспериментальный электронный опрос избирателей с использованием сети Интернет в единые дни голосования 12 октября 2008 года и 1 марта 2009 года. С. 31.

3) в случае электронного опроса с помощью социальных карт «программное обеспечение инфокиоска осуществляло проверку активирования на социально-платежной карте «Югра» функции «электронный опрос» для участия в эксперименте 1 марта 2009 года, наличие записи об участнике опроса в базе данных Югорского социального регистра. После успешной проверки участнику предлагалось пройти процедуру электронного опроса» <38>. То есть в данном случае проводилась проверка того, обладает ли участник опроса правом участия в голосовании, а также проверка действительности самой карты. ——————————— <38> Там же. С. 39.

Таким образом, последний эксперимент нам кажется наиболее защищенным с точки зрения идентификации избирателя (в отличие от двух других). Ведь сомнительно, что гражданин передаст свою социально-платежную карту другому лицу <39>, пусть даже за вознаграждение, ведь оно будет несопоставимо с его возможными потерями в случае неправомерного использования его карты. ——————————— <39> http://www. spkugra. ru/map/about. htm

Во всех трех видах эксперимента были реализованы механизмы предотвращения повторного голосования через Интернет. Однако в случае внедрения электронного голосования в практику необходимо будет также предусмотреть механизм защиты от повторного голосования при использовании одновременно двух способов голосования (на избирательном участке и через Интернет).

1.2. Соответствие результатов голосования воле избирателей

Официальные отчеты о проведенных экспериментах не содержат подробной информации об архитектуре систем электронного голосования и о процедуре обработки полученных голосов после поступления их на серверы избирательной комиссии. Таким образом, сделать какие-либо выводы о защищенности системы от искажения результатов голосования (потери голосов, неправильного подсчета и т. п.) не представляется возможным. Кроме того, отчеты не содержат информации о возможности пересчета голосов в случае необходимости. Использованные системы также не позволяли избирателям проверить правильность учета отданного им голоса.

2. Доверие к процедуре ЭГ

2.1. Свобода голосования

А. Возможность свободно отдавать свой голос: 1) при проведении экспериментов по интернет-голосованию с использованием компакт-дисков гарантировать, что избиратель в момент голосования был один, голосовал без контроля или принуждения и что голосовал именно он, невозможно. С уверенностью можно заключить, что только избиратели <40>, проголосовавшие непосредственно на избирательных участках в специально оборудованных компьютерных классах, имели в своем распоряжении все условия, чтобы свободно отдать свой голос. Однако необходимость голосовать на избирательном участке, пусть и через Интернет, минимизировала бы, на наш взгляд, полезность и перспективность эксперимента; ——————————— <40> 91% в Новомосковске, 70% в Каргасокском районе Томской области, 90% в Вологде, 97% в Урюпинском районе Волгоградской области (Экспериментальный электронный опрос избирателей с использованием сетей Интернет в единые дни голосования 12 октября 2008 года и 1 марта 2009 года).

2) при голосовании с помощью мобильного телефона также сложно гарантировать свободу голосования, особенно если избиратель использовал не личный мобильный телефон, а предоставленный избирательной комиссией <41>, который участник опроса мог просто передать третьим лицам для участия в голосовании. Впрочем, и при использовании личного телефона сложно гарантировать, что избиратель голосовал один, без контроля и принуждения со стороны третьих лиц; ——————————— <41> «Если участник опроса не имел мобильного телефона или не желал использовать свой мобильный телефон для участия в эксперименте, он мог получить у оператора мобильный телефон с установленным СПО и индивидуальный pin-код, необходимый для инициализации этого СПО, и таким образом принять участие в опросе». (Экспериментальный электронный опрос избирателей с использованием сетей Интернет в единые дни голосования 12 октября 2008 года и 1 марта 2009 года. С. 31, 32.)

3) голосование с использованием социально-платежных карт также не защищено с точки зрения голосования под контролем, когда гражданин голосует, например, под наблюдением скупщика голосов, при этом не передавая ему свою карту и пин-код. Предотвратить подобные нарушения можно только при введении независимого наблюдения у каждого информационного киоска. Б. Возможность голосования «против всех» или неучастия в голосовании. В соответствии с Федеральным законом от 12 июля 2006 года N 107-ФЗ гражданам Российской Федерации не предоставляется право голосовать на выборах «против всех». Соответственно, системы электронного голосования также не содержали такой возможности. Избиратель мог выбрать только одного кандидата. Однако граждане могли не участвовать в опросе, просто не используя систему электронного голосования.

2.2. Тайна голосования

Эксперимент с использованием компакт-дисков позволял гарантировать тайну голосования, так как номер выданного диска никак не мог быть ассоциирован с избирателем. В случае использования для участия в опросе мобильного телефона есть возможность установить личность избирателя по номеру мобильного телефона, который заносился в базу данных регистрации участников опроса, но это довольно затруднительно. Наиболее незащищенным с точки зрения тайны голосования кажется на первый взгляд вариант голосования с использованием социально-платежной карты. Для решения этой проблемы в системе электронного голосования в Нижневартовске был задействован сервер деперсонификации, задачей которого являлось удаление персональных данных участников опроса из полученных пакетов данных и передача «очищенных» пакетов на сервер подсчета голосов. Как мы видим, тайна голосования была достаточно хорошо защищена везде, кроме эксперимента с использованием мобильных телефонов. Таким образом, при внедрении данного способа голосования необходимо дополнить СЭГ системой деперсонификации данных по образцу нижневартовского эксперимента. Результаты сравнительного анализа женевской и российских экспериментальных систем дистанционного электронного голосования можно представить в таблице, оценив при помощи балльной системы соответствие систем электронного голосования требованиям, предъявляемым к системам голосования в демократическом обществе.

Таблица 1

Сравнительный анализ систем электронного голосования

Базовые СЭГ кантона Экспериментальные российские СЭГ с требования к Женева использованием демократической системе компакт-диска мобильного социально — голосования телефона платежной карты

Невозможность системного увода голосов

— с технической Да Да Да Да точки зрения

— с точки Частично Нет Нет Да зрения идентификации избирателя

Соответствие Да Неизвестно Неизвестно Неизвестно результатов голосования воле избирателей

Свобода голосования

— возможность нет нет нет да свободно отдавать свой голос

— возможность Да Частично Частично Частично голосовать против всех или не участвовать в голосовании

Тайна Да Да Частично Да голосования

Итого баллов: 4,5 2,5 2 4,5

Примечание. Порядок начисления баллов: «да» — 1 балл, «частично» — 0,5 балла, «нет» — 0 баллов, «неизвестно» — 0 баллов.

Заключение

По заявлению В. Е. Чурова, «эксперименты позволили выделить приоритетные технологии дистанционного голосования — с использованием мобильных средств связи и электронных социальных карт. Одновременно обозначились определенные риски, связанные, в частности, с возможным нарушением конфиденциальности голосования или вмешательством в систему обработки голосов избирателей, сложностью обеспечения общественного наблюдения за процедурой дистанционного электронного голосования» <42>. ——————————— <42> Чуров В. Е. Цель — модернизация избирательной системы. С. 6.

