Власть должна быть понятой

(Пантелеев Б., Аносов М., Пшеницын О., Минчин Л., Мельников О.)

(«ЭЖ-Юрист», 2013, N 14)

Текст документа

ВЛАСТЬ ДОЛЖНА БЫТЬ ПОНЯТОЙ

Б. ПАНТЕЛЕЕВ, М. АНОСОВ, О. ПШЕНИЦЫН,

Л. МИНЧИН, О. МЕЛЬНИКОВ

Борис Пантелеев, кандидат юридических наук, правовой эксперт Общественной палаты России.

Михаил Аносов, газета «ЭЖ-Юрист».

Олег Пшеницын, газета «ЭЖ-Юрист».

Леонид Минчин, газета «ЭЖ-Юрист».

Олег Мельников, газета «ЭЖ-Юрист».

Политкорректность — это система взаимоотношений субъектов гражданского общества и государства, основанная на взаимном уважении, признании и учете интересов и целей всех взаимодействующих сторон, высокой политической культуре, цивилизованных формах выработки и реализации решений, оперировании достоверной и полной информацией. Это предусматривает преимущественно договорную форму взаимодействия, базирующуюся на взаимных уступках и исключении силовых форм решения вопросов. Без создания такого реального механизма новые инициативы законодателей будут восприниматься исключительно как репрессивные меры подавления СМИ.

Повезло

На протяжении ряда лет российские законотворцы всех уровней пытаются обязать журналистов не упоминать национальность лиц, ставших участниками криминальных ситуаций. Неоднократно приходилось участвовать в жарких дискуссиях на эту тему, когда позиции сторон обозначались предельно жестко.

Журналисты обвиняли депутатов в стремлении изобрести еще один легальный предлог для жесткого давления на все отечественные СМИ. Депутаты предъявляли работникам масс-медиа традиционные претензии в разжигании страстей и манипулировании ходом следствия. Проекты такого рода инициатив после предварительного рассмотрения не получили поддержки и были названы избыточными, поскольку практически все эти вопросы давно уже урегулированы действующим законодательством.

Страсти разгорелись с новой силой после того, как в конце 2012 года Президент В. Путин положительно отозвался об идее такого законопроекта и подтвердил, что готов его подписать.

Для правильной оценки сложившейся коллизии следует понять, каков именно предмет регулирования спорного законопроекта и какими средствами наиболее эффективно можно воздействовать на этот предмет, чтобы не на словах, а на деле добиться желаемого результата.

В современном информационном мире есть две противоположные тенденции: глобализация и сохранение идентичности во всех сферах жизни. В связи с этим уникальность и самобытность становятся важнейшими стратегическими преимуществами государства, которому посчастливилось быть населенным разными племенами и народами.

Россия — абсолютный чемпион мира по количеству и разнообразию «человеческого материала». Количество народов и народностей, языков и диалектов, активно используемых жителями нашего государства, трудно посчитать в прямом и переносном смысле.

Многочисленные источники дают разные результаты переписи и подсчетов в данной сфере. Например, уже более 60000 законодательных актов регламентируют межнациональные отношения в России. Процесс дробления языков продолжается, ученые и политики сформулировали не менее 6 цивилизационных концепций решения национального вопроса и обостряющихся языковых проблем.

Такая же сложная ситуация складывается с развитием религиозности в России. Поэтому информация по данным острым темам в отечественных СМИ неизбежно будет появляться ежедневно, независимо от прихоти законодателей. Важно отметить, что инициаторами и заказчиками распространения такой информации нередко выступают правоохранители всех уровней.

Изучение международных стандартов в сфере пределов самовыражения показывает, что ни одной стране мира не удалось избежать обсуждения в СМИ острых национальных, религиозных проблем, особенно на стадии совершения резонансных преступлений по таким мотивам.

За эти годы границы «приемлемого» или «терпимого в приличном обществе» существенно расширились как в нашей стране, так и во всем мире. Однако понятие «свобода слова» не означает падение всех и всяческих границ, торжества вседозволенности. Такой примитивный подход категорически не подходит для современного хрупкого мультикультурного мира. Вопрос состоит лишь в том, как именно регулировать эти многозначные процессы.

Не правом единым

Детальный анализ содержательной стороны проблем реализации свободы самовыражения неизбежно приводит к необходимости анализировать очень сложные конфликтные ситуации, возникающие, в частности, в случаях использования «языка вражды», злоупотребления правами СМИ для распространения информации, разжигающей межнациональную, религиозную рознь.

Ошибочно было бы сводить все проблемы взаимодействия государства и общественности только к правовым нормам. Трудные задачи гармонизации свободы самовыражения требуют комплексного многоуровневого подхода. Важна активная позиция самих журналистов, национальных, религиозных и прочих меньшинств и их общин. Необходимо, чтобы их слышали и хотели услышать как чиновники, так и обычные граждане.

Современные исследователи и практики нередко применяют термин «политкорректность» для обозначения системы критериев и нравственных стандартов в отношениях не только в политике, но и в философии, этике и культурологии. В этом случае важен подход, та общепризнанная методология, которая позволяет не только провозгласить независимость СМИ, но и реально обеспечить каждому подлинную возможность самовыражения без нарушения прав и ущемления достоинства других людей.

Применяемый в сходных ситуациях термин «толерантность» также имеет право на существование. Однако сфера его применения намного уже, а результативность использования менее эффективна. Терпимое отношение к окружающему миру действительно должен формировать в себе каждый социально ответственный человек. При этом он самостоятельно и с помощью поддержки государственных структур вынужден преодолевать в себе глубинные стереотипы и природные страхи, имеющие нередко вполне реальное обоснование.

Этот процесс самосовершенствования многотруден. Следует честно признать, что сегодня он не может быть успешным без активно выраженной государственной воли к повсеместному утверждению политической вежливости, строгой официальной корректности. Поэтому логично было бы перейти к более сложному, но и более эффективному социальному явлению — процессу внедрения политкорректности.

Общеизвестно, что законодательные нормы непременно опираются на силу государственного принуждения. Моральные нормы, напротив, основаны исключительно на силе общественного мнения. Мораль традиционна по своей сущности, ибо поддерживает уже сложившиеся представления, а иногда и предрассудки всего общества или отдельной корпорации.

Здоровое общество в идеале и без помощи государственных структур способно обеспечить минимально достаточные стандарты приемлемого поведения каждого из своих членов. Но на практике и прежде, и сегодня с большой долей условности можно применительно к России говорить и о целостном правовом поле, и о единой общественной морали.

Поэтому и возникает жизненная необходимость введения нового понятия, которое устанавливает с помощью международных и государственных ресурсов единые для всех более прогрессивные стандарты, но исключает непосредственное применение репрессивных мер государственного принуждения.

Вопрос о том, каким же образом будут приживаться в обществе и поддерживаться навязанные сверху образцы поведения, является очень сложным. Но сама жизнь, международная практика и развитие общества дают на него конкретные обнадеживающие ответы. Это в первую очередь различные корпоративные нормы, в том числе редакционные уставы социально ответственных СМИ, воспринимающих новые стандарты, и солидарная реакция общества на новые вызовы эпохи — терроризм, экологические проблемы, техногенные катастрофы и т. п. В подобных случаях государственные институты не могут пассивно со стороны наблюдать за развитием событий уже в силу их масштабности и возможных глобальных последствий.

Главное — договориться

Сегодня политкорректность на практике — это реализация желательных социальных стереотипов силами прогрессивной общественности, в частности журналистским сообществом.

Подтверждение для такого подхода к пониманию и попытке определения политкорректности можно найти в современном международном праве. Например, многие Декларации ООН и конвенции Совета Европы очень часто ссылаются на так называемые дух закона, дух терпимости и понимания, а также на особые формы позитивных действий, направленных на преодоление дискриминации и нарушений прав человека. Что это, если не особые стандарты, более важные и современные, чем моральные нормы, но не получившие по различным причинам закрепления в законе?

Международное сообщество утверждает взаимно согласованные образцы поведения в той или иной сфере и настоятельно рекомендует следовать им. Так, принятая Советом Европы в 1995 году Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств подтверждает, что ее участники намерены во имя защиты и развития идеалов и принципов, являющихся их общим достоянием, создавать обстановку терпимости и диалога для того, чтобы культурное разнообразие было источником и фактором обогащения, а не раскола каждого общества. Российская Федерация присоединилась к этой Конвенции.

Не только политкорректность, но и многие базовые понятия международного права, такие как «раса», «народ», «нация», «меньшинства», до сих пор, к сожалению, не имеют утвержденных общепризнанных дефиниций. Однако их содержание раскрывается через подробное описание составов международных правонарушений, с ними связанных, — дискриминация, геноцид и т. п. Смысл, вложенный в них международным сообществом, становится более понятным при учете основных положений общей теории прав человека.

Мировые стандарты правоприменения предлагают эффективные методики усвоения культурной чуткости и демократические механизмы для контроля за установлением и соблюдением правил политкорректности работниками печати и других средств массовой информации. Не посягая на безусловное право СМИ на независимость и свободу распространения информации, международные нормы обязывают журналистов выполнять свои функции с сознанием ответственности перед обществом и гражданами. Для этой цели согласно Декларации о средствах массовой информации и правах человека, принятой Парламентской ассамблеей Совета Европы еще в 1970 году, каждой стране-участнице необходимо предусмотреть и постоянно развивать:

а) профессиональную подготовку журналистов, которая должна находиться в ведении редакторов и журналистов;

б) Кодекс профессиональной этики для журналистов, который должен охватывать среди прочего такие вопросы, как распространение точных и сбалансированных сообщений, исправление ошибочной информации, проведение четкого различия между распространяемой информацией и комментариями, недопущение распространения клеветнических утверждений, уважение права на частную жизнь, уважение права на справедливое судебное разбирательство;

в) советы по печати, полномочные расследовать и даже пресекать случаи непрофессионального поведения в целях осуществления саморегулирования самими органами печати.

Вот это и есть примерная процедура реализации идеи политкорректности на практике. При таком весьма демократичном подходе всякие домыслы о попытках возрождения цензуры под видом политкорректности теряют основу. Роль государства и его профильных органов заключается лишь в том, чтобы постоянно держать эти проблемы в фокусе своего внимания и обеспечивать техническую и процедурную возможность широкой общественности, профессиональному сообществу активно разбирать конкретные казусы, самостоятельно давая им принципиальную оценку.

Такие же подходы подтверждены в Основах государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан, которые были утверждены в мае 2011 года Президентом России.

В этом объемном документе отмечается, что «развитие правового государства, формирование гражданского общества и укрепление национального согласия в России требуют высокой правовой культуры, без которой не могут быть в полной мере реализованы такие базовые ценности и принципы жизни общества, как верховенство закона, приоритет человека, его неотчуждаемых прав и свобод, обеспечение надежной защищенности публичных интересов».

В крайних случаях, когда отечественные журналисты умышленно нарушают этические стандарты и проповедуют экстремистские лозунги, уже есть реальная возможность уголовного преследования за разжигание национальной вражды и религиозной розни с использованием ст. 282 УК РФ. Антиэкстремистское законодательство предусматривает серьезные меры ответственности за подобного рода преступления, и сегодня это уже не спящая норма.

Позиция органов государственной власти по таким важным для общества вопросам должна быть заблаговременно изложена в доступных для всеобщего обозрения нормативных актах и политических заявлениях. Более того, она должна быть широко обсуждена журналистским сообществом и получить конкретное закрепление в уставах наиболее авторитетных общефедеральных и региональных СМИ.

Применять стандарты политкорректности на практике по каждому резонансному случаю должны постоянно действующие или специально созданные общественные органы самого профессионального сообщества.

Обязанность государственных органов, рассчитывающих на уважительное отношение к своим действиям и решениям, заключается в том, чтобы всемерно содействовать повышению правовой грамотности и постоянному профессиональному обучению журналистов; обеспечить на практике процедуру приведения уставов СМИ и профессиональных кодексов в соответствие с политико-правовыми реалиями сегодняшнего дня; своевременно предоставлять возможности, в том числе и финансовые, для регулярной и плодотворной деятельности общественных советов по разрешению информационных конфликтов.

——————————————————————

Название документа