Защита права на правосудие в стадии обращения с иском или заявлением

(Гусев В. Г.) («Журнал российского права», N 2, 2004) Текст документа

ЗАЩИТА ПРАВА НА ПРАВОСУДИЕ В СТАДИИ ОБРАЩЕНИЯ С ИСКОМ ИЛИ ЗАЯВЛЕНИЕМ

В. Г. ГУСЕВ

Гусев Владимир Геннадьевич — доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права, докторант, адвокат, кандидат юридических наук.

Статья 46 Конституции России гарантирует гражданам судебную защиту прав и свобод. Статья 2 Гражданского процессуального кодекса РФ предусматривает: «Задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений. Гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду». Для того чтобы эти установки не оставались пустыми декларациями, необходимо взаимодействие практики применения норм процессуального права, выявляющей возникающие проблемы, и науки гражданского процесса, призванной их эффективно разрешать. Сегодня практически у каждого гражданина или организации, испытывающих потребность в судебной защите своих прав и охраняемых законом интересов, возникают затруднения с истребованием из различных органов и у должностных лиц документов, которые необходимо приложить к иску (либо заявлению) для удостоверения обоснованности своих требований. Согласно ст. ст. 131, 132 ГПК РФ к исковому заявлению в обязательном порядке должны быть приложены документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования. Неисполнение данного требования влечет в соответствии со ст. 136 Кодекса оставление искового заявления без движения. В нашей стране весьма невелик перечень информации, доступной широкой публике. Например, не возникает проблем с получением сведений о зарегистрированном праве на недвижимость, так как на основе действующего Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» <*> сформирована система органов государственной регистрации таких прав и сделок. Но это скорее исключение, чем правило. ——————————— <*> См.: СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.

На практике при попытке получить необходимые документы заинтересованное лицо нередко сталкивается с непреодолимыми трудностями. Причем сталкиваться с этим приходится не только рядовым гражданам, но и, как ни странно, адвокатам — лицам, на которые государство возложило обязанность оказывать квалифицированную юридическую помощь. Предусмотренное ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» <*> право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций, совершенно не действует. Государственные органы либо отказываются получать адвокатский запрос, либо игнорируют его, либо отвечают, что соответствующая информация может быть предоставлена только по запросу суда, рассматривающего гражданское дело. ——————————— <*> См.: СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

В практике каждого адвоката имеются подобные материалы, по которым невозможно получить необходимые документальные доказательства. Ярким примером является следующее дело. К адвокату обратился гражданин А., учредитель общества с ограниченной ответственностью (ООО). Директор ООО, сговорившись с другими учредителями, с целью избавиться от А. при управлении и распоряжении имуществом общества некоторое время назад совершил сделку, по которой все имущество было продано за бесценок другой организации, где они являются учредителями. Очевидно, что эта сделка является незаконной, ее следует оспорить в суде на основании ст. 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» <*> как крупную сделку (стоимость отчужденного имущества превышает 25 процентов стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении сделки). Однако кажущаяся правовая незамысловатость дела на практике обернулась огромными потерями времени и усилий. Так, у А. не сохранились учредительный договор и устав ООО, поэтому доказательств того, что он является участником общества, на руках не оказалось. ——————————— <*> См.: СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.

Несмотря на то что ст. 6 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц» (в ред. ФЗ от 23 июня 2003 г. N 76-ФЗ <*>) провозглашает открытость информации о юридических лицах и запрещает отказывать в предоставлении информации об организации, регистрационная палата отказалась ответить на адвокатский запрос и сообщить данные об учредителях ООО, потребовав запрос суда. Районная инспекция Министерства по налогам и сборам РФ без запроса суда также отказалась выдать по адвокатскому запросу копию бухгалтерского баланса организации, содержащую сведения о стоимости имущества общества в период, предшествовавший совершению сделки, сославшись на необходимость сохранения тайны (при этом не принято во внимание, что документы требовались учредителю общества, имевшему право на доступ к данной информации). Письменного отказа на адвокатский запрос опять же не последовало. ——————————— <*> См.: СЗ РФ. 2003. N 26. Ст. 2565.

Следующая проблема состояла в том, что, собственно, будем оспаривать. Когда и кому продано имущество общества, А. не знает. Кто является собственником недвижимого имущества, удалось выяснить в регистрационной палате, выписка из государственного реестра содержала сведения о правоприобретателе, упоминался некий договор купли-продажи как основание приобретения права покупателя на недвижимость (указана лишь дата его заключения). Договора купли-продажи недвижимого имущества регистрационная палата не предоставила. Следует ли оспаривать именно указанный в выписке договор купли-продажи имущества или право собственности на него неоднократно переходило после продажи его обществом — оставалось неизвестным. Кроме того, совершенно неясна была судьба дорогостоящего оборудования — движимого, не подлежащего государственной регистрации имущества, относительно которого неизвестны были ни его покупатель, ни место его нахождения, ни дата заключения договора. Конечно, отсутствовала и копия договора купли-продажи. На адвокатские запросы ООО отвечало молчанием. Через случайных лиц с большим трудом удалось установить покупателя и место нахождения спорного имущества. Однако подтверждающие документы отсутствовали. Как и следовало ожидать, судья оставил без движения исковое заявление о признании сделок недействительными, не вняв доводам о необходимости получения судебного запроса для истребования подтверждающих документов. На это судья заметил: «Представьте доказательства того, что вам отказали в предоставлении документов». Словом, дайте справку, что вам нужна справка. Круг замкнулся. Данная ситуация ярко иллюстрирует бесправие и адвокатов, и рядовых граждан в общении с государственными организациями и должностными лицами. Таким образом, лицо, нуждающееся в судебной защите прав и свобод, попадает в порочный круг: судья не возбуждает гражданского дела, оставляя иск без движения по причине отсутствия в исковом материале необходимых документов, подтверждающих исковые требования; без возбужденного гражданского дела не может быть выдан судебный запрос на истребование соответствующих документов; органы власти и должностные лица, в распоряжении которых находятся необходимые истцу документы, отказываются выдать их без судебного запроса. Круг замыкается — гражданин либо организация не получают доступа к правосудию, а провозглашенные Конституцией и ГПК РФ декларации остаются пустыми словами. Проблема в данном случае может быть разрешена двумя путями: либо отменить требование ГПК РФ об обязательном приложении к иску обосновывающих его доказательств, либо жестко регламентировать обязанность государственных органов и органов местного самоуправления предоставлять документы и информацию на адвокатские запросы, либо отвечать мотивированным отказом, чтобы у суда не было оснований оставить иск без движения. Первый вариант неприемлем, так как чреват затягиванием разрешения дела. Потребуется время для того, чтобы после возбуждения гражданского дела истец представил даже имеющиеся у него документы. Заинтересованные лица утратят стимул для скорейшего предоставления суду необходимых доказательств. Рассматривая вопрос о втором пути решения поставленной проблемы, следует вспомнить нормы ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», посвященные цели деятельности адвокатов и статусу адвокатуры: Пункт 1 ст. 1: «Адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая… физическим и юридическим лицам в ЦЕЛЯХ ЗАЩИТЫ ИХ ПРАВ, СВОБОД И ИНТЕРЕСОВ, А ТАКЖЕ ДОСТУПА К ПРАВОСУДИЮ»; Пункт 3 ст. 3: «В целях ОБЕСПЕЧЕНИЯ ДОСТУПНОСТИ ДЛЯ НАСЕЛЕНИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ И СОДЕЙСТВИЯ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ органы государственной власти обеспечивают ГАРАНТИИ НЕЗАВИСИМОСТИ АДВОКАТУРЫ… » (выделено мною. — В. Г.). Таким образом, социальной функцией адвокатуры является содействие гражданам в защите их прав и интересов, помощь в доступе к правосудию, обеспечение квалифицированной юридической помощи. Однако при сборе первичных доказательств для обращения в суд адвокат оказывается бессилен, а правосудие надежно защищает себя от дополнительной работы. Выход видится в установлении ответственности за незаконный отказ в предоставлении доказательств и отсутствие ответа на адвокатский запрос. Российское законодательство знает подобные прецеденты. Статья 17.7 КоАП РФ устанавливает ответственность за невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий; ст. 19.7 устанавливает ответственность за непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу) сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, и т. д. Установление административной ответственности при этом служит достаточно надежным средством, обеспечивающим действенность норм закона о полномочиях соответствующих государственных органов и должностных лиц. Принимая во внимание важность и незаменимость института адвокатуры, учитывая социальную роль адвоката в формировании российского правового государства, в защите прав, свобод и интересов граждан и организаций, было бы целесообразно ввести в Кодекс об административных правонарушениях РФ норму об административной ответственности должностных лиц за незаконный отказ в предоставлении информации и документов по запросу адвоката, а также за отсутствие ответа на адвокатский запрос. Оптимальна, на наш взгляд, следующая редакция подобной нормы: «Статья 19.26. Непредоставление сведений (информации) и документов по запросу адвоката. Непредоставление или несвоевременное предоставление либо отсутствие в установленный законом срок ответа на запрос адвоката, направленный в соответствии с законодательством Российской Федерации об адвокатуре, о предоставлении информации и документов, а равно предоставление информации и (или) документов в искаженном виде влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одного до трех минимальных размеров оплаты труда; на должностных лиц — от трех до пяти минимальных размеров оплаты труда; на юридических лиц — от тридцати до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда». Введение ответственности за непредоставление положительной или отрицательной информации на запрос адвоката послужит общественным интересам, устраняя препятствия на пути к защите прав и свобод граждан и организаций во всех судах Российской Федерации.

——————————————————————

Название документа