В свете проведенного нами сравнительного анализа выводы ЦИК о перспективности голосования с использованием мобильных средств кажутся нам спорными, по крайней мере при такой же организации СЭГ, как в проведенном эксперименте, без системы деперсонификации данных. Тогда как эксперимент по проведению голосования с использованием социально-платежных карт, безусловно, интересен для дальнейшей доработки и внедрения по всей России. Что касается рисков дистанционного электронного голосования, по нашему мнению, наиболее серьезными проблемами в случае внедрения такого способа голосования в российскую практику будут являться: — отсутствие независимого аудита СЭГ; — отсутствие квалифицированного общественного наблюдения за процедурой голосования; — отсутствие возможности проверить правильность учета голоса избирателя системой голосования; — отсутствие единого реестра избирателей для всех способов голосования; — трудность обеспечения свободы голосования. В случае внедрения дистанционного электронного голосования необходимо будет предусмотреть ряд существенных изменений в действующее законодательство о выборах. В частности, А. В. Иванченко предлагает внести такие понятия, как «внешнее техническое средство электронного голосования», «голосование с использованием внешнего технического средства электронного голосования», дополнить определение «электронное голосование», уточнить порядок утверждения формы электронного бюллетеня. Кроме того, он считает необходимым ввести обязательную сертификацию устройств для голосования, определить «гарантии соблюдения требований закона к голосованию и подсчету голосов в ходе электронного голосования, а также гарантии безопасности изготовления, доставки и установки устройств для электронного голосования и программ к ним. Порядок голосования и подсчета голосов, установления итогов голосования при электронном голосовании должен предполагать идентификацию избирателя, исключающую его неоднократное голосование, а также возможность повторного подсчета голосов» <43>. ——————————— <43> Иванченко А. В. Указ. соч.

По нашему мнению, необходимо внести в избирательное законодательство требование не столько об обязательной сертификации устройств для голосования, сколько об обеспечении независимого общественного аудита всей системы электронного голосования в целом. Как мы уже отмечали, общественная экспертиза программного обеспечения СЭГ «должна осуществляться при внедрении электронного голосования, а также перед и во время голосований (по аналогии с осуществлением общественного наблюдения за ходом выборов). Для этого необходимо формировать специальные комиссии, состоящие из представителей политических партий и беспартийных кандидатов (с равным количеством членов от каждой партии (кандидата)), правозащитных организаций, а также международных организаций и средств массовой информации. Кроме того, по примеру СЭГ кантона Женева необходимо предоставить каждому гражданину, обладающему соответствующими знаниями и при условии сохранения конфиденциальности, возможность ознакомиться с программным кодом СЭГ в любой момент» <44>. ——————————— <44> Шульга-Морская Т. В. Необходимые инструменты электронной демократии в Единой системе электронной демократии (ЕСЭД): доклад на Первом федеральном конгрессе по электронной демократии (Москва, 17 — 18 мая 2012 года) // http://www. rario. ru/projects/e-democracy. php.

Помимо этого, в целях предотвращения неоднократного голосования необходимо предусмотреть введение единого всероссийского реестра избирателей для всех способов голосования (избирательный участок, Интернет), а также предусмотреть возможность получения избирателем зашифрованного подтверждения учета его голоса для последующей проверки правильности его учета (только на избирательных участках либо в вышестоящих избирательных комиссиях). Кроме того, такое подтверждение открывает возможности для обеспечения свободы голосования: ведь гражданин, на которого было оказано давление при голосовании, может обратиться на избирательный участок, где комиссия, отозвав его голос из системы, предоставит ему возможность еще раз свободно отдать свой голос. Либо он сможет самостоятельно отозвать уже отданный голос из системы <45>. ——————————— <45> Там же.

В целом в связи со сложностью и слабой изученностью проблемы представляется оправданным развернуть широкую общественную дискуссию о перспективах и порядке внедрения интернет-голосования в России. В данном случае можно только согласиться с предложением ЦИК России: «Возможно создание постоянно действующей экспертной площадки по проблемам внедрения и развития интернет-голосования в России. Декларируемой целью подобной площадки будет являться привлечение специалистов министерств, служб, агентств, экспертов, представителей политических партий и общественности к совместному обсуждению значимых проблем развития электронного голосования для выработки практических рекомендаций, программ и механизмов их реализации, обмен и распространение опыта эффективной деятельности по реализации программ интернет-голосования, информационного и консалтингового обеспечения развития интернет-голосования» <46>. ——————————— <46> Комплексный отчет о проведенном 12 октября 2008 года в городе Новомосковске Тульской области эксперименте по электронному опросу избирателей с использованием информационно-телекоммуникационной сети общего пользования Интернет. ЦИК России // http://www. cikrf. ru/exp_cik/experiment/kompl_ot. html.

Библиография

Конституция Российской Федерации // СЗ РФ. 2009. N 4. Федеральный закон от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. N 24. Федеральный закон от 12 июля 2006 года N 107-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части отмены формы голосования против всех кандидатов (против всех списков кандидатов)» // Российская газета. 2006. N 153. Безлук С. Электронное голосование: опыт и перспективы // Право на выбор. 2011. N 22. Борисов И., Журавлев В. Развитие электронного голосования // Журнал о выборах. 2011. N 3. Зенькович О. Не дави на ГАС: интервью члена ЦИК России В. А. Крюкова // Парламентская газета. 2004. N 87(1459). Иванченко А. В. Правовая база электронного голосования в Российской Федерации. Современное состояние и перспективы развития»: выступление на семинаре ОБСЕ по проблемам электронного голосования (Вена, 16 — 17 сентября 2010 года) // http://www. cikrf. ru/banners/duma_2011/international/materials/ivanchenko_vena. html. Итоговая пресс-конференция Председателя ЦИК России Владимира Чурова по эксперименту в Новомосковске. ЦИК РФ // http://www. cikrf. ru/exp_cik/experiment/novomosk_itogi_151008.html. Комплексный отчет о проведенном 12 октября 2008 года в городе Новомосковске Тульской области эксперименте по электронному опросу избирателей с использованием информационно-телекоммуникационной сети общего пользования Интернет // http://www. cikrf. ru/exp_cik/experiment/kompl_ot. html. Чуров В. Е. Виды, способы и методы электронного голосования в современных условиях. Российский подход к электронному голосованию: доклад на семинаре ОБСЕ по проблемам электронного голосования (Вена, Хофбург, 16 — 17 сентября 2010 года) // http://www. cikrf. ru/banners/duma_2011/international/materials/churov_doc_vena. html. Чуров В. Е. Цель — модернизация избирательной системы // Журнал о выборах. 2011. N 3. Шульга-Морская Т. В. Выживет ли репрезентативная демократия в эпоху Интернета? // Городское управление. 2012. N 3. Шульга-Морская Т. В. Необходимые инструменты электронной демократии в Единой системе электронной демократии (ЕСЭД): доклад на Первом федеральном конгрессе по электронной демократии (Москва, 17 — 18 мая 2012 года) // http://www. rario. ru/projects/e-democracy. php. Экспериментальный электронный опрос избирателей с использованием сети Интернет в единые дни голосования 12 октября 2008 года и 1 марта 2009 года. М.: РЦОИТ при ЦИК России, 2009. Constitution federale de la Confederation suisse du 18 avril 1999 (Etat le 23 septembre 2012). Mode of access: http://www. admin. ch/ch/f/rs/1/101.fr. pdf. Chancellerie d’Etat. Geneve, [199-?]. Mode of access: http://www. ge. ch/. Chantal Enguehard. Introduction a l’analyse de chimeres technologiques, le cas du vote electronique // Editions du CNRS, Cahiers Droit, Sciences & Technologies. 2010. N 3. P. 261 — 278. Chevallier M., Bahegne-Bradley A., Vigouroux et al C. La solution genevoise de vote electronique a caeur ouvert // Flash informatique. 2011. N 6. Chevallier M. Le systeme genevois de vote par Internet. Geneve: Chancellerie d’Etat de Geneve, 2010. Loi sur l’exercice des droits politiques (LEDP) du 15.10.1982 (red. 27.01.2011). Mode of access: http://www. ge. ch/legislation/rsg/f/rsg_a5_05.html. Rosanvallon P. La contre-democratie. La politique a l’age de la defiance. Paris: Seuil, 2006.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *