О систематизации институтов информационного права при кодификации информационного законодательства в СНГ

(Цымбалюк В. С.)

(«Информационное право», 2013, N 4)

Текст документа

О СИСТЕМАТИЗАЦИИ ИНСТИТУТОВ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРАВА

ПРИ КОДИФИКАЦИИ ИНФОРМАЦИОННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СНГ

В. С. ЦЫМБАЛЮК

Цымбалюк Виталий Степанович, старший научный сотрудник, заведующий отделом теории и истории информационного права Научно-исследовательского института информатики и права Национальной академии правовых наук Украины, кандидат юридических наук.

Рецензент: Лопатин Владимир Николаевич, директор РНИИИС, доктор юридических наук, профессор.

В статье предлагаются отдельные результаты исследований, которые проводятся на протяжении многих лет в Научно-исследовательском институте информатики и права Национальной академии правовых наук Украины по разработке методологии кодификации информационного законодательства, в том числе вопросы систематизации институтов информационного права при кодификации информационного законодательства на примере Украины, в разработках проекта Кодекса об информации. При этом предлагаются организационно-правовые мероприятия по совершенствованию модельного информационного законодательства для СНГ, по систематизации модельного информационного законодательства с перспективой его кодификации и отражения в новой редакции Модельного информационного кодекса (переименовав его в модельный Кодекс об информации). В основу институциональной систематизации национального информационного законодательства предлагается положить отдельные модельные законы. Консолидация модельного информационного законодательства предлагается на базе Модельного закона СНГ «Об информации, информатизации и защите информации».

Ключевые слова: право, информация, систематизация, кодификация законодательства, Кодекс об информации, модельные законы СНГ.

Systematization institute for information law and flip them in the codification of information legislation

V. S. Tsymbalyuk

The article proposes to the international scientific community’s specific findings, which are held for many years at the research institute of informatics and law of the National academy of legal sciences of Ukraine in the scientific creative teams to develop a methodology for the subject of codification of information legislation. In particular, the article sets out some issues systematization of the institute for information law and the reflection of the codification of information legislation in the case of Ukraine, in the development of the draft Code for information. In this proposed organizational and legal measures to improve the modeling of information legislation for the CIS. Offered through appropriate organizational structures of the CIS to harmonize the exception to the minimum development and adoption of separate fragmented model laws for the information sector. It is also proposed to focus on systematic modeling of information legislation with a view to its codification and reflection in the new version of the model Information Code (renaming it in the Model Code for Information). In the framework of the institutional systematization of information legislation is proposed to put some model laws. Consolidation model of information legislation is proposed on the basis of CIS Model law «On Information, Informatization and Protection of Information». This Model law in the future can be integrated (or transform) in the Model Code for information that does not cause a significant cost to the adoption of national codes of the information in the CIS for the same principle of systematization of information legislation.

Key words: law, information, systematization, codification of legislation, Code for Information, CIS Model laws.

Актуальность систематизации институтов информационного права при кодификации информационного законодательства определяется потребностями человека, общества, государства, международного сообщества под воздействием такого явления, которое в теории и практике получило условное название Глобального информационного общества (Global Information Society). Признаком такого общества выступает массовое внедрение и использование достижений научно-технического прогресса в общественных отношениях, в науке и практике получившее условное название «информатика». Информатика дала начало такому массовому социально-технико-технологическому явлению, как информатизация.

В порядке постановки проблемы в общем виде предлагается обратить внимание на то, что важной составляющей информатизации ныне выступают трансграничные электронные технологии телекоммуникации, среди которых первенство занимает такая международная сеть связи, как Интернет. Интернет постепенно превращается из средства связи в средство массовой информации (СМИ), конвергируя в своей инфраструктуре другие, традиционные СМИ: печатные, радио, телевидение. При этом в Интернете идет активное создание технологически новых средств массовой информации (или средств массовой телекоммуникации, вопрос соотношения категорий в науке остается открытым в дискуссиях), которые получили обобщающее название — электронные социальные сети (или интернет-сообщества). Для их реализации трансграничные электронные технологии телекоммуникации вызвали потребность специализации, стандартизации и синхронизации не только инфраструктурных составляющих, но и правоотношений об информации в национальных сегментах глобального информационного общества (далее — ГИО). Это вызвало также общественную потребность и, соответственно, запрос к юридической науке: дать решение для практики относительно проблем новой систематизации институтов права, связанных с информацией в разных ее проявлениях (видах), с последующим определением этого на уровне законодательства государств и унификации в международном праве.

Изложение отдельных результатов исследования разработки методологии кодификации информационного законодательства предлагается начать с того, что на синергетическом уровне (методами самоорганизации различных сообществ) ГИО позволяет формировать составляющие его сегменты (сферы, пространства) не только в рамках национальных границ государств, но и на трансграничном уровне по соответствующим системным признакам. Например, самоорганизация сообществ в Интернете по языкам транснационального общения между людьми. В частности, исторически сложились в мире такие языковые информационные пространства общения между народами, как русскоязычное, англоязычное, франкоязычное и ряд других. Отдельные сегменты ГИО по языковым признакам активно развиваются в ряде отраслей деятельности людей, где информация в разном социально-правовом статусе выступает предметом их проявления.

Далее, для примера этого предлагается отметить формирование в научной сфере ГИО трансграничного распространения информации как научного знания. Этот вопрос предлагается конкретизировать относительно правоведения, в аспекте международного обмена опытом законодательного определения и регулирования информационных правоотношений в отдельных государствах.

ГИО вызвало потребность смены парадигм определения и регулирования трансграничных правоотношений в их объективизации через Интернет. В частности, на формировании трансграничного информационного пространства научного сообщества предлагается рассмотреть отдельные проблемы, связанные с формированием новой системы институтов такой комплексной отрасли права, как информационное право. Этой отрасли права присущ такой метод регулирования для комплексных отраслей права, как соотношение ведущих методов основных отраслей права: административного, гражданского и уголовного. При этом основным принципом правоотношений является соотношение интересов и потребностей человека, общества и государств.

Рассмотреть реализацию изложенных теоретических положений предлагается на примере правоотношений в таком сегменте информационной сферы, как научная информация в общедоступных источниках — научных изданиях во взаимосвязи с авторским и издательским правом. Так, проведенный мониторинг научных изданий, представленных в Интернете, позволил констатировать, что некоторые их редакции по традиции требуют письменного заключения авторских договоров. При этом в публичной оферте в Интернете императивно определяются требование и условия передачи им на безвозмездной правовой основе содержания научных публикаций. Возникает вопрос: а насколько письменный договор будет выгоден автору публикации, в том числе из другого государства? Для заключения договора автор вынужден будет сделать финансовые затраты на пересылку такого письменного договора по традиционной почте, при этом редакция в своей оферте не берет на себя обязательство опубликовать статью и выслать автору печатное издание научного журнала с публикацией его статьи. Естественно, такого рода предложения правоотношений не способствуют широкому развитию научного сообщества.

В то же время большинство научных изданий переходят на новую парадигму авторских правоотношений в Интернете: оферту редакций изданий, которая принимается автором по умолчанию, т. е. заключение конклюдентного договора по сделке о передаче публикации автором. Таким образом, автор понимает, что сознательно передает на условиях редакции результаты своего интеллектуального труда для последующего его публичного распространения через издание. Передача научной статьи исследователем в редакцию издания уже свидетельствует о его акцепте условий редакции. Возникает вопрос, зачем еще бюрократизировать правоотношения, если их условия понятно определены как стандарты, одинаково на уровне законодательства разных стран, т. е. через административное стимулирование в международных связях.

Другой аспект правоотношений состоит в экономической плоскости, в частности, в том, что редакция желает повысить маркетинговый аспект своего научного печатного издания, а также поднять свой общественный рейтинг и получить выгоду от рекламы издания за минимальную цену (в контексте пиара), в том числе на международном уровне. В таком случае редакция печатного издания все же возьмет на себя некоторые публичные обязательства. В частности такие, как: прислать журнал (печатный его вариант), где размещена опубликованная статья автора. При этом в оферте редакцией предварительно предлагается, что почтовые расходы на пересылку журнала возлагаются на автора. В этом случае также будет понятно для автора и общественности желание редакции получить домашний адрес автора и другие его персональные данные в соответствии с законодательством о персональных данных.

Взаимный интерес автора и издательства в установлении дальнейшего сотрудничества может находить отражение и через возможности Интернета. В частности, издательство выставляет на своем сайте краткое содержание (заглавия) статей номера издания, тем самым стимулируя автора не только к информированию его о своих публикациях, но и к поиску информации о других публикациях по его интересам и прочего именно в этом издании.

Сегодня многие редакции, особенно научные, в частности, и университетских печатных изданий, в полном объеме оперативно размещают содержание журналов на соответствующих сайтах своих учреждений в Интернете, в электронном формате. При этом в комплексе решаются несколько вопросов: и рейтинга, и уровня цитирования, и использования в личных научных и образовательных целях и другие. Также объективно отпадает потребность рассылки авторских экземпляров издания. Административное стимулирование информационной активности научных изданий может осуществляться через установление категорий их по финансовым критериям (с последующим уровнем поддержки государством через государственный бюджет) для издательств (редакций): те, которые выплачивают авторские гонорары; те, которые не выплачивают авторских гонораров, но не берут платы за публикации от авторов; те, которые публикуют статьи за плату авторами, и т. д.

Для сравнения: такая практика существует как в России, так и в Украине, но не определена четко в соответствующем традиционном отраслевом специальном законодательстве: авторском, издательском, о СМИ и др.

Среди прочего мониторинг научных изданий, которые имеют высокий уровень цитирования их авторов, свидетельствует, что наивысший международный рейтинг имеют те, что в полном объеме выставляются в Интернет даже раньше, чем выходят на бумажных носителях. Ни для кого не секрет, что многие современные исследователи в первую очередь изучают материалы, размещенные в Интернете. Таким образом, через цитирование публикаций отдельных авторов создается рейтинг не только для автора, но и для научного издания. Как пример для поднятия рейтинга автором издания предлагается отметить публикацию автора в журнале «Информационное право» [1]. Соответственно, отмечается, что эту статью предлагается рассматривать в развитие теоретических положений предыдущей статьи в этом издании.

Это далеко не все технологические, организационные, финансовые и правовые вопросы, которые успешно в комплексе позволяют ныне решать через Интернет в формировании сегментов глобального информационного пространства, в том числе так называемого глобального общества знаний (ГОЗ). Но решение многих из них гражданско-правовыми методами не всегда возможно через ограниченность методов гражданского права. В связи с этим большая роль в развитии ГИО и в его составе ГОЗ принадлежит административно-правовому стимулированию. В этом отношении заслуживает внимания опыт России, где административными и финансовыми методами стимулируется издание научных журналов, чтобы быть рекомендуемыми Высшей аттестационной комиссией Министерства образования РФ для публикаций основных результатов диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора наук. Этот опыт может быть полезным и для Украины. В частности, если издательство не имеет возможности платить гонорар авторам научных публикаций, то, соответственно, оно не должно брать и денег с авторов публикаций за размещение их статей. Это уже является правовым принципом и стандартом, доброй традицией такого комплексного института международного информационного права, как международное издательское право во взаимосвязи его с авторским правом. На примере этих комплексных институтов права можно отслеживать и трансформацию других отраслевых институтов права в комплексные, межотраслевые институты, но уже преимущественно в составе информационного права.

Этим и другим комплексного содержания вопросам, как проблемам формирования и систематизации институтов именно информационного права, посвящено много публикаций исследователей из многих стран. Среди них предлагается обратить особое внимание на публикацию украинских исследователей в составе авторского коллектива [2]. Также предлагается представить публикации, изданные на украинском языке, таких исследователей, как П. Д. Биленчук [3], В. Д. Гавловский [4], В. О. Голубев [5], Р. А. Калюжный [6], В. В. Костицкий [7], В. А. Липкан [8], А. Н. Новицкий [9], В. М. Попович [10], В. Я. Таций [11], И. В. Цымбалюк [12], О. В. Цымбалюк [13], В. А. Шамрай [14], Н. Я. Швец [15].

Среди целевых исследований систематизации информационного законодательства в Украине на уровне диссертаций можно отметить работы К. П. Череповского [16] и М. И. Димчогло [17].

Основной задачей этой публикации среди прочего определено ознакомить международную научную общественность в русскоязычном сегменте ГИО и ГОЗ об отдельных результатах исследований автора этой статьи по проблематике систематизации, структуризации институтов информационного права с отражением их при кодификации информационного законодательства. Более объемно и системно эти результаты раскрыты на монографическом уровне в двух монографиях автора этой статьи [18].

Изложение отдельных результатов исследования предлагается начать с того, что формирование ГИО вызвало необходимость комплексного определения общественных отношений к информации на законодательном уровне государств: перевод их из частноправового регулирования (без участия государства) на публично-правовое регулирование. Эта необходимость во многих странах осуществлялась в отдельных специальных законах по концепции фрагментарного, ситуативного, по мере возникновения проблем в обществе. Как свидетельствуют исследования законодательства об информации в России и в Украине, по этой же концепции они формировались также. По сути, это был переход к законодательному регулированию правоотношений по методологии англосаксонской системы права. Какие последствия такой концепции развития законодательства? Наиболее образно ответ на этот вопрос в Украине был дан украинским исследователем В. К. Мамутовым. Он отметил, что фрагментарное законотворчество в отдельных странах переросло в «развившуюся бешеными темпами законодательную инфляцию» [19. С. 10]. Как выход из такого явления (как угрозы правовой безопасности страны) автор приводит французский опыт: Жак Ширак сразу же при вступлении в 1995 г. в должность Президента Франции обратил внимание на то, что «нормативная инфляция стала парализующим фактором», и сделал заявление о необходимости кодификации. В связи с этим был издан специальный циркуляр, требующий, «чтобы нормативно-правовые акты, затрагивающие уже кодифицированные сферы права, составлялись не в виде автономных законов или подзаконных актов, но исключительно в форме изменений или дополнений к действующим законам» [20. С. 136, 410, 473 — 474].

На этом примере можно отметить общую тенденцию для многих стран и относительно следующего этапа развития законодательства, в том числе к информационной сфере: переход к концепции кодификации информационного законодательства на уровне основных отраслей права (что имело в основе такие формы законодательных актов, как кодексы). Например, публично-правовое определение и регулирование информационных правоотношений нашли отражение в Украине в Конституции, а потом в Гражданском кодексе и Уголовном кодексе, а также в кодексах других отраслей публичного права. По сути, этот этап развития законодательства стал отражением возвращения к французской модели развития законодательства, что была заимствована многими странами под условным названием европейской континентальной системы кодификации отраслевого законодательства. По этой же системе законодательство частично развивалось как в Украине, так и в России, а также в других странах Содружества Независимых Государств (СНГ). Однако эта концепция не была реализована в так называемом чистом виде. Во многих странах СНГ кодификация законодательства об информации осуществлялась параллельно с принятием отдельных, фрагментарных законодательных актов. Это было объективно, так как административное право не имеет своего единого кодифицированного законодательного акта. При этом оставлялись и специальные законодательные акты относительно отдельных институтов информационного права. Среди них можно назвать: законодательство об информатизации; законодательство о печатных средствах массовой информации (прессе); законодательство об издательском деле; законодательство о радиотелевизионном вещании; законодательство о телекоммуникации (связи); законодательство о защите информации; законодательство об информационной безопасности; законодательство об архивах; законодательство о музеях; законодательство о научной деятельности; законодательство об образовании и т. д. При этом информационные правоотношения были определены и в других отраслевых специальных законодательных актах, как производные к основному их объекту, предмету регулирования, а также в отдельных подзаконных нормативно-правовых актах. Например, в Украине общий массив нормативно-правовых актов, где информация является предметом правоотношений, составляет около 4000 документов, из них — 350 законов. В результате этого через несогласованность законотворчества возникла такая угроза правовой безопасности государства и общества, как юридический хаос.

Украинскими учеными, в развитие идей российских ученых И. Л. Бачило, А. Б. Венгерова, В. Н. Лопатина, В. А. Копылова, М. М. Россолова и других была разработана научная концепция реформирования информационного законодательства через его кодификацию в отдельном кодексе — Кодексе об информации (2000 г.). Эта концепция была положительно воспринята и в СНГ: в форме Модельного информационного кодекса (2008 г.). Однако до этого времени ни одна из стран СНГ такого кодекса не приняла. Возник вопрос: почему? В результате проведенных исследований, среди ответов на этот вопрос был такой: причиной непринятия такого Модельного кодекса было то, что инициаторы его не оторвались от традиционной парадигмы систематизации институтов информационного права, а следовательно, и информационного законодательства по структуризации институтов в двух частях: общей и особенной. Также не были четко определены отраслевые границы информационного законодательства и др.

В результате дополнительных исследований возникла новая парадигма структуризации институтов информационного права в систему с отражением на уровне законодательства и с перспективой его кодификации с тремя частями: общей, особенной и специальной [21. С. 73 — 91].

Как вывод проведенных исследований предлагаются следующие рекомендации для рассмотрения международной общественностью, в частности Содружеством Независимых Государств, где существует практика разработки модельного законодательства.

1. Через соответствующие организационные структуры СНГ провести согласования об исключении до минимума разработок и принятии отдельных фрагментарных модельных законов для информационной сферы.

2. Сконцентрировать усилия на систематизации модельного информационного законодательства с перспективой его кодификации и отражения в новой редакции Модельного информационного кодекса (переименовав его в Модельный кодекс об информации).

3. В основу институциональной систематизации информационного законодательства предлагается положить отдельные модельные законы. Консолидация их предлагается на базе Модельного закона СНГ «Об информации, информатизации и защите информации». Этот Модельный закон в перспективе возможно интегрировать в Модельный кодекс об информации, что не вызовет существенных затрат для принятия национальных кодексов об информации в странах СНГ при реализации принципа систематизации информационного законодательства.

Список использованной литературы

1. Цымбалюк В. С. Кодификация информационного законодательства: теория и практика // Информационное право. М., 2013. Вып. 1(32). С. 3 — 5.

2. E-будущее и информационное право / Под ред. Р. А. Калюжного и Н. Я. Швеца. Киев, 2002. 264 с.

3. Биленчук П. Д. и др. Компьютерная преступность. Киев, 2002. 240 с.

4. Гавловський В. Д. и др. Информатизация, право, управление (организационно-правовые вопросы) / Под ред. М. Я. Швеца, О. Д. Крупчана. Киев, 2002. 191 с.

5. Голубев В. О. и др. Информационная безопасность: проблемы борьбы с преступлениями в сфере использования компьютерных технологий / Под ред. Р. А. Калюжного. Запорожье, 2001. 252 с.

6. Правовая информатика: системная информатизация законотворческой, правоприменительной, правоохранительной, судебной и правообразовательной деятельности в Украине / Под ред. Р. А. Калюжного, М. Я. Швеца. Ужгород, 2003. 168 с.

7. Электронная торговля (правовой аспект регулирования) / Под ред. В. В. Костицького. Киев, 2007. 212 с.

8. Липкан В. А., Зализняк В. А. Систематизация информационного законодательства Украины. Киев, 2012. 304 с.

9. Электронный банкинг (организационно-правовое обеспечение) / Под ред. А. М. Новицкого. Ирпень, 2008. 274 с.

10. Попович В. М. и др. Вступление в информационную культуру и информационное право / Под ред. М. Я. Швеца, Р. А. Калюжного. Ужгород, 2003. 240 с.

11. Нормативно-правовые и методологические основы упорядочения информационных отношений / Под ред. В. Тация, В. Тихого, М. Швеца. Киев, 2009. 324 с.

12. Цымбалюк И. В. Безопасность электронной торговли (организационно-правовой аспект) // Правовая информатика. Киев, 2012. Вып. 3(35). С. 69 — 76.

13. Цымбалюк О. В. Унифицированное определение информации — начало пути консолидации законодательства // Научные записки Институту законодательства Верховной Рады Украины. Киев, 2011. Вып. 6(9). С. 162 — 167.

14. Информационное обеспечение управленческой деятельности в условиях информатизации: организационно-правовые вопросы теории и практики / Под ред. В. О. Шамрая, Р. А. Калюжного. Киев, 2002. 296 с.

15. Информационное право и правовая информатика в сфере защиты персональных данных / Под ред. М. Швеца. Киев, 2005. 334 с.

16. Череповский К. П. Инкорпорация информационного законодательства Украины: Автореф. дис. … к. ю.н.: 12.00.07. , 2013. 16 с.

17. Димчогло М. И. Консолидация информационного законодательства Украины: Автореф. дис.. к. ю.н.: 12.00.07. Киев, 2012. 16 с.

18. Цымбалюк В. С. Информационное право (основы теории и практики). Киев, 2010. 388 с.; Цымбалюк В. С. Информационное право: концептуальные положения к кодификации информационного законодательства. Киев, 2011. 426 с.

19. Мамутов В. К. Кодификация: Сборник научных трудов. Киев, 2011. 248 с.

20. Кобрияк Р. Кодификация. М., 2007. 480 с.

21. Цымбалюк В. С. Концепция кодификации законодательства Украины об информации // Информационные технологии в глобальном управлении: Сборник материалов международной научно-практической конференции (г. Киев, 29.10.2011). Киев. 140 с.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *