К вопросу о толковании судами термина «врачебная тайна»

(Меркулова С. Н.) («Российский судья», 2007, N 5) Текст документа

К ВОПРОСУ О ТОЛКОВАНИИ СУДАМИ ТЕРМИНА «ВРАЧЕБНАЯ ТАЙНА»

С. Н. МЕРКУЛОВА

Меркулова С. Н., старший преподаватель кафедры уголовного права, криминалистики и криминологии, Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева, г. Саранск.

Врачебная тайна — многогранное этически-нравственное и юридически-философское понятие, касающееся отношений врача с пациентом и обществом. Обращаясь за медицинской помощью, человек должен быть уверен в том, что сведения, полученные медицинскими работниками, не станут достоянием неопределенно широкого круга лиц. Праву лица на неразглашение сведений, составляющих врачебную тайну, корреспондирует соответствующая обязанность медицинских и иных работников. Разглашение врачебной тайны может повлечь для потерпевшего определенные негативные последствия. Во-первых, у него создается впечатление, что он не может контролировать использование информации, касающейся его лично. Во-вторых, огласке предаются те сведения, о которых потерпевший предпочел бы умалчивать. В-третьих, сведения эти могут носить порочащий, унижающий характер. В-четвертых, у граждан подрывается доверие к учреждениям здравоохранения. Следует заметить, что в научной литературе наиболее часто употребляемым является выражение «врачебная тайна». В связи с этим Н. М. Малеина считает, что необходимо внести в законодательство терминологическое уточнение, заключающееся в использовании вместо понятия «врачебная тайна» категории «медицинская тайна», что, на наш взгляд, является наиболее целесообразным. В качестве аргументов, направленных на отстаивание вышеуказанной позиции, следует указать, что если помощь оказывается в лечебном учреждении, то обязанность обеспечить тайну несет это учреждение. Однако помощь вне лечебного учреждения (на улице, в общественном транспорте, дома) может быть оказана не только врачом, но и иными медицинскими (сестры, няни, сиделки, регистраторы) и фармацевтическими работниками <1>. Тем не менее термин «врачебная тайна» сложился исторически, применяется в других государствах и прочно укоренился в научной литературе и в текстах нормативно правовых актов, поэтому оправданно впредь до внесения в законодательство изменений относительно данной терминологии использовать вышеуказанные категории как синонимичные. ——————————— <1> См.: Малеина М. Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан. М., 1991. С. 80.

Содержание врачебной (медицинской) тайны составляют: а) сведения о фактах обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья лица, диагнозе его заболевания и данные, полученные при обследовании и лечении обратившегося за врачебной помощью гражданина (ст. 61 Основ законодательства об охране здоровья граждан). При этом гражданину должна быть подтверждена гарантия конфиденциальности передаваемых сведений. Данные о факте обращения за медицинской помощью в учреждения здравоохранения или непосредственно к медицинскому работнику составляют тайну независимо от повода обращения (обследование, лечение, консультация, осмотр и пр.) и профиля учреждения. Под диагнозом в медицине понимается конкретное медицинское заключение о сущности болезни и состоянии больного <2>. Требования о неразглашении тайны распространяются на любой диагноз. Правомочие гражданина требовать сохранения врачебной тайны проявляется в возможности предупреждать обязанных лиц о своей заинтересованности в тайне, требовать занесения условий о тайне в текст договора, настаивать на пресечении раскрытия врачебной тайны, требовать возмещения вреда, причиненного раскрытием тайны; ——————————— <2> См.: Популярная медицинская энциклопедия. М., 1987. С. 180.

б) данные о наличии у лица психического расстройства, фактах обращения за психиатрической помощью и лечении в учреждении, оказывающем такую помощь, а также иные сведения о состоянии психического здоровья гражданина (ст. 9 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» <3>); ——————————— <3> См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.

в) сведения о доноре и реципиенте при трансплантации органов и/или тканей человека (ст. 14 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» <4>. Было бы справедливым отнести данные о мерах вмешательства в репродуктивный процесс, операциях по изменению пола и других видах хирургического вмешательства к сведениям, составляющим врачебную тайну; ——————————— <4> См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 28. Ст. 1064.

г) результаты обследования лица, вступающего в брак (ст. 15 Семейного кодекса РФ), могут быть сообщены лицу, с которым оно намерено заключить брак, только с согласия лица, прошедшего обследование. Эти результаты включают в себя сведения о состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и любые иные сведения, полученные при обследовании; д) информация о проведенных искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона, а также о личности донора (ст. 35 Основ законодательства об охране здоровья граждан). В ст. ст. 36 и 37 Основ законодательства об охране здоровья граждан предусмотрена возможность искусственного прерывания беременности и стерилизации. Однако о причислении этих сведений к врачебной тайне не говорится. Вместе с тем необходимо отметить, что посредством применения искусственного оплодотворения рождаются дети, законные родители которых могут не являться их биологическими (генетическими) родителями. В связи с этим возникает необходимость сохранения тайны генетического происхождения ребенка для обеспечения нормального существования семьи, благополучного развития ребенка, рожденного посредством использования искусственных способов оплодотворения. е) иные данные, содержащиеся в медицинских документах гражданина. К ним, на наш взгляд, следует отнести сведения семейного и интимного характера. Сведения о семье могут быть различного рода: о быте, укладе жизни семьи, о взаимоотношениях ее членов, о материальном, социальном положении семьи. Сведения интимного характера — это глубоко личные переживания, которые больной сообщает врачу. К «иным» сведениям относится и тайна завещания, удостоверяемого должностными лицами и дежурными врачами лечебных учреждений. Также к врачебной тайне следует отнести данные о прогнозе болезни, обстоятельствах заболевания, о врожденных пороках и пороках развития, о применяемых методах лечения и их эффективности, связанном с ними риске, результатах проведенного лечения. Врачебной тайной считается не только информация, вверяемая лично пациентом врачу, но и что последний вообще может узнать о человеке в силу своей профессии. В законе невозможно определить точные границы информации, которые допустимо отнести к «иным» сведениям, составляющим врачебную тайну. Однако чувство такта и совесть врача должны подсказать меру должного поведения. Анализ вышеизложенных положений позволяет сделать вывод о том, что к сведениям, составляющим врачебную тайну, в Российской Федерации относят как собственно медицинские данные, так и информацию, не являющуюся по характеру медицинской, но относящуюся к личной жизни пациента и его семьи. Субъектом врачебной тайны является любое лицо, которому она стала известна в связи с исполнением им своих служебных или профессиональных обязанностей: все медицинские работники, включая фармацевтов, имеющие высшее (врачи), среднее (сестры, фельдшеры) медицинское образование и не имеющие такового (няни, сиделки, санитары), другие работники медицинских учреждений, не относящиеся к медицинскому персоналу (шоферы, обслуживающий персонал). Проблема сохранения врачебной тайны имеет два аспекта: врачебная тайна для третьих лиц (основание для отнесения ее к профессиональной тайне) и врачебная тайна для больного (личная или семейная тайна). Несомненно, что первый аспект имеет значение для уголовного права, так как речь идет о посягательстве гражданина свободно распоряжаться информацией о своей личности. Но волнует прежде всего не обязательство врача хранить тайну больного от посторонних, а то, нужно ли и можно ли скрывать от самого пациента сведения о его болезни. Право воспользоваться информацией о своем здоровье неоспоримо. По требованию больного врач обязан предоставить такую информацию. Отказ означал бы нарушение права пациента. Речь идет о другом: имеет ли врач моральное и юридическое право сообщить диагноз безнадежно больному человеку, предупредить его о возможной скорой кончине? Деонтологи отвечали на этот вопрос однозначно отрицательно, полагая, что в большинстве случаев сообщение больному истинного диагноза неизлечимой болезни ведет к тяжелой психической травме, часто связанной с дальнейшими попытками суицида, лишает его важнейшей опоры в жизни — надежды — и приводит к быстрому моральному и физическому краху. Однако в последние годы, базируясь на опыте зарубежных стран в области совершенствования медицины и успехах лечения ужасного диагноза, воспринимаемого больным как смертный приговор, врачи пришли к выводу, что необходимо не только уведомить пациента о состоянии его здоровья, но и обсудить с ним альтернативные варианты лечения, их риск, их стоимость, оставляя за ним возможность и право выбора. Публикация сведений об успешных операциях, организация сбора бесчисленных пожертвований на борьбу с болезнью, расширение издательской деятельности, направленной на обучение населения ранней диагностике и профилактике заболеваний, правильному образу жизни должны восприниматься людьми как призыв мобилизоваться и сотрудничать с медициной <5>. ——————————— <5> См.: Чиссов В., Дарьялова С. Врачебная тайна в онкологии // Врач. 2000. N 4. С. 43.

Законодательно закреплена следующая норма, согласно которой «в случаях неблагоприятного развития заболевания информация должна сообщаться гражданину и членам его семьи» (ст. 31 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан). Но при этом указано, что информация о состоянии здоровья не может быть предоставлена гражданину против его воли. Надо полагать, что это условие относится именно к неизлечимым больным. Таким образом, врачебную тайну следует хранить от самого больного, когда он не реализует свое право на информацию о своем здоровье, т. е. не проявляет своей воли никоим образом, либо настаивает на непредоставлении такой информации. Что же касается фактов, когда больной желает знать правду о своем заболевании, а медицинские работники считают лучшим держать его в неведении, то решение этого вопроса можно вынести на обсуждение комитета (комиссии) по вопросам этики в области здравоохранения граждан, которые образуются в медицинских учреждениях. С согласия гражданина или его законного представителя допускается передача сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в интересах обследования и лечения пациента, для проведения научных исследований, публикации в научной литературе, использования этих сведений в учебном процессе и в иных целях. Нередко представители средств массовой информации требуют от работников здравоохранения предоставления информации медицинского характера, касающейся известных лиц (политики, актеры и т. д.). По законодательству предоставление сведений такого рода, если на то нет согласия самого пациента или его законного представителя, является нарушением профессионального долга и действующих правовых норм <6>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья О. П. Махник «Ответственность за нарушение врачебной тайны» включена в информационный банк согласно публикации — «Юрист», 2005, N 8. —————————————————————— <6> См.: Махник О. П. Ответственность за нарушение врачебной тайны // Медицинское право. 2005. N 3. С. 17.

Актуальным по сей день остается вопрос об ответственности лиц, разгласивших врачебную тайну. Уголовная ответственность за разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, ранее была установлена ст. 128.1 УК РСФСР 1960 г. Согласно ныне действующему УК РФ такое деяние квалифицируется по ч. 2 ст. 137 как нарушение неприкосновенности частной жизни, совершенное лицом с использованием своего служебного положения. Данная норма направлена на реализацию гарантий конституционных прав граждан на неприкосновенность частной жизни, свободу сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни граждан (ст. ст. 23, 24 Конституции РФ). Тем самым законодатель призывает рассматривать факты разглашения сведений, составляющих врачебную тайну, в рамках данной нормы. Однако следует учесть, что на практике она фактически не применяется. В то же время законодатель идет по пути ужесточения ответственности за нарушение неприкосновенности частной жизни. В соответствии с Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» ответственность по ст. 137 УК РФ наступает отныне вне зависимости от того, по каким мотивам совершено деяние и причинило ли оно вред правам и законным интересам граждан. Следует отметить, что изменилась конструкция объективной стороны данного состава, т. е. для его наличия необходимо доказать, что деяние причинило вред правам и законным интересам граждан. Кроме того, основной состав преступления характеризуется тем, что собранные или распространенные сведения составляли личную или семейную тайну потерпевшего и были собраны или распространены без его согласия, что особенно затруднительно, когда в качестве потерпевшего выступает лицо, страдающее психическим заболеванием. Специальный субъект данного преступления указан только в квалифицированном составе, обозначенном в ч. 2 ст. 137 УК РФ. Помимо привлечения к уголовной ответственности с нарушителя в пользу пострадавшего может быть взыскана также денежная компенсация морального вреда, поскольку нередки случаи, когда раскрытие врачебной тайны причиняет больному нравственные страдания (например, может распасться семья), в том числе возможны суицидальные действия пациента и иные тяжелые последствия. Законодательно данное положение закреплено в п. 2 ст. 17 Федерального закона РФ от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» <7>. ——————————— <7> См.: Собрание законодательства РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3448.

С учетом изложенного необходимо признать, что степень защищенности информации, составляющей врачебную тайну, значительно снизилась, что связано с отсутствием в уголовном законодательстве отдельной нормы, предусматривающей ответственность за разглашение данных сведений, хотя ранее в УК РСФСР 1960 г. такая статья имела место. На сегодняшний день понятие «врачебная тайна» фактически утратило свой правовой смысл, будучи замененным понятием личной и семейной тайны. Статья 137 УК РФ является общей нормой, предусматривающей ответственность за разглашение не только врачебной, но и иных видов тайн. Поэтому необходимо для целесообразного применения данной нормы ввести в УК РФ перечень терминов, в котором будет содержаться законодательное закрепление определения профессиональной тайны, а врачебную тайну следует рассматривать как ее разновидность.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *