Своеобразие содержания и основные исторические этапы развития коммерческой тайны в России

(Яковец Е. Н.) («Российская юстиция», 2013, N 7) Текст документа

СВОЕОБРАЗИЕ СОДЕРЖАНИЯ И ОСНОВНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ КОММЕРЧЕСКОЙ ТАЙНЫ В РОССИИ

Е. Н. ЯКОВЕЦ

Яковец Е. Н., доктор юридических наук, профессор кафедры информационной безопасности Московского университета МВД России.

Ключевые слова: коммерческая тайна, промысловая тайна, купеческие книги, промысловый налог, конфиденциальная информация, интеллектуальная собственность, ноу-хау.

В статье приводится краткая историческая ретроспектива понятия коммерческой тайны в России, дается характеристика ее правового регулирования. Особое внимание обращается на неоднозначность понятия коммерческой тайны, в связи с чем предлагается разделить его содержание на два элемента — «конфиденциальный» и «интеллектуальный», защита которых должна регламентироваться различными отраслями права.

The article provides a brief historical retrospective of the concept of trade secrets in Russia, the characteristic of its legal regulation. Particular attention is drawn to the ambiguity of the concept of commercial secrets in connection with what is proposed to divide the content into two elements — «confidential» and «intelligent», the defense of which should be governed by different branches of the law.

С тем чтобы проследить основные этапы формирования коммерческой тайны, заглянем в историю. Как известно, впервые законодательно урегулировать тайну и ответственность за ее разглашение в России взялся Петр I. В числе прочих секретов, подлежавших защите с развитием промышленности и торговли к началу XVIII в., появилась и коммерческая тайна — охраняемое законом сокрытие коммерческих операций и соответствующих сведений о них. Окончательно институт правового регулирования тайн Российской империи, предусматривавший ответственность за нарушение требований по их защите, сформировался к середине XIX в. В этот период наряду с гражданско-правовой защитой тайны частной жизни, профессиональной тайны врачей, адвокатов, чиновников и нотариусов появилась и правовая защита фабричной и торговой (коммерческой) тайны. Кроме того, в Уложении о наказаниях общего определения (1845 г.) появились нормы, преследовавшие разглашение коммерческой (торговой) тайны и в уголовно-правовом порядке. В целях ее охраны, в частности, предусматривалась ответственность за умышленные действия, связанные с раскрытием «…какой-либо тайны или же вредными на счет хозяина разглашениями, [которое] сделает явный кредиту его подрыв…» (ст. 1187), а также «за преждевременную огласку торговой сделки против воли продавца или покупателя…» (ст. 1316). Первоначально торгово-промышленное законодательство Российской империи объединяло понятия фабричной и торговой тайн в единое понятие «промысловой тайны», поскольку эти отрасли права действовали в параллельной системе частноправовых норм. Лишь впоследствии термин «промысловая тайна» претерпел изменения и трансформировался в словосочетание «коммерческая тайна» <1>. ——————————— <1> См.: Гостев И. М. Защита коммерческой тайны: история и современность // URL: http://www. it2b. ru/it2b3.view3.page77.html (дата обращения: 24.08.2009).

Особое значение для коммерческой тайны и связанной с ней коммерческой деятельности имели в тот период так называемые купеческие книги. Если они велись по установленным правилам и с надлежащей исправностью, то имели силу доказательств во всех делах, которые касались товарной и вексельной торговли. Нормы, определявшие доказательное значение купеческих книг, содержались в Уставе судопроизводства торгового, а также в Уставе гражданского судопроизводства, с той лишь разницей, что в первом законодательном источнике они были гораздо полнее, т. к. здесь разрешался вопрос о силе доказательства купеческих книг во взаимоотношениях купцов между собой и в сношениях их с лицами неторгующими, тогда как в Уставе гражданского судопроизводства предусматривалась лишь последняя сторона отношений <2>. ——————————— <2> См.: Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права. Т. I: Введение. Торговые деятели // URL: www. consultant. ru.

К началу XX в. заметную роль в области защиты коммерческой тайны и недобросовестной конкуренции стало играть Министерство торговли и промышленности. Сложившийся в России хозяйственный строй привел к острой конкуренции между субъектами хозяйственной деятельности. В ходе борьбы с недобросовестной конкуренцией указанное Министерство вырабатывало определенные механизмы противодействия этому негативному явлению. Одним из проявлений недобросовестной конкуренции признавалось выведывание различными путями чужих коммерческих тайн. Против этого согласно имевшимся правилам Министерством допускались следующие средства противодействия: 1) требование прекращения тех действий, в которых обнаруживается недобросовестная конкуренция; 2) требование возмещения убытков, причиненных недобросовестной конкуренцией, если налицо имелась вина конкурента; 3) уголовное наказание в случае доказанного умысла причинить другому вред в его коммерческом деле. Коммерческая тайна в рассматриваемый период охранялась и правовыми нормами, регламентировавшими взимание промыслового налога. Этот вид деятельности регулировался ст. ст. 374 — 408 Положения о государственном промысловом налоге <3>. ——————————— <3> См.: Золотарева Е. В. Стимулирующее налогообложение торговли и промышленности в Российской империи (начало XX в.) // Публичный центр правовой информации ВГУЭС. Владивосток, 2001. С. 58 — 60.

После Октябрьской революции 1917 г. коммерческая тайна в Советской России некоторое время продолжала существовать. С окончанием периода «военного коммунизма» и переходом от «революционного правосознания» к правовому регулированию экономики в десятилетний период НЭПа советская власть признавала коммерческую тайну частного бизнеса. Однако с прекращением НЭПа все хозяйствующие субъекты перешли в государственную собственность, в связи с чем коммерческие и торговые секреты нового государства трансформировались в другие виды информации ограниченного доступа. В советский период понятие коммерческой тайны вновь возымело практическое значение лишь накануне распада СССР. Оно нашло свое отражение в Законе «О предприятиях в СССР», изданном в 1990 г. Статья 33 этого Закона, в частности, гласила: «1. Под коммерческой тайной предприятия понимаются не являющиеся государственными секретами сведения, связанные с производством, технологической информацией, управлением, финансами и другой деятельностью предприятия, разглашение (передача, утечка информации) которых может нанести ущерб его интересам… 3. Ответственность за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну предприятия, и нарушение порядка охраны таких сведений устанавливается законодательными актами СССР». Однако обещанных законодательных актов в тот период так и не появилось. Через шесть месяцев, в декабре 1990 г., в РСФСР был принят Закон «О предприятиях и предпринимательской деятельности», который провозгласил следующее: «Предприятие имеет право не предоставлять информацию, содержащую коммерческую тайну. Перечень сведений, составляющих коммерческую тайну, определяется руководителем предприятия. Перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну, определяется Советом Министров РСФСР». Спустя год, 5 декабря 1991 г., Правительство России своим Постановлением N 35 установило перечень сведений, которые не могли составлять коммерческую тайну предприятия и предпринимателя. Серьезной и значимой вехой в развитии информационного права, в том числе и в области защиты коммерческой тайны, явился Гражданский кодекс Российской Федерации, принятый 21 октября 1994 г. Отечественный законодатель признал информацию самостоятельным объектом права (ст. 128) и дал следующее определение коммерческой и служебной тайны (ст. 139) <4>: «…информация составляет служебную или коммерческую тайну в случае, когда информация имеет действительную или потенциальную ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности». ——————————— <4> Утратила силу с 1 января 2008 г. в соответствии с п. 12 ст. 17 Федерального закона от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Статья 4 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» предписала привести в соответствие с Кодексом ранее принятые нормативные правовые акты, а при отсутствии таковых — принять новые. Однако в тот период этого так и не было сделано. В итоге к середине 1990-х гг. сложилось неоднозначное понимание сущности коммерческой тайны. Различные перечни составлявших ее сведений, утверждавшиеся приказами руководителей организаций, учреждений и предприятий, носили, как правило, субъективный характер. Коммерческие секреты классифицировались в основном по следующим признакам: — по природе коммерческой тайны (технологические, производственные, организационные, маркетинговые, интеллектуальные, рекламные); — по принадлежности собственнику (собственность предприятия, группы предприятий, отдельного лица, группы лиц и т. д.); — по назначению коммерческих секретов. Документы, содержавшие коммерческие секреты, могли иметь грифы «конфиденциально», «строго конфиденциально», «конфиденциально, только адресату», «коммерческая тайна», «секрет предприятия», «тайна предприятия» и т. п. Конфиденциальность в условиях рыночного хозяйства, прежде всего, защищает производителя от недобросовестной конкуренции. К ней, как известно, относятся различные противоправные деяния в виде скрытого использования торговой марки, подделки продукции конкурента, обманной рекламы, подкупа, промышленного шпионажа и т. д. Поэтому отсутствие в нашей стране на протяжении длительного времени эффективной защиты коммерческой информации приводило к ощутимым материальным потерям. В процессе придания коммерческой информации того или иного уровня характера конфиденциальной заинтересованные субъекты руководствовались, прежде всего, принципом экономической выгоды и безопасности предприятия. Заинтересованные субъекты интуитивно старались соблюдать принцип «золотой середины». Чрезмерная закрытость в деятельности фирмы могла обернуться потерей прибылей, т. к. условия рынка требовали широкой рекламы производимой продукции и предоставляемых услуг. Недооценка конфиденциальности коммерческой информации также могла привести к ощутимым потерям, поскольку считается, что утрата 20% информации, как правило, приводит к разорению фирмы в шестидесяти случаях из ста <5>. ——————————— <5> См.: Зинченко Л. Коммерческая тайна предприятия // Ваш бизнес. 2011. N 9. URL: http://vbiz. com. ua/content/view/95/75/.

В рассматриваемый период к коммерческой тайне стала относиться также информация типа ноу-хау, требовавшая охраны, в том числе и от собственного персонала. Она, как правило, включала в себя сведения о рационализаторских предложениях, изобретениях и т. п., а также о технологиях, находившихся в стадии разработки. Особое внимание уделялось охране договоров, заключавшихся предприятиями. Причем в определенных случаях охране подлежал не только текст договора, но и сам факт его заключения. Руководители фирмы, как правило, устанавливали строгий порядок хранения договорных документов и работы с ними. К коммерческой тайне в рассматриваемый период стали относить и другие категории сведений, в числе которых фигурировали: 1) деловая информация: финансовые сведения; данные о цене (стоимости) продукции и услуг; деловые планы и планы производства новой продукции; списки клиентов и продавцов, контракты, преференции (льготные пошлины ввоза) и планы; информация о маркетинге; соглашения, предложения, квоты; списки персонала, организационные схемы и информация о сотрудниках (их характеристики); 2) техническая информация: научно-исследовательские проекты; конструкторские разработки, связанные с производством новой продукции; заявки на патенты; дизайн; эффективность и возможности производственных методов, оборудования и систем; информационные процессы; химические формулы; программное обеспечение ЭВМ; 3) информация о клиентах и конкурентах. Основополагающий набор документов, содержавших нормы по регулированию режима коммерческой тайны на предприятиях, в отсутствие законодательного регулирования формировался на основе эмпирического опыта в этой области. Как правило, он включал в себя устав предприятия, коллективный договор предприятия, трудовые договоры, правила внутреннего трудового распорядка рабочих и служащих предприятия, а также должностные обязанности руководителей, специалистов, рабочих и служащих предприятия. Подобный типовой перечень локальных нормативных актов актуален и по сей день. Таким образом, как видно из вышесказанного, в режиме коммерческой тайны как в Российской империи, и в Российской Федерации (1990-е — начало 2000-х гг.) защищалась не только конфиденциальная информация, связанная с производственными, техническими, экономическими, организационными составляющими коммерческой деятельности, но и результаты интеллектуальной деятельности в виде сведений о рационализаторских предложениях, изобретениях, технологических разработках и др. Вместе с тем в новейшей российской истории меры по защите коммерческих секретов базировались на временных локальных нормативных правовых актах, не имевших законодательной силы и принимавшихся хозяйствующими субъектами на свой страх и риск, хотя острая конкурентная борьба между коммерческими предприятиями за рынки сбыта, а также необходимость защиты экономических правоотношений в обществе от преступных посягательств и экономического шпионажа настоятельно требовали принятия специального федерального закона, призванного обеспечить надежную правовую защиту предпринимательских секретов, и такой закон был принят. 29 июля 2004 г. Президентом РФ был утвержден Федеральный закон N 98-ФЗ «О коммерческой тайне». Таким образом, впервые за последние годы коммерческая тайна в России обрела легитимный законодательный статус. В соответствии с современным законодательным определением коммерческая тайна — это режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду <6>. ——————————— <6> См.: Федеральный закон от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (далее — Федеральный закон «О коммерческой тайне»), п. 1 ст. 3.

Анализ содержания сведений, составляющих коммерческую тайну, представляет на сегодняшний день особый интерес, поскольку они существенным образом отличаются от всех прочих видов информации ограниченного доступа. Оригинальность их заключается в том, что, с одной стороны, эти сведения представляют собой самостоятельный вид конфиденциальной информации, правовой статус которой определен ч. 4 ст. 9 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и п. 5 Перечня сведений конфиденциального характера. С другой стороны, под своим вторым наименованием — секрет производства (ноу-хау) <7> — они фигурируют в п. 12 ч. 1 ст. 1225 части четвертой Гражданского кодекса РФ как результат интеллектуальной деятельности. ——————————— <7> См.: там же. Часть 1 ст. 1.

Следует отметить, что определение информации, составляющей коммерческую тайну (секрета производства), содержащееся в п. 2 ст. 3 Федерального закона «О коммерческой тайне», и определение секрета производства (ноу-хау), фигурирующее в ст. 1465 ГК РФ, абсолютно идентичные. В обоих случаях это «сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны». Следует отметить, что близкое к законодательному определение секрета производства (ноу-хау) мы находим и в некоторых энциклопедических изданиях, а также в других научных источниках <8>. ——————————— <8> См., напр.: Ноу-хау: Материал из Википедии — свободной энциклопедии // URL: http://ru. wikipedia. org/wiki/%D0%9D%D0%BE%D1%83-%D1%85%D0%B0%D1%83; Малышева Е. Ю. Элементы гражданско-правовых отношений в области интеллектуальной собственности. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1997. С. 11; Бачило И. Л. Информация как предмет правоотношений // Научно-техническая информация. Серия 1. 1997. N 9. С. 17 — 25 и др.

Какой вывод из всего этого можно сделать? Прежде всего, что между информацией, составляющей коммерческую тайну, и секретом производства (ноу-хау) кто-то упорно хочет поставить знак равенства, хотя делать этого не следует по той простой причине, что в этом случае можно столкнуться с коллизией норм информационного и гражданского законодательства. При такой постановке вопроса в качестве сведений, составляющих коммерческую тайну, мы получаем «конгломерат», образуемый конфиденциальной информацией, отражающей производственные, технические, экономические, организационные и другие элементы коммерческой деятельности (назовем ее конфиденциальной составляющей коммерческой тайны), и результатами интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере (назовем их интеллектуальной составляющей коммерческой тайны). Причем регулировать правоотношения, связанные с защитой столь разноплановых сведений, одновременно с помощью информационного права и законодательства об интеллектуальной собственности нельзя, поскольку положения законодательства об интеллектуальной собственности не распространяются на отношения по правовой охране конфиденциальной составляющей коммерческой тайны <9>, а положения информационного права — на отношения, связанные с правовой охраной ее интеллектуальной составляющей <10>. ——————————— <9> См.: Гражданский кодекс РФ, ч. 1 ст. 1250. <10> См.: Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», ч. 2 ст. 1.

Чтобы избежать подобного правового тупика, указанные составляющие коммерческой тайны, по всей видимости, следует четко дифференцировать и рассматривать каждую из них в качестве самостоятельного объекта правовой защиты. Таким образом, информация, составляющая коммерческую тайну, может содержать в своем составе секреты производства (ноу-хау), но только в качестве одного из своих элементов — интеллектуального, причем наряду с другим элементом — конфиденциальным, сущность которого определена выше. Интеллектуальная составляющая (секрет производства, ноу-хау), по логике вещей, должна включать в себя не обнародованные в официальном порядке изобретения, полезные модели и промышленные образцы <11>, оригинальные технологии, знания, умения, а также определенный набор информационных подходов, включающих формулы, методы, схемы и наборы инструментов, необходимых для успешного ведения дел в какой-либо области или профессии. ——————————— <11> Кстати, эта категория информации в соответствии с п. 6 Перечня сведений конфиденциального характера до сих пор рассматривается в качестве конфиденциальной.

С учетом подобного видения сущности информации, составляющей коммерческую тайну, все правовые коллизии исчезают. В этом случае мы будем иметь дело с комплексными сведениями, одна часть которых относится к конфиденциальной информации, а другая — к результатам интеллектуальной деятельности. Аналогичный дифференцированный подход, по мнению автора, должен применяться и в процессе правовой защиты различных категорий информации, относящихся к коммерческой тайне.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *