Публично-правовое регулирование сети Интернет: к вопросу об актуальности сравнительно-правового исследования

(Азизов Р. Ф. оглы) («Мировой судья», 2013, N 4) Текст документа

ПУБЛИЧНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СЕТИ ИНТЕРНЕТ: К ВОПРОСУ ОБ АКТУАЛЬНОСТИ СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Р. Ф. ОГЛЫ АЗИЗОВ

Азизов Рашад Фикрат оглы, докторант юридического факультета СПбГУ, кандидат юридических наук.

Автор выносит на обсуждение научной общественности труд в области сравнительно-правового исследования регламентов сети Интернет.

Ключевые слова: теория права, компаративистика, регламентации сети Интернет.

Public-law regulation of the Internet: on the issue of topicality of comparative-law study R. F. Azizov

The author presents for discussion of scientific community in the sphere of comparative-law research of regalements of the Internet.

Key words: theory of law, comparative studies, regulation of the Internet.

Современный этап развития цивилизации отличается бурным ростом информационных технологий, что, в свою очередь, привело к возникновению новых форм существования человеческого общества. Речь идет, как представляется, о переходе всей цивилизации к качественно новой стадии развития — информационному обществу, под которым подразумевается совокупность индивидуумов, которые общаются друг с другом не в реальном, а в так называемом виртуальном пространстве. Под виртуальным пространством многие современные правоведы понимают киберпространство, и сегодня необходимость вмешательства в процесс развития киберпространства является актуальным велением времени. Вмешательство государства в процесс правового урегулирования необходимо потому, что фактически существует информационное общество, где люди находятся в единстве и во взаимосвязи, вступают в различные отношения, непременно возникают и правовые отношения между ними, которые должны регулироваться правовыми нормами. Правовой вакуум, который создался в различных государствах по отношению к процессу регулирования киберпространства, различное толкование и методы регулирования обусловливают невозможность единого подхода к этому вопросу, что, в свою очередь, ведет к неспособности государств полноценно обеспечивать права человека в информационном обществе. Однако методы вмешательства государства должны быть особыми, т. к. информационное общество уникально и имеет свою специфику, в отличие от реального мира. Основным его отличием от реальности является то, что, будучи виртуальным, киберпространство, по сути, не является пространством вообще, так как пространство имеет свои границы, четко определенные рамки. Наличие территории в определенных границах является одним из основных атрибутов любого государства, т. е. подразумевается пространство, на которое распространяется юрисдикция государства. Однако в киберпространстве, во-первых, нет конкретных границ, фактически нет этого видимого пространства, оно постоянно находится в процессе развития, расширения <1>. Во-вторых, даже в рамках одного государства трудно определить, где есть киберпространство и где его нет. С этим институтом пока очень трудно работать, т. к. нет единого подхода к этим терминам, более того, Сеть едина для всех, и любой человек в любом государстве имеет доступ к ней, поэтому по своему уникальному содержанию эта Сеть — всеобщая, она имеет всемирный характер. Потому здесь, наверное, все-таки необходимо и целесообразно применение институтов международного права, норм международного права и, в частности, в отношении вопросов обеспечения прав человека в этом пространстве. Неясности при подходе к определениям самой юрисдикции создают проблемы для обеспечения прав человека, и если все-таки будет определена юрисдикция того или иного государства, в рамках своей юрисдикции оно еще могло бы справляться. ——————————— <1> Азизов Р. Ф. Проблемы обеспечения прав человека в современном информационном обществе // Права человека. Вопросы истории и теории: Материалы межвузовской научно-теоретической конференции. СПб., 2004. С. 124.

Кроме того, одним из камней преткновения становится вопрос информационной автономии. Следует учитывать, что развитие информационной инфраструктуры в разных странах различно, и это явление получило название «цифрового неравенства». Такой подход не отвечает интересам развивающихся стран по сокращению отставания от передовых стран, т. к. зачастую международные директивы определяют высокий уровень стандартов в области обеспечения информационной безопасности, недостижимый для многих государств на данном этапе. Тогда, полагается, глобальное право как результат правовой межгосударственной и межсоциальной коммуникации всегда имеет в качестве своей имплицитной цели развитие самих субъектов коммуникации <2>. ——————————— <2> Поляков А. В. Правовая система в условиях глобализации // Право и глобализация. Вопросы теории и истории: Труды международной научно-теоретической конференции. СПб., 2009. С. 15.

В этом свете проведение сравнительных исследований в области публично-правового регулирования в сети Интернет приобретает крайне актуальное значение. При этом такие исследования следует проводить с применением как синхронического (когда сравнению подвергаются объекты, локализованные в определенный момент времени), так и диахронического (объект исследуется в историческом плане) методов. Важно учитывать, что в историческом плане события не разделены длительным периодом: вся история Интернета началась во второй половине прошлого века, а первые нормативные акты датируются не ранее чем 70-ми годами. В реальном времени сравнительный анализ эффективности действия норм в зависимости от их характерных черт может быть основой совершенствования законодательства с целью выявления их типичных общезначимых черт. Гносеологическая цель такого исследования состоит в выявлении общих закономерностей развития правовых регуляторов в Сети, позволяет разграничить общее и особенное, случайное и закономерное в современном информационном и коммуникационном праве. Помимо чисто гносеологических, эти исследования имеют и практические цели, т. к. способствуют аппроксимации и унификации законодательства различных государств, разработке проектов по совершенствованию национальной правовой системы на основе изучения передового правового опыта зарубежных государств. Такие исследования позволяют выявить положительный опыт зарубежных государств и, что самое важное, сделать это своевременно. Учитывая то, что Интернет формируется здесь и сейчас повсеместно, для страны актуально уже сегодня создавать все условия, чтобы формирование информационного общества на ее территории шло в ногу с реалиями. Это, в свою очередь, укрепляет не только институты гражданского общества в стране, но и модернизирует экономику, позитивно влияя на ВВП. В этом свете особое значение приобретают изучение проектов строительства электронного правительства, правовые решения регулирования электронной торговли, борьба с киберпреступностью. С позиции нормотворчества важна и терминологическая составляющая. В частности, есть некоторые различия в том, как разные законы определяют информацию и/или документы. Ключевым определением является то, которое относится к предмету права на доступ, независимо от того, идет ли речь об информации, записях или о чем-либо еще (как, например, официальная информация). Некоторые законы, например Закон Азербайджана, включают множественные определения: «информация», «информация личного характера» и «задокументированная информация». Некоторые из них просто нерелевантны, и это может привести к путанице в терминах <3>. ——————————— <3> Мендел Тоби. Свобода информации: сравнительное правовое исследование (доклад) // ЮНЕСКО: Париж, 2008. С. 160.

