Не растерять коммерческую тайну

(Иванов И.)

(«ЭЖ-Юрист», 2013, N 35)

Текст документа

НЕ РАСТЕРЯТЬ КОММЕРЧЕСКУЮ ТАЙНУ

И. ИВАНОВ

Иван Иванов, кандидат юридических наук, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Астраханского филиала ФГБОУ ВПО «СГЮА», г. Астрахань.

Организации, которые не оформляют надлежащим образом труд работников, имеющих доступ к секретам производства, не предпринимают должных мер правовой охраны секретных сведений. Они зачастую не только несут убытки и теряют положение на рынке, но и могут быть принуждены судом к восстановлению на работе лиц, уволенных за разглашение охраняемой законом тайны.

Работа над ошибками

При изучении судебной практики судов общей юрисдикции выявились три типичные ошибки, связанные с коммерческой тайной, которые работодатели допускают в правоотношениях с работниками.

Ошибка первая. Работодатель не принимает мер по установлению режима коммерческой тайны. Режим коммерческой тайны считается установленным только после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну (КТ), всех мер, указанных в ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне», с учетом положений ч. ч. 3, 4 и 5 указанной статьи. Документальное установление режима КТ выражается в наличии перечня информации, составляющей КТ; порядка обращения с этой информацией; документа, регламентирующего деятельность по контролю за соблюдением такого порядка; системы учета лиц, получивших доступ к информации, составляющей КТ, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана; положений в трудовых договорах или гражданско-правовых договорах, регулирующих отношения по использованию информации, составляющей КТ, работниками или контрагентами соответственно; грифа «Коммерческая тайна», нанесенного на материальные носители, содержащие информацию, составляющую КТ, или включенных в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию.

Обратите внимание, что, если возник спор и нет доказательств установления режима КТ, но есть доказательства фактической передачи работнику сведений, имеющих коммерческую ценность, суд становится на сторону работника (решение Сергиево-Посадского городского суда от 18.01.2012 по делу N 2-489/2012).

Ошибка вторая. Работодатель увольняет работника, полагая, что тот разгласил коммерческую тайну, хотя распространенная работником информация таковой не является. В этом случае суд восстановит работника. Закон N 98-ФЗ установил два критерия, по которым информация может получить статус секрета производства исходя из своих содержательных особенностей. Во-первых, данная информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности третьим лицам, а во-вторых, она упоминается в соответствующем перечне, наличие которого обязательно в силу требований п. 1 ч. 1 ст. 10 Закона N 98-ФЗ.

Поводом для увольнения К. из торговой организации послужила отправка письма с электронного адреса К. на посторонний электронный адрес. В отправленных документах содержалась служебная переписка. Суд пришел к выводу о том, что направленная информация не включала сведений, подпадающих под режим коммерческой тайны (решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 31.01.2012).

Бухгалтер Ш. была подвергнута дисциплинарному взысканию за то, что рассказала другим бухгалтерам о неначислении премии новому сотруднику. По мнению работодателя, Ш. тем самым распространила сведения, составляющие КТ. Суд не согласился с этой позицией ввиду отсутствия доказательств того, что разглашенная конфиденциальная информация позволяла Ш. получать коммерческую выгоду. Кроме того, действия Ш. не подпадали под случаи нарушения режима коммерческой тайны, перечисленные во внутренних документах работодателя (решение Верхнепышминского городского суда Свердловской области от 11.10.2011 по делу N 2-1662/2011).

Черемушкинский районный суд Москвы решением от 19.08.2011 восстановил на работе А., уволенного из ООО с должности менеджера по продажам за разглашение охраняемой законом тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей по подп. «в» п. 6 ст. 81 ТК РФ. Поводом для увольнения явились факты передачи работником потенциального покупателя другому продавцу (дистрибьютору) и получения за это агентского вознаграждения. По мнению работодателя, будучи предупрежденным о неразглашении коммерческой тайны, А. предоставил информацию о клиенте конкурентам, которые обращались к нему в целях приобретения оборудования. Суд проанализировал трудовой договор, должностную инструкцию А., положение о коммерческой тайне, утвержденное генеральным директором, в том числе перечень сведений, составляющих коммерческую тайну, и пришел к выводу, что сведения о наличии оборудования, его стоимости, дистрибьюторах не представляли никакой тайны, данные об этом были размещены в прайсах и каталогах, буклетах в печатном виде и не представляли никакой секретности.

Ошибка третья. Работодатель не может доказать либо факта разглашения, либо вины работника в незаконном использовании охраняемых сведений.

В соответствии с подп. «в» п. 6 ст. 81 ТК РФ разглашение коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, квалифицируется как однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей, в связи с чем работодателю предоставляется право расторгнуть трудовой договор по собственной инициативе. Ряд работодателей достаточно успешно доказывают в суде факты разглашения, предоставляя практикующим юристам образцы правовых позиций судов по неоднозначным вопросам, связанным с толкованием понятия «разглашение». Так, в Кассационном определении Верховного суда Удмуртской Республики от 19.01.2011 по делу N 33-90/11 судебная коллегия указала на то, что факт разглашения следует считать установленным и в том случае, если электронное сообщение, содержащее вложение с информацией, составляющей тайну, было успешно получено почтовым сервером, принадлежащим третьему лицу. Поскольку информация попала в обладание третьего лица, то есть фактически стала ему известна, факт разглашения следует считать установленным. Судебная коллегия согласилась с доводами работодателя о том, что факт прочтения сотрудниками третьего лица электронного сообщения не имеет юридического значения.

Вместе с тем имеется опыт восстановления уволенных сотрудников на работе в связи с недоказанностью факта разглашения сведений, составляющих КТ. Так, в одном из дел, рассмотренных Долгопрудненским городским судом Московской области, работодатель посчитал достаточным для увольнения факт невозврата ему в Центральный технический архив документов, полученных работником под роспись. Однако невозврат документов не образует разглашения содержащихся в них сведений, указал городской суд (решение обезличено, опубликовано на сайте Росправосудия 28 июня 2011 года).

При доказанности факта разглашения конфиденциальной информации требуется доказывать виновность лица. В тех случаях, когда разглашение производится путем отправки сообщения электронной почтой, работодатель обязан доказать, что сообщение, содержащее конфиденциальные сведения, отправленное с почтового адреса, открытого на имя работника, было отправлено непосредственно этим работником, а не кем-то другим (Кассационное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 19.01.2011 по делу N 33-90/11).

Если субъект использовал информацию, составляющую коммерческую тайну, и не имел достаточных оснований считать, что осуществляемое им использование незаконно, то он не может быть привлечен к ответственности. Г. был уволен с завода за то, что, по версии работодателя, разгласил сведения, составляющие коммерческую тайну, о размещении системы видеонаблюдения. Было установлено, что Г. использовал данные сведения, чтобы в суде доказать свою невиновность в хищении реек с территории завода, и с этой целью он представил в суд фотографии видеокамер наблюдения с территории завода и план расположения видеокамер на производственной территории. Саратовский областной суд пришел к выводу, что Г. представил фотографии видеокамер наблюдения с территории завода и план расположения видеокамер в целях предусмотренной Конституцией РФ защиты своих прав и интересов при рассмотрении в суде дела об административном правонарушении. Он использовал информацию, составляющую коммерческую тайну, однако не имел достаточных оснований считать использование данной информации незаконным, так как реализовал предусмотренное действующим законодательством право на судебную защиту, вследствие чего не мог быть привлечен к ответственности (Кассационное определение от 02.06.2011 по делу N 33-2558/2011).

Уголовная ответственность

За разглашение коммерческой тайны возможно привлечение к уголовной ответственности по ст. 183 УК РФ, предусматривающей наказание за криминальные воздействия на сведения, составляющие коммерческую тайну. Статья с учетом изменений и дополнений, внесенных Федеральными законами от 07.08.2001 N 121-ФЗ, от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ и 07.12.2011 N 420-ФЗ, действует по настоящее время. Она входит в главу 22 «Преступления в сфере экономической деятельности», которая изначально была двухчастной и называлась «Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну», затем ее название расширилось за счет добавления в перечень налоговой тайны.

Статья 183 УК РФ состоит из четырех частей, предусматривающих наказание за:

— собирание сведений, составляющих КТ, незаконным способом;

— незаконное разглашение или использование сведений, составляющих КТ, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе;

— те же деяния, причинившие крупный ущерб или совершенные из корыстной заинтересованности.

Достаточно установления одного из этих признаков — либо корыстной заинтересованности, либо крупного ущерба (ранее требовалось устанавливать и заинтересованность, и последствия в виде крупного ущерба). Кроме того, только один вид личной заинтересованности имеет значение для квалификации — корысть;

— деяния, предусмотренные частями второй или третьей статьи, повлекшие тяжкие последствия.

В настоящее время предельный срок наказания по рассматриваемой статье составляет семь лет. По сравнению с предыдущими редакциями УК РФ сейчас довольно высокие штрафы, например по ч. 3 предусмотрен штраф в размере до 200000 руб. Увеличился период, по которому штраф определяется в размере заработной платы или иного дохода осужденного. Если изначально он не превышал пяти месяцев, то сейчас он не больше 18 месяцев (по ч. 3). К тому же добавились наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Незаконные способы

Незаконность способа прежде всего заключается в том, что лицо, собирающее охраняемые сведения, не имеет на это права. Для того чтобы сделать правильный вывод о том, имело ли место именно собирание сведений, надлежит установить наличие или отсутствие определенной юридической связи между законным обладателем охраняемых сведений и преступником. Если сведения уже были доверены лицу или известны ему по службе или работе, то собирание, предусмотренное ч. 1 ст. 183 УК, не происходит. Такое лицо может нести уголовную ответственность либо за использование указанных сведений, либо за их разглашение и только в случае, если на использование либо разглашение не было получено согласие законного владельца.

Например, как незаконное разглашение сведений, составляющих КТ, по ч. 2 ст. 183 УК РФ были квалифицированы следующие действия. Согласно функциональным обязанностям и в силу занимаемой должности К. имел доступ к программе, содержащей базу персональных данных абонентов. По просьбе третьего лица по предоставленному номеру телефона К. извлек из базы сведения о конкретном абоненте (Ф. И.О., адрес проживания) и передал их этому третьему лицу. Незаконного собирания сведений суд в данном случае не усмотрел (приговор Ноябрьского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 15.10.2012 по делу N 1-370-2012).

В другом деле лицо, будучи уволенным с предприятия, прошло в производственные помещения этого предприятия и, пользуясь доверительными отношениями с сотрудниками, завладело электронным документом в программе 1С, распечатав его на принтере. Сведения, носителем которых являлся документ, составляли коммерческую тайну. Лицо было привлечено к уголовной ответственности за незаконное собирание сведений, составляющих КТ, по ч. 1 ст. 183 УК РФ (приговор Богдановичского городского суда, прочие данные изъяты).

Аналогичным образом были квалифицированы действия З., который приобрел ресивер, спутниковую антенну, конвертер, смонтировал и настроил указанные устройства и обеспечил себе возможность просмотра закрытых спутниковых каналов без заключения соглашения на предоставление услуг спутникового телевидения (приговор Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 27.07.2010 по делу N 1-1040/10).

Посягательства со стороны доверенных лиц

Наиболее серьезный ущерб законному обладателю сведений причиняется лицами, которым КТ была доверена или стала известна по службе или работе. Об этом свидетельствуют не только диспозиции рассматриваемой статьи, но и санкции, в которых по сравнению с первой редакцией появилось наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (санкции ч. ч. 2 и 3).

Изучение приговоров показало, что при разглашении либо преследуются корыстные цели, либо таковые не устанавливаются.

Например, С., осужденный по ч. 3 ст. 183 УК РФ, занимая в ООО должность начальника сектора отдела продаж, за вознаграждение предоставлял заинтересованному постороннему лицу сведения о контрагентах ООО и планируемых сделках (приговор Фрунзенского районного суда г. Иваново от 01.12.2010 по делу N 1-332/10). Г., уволенный из автосалона с должности системного администратора, передал за денежное вознаграждение конкурирующей организации базу данных клиентов этого автосалона (приговор Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону, прочие данные изъяты).

В других случаях, когда корыстная заинтересованность не становилась предметом доказывания, можно лишь предполагать, что охраняемые сведения разглашались по дружбе или в силу других соображений. Так, В., являясь специалистом, а затем менеджером офиса продаж, имея доступ к абонентским контрактам, был уличен в неоднократном сообщении третьим лицам в ходе телефонных переговоров и посредством СМС-сообщений персональных данных абонентов (Ф. И.О., даты рождения, адреса регистрации владельца абонентского номера), его действия судом квалифицированы по ч. 2 ст. 183 УК РФ (приговор Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 08.02.2013 по делу N 1-153/2013). Не исключено, что корыстная заинтересованность фактически имела место, но не была доказана обвинением.

Привлечение к уголовной ответственности — крайняя мера. И она не может компенсировать обладателю охраняемых сведений все понесенные издержки, вернуть потерянную репутацию и место на рынке. Поэтому обладателям КТ необходимо бросать все силы на правильный подбор и расстановку кадров, чтобы исключить прием на работу случайных людей или граждан с сомнительными связями.

Изучение судебной практики показало, что, когда утечка информации происходит изнутри, все решают именно кадры. Когда посягательство происходит извне, например при незаконном подключении к закрытым каналам спутникового ТВ, решающее значение имеют своевременное обнаружение посягательства, поимка преступника и неотвратимость уголовного наказания.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *