Современные проблемы административно-правовой защиты от недобросовестной конкуренции

(Кинев А. Ю.) ("Актуальные проблемы российского права", 2013, N 6) Текст документа

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ОТ НЕДОБРОСОВЕСТНОЙ КОНКУРЕНЦИИ

А. Ю. КИНЕВ

Кинев Александр Юрьевич, докторант кафедры административного права Московского государственного университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА), начальник управления по борьбе с картелями Федеральной антимонопольной службы.

В статье рассматриваются формы противодействия недобросовестной конкуренции, приводятся ее основные признаки. Рассмотрение проблем административно-правовой защиты от недобросовестной конкуренции представляет определенный научный интерес, так как недобросовестная конкуренция является одним из распространенных видов нарушений антимонопольного законодательства наряду с такими видами, как монополистическая деятельность и антиконкурентные действия органов публичной власти. В качестве выводов, сделанных в рамках настоящего исследования, необходимо выделить следующее: 1. Административно-правовая защита от недобросовестной конкуренции представляет собой системно-структурированное образование, включающее нормативную и правоприменительную составляющие. 2. Нормативная составляющая характеризуется спецификой сочетания материально-правовых, процессуальных норм и норм, регулирующих функции антимонопольных органов. 3. Особенность правоприменительной составляющей административно-правовой защиты от недобросовестной конкуренции заключается в сложившейся к настоящему времени практике сочетания административных и судебных форм противодействия недобросовестной конкуренции. 4. Широкое применение административных форм противодействия недобросовестной конкуренции в России, в отличие от преобладающего судебного порядка в зарубежных странах, обусловлено, с одной стороны, недостаточно эффективным функционированием судебной власти, а с другой стороны, сложившейся практикой антимонопольных органов, в компетенцию которых входит рассмотрение тесно связанных с недобросовестной конкуренцией дел, в том числе в области рекламы. В перспективе представляется целесообразным смещение акцентов в сторону судебных и гражданско-правовых форм противодействия недобросовестной конкуренции.

Ключевые слова: юриспруденция, конкуренция, недобросовестная конкуренция, недобросовестная реклама, административно-правовая защита, антимонопольный орган, Закон о защите конкуренции, Закон о рекламе, административная ответственность, противодействие.

Modern problems of administrative legal protection from unfair competition A. Y. Kinyov

Kinyov Aleksandr Yurievich - Doctoral student of the Department of Administrative Law of the Kutafin Moscow State Law University, Head of the Anti-Cartel Department of the Federal Anti-Monopoly Service'.

The article includes analysis of the forms and key elements of fighting unfair competition. Evaluation of problems in the sphere of administrative legal protection from the unfair competition is of scientific interest, since the unfair competition is one of the popular types of violations of the anti-monopoly legislation, among such other types as monopoly activities and anti-competition actions of the public government bodies. Based on his analysis the author makes the following conclusions: that the administrative legal protection from unfair competition is a systemically structured formation, which includes normative and law-enforcement elements; the normative element can be characterized by the combination of material and procedural legal norms and the norms, which regulate the functions of the anti-monopoly bodies; the specific nature of the law-enforcement element includes the combination of the administrative and judicial measures against unfair competition. The widespread application of the administrative forms of fighting against unfair competition in Russia is unlike the situation in most foreign states, where the judicial forms of such measures prevail. It is due to lack of efficiency of judiciary in Russia and to the existing practice of the anti-monopoly bodies in the sphere of unfair competition, including advertisement. In the future it seems reasonable to use more of judicial and civil law means in order to fight unfair competition.

Key words: jurisprudence, competition, unfair competition, unfair advertisement, administrative legal protection, anti-monopoly body, the Law on Protection of Competition; the Law on Advertisement; administrative responsibility, counteraction.

Недобросовестная конкуренция является одним из распространенных видов нарушений антимонопольного законодательства наряду с такими видами, как монополистическая деятельность и антиконкурентные действия органов публичной власти. За 2011 г. возбуждено 1065 дел по фактам недобросовестной конкуренции (ст. 14 Закона о защите конкуренции), что составило 9,4% от общего числа возбужденных дел. При этом в течение 2009 - 2011 годов отмечается тенденция к увеличению количества выявленных фактов недобросовестной конкуренции (рост 55%) <1>. -------------------------------- <1> Доклад ФАС России о состоянии конкуренции в России в 2011 г. // http://fas. gov. ru.

Недобросовестная конкуренция представляет угрозу нормальному развитию конкуренции в стране не только в связи с нарастающей тенденцией увеличения масштабов ее распространения, но и в силу присущих ей черт, в которых проявляется ее социально-правовая природа. Анализ международных правовых актов зарубежного и отечественного законодательства показывает, что нормативное закрепление недобросовестной конкуренции характеризуется крайне широкими возможностями для судебного и административного усмотрения. В частности, согласно ст. 10.bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г., всякий акт, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах, считается актом недобросовестной конкуренции <2>. -------------------------------- <2> Конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г. (Стокгольмский Акт 1967 г. с дополнениями 1979 г.) // Закон. 1999. N 7.

Такое понимание недобросовестной конкуренции было воспринято многими законами европейских государств. Так, например, во Франции на начальном этапе становления законодательства в области недобросовестной конкуренции французский правопорядок под недобросовестной конкуренцией понимал "всякие недобросовестные и неблаговидные проделки с целью привлечь к себе чужую клиентелу" <3>. В настоящее время неправомерные действия в виде недобросовестной конкуренции подпадают под понятие внедоговорного правонарушения (деликта), ответственность за которое наступает по правилам ст. 1382 и 1383 Гражданского кодекса Франции. Согласно данным статьям, любой акт, независимо от человека, который наносит ущерб другому, обязывает того, по чьей вине это произошло, компенсировать ущерб <4>. -------------------------------- <3> Шретер В. Недобросовестная конкуренция: Сборник статей по гражданскому и торговому праву. Памяти профессора Габриэля Феликсовича Шершеневича. М.: Статут, 2005. С. 553 - 554. <4> Civil Code of France // http://www. legifrance. gouv. fr.

В Германии Закон о борьбе с недобросовестной конкуренцией 1909 г. ("Reichsgesetz gegen den Unlauteren Wettbewerb v. 7 luni 1909") устанавливал, что "на того, кто совершает в торговом обороте в целях конкуренции действия, противоречащие добрым обычаям, может быть возложена обязанность прекратить эти действия и возместить ущерб". Действующий в настоящее время Закон против недобросовестной конкуренции от 3 марта 2010 г. определил, что недобросовестная коммерческая практика признается незаконной, если она причиняет материальный ущерб интересам конкурентов, потребителей и других участников рынка <5>. -------------------------------- <5> The Act Against Unfair Competition (in the version published on 3 March 2010) // http://www. gesetze-im-internet. de.

В законодательстве России также используется широкая формулировка понятия недобросовестной конкуренции. В настоящее время в п. 9 ст. 4 Закона о защите конкуренции недобросовестная конкуренция определена как любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации. Как показывает анализ судебной практики, при квалификации действий хозяйствующего субъекта в качестве недобросовестной конкуренции судами устанавливаются все ее признаки, перечисленные в Законе о конкуренции. При этом используются различные сведения, в частности задачи и виды деятельности хозяйствующих субъектов, закрепленные в их уставах, наличие конкурентных отношений между субъектами, взаимозаменяемость производимых ими товаров или оказываемых услуг и другие. В ст. 14 Закона о защите конкуренции приведен перечень различных форм недобросовестной конкуренции, который не является исчерпывающим, что связано с многообразием форм и методов недобросовестной конкуренции, не все из которых могут прямо противоречить законодательству или обычаям делового оборота. Постоянно меняющиеся приемы соперничества конкурирующих субъектов рынка обусловливают применение в законодательстве категорий морального порядка, которыми достаточно часто оперируют суды при квалификации новых форм недобросовестной конкуренции. Таким образом, одна из черт недобросовестной конкуренции как экономико-правового явления состоит в широко сформулированной легальной дефиниции, позволяющей административным и судебным органам опираться при квалификации актов недобросовестной конкуренции не только на законодательство и обычаи делового оборота, но и на такие оценочные критерии, как добропорядочность, разумность и справедливость. В связи с этим актуальной проблемой является определение судами и антимонопольными органами содержания данных критериев с учетом постоянно изменяющихся условий в отношениях между участниками рынка. Следует отметить, что указанная черта недобросовестной конкуренции приводит к ошибкам в правильной квалификации нарушений антимонопольного законодательства. Заслуживают внимания некоторые судебные решения в этой области. Так, например, вызывают интерес выводы, изложенные в Определении ВАС России от 12 мая 2012 г. N 1063/12, вынесенном по делу об оспаривании ОАО "Бурятнефтепродукт" решений и предписания антимонопольных органов о привлечении к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.33 КоАП РФ <6>. -------------------------------- <6> Определение ВАС РФ от 12.05.2012 N 1063/12 по делу N А10-11/2011 // СПС "КонсультантПлюс".

Третьи лица обратились в антимонопольный орган с жалобами на поддержание обществом низких розничных цен на нефтепродукты, ссылаясь на нарушение ст. 10 Закона о конкуренции (злоупотребление доминирующим положением). Антимонопольным органом возбуждено дело о нарушении указанной статьи. Однако по результатам рассмотрения дела антимонопольным органом ОАО "Бурятнефтепродукт" было признано нарушившим ч. 1 ст. 14 Закона о конкуренции (недобросовестная конкуренция), что выразилось в осуществлении действий по сдерживанию роста розничных цен (установлению низких розничных цен) при постоянном (устойчивом) росте закупочных и оптовых цен на автомобильные бензины в период 2009 г., I квартале 2010 г. на розничном рынке реализации нефтепродуктов в городе Улан-Удэ, которые привели к ограничению конкуренции других хозяйствующих субъектов - конкурентов. По мнению суда, указанные действия ОАО "Бурятнефтепродукт" квалифицированы неправильно. По смыслу п. 9 ст. 4, ст. 14 Закона о конкуренции к актам недобросовестной конкуренции могут быть отнесены лишь такие действия, которые не предусмотрены иными нормами данного Закона. По мнению судов, недобросовестная конкуренция (ст. 14 Закона о конкуренции) нарушает частные интересы хозяйствующих субъектов - конкурентов, тогда как злоупотребление доминирующим положением (ст. 10 Закона о конкуренции) посягает на публичные интересы в виде ограничения конкуренции на товарном рынке, в связи с чем вмененное обществу нарушение не может быть квалифицировано по п. 1 ч. 1 ст. 10 Закона о конкуренции, то есть как установление монопольно низкой цены товара. Недобросовестная конкуренция подразумевает использование преимущественно нерыночных (неценовых), информационных способов воздействия на конкурента, его товары или результаты интеллектуальной деятельности. На это указывают как примерные перечни актов недобросовестной конкуренции, приведенные в ст. 14 Закона о защите конкуренции и статье 10.bis Конвенции, так и общая направленность названной Конвенции. Недостаточность доказательств для квалификации деяния в качестве злоупотребления по ст. 10 Закона о конкуренции не может служить основанием для переквалификации действий общества по ст. 14 названного Закона. Как можно заметить в приведенном примере размытость границ понятия недобросовестной конкуренции в некоторых случаях приводит к неправильной квалификации действий хозяйствующих субъектов, нарушающих антимонопольное законодательство. Отмеченная нами черта законодательного регулирования недобросовестной конкуренции, по нашему мнению, имеет существенное значение в выборе приоритетных средств противодействия ее проявлениям. С развитием различных форм хозяйствования на товарных рынках совершенствуются приемы и методы недобросовестной конкуренции, используемые предпринимателями при ведении бизнеса. Зачастую антимонопольные органы, разрешая то или иное дело в области недобросовестной конкуренции, выявляют новые проявления недобросовестной конкуренции, прямо не предусмотренные в Законе о защите конкуренции. В этих случаях решения антимонопольных органов имеют прецедентный характер и оказывают большое влияние на развитие правоприменительной практики в последующем. В связи с этим возрастает ответственность ФАС России в процессе принятия решений по антимонопольным делам. В то же время судебная власть также активно участвует в защите интересов хозяйствующих субъектов от проявлений недобросовестной конкуренции на товарных и финансовых рынках. При квалификации новых видов нарушений конкуренции как недобросовестной конкуренции судебные органы руководствуются собственным усмотрением и принимают решение, в котором дается оценка действий нарушителя с точки зрения противоречия их требованиям добропорядочности, разумности и справедливости. Таким образом, развитие форм противодействия недобросовестной конкуренции во многом обусловлено прецедентами в правоприменительной практике антимонопольных и судебных органов. В связи с этим возникает закономерный вопрос о том, насколько оправдана и адекватна современным экономическим и правовым условиям в России практика защиты рынка от недобросовестной конкуренции посредством административных и судебных мер. Как показывает анализ зарубежного опыта, судебный порядок защиты недобросовестной конкуренции является наиболее распространенным в мировой практике. Это связано с тем, что запрет недобросовестной конкуренции возник в рамках частного права. В настоящее время гражданско-правовая ответственность является основным видом ответственности за недобросовестную конкуренцию в зарубежных странах. Во Франции, например, дела о недобросовестной конкуренции рассматриваются судами на основании исков хозяйствующих субъектов, интересам которых причинен ущерб в результате действий недобросовестных конкурентов. Вместе с тем в России достаточно широко применяются административные способы защиты участников рыночных отношений от актов недобросовестной конкуренции. В научной литературе можно найти поддержку применяющемуся в настоящее время подходу. Так, Д. И. Серегин в своем диссертационном исследовании, посвященном недобросовестной конкуренции, отмечает, что основные принципы защиты от недобросовестной конкуренции, в соответствии с которыми недобросовестная конкуренция пресекается как в судебном порядке по иску заинтересованного лица, так и непосредственно антимонопольными органами либо по обращениям конкретных лиц, либо по собственной инициативе, следует признать оптимальными в сложившихся социально-экономических условиях <7>. -------------------------------- <7> См.: Серегин Д. И. Недобросовестная конкуренция как правовая категория: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002.

К достоинствам административной формы защиты Е. А. Исайчева относит оперативный характер, отсутствие издержек для заявителя, особый порядок распределения бремени доказывания, а также возможность реализации в отношении всех случаев недобросовестной конкуренции <8>. -------------------------------- <8> Исайчева Е. А. Недобросовестная конкуренция как социально-правовое явление: историко-правовой аспект: Дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2011.

По нашему мнению, эффективность применения административных форм противодействия недобросовестной конкуренции в настоящее время в России определяется рядом факторов, к основным из которых необходимо относить следующие. Во-первых, недостатки в функционировании судебной системы, среди которых особо выделяются длительность сроков рассмотрения дел, затягивание исполнения решений. Относительно сложная и достаточно длительная по времени процедура судебного рассмотрения дел о нарушении конкуренции препятствует повышению доверия к судебной власти со стороны предпринимателей. Судебная власть в настоящее время переживает тяжелый период, связанный с увеличением нагрузки на судей, что обусловлено принятием новых законов, усложнением возникающих при этом правоотношений, повышением правосознания граждан. Небезосновательной порой является критика судейского корпуса в предвзятости и коррупции. Во-вторых, оперативность и эффективность деятельности антимонопольных органов, обусловленная спецификой их компетенции. Хозяйствующий субъект, обращаясь в антимонопольный орган за защитой своих нарушенных прав в области конкуренции, избегает издержек судопроизводства и может рассчитывать на более быстрое разрешение дела. В компетенции антимонопольных органов сосредоточены дела различного характера и сложности, в связи с этим проводимый данными органами анализ правоприменительной практики, имеющийся у них опыт разбирательства отдельных дел способствуют повышению доверия среди хозяйствующих субъектов к административным формам защиты своих прав. Антимонопольные органы рассматривают не только дела в области недобросовестной конкуренции, но и тесно связанные с ними дела в области рекламы. Правовые нормы о недобросовестной конкуренции взаимосвязаны с правовыми нормами в области рекламы. Если провести сравнительное исследование законодательства о недобросовестной конкуренции, действующего в Германии, можно отметить, что в упоминавшемся нами ранее Законе ФРГ против недобросовестной конкуренции от 3 марта 2010 г. отдельная статья посвящена сравнительной рекламе (ст. 6). В данной статье закреплен перечень деяний, которые относятся к недобросовестной рекламе. В России отношения в области рекламы регулируются специальным законом - Федеральным законом "О рекламе" (далее - Закон о рекламе), который в качестве одной из своих целей закрепил развитие рынков товаров, работ и услуг на основе соблюдения принципов добросовестной конкуренции <9>. Статья 5 данного Закона установила запрет недобросовестной рекламы и недостоверной рекламы, определив перечень деяний, которые к данным видам рекламы относятся. -------------------------------- <9> Федеральный закон от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ "О рекламе" (в ред. от 28.07.2012) // СЗ РФ. 2006. N 12. Ст. 1232.

Согласно ст. 3 Закона о рекламе, реклама - это информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке. Статья 5 указанного Закона закрепила перечень признаков недобросовестной рекламы. Недобросовестной признается реклама, которая: 1) содержит некорректные сравнения рекламируемого товара с находящимися в обороте товарами, которые произведены другими изготовителями или реализуются другими продавцами; 2) порочит честь, достоинство или деловую репутацию лица, в том числе конкурента; 3) представляет собой рекламу товара, реклама которого запрещена данным способом, в данное время или в данном месте, если она осуществляется под видом рекламы другого товара, товарный знак или знак обслуживания которого тождествен или сходен до степени смешения с товарным знаком или знаком обслуживания товара, в отношении рекламы которого установлены соответствующие требования и ограничения, а также под видом рекламы изготовителя или продавца такого товара; 4) является актом недобросовестной конкуренции в соответствии с антимонопольным законодательством. Закон о конкуренции в качестве видов недобросовестной конкуренции закрепил следующие деяния, которые могут содержать признаки рекламы: - распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации; - введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей; - некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами. Таким образом, и законодательство о конкуренции, и законодательство о рекламе содержат правовые нормы, регулирующие взаимосвязанные общественные отношения. Данное обстоятельство имеет существенное значение для административной и судебной практики в области защиты конкуренции. Нарушения в области рекламы, согласно ст. 23.48 КоАП РФ, также относятся к компетенции антимонопольного органа. В структуре ФАС России создано управление контроля рекламы и недобросовестной конкуренции. Спорные моменты и неясности в формулировках, используемых в антимонопольном законодательстве и законодательстве в области рекламы, способствуют неправильной квалификации административных правонарушений, предусмотренных ст. 14.33 (недобросовестная конкуренция) и 14.3 (нарушение законодательства о рекламе) КоАП РФ. В связи с этим в 2012 году Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ принято Постановление, содержащее разъяснения по вопросу применения правовых норм о рекламе. Административная ответственность за недобросовестную конкуренцию установлена ст. 14.33 КоАП РФ. Однако совершение соответствующих действий, являющихся нарушением законодательства о рекламе, в силу ч. 1 данной статьи влечет административную ответственность, предусмотренную ст. 14.3 КоАП РФ. При разграничении сферы применения названных статей КоАП РФ необходимо исходить из того, что если ложные, неточные или искаженные сведения, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации, некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами, находящимися в состоянии конкуренции с указанным лицом, а также иная информация, распространение которой отвечает признакам недобросовестной конкуренции, содержатся в рекламе, то применяется административная ответственность, установленная ст. 14.3 КоАП РФ, а не ст. 14.33 КоАП РФ <10>. -------------------------------- <10> Постановление Пленума ВАС России от 8 октября 2012 г. N 58 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона "О рекламе" // Официальный сайт ВАС России.

Отличительные особенности административно-правового противодействия недобросовестной конкуренции и недобросовестной рекламы детерминированы разницей в правовой природе указанных явлений. Недобросовестную рекламу следует относить к правовому запрету, ответственность за нарушение которого не зависит от причинения вреда. Согласно указанному выше Постановлению Пленума ВАС России, при решении вопроса об обязании лица осуществить публичное опровержение недостоверной рекламы (контррекламу) судам необходимо учитывать: антимонопольный орган не обязан доказывать, что недостоверная реклама ответчика нарушила или могла нарушить права и охраняемые законом интересы третьих лиц, поскольку недостоверная реклама сама по себе уже несет угрозу нарушения этих прав (интересов). По вопросу отнесения недобросовестной конкуренции к правовому запрету в научных исследованиях имеются различные точки зрения. Так, В. И. Еременко отмечает, что недобросовестной конкуренцией может быть признано "любое виновное действие, противоречащее деловым обычаям, профессиональной этике или добропорядочности при осуществлении хозяйственной деятельности в целях конкуренции, которое причиняет или может причинить вред" <11>. -------------------------------- <11> Еременко В. И. О пресечении недобросовестной конкуренции // Вопросы изобретательства. 1992. N 1-2. С. 29.

Из приведенного определения следует, что необходимым признаком акта недобросовестной конкуренции является вина, которая представляет собой один из элементов состава правонарушения. Правовой запрет, в отличие от правонарушения, наличия вины как обязательного признака не предполагает. Некоторые ученые отстаивают другую точку зрения, заключающуюся в признании того, что правовая природа недобросовестной конкуренции состоит в правовом запрете и для признания в действиях лица недобросовестной конкуренции установления вины не требуется <12>. -------------------------------- <12> Серегин Д. И. Недобросовестная конкуренция как правовая категория: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 78; Гаврилов Д. А. Недобросовестная конкуренция. Подходы к определению и перспективы развития правового регулирования // Конкурентное право. 2011. N 1. С. 21 - 27.

Заслуживает внимания утверждение С. А. Паращука о том, что в российском гражданском законодательстве термин "недобросовестный" используется для указания на виновное поведение лица. В частности, ст. 303 ГК РФ устанавливает, что "недобросовестным владельцем является лицо, которое знало или должно было знать, что его владение незаконно" <13>. -------------------------------- <13> Паращук С. А. Недобросовестная конкуренция: содержание и правовые средства ее пресечения: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1995.

По нашему мнению, недобросовестная конкуренция является правонарушением, ответственность за которое наступает при установлении всех элементов его состава, в том числе вины как субъективной стороны. Как показывает анализ судебной практики, большая часть субъектов, которые привлекаются к ответственности за недобросовестную конкуренцию, относится к юридическим лицам. Отсюда при квалификации данного правонарушения необходимо учитывать особенности вины юридических лиц, закрепленные в КоАП РФ. Согласно ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ, юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Исходя из вышеизложенного, полагаем рациональным относить вину к необходимому признаку состава правонарушения, закрепленного в ст. 14.33 КоАП РФ, то есть к недобросовестной конкуренции. Таким образом, взаимосвязь норм о недобросовестной конкуренции с нормами о рекламе является существенной чертой административно-правовой защиты конкуренции, которая оказывает большое влияние на развитие административной и судебной практики рассмотрения дел в обеих указанных областях. Исследование характеристик дел о недобросовестной конкуренции позволяет выделить особенности их отдельных категорий. Одним из наиболее распространенных видов недобросовестной конкуренции, исходя из количества возбужденных антимонопольными органами в 2011 г. дел, является продажа товаров с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации продукции, выполнения работ, услуг (21% от всех выявленных нарушений). Значимость антимонопольного органа в сфере противодействия данному виду недобросовестной конкуренции подчеркивается п. 7 ст. 1252 ГК РФ. В нем предусматривается, что защита нарушенных исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в случае, если данные действия содержат признаки недобросовестной конкуренции, может быть осуществлена не только способами, предусмотренными ГК РФ, но и в соответствии с антимонопольным законодательством. В качестве примера деятельности ФАС России в рассматриваемой сфере можно привести дело о недобросовестной конкуренции со стороны производителя кондитерских изделий - ЗАО "Кондитерская фабрика "Славянка" по отношению к конкуренту ОАО - "Московская кондитерская фабрика "Красный Октябрь". Нарушение антимонопольного законодательства выразилось во введении в гражданский оборот на территории РФ плиточного шоколада "АЛИНА" с незаконным использованием товарного знака по свидетельству N 184515, в соответствии с которым правовой охране подлежит производимый и реализуемый ОАО "Московская кондитерская фабрика "Красный Октябрь" плиточный шоколад "АЛЕНКА". Решением ФАС России указанное нарушение было пресечено, арбитражными судами указанное решение было признано законным. Особенностью рассматриваемой категории дел является необходимость разграничения недобросовестной конкуренции (ст. 14.33 КоАП РФ) с незаконным использованием товарного знака (ст. 14.10 КоАП РФ). Для квалификации действий хозяйствующего субъекта по ст. 14.33 необходимо устанавливать все признаки недобросовестной конкуренции, в то время как для применения санкций в соответствии со ст. 14.10 КоАП РФ первостепенным является лишь установление факта незаконного использования товарного знака на продаваемом товаре, что, согласно ст. 1515 ГК РФ, означает его контрафактность. Указанное различие правовой квалификации путем толкования ст. 14.10 и 14.33 КоАП РФ также приведено в п. 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 февраля 2011 г. N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" <14>. -------------------------------- <14> Вестник ВАС России. 2011. N 5.

Следует отметить, что ответственность за недобросовестную конкуренцию, выразившуюся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг, предусмо трена ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ. Указанная норма является специальной по отношению к норме в ч. 1 данной статьи. В соответствии с указанным выше Постановлением Пленума ВАС России состав правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ, включает специальный субъект. Лицами, в отношении которых возбуждаются соответствующие дела, могут являться либо непосредственный производитель товара с незаконным использованием интеллектуальной собственности конкурента, либо хозяйствующий субъект, которым были осуществлены ввоз товара через таможенную территорию и его первая продажа, если данный товар произведен за рубежом. Положения п. 4 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции не подлежат применению к действиям юридических лиц, в частности торговых сетей или индивидуальных предпринимателей, осуществляющих перепродажу контрафактного товара. Таким образом, антимонопольная практика по делам о недобросовестной конкуренции, связанным с нарушением исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, имеет особенности, заключающиеся в сложностях разграничения данной категории дел и незаконного использования товарного знака. Рассмотренные нами особенности материально-правовых норм, регулирующих ответственность за недобросовестную конкуренцию, неразрывно связаны с особенностями процессуальных норм, а также норм, регулирующих функции антимонопольных органов по их применению. Материально-правовые, процессуальные и функциональные аспекты применения административно-правовых средств противодействия недобросовестной конкуренции образуют органичное целое, что является важным условием при оценке эффективности правовой защиты конкуренции. Все три указанных аспекта отражены в структуре и содержании Закона о конкуренции. Обратимся к рассмотрению указанных функционального и процессуального аспектов. Для реализации функций в области противодействия недобросовестной конкуренции антимонопольный орган наделен достаточно широкими полномочиями. Одним из ключевых полномочий антимонопольного органа является возбуждение и рассмотрение дел о нарушениях антимонопольного законодательства. С точки зрения применения мер государственного принуждения указанные дела имеют предварительный характер, поскольку принимаемые по результатам их рассмотрения решения являются основаниями для применения в дальнейшем мер воздействия на правонарушителей. Согласно ч. 4 ст. 41 Закона о конкуренции, на основании решения по делу выдается предписание. Предписание оформляется в виде отдельного документа для каждого лица, которому надлежит осуществить определенные решением действия в установленный предписанием срок. В соответствии с ч. 1, 2 ст. 28.1 КоАП РФ поводом к возбуждению дел об административных правонарушениях, выраженных в недобросовестной конкуренции, является вступление в силу решения комиссии антимонопольного органа, которым установлен факт нарушения антимонопольного законодательства РФ. Особенности применения административно-правовых мер противодействия недобросовестной конкуренции заключаются в тесном взаимодействии антимонопольных органов с другими государственными органами и учреждениями. В частности, необходимым этапом квалификации действий по ст. 14.33 КоАП РФ является определение наличия конкурентных отношений между хозяйствующими субъектами. Сложность в решении данного вопроса обусловлена отсутствием достаточно четких критериев взаимозаменяемости товаров, которую необходимо установить исходя из определений конкуренции и товарного рынка, закрепленных в ст. 4 Закона о конкуренции. Согласно п. 3 ст. 4 Закона о конкуренции, взаимозаменяемые товары - это товары, которые могут быть сравнимы по их функциональному назначению, применению, качественным и техническим характеристикам, цене и другим параметрам таким образом, что приобретатель действительно заменяет или готов заменить один товар другим при потреблении (в том числе при потреблении в производственных целях). То, насколько приобретатель товаров заменяет или готов заменить один товар другим при потреблении, устанавливается путем социологических исследований. К таким исследованиям привлекается Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Результаты проводимых ВЦИОМ исследований являются эмпирической базой для принятия важных решений по вопросам применения законодательства в области недобросовестной конкуренции. Так, например, по результатам одного из проведенных ВЦИОМ исследований установлено, что не могут быть признаны актом недобросовестной конкуренции действия хозяйствующего субъекта, выраженные в реализации на вещевом рынке трикотажных изделий с размещением на них обозначений, сходных до степени смешения с товарном знаком, правообладатель которого является широко известным производителем трикотажных изделий премиум-класса, продаваемых в эксклюзивных магазинах - бутиках. Такие товары имеют существенную разницу в цене, качестве материала и рассчитаны на разных потребителей, соответственно, конкурентные отношения между данными хозяйствующими субъектами отсутствуют <15>. -------------------------------- <15> Вестник ФАС России. N 11. 2011.

При рассмотрении дел о недобросовестной конкуренции антимонопольные органы осуществляют взаимодействие с Федеральной службой по интеллектуальной собственности (Роспатент), которая является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере правовой охраны, в том числе промышленных образцов, товарных знаков и знаков обслуживания <16>. Между ФАС России и Роспатентом в 2010 г. заключено межведомственное соглашение, в соответствии с которым Роспатент оказывает ФАС России и его территориальным органам содействие в проведении исследований, связанных с правовой охраной и защитой средств индивидуализации и результатов интеллектуальной деятельности, являющихся объектами патентных прав. Роспатент по запросу ФАС России и его территориальных органов предоставляет справку о результатах оценки степени сходства используемых в гражданском обороте обозначений с охраняемыми средствами индивидуализации или промышленными образцами. -------------------------------- <16> Постановление Правительства РФ от 21 марта 2012 г. N 218 "О Федеральной службе по интеллектуальной собственности" (в ред. от 29.06.2012) // СЗ РФ. 2012. N 14. Ст. 1627.

Особенностью мер административно-правовой ответственности, применяемых в отношении лиц, совершивших правонарушение, предусмотренное ст. 14.33 КоАП РФ, является серьезный размер штрафных санкций. Часть 1 указанной статьи предусматривает санкцию в размере от двенадцати тысяч до двадцати тысяч рублей для должностных лиц и от ста тысяч до пятисот тысяч рублей - для юридических лиц. Часть 2 предусматривает административный штраф в размере двадцати тысяч рублей либо дисквалификацию на срок до трех лет для должностных лиц, а для юридических лиц - штраф от одной сотой до пятнадцати сотых размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, но не менее ста тысяч рублей. В п. 18 указанного Постановления Пленума ВАС РФ отмечается, что "по смыслу ч. 2 ст. 14.33 Кодекса учитывается только выручка от реализации товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг". Следует отметить, что наряду с применением административной ответственности в качестве мер административно-правовой защиты от недобросовестной конкуренции выступают другие полномочия антимонопольных органов. Одним из таких полномочий является право выдавать хозяйствующим субъектам обязательные для исполнения предписания о прекращении недобросовестной конкуренции, об устранении последствий нарушения антимонопольного законодательства, о восстановлении положения, существовавшего до нарушения антимонопольного законодательства <17>. -------------------------------- <17> Постановление Правительства РФ от 30 июня 2004 г. N 331 "Об утверждении Положения о Федеральной антимонопольной службе" // СЗ РФ. 2004. N 31. Ст. 3259.

Кроме того, ФАС России может выдавать предписания о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства, а также предписания об изменении или ограничении использования фирменного наименования. Последнее полномочие реализуется в случае, если при рассмотрении антимонопольным органом дела о нарушении антимонопольного законодательства лицами, права которых нарушены или могут быть нарушены, было заявлено соответствующее ходатайство. Основанием для выдачи предписания может являться также осуществление антимонопольным органом государственного контроля за экономической концентрацией. Таким образом, в качестве выводов, сделанных в рамках настоящего исследования особенностей административно-правовой защиты от недобросовестной конкуренции, по нашему мнению, необходимо выделить следующее: 1. Административно-правовая защита от недобросовестной конкуренции представляет собой системно-структурированное образование, включающее нормативную и правоприменительную составляющие. 2. Нормативная составляющая характеризуется спецификой сочетания материально-правовых, процессуальных норм и норм, регулирующих функции антимонопольных органов. Материально-правовые нормы, закрепленные в ст. 14 Закона о защите конкуренции, устанавливают запрет недобросовестной конкуренции; материально-правовые нормы, закрепленные в ст. 14.33 КоАП РФ, устанавливают административную ответственность за нарушение данного запрета. Нормы гл. 6 Закона о защите конкуренции определяют функции и полномочия антимонопольных органов по противодействию недобросовестной конкуренции. Процессуальные нормы, содержащиеся в гл. 9 Закона о защите конкуренции и в разд. IV КоАП РФ, определяют порядок реализации материально-правовых норм. 3. Особенность правоприменительной составляющей административно-правовой защиты от недобросовестной конкуренции заключается в сложившейся к настоящему времени практике сочетания административных и судебных форм противодействия недобросовестной конкуренции. 4. Широкое применение административных форм противодействия недобросовестной конкуренции в России, в отличие от преобладающего судебного порядка в зарубежных странах, обусловлено, с одной стороны, недостаточно эффективным функционированием судебной власти, а с другой стороны, сложившейся практикой антимонопольных органов, в компетенцию которых входит рассмотрение тесно связанных с недобросовестной конкуренцией дел, в том числе в области рекламы. В перспективе представляется целесообразным смещение акцентов в сторону судебных и гражданско-правовых форм противодействия недобросовестной конкуренции.

Библиография:

1. Гаврилов Д. А. Недобросовестная конкуренция. Подходы к определению и перспективы развития правового регулирования // Конкурентное право. 2011. N 1. С. 21 - 27. 2. Еременко В. И. О пресечении недобросовестной конкуренции // Вопросы изобретательства. 1992. N 1-2. С. 29. 3. Исайчева Е. А. Недобросовестная конкуренция как социально-правовое явление: историко-правовой аспект: Дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2011. 4. Паращук С. А. Недобросовестная конкуренция: содержание и правовые средства ее пресечения: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1995. 5. Серегин Д. И. Недобросовестная конкуренция как правовая категория: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. 6. Шретер В. Недобросовестная конкуренция: Сборник статей по гражданскому и торговому праву. Памяти профессора Габриэля Феликсовича Шершеневича. М.: Статут, 2005. С. 553 - 554.

References (transliteration):

1. Gavrilov D. A. Nedobrosovestnaya konkurentsiya. Podkhody k opredeleniyu i perspektivy razvitiya pravovogo regulirovaniya // Konkurentnoe pravo. 2011. N 1. S. 21 - 27. 2. Eremenko V. I. O presechenii nedobrosovestnoy konkurentsii // Voprosy izobretatel'stva. 1992. N 1-2. S. 29. 3. Isaycheva E. A. Nedobrosovestnaya konkurentsiya kak sotsial'no-pravovoe yavlenie: istoriko-pravovoy aspekt: Dis. ... kand. yurid. nauk. Samara, 2011. 4. Parashchuk S. A. Nedobrosovestnaya konkurentsiya: soderzhanie i pravovye sredstva ee presecheniya: Dis. ... kand. yurid. nauk. M., 1995. 5. Seregin D. I. Nedobrosovestnaya konkurentsiya kak pravovaya kategoriya: Avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2002. 6. Shreter V. Nedobrosovestnaya konkurentsiya: Sbornik statey po grazhdanskomu i torgovomu pravu. Pamyati professora Gabrielya Feliksovicha Shershenevicha. M.: Statut, 2005. S. 553 - 554.

------------------------------------------------------------------

Название документа