Сравнительно-правовые исследования позволяют выявить и те проекты и инициативы, которые привели к крайне негативным последствиям в разных странах. Как уже было отмечено, в настоящее время популярна тенденция вмешательства международных институтов в сферу общественных отношений частноправового характера в сети Интернет. Но это может вызывать сопротивление государств, т. к. трактуется как попытка ограничения суверенитета, что являющегося еще одним признаком государства, что и происходит сейчас в различных странах. Так, о необходимости ввести жесткий государственный контроль за киберпространством официально говорится во многих странах, в том числе и в Российской Федерации. В качестве аргумента приводится вероятность того, что в настоящее время группировки различных политических ориентаций могут использовать Интернет для мобилизации политических сил против властей своего государства, а неурегулированность правовых отношений в Интернете влечет за собой угрозу распространения недостоверной и вредной информации, разглашения тайн, незаконного копирования конфиденциальной информации, а также нарушения авторских прав. В частности, в качестве аргументов американских спецслужб выступает национальная безопасность и борьба с терроризмом. Нормативный акт, принятый в 2002 г. в США, получил название «Патриотический акт» («Patriotic Act»). Причина тому — то, что, лишь взывая к патриотическим чувствам граждан, удалось ввести некоторые ограничения на их права и свободы. Не так давно действие этого акта было продлено. Однако это далеко не первая попытка США ввести контроль и цензуру на виртуальные правоотношения. Еще в 1996 г. при администрации Б. Клинтона был принят Акт о благопристойности коммуникаций. Однако спустя всего полгода Федеральным судом этот акт был признан противоречащим конституционным правам и свободам и его действие было отменено. Это стало результатом акции недоверия, проведенной сторонниками либерального подхода к регулированию киберпространства. В этом свете своевременные сравнительные исследования позволили бы российскому законодателю при принятии резонансного законопроекта о создании единого реестра доменов и сайтов с запрещенной к распространению информацией руководствоваться не только его положительными аспектами, но негативными последствиями, пагубными для развития информационного общества в целом. Один из возможных результатов сравнительно-правовых исследований в области публично-правового регулирования в сети Интернет — унификация материально-правовых или коллизионных норм. Такая унификация может осуществляться двояким образом: путем выработки единообразного акта, воспринимаемого многими государствами, или путем заключения международного договора. После того как унификация осуществлена, возникает проблема единообразного толкования и применения унифицированного права. Сегодня киберпространство — это настолько развивающаяся форма человеческого общения, которая имеет предпосылки стать уникальной и основной формой. Поэтому необходима разработка универсального инструмента, который позволит регулировать этот процесс, и в данном случае целесообразно вмешательство государства, но лишь в той мере, пока «государство не станет злом нестерпимым» <4>, т. е. государство должно оставаться в рамках дозволенного. ——————————— <4> Payne Thomas. Common Sence. 1776. URL: http://www. ushistory. org/paine/commonsense/singlehtml. htm.

Государство должно вмешаться в этот процесс уже на сегодняшнем этапе, когда с приобретением информационным обществом более или менее зрелых форм развития выявляется целый комплекс новых проблем, по своей масштабности и значимости разнозначных тем, которые дают о себе знать на рубеже перехода от одной общественно-экономической формации к другой. В этом свете представляется важным учитывать, что в разных государствах политико-правовой подход к регулированию процессов в информационной сфере варьируется. Так, в англо-американской модели регулирования роль государства минимальна, она ограничивается обеспечением конкуренции. В основе европейской — баланс со стороны государства и частного сектора. Некоторые страны, такие как Китай, Северная Корея, Куба и др., в разной мере выстроили железный занавес в киберпространстве как для своих граждан, так для пользователей извне. Но, хотя в отдельных странах и есть очевидные сдвиги и неопровержимые успехи, к сожалению, ни один из методов полностью не оправдал себя на сто процентов. Государства делают попытки разработать правовую базу, которая позволила бы решить правовую дилемму, связанную с возникновением и развитием информационного общества. В частности, в Китае постоянно экспериментируют с различными правовыми доктринами и стараются либерализовать информационно-правовые взаимоотношения. Информационное общество ведет к объединению всех людей в мировом масштабе без ограничения и запретов, к этому и стремится человечество, потому что институт государства выделяет человечество как единое целое. Предполагается, что многие проблемы, связанные с правовым регулированием в сфере ИКТ, лежат в несколько иной плоскости, нежели проблема поисков, и для регулирования процессов следует выходить за пределы государственного регулирования. То есть киберпространство трансгранично, и его регулирование должно соответствовать этим принципам. Целесообразным кажется, на мой взгляд, пересмотр концепции теории государства и разработка нового понятийного аппарата, отвечающего требованиям и стандартам реалий информационного общества. И в этом процессе наиболее актуальным видится применение методов сравнительного правоведения с учетом как позитивного и негативного опыта зарубежных государств, так и аппроксимации к международным стандартам.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *