Электронное государственное управление: региональный уровень электронного правительства

(Смышляев С. М.) («Актуальные проблемы российского права», 2013, N 3) Текст документа

ЭЛЕКТРОННОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ ЭЛЕКТРОННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

С. М. СМЫШЛЯЕВ

Смышляев Сергей Михайлович, соискатель кафедры административного права Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА), консультант отдела бухгалтерского учета и отчетности Государственного Собрания Республики Марий Эл.

Статья посвящена правовым проблемам региональной информатизации. Автор полагает, что современное российское государство выбрало путь построения «сервисного государства», ориентированного на предоставление услуг, что в XXI в. невозможно представить без информатизации государственного управления, в том числе посредством применения электронных административных регламентов. Использование информационно-коммуникационных технологий в системе государственного управления в Российской Федерации осложнено, по мнению автора, большим количеством управленческих уровней с точки зрения федеративного устройства (федерация — субъект — муниципалитет). Автор поддерживает мнение о том, что сегодня требуется обеспечить эффективную децентрализацию полномочий между уровнями публичной власти в пользу субъектов Российской Федерации, и предлагает распространить такую практику при решении вопросов модернизации системы государственного управления с помощью информационно-коммуникационных технологий на региональном уровне. В статье также обосновывается вывод о том, что внедрение информационно-коммуникационных технологий в управленческую деятельность в субъектах Российской Федерации должно носить целевой характер в рамках проекта построения регионального сегмента электронного правительства. Кроме того, подчеркивается, что информатизация сама по себе не должна проходить без одновременной модернизации государственного управления, и наоборот.

Ключевые слова: юриспруденция, управление, информатизация, регион, электронный, информация, оптимизация, реформа, административная, правительство.

Electronic state government: the regional level of electronic government S. M. Smyshlyaev

Smyshlyaev Sergey Mikhailovich — postgraduate student of the Department of Administrative Law of the Kutafin Moscow State Law University, consultant of the Accounting and Reporting Department of the State Assembly of the Republic of Mari El.

The article is devoted to the legal problems of regional informatization. The author considers that the modern Russian state chose the path of formation of the service state which is oriented on provision of services, which in turn is impossible to imagine in the XXI century without the informatization of state government, including the use of electronic administrative regulations. The use of information and communication technologies within the system of state government in the Russian Federation is complicated by a large number of government levels within the federal state system (federal level, level of the constituent subject of the federation, and municipal level). The author supports the position that today there is need to guarantee an efficient decentralization of powers between the levels of public government in favor of the constituent subjects of the Russian Federation. He offers to apply this practice in the process of modernization of the state government system with the help of the information and communication technologies at the regional level. The article also includes the conclusion that introduction of information and communication technologies into the government system of the constituent subjects of the Russian Federation should be goal-oriented within the framework of the formation of regional segment of the electronic government. It is also stressed, that the informatization itself should be teamed with the modernization of state government as a whole.

Key words: jurisprudence, government, informatization, region, electronic, information, optimization, reform, administrative, government.

Недостаточная эффективность государственного аппарата, несоответствие количества его полномочий качеству власти, необходимость перераспределения и исключения дублирования функций и полномочий органов исполнительной власти, превращение сферы государственного управления в ограничивающий фактор для социально-экономического развития страны и повышения ее мировой конкурентоспособности послужили основаниями (неоднократно отмечаемыми в Посланиях Президента РФ Федеральному Собранию РФ) для комплексной модернизации системы государственного управления. Задачу повышения эффективности государственного управления путем кардинального улучшения деятельности органов исполнительной власти было принято отразить в Концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006 — 2010 гг. <1>. Необходимо отметить также, что повышение эффективности государственного управления является одной из целей Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации <2>. ——————————— <1> Распоряжение Правительства РФ от 25 октября 2005 г. N 1789-р «О Концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006 — 2010 гг.» // СЗ РФ. 2005. N 46. Ст. 4720; 2008. N 7. Ст. 6334; 2008. N 14. Ст. 1413; 2009. N 12. Ст. 1429. <2> Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 7 февраля 2008 г. N Пр-212) // Российская газета. N 34. 2008.

Одним из показателей достижения целей административной реформы было определено место РФ в международных рейтингах показателей качества государственного управления. Одним из таких интегральных показателей качества государственного управления является индекс GRICS, рассчитываемый Всемирным банком 1 раз в 2 года на основе сопоставления различных показателей эффективности государственного управления, отражающих основные параметры государственного управления. Стоит отметить, что к настоящему времени Россия совсем незначительно улучшила свои позиции по отдельным показателям рейтинга качества государственного управления и до сих пор остается в нижней части этого рейтинга <3>. ——————————— <3> Governance Research Indicator Country Snapshot (GRICS) // URL: http://info. worldbank. org/ governance/wgi/pdf/ wgidataset. xls (дата обращения: 04.09.2012).

Хотя в основном, как отмечается в Концепции снижения административных барьеров и повышения доступности государственных и муниципальных услуг на 2011 — 2013 гг. <4>, цели административной реформы были достигнуты прежде всего на уровне создания необходимых правовых и организационных оснований для массовой оптимизации государственных услуг и совершенствования государственного регулирования. ——————————— <4> Распоряжение Правительства РФ от 10 июня 2011 г. N 1021-р «Об утверждении Концепции снижения административных барьеров и повышения доступности государственных и муниципальных услуг на 2011 — 2013 гг. и Плана мероприятий по реализации указанной Концепции» // СЗ РФ. 2011. N 26. Ст. 3826.

В указанной Концепции справедливо указывается и на то, что последнее десятилетие тематика совершенствования государственного управления по сложившейся практике и особенностям правового регулирования разбивалась на несколько базовых блоков (административная реформа, реформа государственной службы, электронное правительство и бюджетная реформа). Однако содержательное пересечение указанных реформ по составу мероприятий, подходам и идеологии больше не позволяет их разделять на отдельные частные реформы. Объектом реформирования должен стать государственный сектор со всеми его компонентами — государственной службой, финансами, системой управления и информационными ресурсами. Важным результатом административной реформы явилось принятие Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» <5>, впервые на законодательном уровне заложившего основы для реализации основных мероприятий административной реформы. ——————————— <5> СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4179; 2011. N 15. Ст. 2038; 2011. N 27. Ст. 3880; 2011. N 29. Ст. 4291; 2011. N 30 (ч. 1). Ст. 4587; 2012. N 31. Ст. 4322.

По сути, российское государство выбрало путь построения так называемой модели сервисного государства, а в XXI в. это невозможно представить без информатизации государственного управления. Подтверждение этому можно обнаружить, например, в Указе Президента РФ от 7 мая 2012 г. N 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления» <6>, в котором одной из стратегических задач поставлено увеличение доли граждан, использующих механизм получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме, до 70% к 2018 г. ——————————— <6> СЗ РФ. 2012. N 19. Ст. 2338.

На сегодняшний момент среди приоритетных направлений государственной политики, безусловно, можно выделить переход к новой форме организации деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, а также обеспечение качественно нового уровня оперативности и удобства получения организациями и гражданами государственных (муниципальных) услуг и информации о результатах деятельности органов власти. Именно на это направлена подпрограмма «Информационное государство» Государственной программы «Информационное общество (2011 — 2020 гг.)» <7>. ——————————— <7> Распоряжение Правительства РФ от 20 октября 2010 г. N 1815-р «О государственной программе Российской Федерации «Информационное общество (2011 — 2020 гг.)» // СЗ РФ. 2010. N 46. Ст. 6026; 2011. N 22. Ст. 3173; 2011. N 51. Ст. 7543; 2012. N 4. Ст. 514; 2012. N 21. Ст. 2662; 2012. N 35. Ст. 4836.

На современном этапе развития системы государственного управления оптимизация деятельности органов государственной власти происходит во многом при помощи внедрения современных информационно-коммуникационных технологий в рамках построения электронного правительства и является одним из основных способов уменьшения временных и материальных затрат граждан и бизнеса при взаимодействии с государством. Кроме того, внедрение информационных и телекоммуникационных технологий в деятельность органов публичной власти, позволяющих обеспечить прозрачность такой деятельности, один из важных шагов к повышению эффективности бюджетных расходов <8> и снижению уровня коррупции в Российской Федерации <9>. ——————————— <8> Распоряжение Правительства РФ от 30 июня 2010 г. N 1101-р «Об утверждении Программы Правительства РФ по повышению эффективности бюджетных расходов на период до 2012 г.» // СЗ РФ. 2010. N 28. Ст. 3720; 2010. N 47. Ст. 6201; 2011. N 51. Ст. 7526. <9> Указ Президента РФ от 13 апреля 2010 г. N 460 «О Национальной стратегии противодействия коррупции и Национальном плане противодействия коррупции на 2010 — 2011 гг.» // СЗ РФ. 2010. N 16. Ст. 1875; 2012. N 12. Ст. 1391.

Так, Н. Н. Федосеева <10> ссылается на отчет ООН «Электронное правительство на перепутье», в котором отмечается, что понятие «электронное правительство» многогранно и, по сути, обозначает обеспечение государственного управления современными компьютерными и коммуникационными технологиями. Подчеркивается, что их внедрение позволит многократно повысить эффективность работы государственных органов, расширит возможности граждан и в конечном счете будет стимулировать экономику и развивать общественные отношения. Внедрение электронного правительства связано со структурными реформами государственного управления, в частности с изменениями количества и характера функций государственных органов, внедрением административных электронных регламентов деятельности. Хотя, как замечает Ю. Г. Жумаев, «электронное правительство — это скорее прикладное решение, способ модернизации уже существующих структур и отношений, а не самостоятельная комплексная трансформация самих принципов организации управления государством» <11>. ——————————— <10> Федосеева Н. Н. Электронное правительство как способ организации и развития государственного управления в условиях информационного общества (теоретический аспект) // Государственная власть и местное самоуправление. 2008. N 10. С. 9 — 12. <11> Жумаев Ю. Г. Электронное правительство — максимальная эффективность управления государством // Правовые вопросы связи. 2009. N 1. С. 12 — 15.

Авторы научно-практического пособия «Административная реформа в России» указывают, что «информационные и коммуникационные технологии стали важнейшим средством повышения эффективности управления практически во всех сферах человеческой деятельности. Информационное обеспечение выполняет не вспомогательные функции в деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, а стало необходимым элементом этой деятельности» <12>. ——————————— <12> Административная реформа в России: Научно-практическое пособие / Под ред. С. Е. Нарышкина, Т. Я. Хабриевой. М.: ИНФРА-М, 2006. С. 112.

Несмотря на относительные успехи в сфере собственно информатизации органов государственной власти (благодаря прежде всего Федеральной целевой программе «Электронная Россия (2002 — 2010 гг.)» <13>), проекты информатизации в основном реализуются без привязки к задачам административной реформы. Поэтому неудивительно, что, несмотря на значительные затраты на информатизацию государственных органов, качество государственного управления в Российской Федерации не улучшилось. ——————————— <13> Постановление Правительства РФ от 28 января 2002 г. N 65 (в ред. от 09.06.2010) «О Федеральной целевой программе «Электронная Россия (2002 — 2010 гг.)» // СЗ РФ. 2002. N 5. Ст. 531; 2004. N 31. Ст. 3268; 2006. N 37. Ст. 3875; 2009. N 12. Ст. 1429; 2009. N 38. Ст. 4476; 2010. N 25. Ст. 3166.

В этой связи Е. С. Устинович подчеркивает, что «внимание к методу информатизации «снизу» при недостаточной обеспеченности основной управленческой деятельности в области формирования производственной базы развития страны, создания экономической и социальной инфраструктуры создает риски и в области массовых информационных коммуникаций — взаимодействия государственных органов (власти в целом) с населением, в том числе и в форме услуг» <14>. ——————————— <14> Устинович Е. С. Вопросы методологии информационной деятельности в государственном управлении // Информационное право. 2010. N 3. С. 3 — 6.

Действительно, переустройство административных процессов обязательно должно проводиться так, чтобы они опирались на базовые институты электронного правительства, а информатизация не должна проходить без одновременной модернизации государственного управления. Несмотря на то, что административная реформа в основном затронула федеральный уровень исполнительной власти, субъекты РФ также учувствуют в реализации административной реформы, однако на основе анализа нормативно-правовой базы нетрудно заметить, что регионам активная роль не отводится, они выступают лишь проводниками федеральных установок или же в качестве экспериментальной площадки <15>. ——————————— <15> Так, например, План мероприятий по совершенствованию государственного управления в 2009 — 2010 гг. вообще не содержит ни одного мероприятия, ответственным за реализацию которого является субъект РФ. См.: распоряжение Правительства РФ от 3 декабря 2009 г. N 1862-р «Об утверждении Плана мероприятий по совершенствованию государственного управления в 2009 — 2010 гг.» // СЗ РФ. 2009. N 49 (ч. 2). Ст. 6037.

Кроме того, органы государственной власти субъектов РФ серьезно отстают от федеральных органов государственной власти по уровню информационно-технологического обеспечения административно-управленческих процессов, а информатизация управления в субъектах РФ осуществляется неравномерно и находится на разных этапах. Верно подмечено Г. Б. Романовским, «что централизация государственной власти, ставшая следствием выстраивания вертикали власти, повлекла за собой апатию регионов в вопросах государственного строительства. Это обусловлено отсутствием финансовых средств, полномочий, инициативности, элементарного желания решать вообще что-либо и т. д.» <16>. ——————————— <16> Романовский Г. Б. Система органов исполнительной власти в субъектах Российской Федерации: проблемы организации и функционирования // Публично-правовые исследования. Ежегодник Центра публично-правовых исследований. Т. 3. М.: АНО «Центр публично-правовых исследований», 2008. С. 72 — 118.

Федеративный характер государственного устройства в Российской Федерации предполагает, что государственную власть в нем осуществляют как федеральные органы, так и региональные органы власти. Известно, «что федерализм предполагает сложный характер взаимоотношений между носителями публичной власти и обусловливает децентрализацию государственного управления» <17>. ——————————— <17> Романовский Г. Б. Система органов исполнительной власти в субъектах Российской Федерации: проблемы организации и функционирования. С. 72 — 118.

Безусловно, большое количество управленческих уровней (федерация — субъект — муниципалитет) существенно затрудняет разработку решений в области модернизации государственного управления и построения регионального сегмента электронного правительства, так как на каждом уровне необходимо выстроить управленческую схему взаимодействия. В России, по мнению В. Горлопанова, «центральная администрация имеет большое значение и при разработке проектов «e-government» — в первую очередь характерна ориентация на интересы самой бюрократии, хотя при прочих равных условиях развитые государства в своей деятельности ориентируются на самый близкий гражданам уровень — муниципальный» <18>. ——————————— <18> Горлопанов В. Электронное правительство: региональный вектор // Информационный бюллетень. Президентский контроль. 2010. N 2. С. 41.

Несмотря на наметившиеся положительные тенденции, в целом, как заявил Президент РФ в бюджетном послании 2011 г., «система государственного управления во многом функционирует в ручном режиме, требует постоянной подстройки. Требуется обеспечить эффективную децентрализацию полномочий между уровнями публичной власти в пользу субъектов Российской Федерации и местного самоуправления» <19>. ——————————— <19> Бюджетное послание Президента России о бюджетной политике в 2012 — 2014 гг. // URL: http://kremlin. ru/ news/11779 (дата обращения: 04.09.2012).

Так, А. Н. Медушевский ссылается на рабочую группу президиума Государственного совета РФ по вопросам развития информационных технологий, которая в числе прочих проблем выдвинула необходимость решения вопросов взаимодействия Федерации, регионов и муниципальных образований <20>. Логичным в связи с этим видится и предоставление более объемных полномочий субъектам РФ в сфере внедрения информационных технологий в государственное управление. При этом решения по разграничению полномочий между РФ и субъектами РФ должны быть четко законодательно закреплены по принадлежности полномочий к определенному уровню публичной власти и порядку финансирования этих полномочий, контролю за их исполнением и представлению отчетности. ——————————— <20> Медушевский А. Н. Публичная администрация и общество: система обратных связей // Проблемы современного государственного управления в России. Труды научного семинара. Вып. 6(27). М.: Научный эксперт, 2009. С. 58 — 67.

Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 г. <21> определяет в качестве целей государственной политики в области развития информационно-коммуникационных технологий совершенствование системы государственного управления, в том числе благодаря работе в направлении развития системы региональной информатизации, а также создания электронного правительства как комплекса государственных и муниципальных информационных систем, обеспечивающих поддержку деятельности органов государственной власти субъекта РФ и органов местного самоуправления, а также объединяющих их на основе общей информационно-технологической инфраструктуры региона. ——————————— <21> Распоряжение Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. N 1662-р «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 гг.» // СЗ РФ. 2008. N 47. Ст. 5489; 2009. N 33. Ст. 4127.

Поэтому правильным будет сказать, что достаточно возможностей для реформирования системы управления существует и на региональном уровне: «в определенном смысле преобразования на этом уровне могут идти даже быстрее при условии создания соответствующей федеральной нормативной базы» <22>. ——————————— <22> Административная реформа в России: Научно-практическое пособие / Под ред. С. Е. Нарышкина, Т. Я. Хабриевой. М.: ИНФРА-М, 2006. С. 112.

Субъекты РФ, выступающие как соисполнители программы построения в России информационного общества до 2020 г., а не пассивные наблюдатели, ожидающие императивных указаний из центра, должны определить для себя приоритетные направления деятельности по совершенствованию регионального государственного управления на период до 2015 г. в рамках комплексного проекта «электронный регион». Такими направлениями могут быть: — развитие системы межведомственного электронного взаимодействия органов исполнительной власти субъекта РФ, что не представляется возможным без развития защищенной системы электронного документооборота и единого пространства доверия электронной подписи; — развитие защищенного сегмента информационно-телекоммуникационной сети Интернет для органов государственной власти субъекта РФ; — совершенствование технологий и механизмов взаимодействия между федеральной и региональной системами взаимодействия в электронной форме; — развитие и интеграция регионального уровня комплекса информационных систем и информационных ресурсов повышения эффективности государственного управления (в рамках государственной автоматизированной системы «Управление» <23> и ее регионального контура). ——————————— <23> Постановление Правительства РФ от 25 декабря 2009 г. N 1088 «О единой вертикально интегрированной государственной автоматизированной информационной системе «Управление» // СЗ РФ. 2010. N 1. Ст. 101; 2011. N 38. Ст. 5380.

Среди целей региональной информатизации <24> можно выделить важное направление на повышение эффективности управления социально-экономическим развитием субъектов РФ и улучшение качества государственного управления в органах государственной власти субъектов РФ. Поэтому необходимо отметить, что процессы информатизации и создания электронного правительства в субъектах РФ также должны быть сопоставимы с целями и задачами административной реформы или модернизации системы государственного управления. ——————————— <24> Распоряжение Правительства РФ от 17 июля 2006 г. N 1024-р «О Концепции региональной информатизации до 2010 г.» // СЗ РФ. 2006. N 30. Ст. 3419; 2009. N 12. Ст. 1429.

Представляется, что субъекты РФ должны более активно вовлекаться в процессы оптимизации государственного управления на основе применения информационно-коммуникационных технологий, так как развитие идей электронного правительства и внедрение информационно-коммуникационных технологий в управленческую деятельность органов власти субъектов РФ создает возможность информационного взаимодействия органов власти, граждан, бизнеса и, как отмечает Е. С. Устинович, благодаря этому «возникают такие дополнительные методы информационной деятельности в системе государственного управления, как информационное взаимодействие и электронная интеграция» <25>. ——————————— <25> Устинович Е. С. Информационная деятельность как функция федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации // Российская юстиция. 2010. N 4. С. 7 — 10.

Подтверждается это и тем, что одним из показателей эффективности деятельности органов государственной власти субъектов РФ является удовлетворенность населения деятельностью органов исполнительной власти субъекта РФ, в том числе их информационной открытостью <26>, а также доля государственных (муниципальных) услуг, предоставляемых органами исполнительной власти субъекта РФ (органами местного самоуправления) и учреждениями субъекта РФ (муниципальными учреждениями) в электронном виде <27>, что, естественно, подразумевает развитие и применение новых информационно-коммуникационных технологий в сфере государственного управления <28>. ——————————— <26> Указ Президента РФ от 28 июня 2007 г. N 825 «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации» // СЗ РФ. 2007. N 27. Ст. 3256; 2008. N 18. Ст. 2002; 2010. N 20. Ст. 2432. <27> Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2009 г. N 322 «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 28 июня 2007 г. N 825 «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации» // СЗ РФ. 2009. N 17. Ст. 2083; 2010. N 15. Ст. 1806; 2010. N 31. Ст. 4241; 2010. N 38. Ст. 4825; 2010. N 52 (ч. 1). Ст. 7109; 2011. N 11. Ст. 1528; 2011. N 25. Ст. 3606. <28> Необходимо отметить в данном контексте, что с 1 января 2013 г. перечень таких показателей существенно сократится и к качеству государственного управления косвенно будет применим лишь такой показатель, как оценка населением деятельности органов исполнительной власти субъекта РФ. Можно не сомневаться в том, что субъекты РФ, не уделяющие должного внимания организации эффективного электронного взаимодействия власти и общества, положительной оценки не получат. См.: Указ Президента РФ от 21 августа 2012 г. N 1199 «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации» // СЗ РФ. 2012. N 35. Ст. 4774.

Необходимо отметить также, что федеральный центр создает стимулы оказанием финансовой поддержки (в порядке конкурсного отбора) в проведении мероприятий в рамках административной реформы субъектам РФ <29>, в которых утверждена программа снижения административных барьеров и повышения качества и доступности государственных (муниципальных) услуг. Возможно, в качестве одного из установленных критериев отбора должно быть и внедрение современных информационно-коммуникационных технологий в систему государственного управления. Следует отметить, что «в рамках административной реформы продолжается активная разработка административных регламентов, которые направлены как на повышение эффективности государственного управления, так и в значительной степени на совершенствование оказания гражданам публичных услуг» <30>. Также многие исследователи отстаивают необходимость (отмечая в том числе и существующие проблемы) активного внедрения и использования электронных административных регламентов <31> как формы реализации административных регламентов с помощью информационно-коммуникационных технологий на всех этапах соответствующих действий <32>. ——————————— <29> Постановление Правительства РФ от 16 мая 2011 г. N 370 «Об оказании поддержки проведения федеральными органами исполнительной власти и высшими исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации административной реформы в 2011 г.» // СЗ РФ. 2011. N 21. Ст. 2967; 2011. N 50. Ст. 7403. <30> Полякова Т. А. Совершенствование информационного законодательства в условиях перехода к информационному обществу // Журнал российского права. 2008. N 1. С. 62 — 69. <31> См.: Федосеева Н. Н. Административные регламенты как инструмент современного государственного управления // Информационное право. 2009. N 4. С. 11 — 16; Борисов С. Административная реформа в электронном формате // Российская газета. N 2. 2004; Барциц И. Н. Приоритетные направления совершенствования административных процедур // Государство и право. 2008. N 3. С. 10. <32> Понятие электронного административного регламента приведено в соответствии с применяемой терминологией. См.: Информационная технология. Управление организацией. Электронный регламент административной и служебной деятельности. Основные положения. ГОСТ Р 52294-2004 (утв. Постановлением Госстандарта РФ от 29 декабря 2004 г. N 138-ст). М.: ИПК Издательство стандартов, 2005; распоряжение Правительства РФ от 25 октября 2005 г. N 1789-р «О Концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006 — 2010 гг.» // СЗ РФ. 2005. N 46. Ст. 4720; 2009. N 12. Ст. 1429. Хотя в правилах утверждения административных регламентов исполнения государственных функций и административных регламентов предоставления государственных услуг речь идет лишь об осуществлении отдельных административных процедур (действий) в электронной форме. См.: Постановление Правительства РФ от 16 мая 2011 г. N 373 «О разработке и утверждении административных регламентов исполнения государственных функций и административных регламентов предоставления государственных услуг» // СЗ РФ. 2011. N 22. Ст. 3169; 2011. N 35. Ст. 5092; 2012. Ст. 3908.

Безусловно, применение электронных регламентов в деятельности органов государственной власти субъектов РФ может привести к оптимизации управления, позволит обеспечить взаимодействие различных ведомственных региональных информационных систем в рамках реализации общих административных процедур, а также обеспечит оперативность, информационную поддержку управленческих решений и постоянный контроль их исполнения. Основные принципы использования электронных административных регламентов должны быть построены на основе общей электронной платформы и должны стать частью подсистемы межведомственного электронного взаимодействия, которая, в свою очередь, является элементом единого комплекса инфраструктуры взаимодействия. Итак, переход к модели «сервисного государства» на региональном уровне, к форме деятельности, направленной на максимально полное и качественное удовлетворение нужд граждан и организаций путем оказания услуг (как внешнему контуру регионального электронного правительства), потребует существенного изменения организации внутренней деятельности государственного аппарата (внутренний контур регионального электронного правительства), что в настоящее время представляется нецелесообразным и неэффективным без применения информационно-коммуникационных технологий, а использование в работе органов власти субъектов РФ информационно-коммуникационных технологий, в свою очередь, должно способствовать обеспечению доступа граждан к достоверной официальной информации, созданию новых возможностей для взаимодействия органов власти между собой, населением, бизнесом, повышению эффективности и качества государственного управления. Несмотря на то, что Российская Федерация представляет собой сложную многоуровневую структуру и имеет различные уровни власти (с точки зрения федеративного устройства) для решения общенациональных задач в сфере государственного управления и построения наиболее оптимальной модели управления государство необходимо рассматривать как единую систему. Учитывая, что основные направления реорганизации и оптимизации государственного управления определены на федеральном уровне, опережающее развитие некоторых идей электронного государственного управления в субъектах РФ в настоящее время видится неоднозначным с точки зрения достижения конечного результата. И все же представляется, что на региональном уровне возможна самостоятельная модернизация системы государственного управления с помощью информационно-коммуникационных технологий, развивающая основные направления, заложенные в соответствующих федеральных концепциях, но эта оптимизационная деятельность, думается, должна быть частью проекта «Электронный регион», а скорее — большой долгосрочной программы «Информационное общество» соответствующего региона, включающей в том числе разработку нормативных, методологических и технологических решений для внедрения концепции электронного правительства в субъекте РФ.

Библиография:

1. Административная реформа в России: Научно-практическое пособие / Под ред. С. Е. Нарышкина, Т. Я. Хабриевой. М.: ИНФРА-М, 2006. 549 с. 2. Барциц И. Н. Приоритетные направления совершенствования административных процедур // Государство и право. 2008. N 3. С. 5 — 10. 3. Борисов С. Административная реформа в электронном формате // Российская газета. N 2. 2004. 4. Горлопанов В. Электронное правительство: региональный вектор // Информационный бюллетень. Президентский контроль. 2010. N 2. С. 41 — 48. 5. Жумаев Ю. Г. Электронное правительство — максимальная эффективность управления государством // Правовые вопросы связи. 2009. N 1. С. 12 — 15. 6. Медушевский А. Н. Публичная администрация и общество: система обратных связей // Проблемы современного государственного управления в России. Труды научного семинара. Вып. 6(27). М.: Научный эксперт, 2009. С. 58 — 67. 7. Полякова Т. А. Совершенствование информационного законодательства в условиях перехода к информационному обществу // Журнал российского права. 2008. N 1. С. 62 — 69. 8. Романовский Г. Б. Система органов исполнительной власти в субъектах Российской Федерации: проблемы организации и функционирования // Публично-правовые исследования. Ежегодник Центра публично-правовых исследований. Т. 3. М.: АНО «Центр публично-правовых исследований», 2008. С. 72 — 118. 9. Устинович Е. С. Вопросы методологии информационной деятельности в государственном управлении // Информационное право. 2010. N 3. С. 3 — 6. 10. Устинович Е. С. Информационная деятельность как функция федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации // Российская юстиция. 2010. N 4. С. 7 — 10. 11. Федосеева Н. Н. Административные регламенты как инструмент современного государственного управления // Информационное право. 2009. N 4. С. 11 — 16. 12. Федосеева Н. Н. Электронное правительство как способ организации и развития государственного управления в условиях информационного общества (теоретический аспект) // Государственная власть и местное самоуправление. 2008. N 10. С. 9 — 12. 13. Governance Research Indicator Country Snapshot (GRICS) // URL: http://info. worldbank. org/ governance/wgi/pdf/ wgidataset. xls (дата обращения: 04.09.2012).

References (transliteration):

1. Administrativnaya reforma v Rossii: Nauchno-prakticheskoe posobie / Pod red. S. E. Naryshkina, T. Ya. Khabrievoy. M.: INFRA-M, 2006. 549 c. 2. Bartsits I. N. Prioritetnye napravleniya sovershenstvovaniya administrativnykh protsedur // Gosudarstvo i pravo. 2008. N 3. S. 5 — 10. 3. Borisov S. Administrativnaya reforma v elektronnom formate // Rossiyskaya gazeta. N 2. 2004. 4. Gorlopanov V. Elektronnoe pravitel’stvo: regional’nyy vektor // Informatsionnyy byulleten’. Prezidentskiy kontrol’. 2010. N 2. S. 41 — 48. 5. Zhumaev Yu. G. Elektronnoe pravitel’stvo — maksimal’naya effektivnost’ upravleniya gosudarstvom // Pravovye voprosy svyazi. 2009. N 1. S. 12 — 15. 6. Medushevskiy A. N. Publichnaya administratsiya i obshchestvo: sistema obratnykh svyazey // Problemy sovremennogo gosudarstvennogo upravleniya v Rossii. Trudy nauchnogo seminara. Vyp. 6(27). M.: Nauchnyy ekspert, 2009. S. 58 — 67. 7. Polyakova T. A. Sovershenstvovanie informatsionnogo zakonodatel’stva v usloviyakh perekhoda k informatsionnomu obshchestvu // Zhurnal rossiyskogo prava. 2008. N 1. S. 62 — 69. 8. Romanovskiy G. B. Sistema organov ispolnitel’noy vlasti v sub’ektakh Rossiyskoy Federatsii: problemy organizatsii i funktsionirovaniya // Publichno-pravovye issledovaniya. Ezhegodnik Tsentra publichno-pravovykh issledovaniy. T. 3. M.: ANO «Tsentr publichno-pravovykh issledovaniy», 2008. S. 72 — 118. 9. Ustinovich E. S. Voprosy metodologii informatsionnoy deyatel’nosti v gosudarstvennom upravlenii // Informatsionnoe pravo. 2010. N 3. S. 3 — 6. 10. Ustinovich E. S. Informatsionnaya deyatel’nost’ kak funktsiya federal’nykh organov ispolnitel’noy vlasti Rossiyskoy Federatsii // Rossiyskaya yustitsiya. 2010. N 4. S. 7 — 10. 11. Fedoseeva N. N. Administrativnye reglamenty kak instrument sovremennogo gosudarstvennogo upravleniya // Informatsionnoe pravo. 2009. N 4. S. 11 — 16. 12. Fedoseeva N. N. Elektronnoe pravitel’stvo kak sposob organizatsii i razvitiya gosudarstvennogo upravleniya v usloviyakh informatsionnogo obshchestva (teoreticheskiy aspekt) // Gosudarstvennaya vlast’ i mestnoe samoupravlenie. 2008. N 10. S. 9 — 12. 13. Governance Research Indicator Country Snapshot (GRICS) // URL: http://info. worldbank. org/ governance/wgi/pdf/ wgidataset. xls (data obrashcheniya: 04.09.2012).

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *