Некоторые проблемы использования судебного способа защиты конституционного права на доступ к информации о деятельности судов (на материалах Новосибирской области)

(Коновалов А. О.) («Актуальные проблемы российского права», 2013, N 9) Текст документа

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СУДЕБНОГО СПОСОБА ЗАЩИТЫ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА НА ДОСТУП К ИНФОРМАЦИИ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУДОВ (НА МАТЕРИАЛАХ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ)

А. О. КОНОВАЛОВ

Коновалов Алексей Олегович, аспирант кафедры конституционного и муниципального права Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Сибирского института управления.

В статье проводится исследование действующего законодательства, регулирующего правовые отношения, связанные с реализацией судебного способа защиты конституционного права на доступ к информации о деятельности судов, а также проводится критический анализ его применения на примере судебной практики Новосибирского областного суда и городских (районных) судов Новосибирской области. Автор обосновывает позицию о том, что федеральный судья, осуществляя деятельность, связанную с обеспечением доступа к информации о деятельности судов, выступает от имени государственного органа, не осуществляя при этом деятельность по отправлению правосудия. В статье также содержатся выводы автора о том, что реализация права на обжалование действий и бездействия должностных лиц судов, которые нарушают право на доступ к информации о деятельности судов и установленный порядок его реализации, должна осуществляться в рамках гл. 25 Гражданского процессуального кодекса РФ. Автором предлагается внести в действующее законодательство изменения, которые позволят устранить существующие расхождения в судебной практике и обеспечить эффективную реализацию гарантированного Конституцией РФ права на судебную защиту.

Ключевые слова: суд, юриспруденция, доступ, обжалование, Конституция, квалификационная коллегия, право, судья, информация, защита.

Some problems regarding judicial protection of constitutional right to access to information on activities of the courts (based on the materials from Novosibirsk region) A. O. Konovalov

Konovalov Aleksey Olegovich — postgraduate student of the Department of Constitutional and Municipal Law of the Russian Academy of People’s Economy and State Service under the auspices of the President of the Russian Federation, Siberian Institute of Government.

The article contains analysis of the current legislation in the sphere of implementation of the judicial protection of constitutional right to access information on activities of the courts, as well as the critical analysis of it’s application based upon the judicial practice of the Novosibirsk Regional Court and city (district) courts of Novosibirsk region. The author supports the position that a federal judge represents a state body, while not administrating justice, when he takes part in the activities guaranteeing access to Information on court activities. The article also contains position of the author providing that implementation of the right to challenge acts and failure to act on the part of judicial officials, violating the right to access to information on activities of the courts and the order of its implementation should be provided within the framework of chapter 25 of the Civil Procedural Code of the Russian Federation. The author proposes to amend the current legislation in order to deal with the existing practical contradictions and to guarantee the effective implementation of the right to judicial protection as enshrined in the Constitution of the Russian Federation.

Key words: court, jurisprudence, access, challenging, Constitution, qualification board for judges, right, judge, information, access.

Конституция РФ провозгласила признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина обязанностью государства (ст. 2), гарантируя при этом каждому государственную защиту их прав и свобод (ст. 45) <1>. Данные положения напрямую обязывают все государственные органы (законодательные, исполнительные и судебные) обеспечивать реализацию прав и свобод человека и гражданина путем принятия со стороны государства соответствующих, в рамках их компетенции, защитных мер. ——————————— <1> Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // СЗ РФ. 2009. N 4. Ст. 445.

Вместе с тем, наряду с обязанностью государства обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина, Конституция Российской Федерации также предусматривает возможность самозащиты нарушенных прав, то есть возможность лично защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45), гарантируя при этом каждому судебную защиту его прав и свобод (ч. 1 ст. 46), в том числе предоставляя право обжаловать в суд решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (ч. 2 ст. 46). Таким образом, возможность судебной защиты права на доступ к информации о деятельности судов напрямую устанавливается и гарантируется непосредственно Конституцией РФ. Согласно ст. 1 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», каждый гражданин вправе обратиться с жалобой в суд, если считает, что неправомерными действиями (решениями) государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных объединений или должностных лиц, государственных служащих нарушены его права и свободы <2>. ——————————— <2> Закон РФ от 27.04.1993 N 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» // Российская газета. N 89. 1993.

В соответствии с п. 3 ст. 8 Федерального закона N 262-ФЗ «пользователь информацией о деятельности судов вправе обжаловать в установленном законом порядке действия (бездействие) должностных лиц, нарушающие право на доступ к информации о деятельности судов и установленный порядок его реализации». Согласно ст. 24 указанного Федерального закона «решения и действия (бездействие) должностных лиц, нарушающие право на доступ к информации о деятельности судов, могут быть обжалованы в порядке, установленном законодательством Российской Федерации». Собственно, исходя из системного толкования указанных правовых норм, а также положений действующего процессуального законодательства, следует, что порядок реализации права на обжалование действия и бездействия лиц, которые нарушают право на доступ к информации о деятельности судов и установленный порядок его реализации, регламентирована гл. 25 Гражданского процессуального кодекса РФ <3> («Производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействий) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих»). ——————————— <3> Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14.11.2002 N 138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что аналогичные по своему содержанию правовые нормы, регламентирующие порядок обжалования действий должностных лиц, в том числе и судов, имеются и в Арбитражном процессуальном кодексе РФ <4> (глава 24 «Рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц»). Вместе с тем представляется, что указанные положения не могут являться тем самым «установленным порядком» по смыслу п. 3 ст. 8 Федерального закона N 262-ФЗ, поскольку исходя из содержания ст. 1 и 2 Арбитражного процессуального кодекса РФ арбитражным судам подсудны споры, вытекающие из предпринимательской и иной экономической деятельности, в то время как отношения, связанные с доступом к информации о деятельности судов, к предпринимательской и иной экономической деятельности не относятся. ——————————— <4> Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24.07.2002 N 95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

Подтверждением того, что нарушенное право на доступ к информации о деятельности судов подлежит защите в порядке, установленном гл. 25 Гражданского процессуального кодекса РФ, являются разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, изложенные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», в соответствии с п. 1 которого «…к решениям относятся акты должностных лиц судов, Судебного департамента, его органов, органов судейского сообщества либо иных органов и должностных лиц, содержащие властное волеизъявление, порождающее правовые последствия для конкретных граждан и организаций… К действиям относится властное волеизъявление названных лиц, которое не облечено в форму решения, но повлекло нарушение прав и свобод граждан и организаций или создало препятствия к их осуществлению. Например, к действиям может быть отнесен устный отказ в предоставлении информации о деятельности судов по запросу. К бездействию относится неисполнение должностным лицом обязанности, возложенной на него нормативными правовыми и иными актами, определяющими полномочия этого лица (должностными инструкциями, положениями, регламентами, приказами). К бездействию, в частности, относится нерассмотрение запроса пользователя информации уполномоченным лицом» <5>. ——————————— <5> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» / Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 4.

В целом же преимущество судебного порядка защиты нарушенных прав перед административным является очевидным. Так, суд независим и подчиняется только закону, он не связан никакими номенклатурными интересами, а сами судьи, что, по мнению автора, наиболее важно, как правило, более компетентны в вопросах действующего законодательства. Кроме того, их деятельность протекает в судебном заседании, а порядок его проведения четко регламентирован процессуальным законом, который обеспечивает гласность, публичность разбирательства, личное участие заинтересованных лиц. Таким образом, судебная защита права на доступ к информации о деятельности судов представляет собой основной способ реализации права граждан на государственную защиту прав и свобод, гарантированный государством и Конституцией РФ и реализуемый посредством независимой судебной системы в рамках процедуры, установленной гл. 25 Гражданского процессуального кодекса РФ. На первый взгляд установленный по смыслу п. 3 ст. 8 Федерального закона N 262-ФЗ порядок обжалования действия (бездействия) должностных лиц, нарушающих право на доступ к информации о деятельности судов и установленный порядок его реализации, законом и сложившейся правоприменительной практикой напрямую определен. Вместе с тем, как показывает практика, судебный способ защиты также нельзя признать универсальным как по причинам правового характера (например, наличие явных пробелов в законодательстве), так и из-за особенностей отечественной судебной системы (отсутствие надлежащего механизма административного контроля, исключающего применение принципа круговой поруки, традиции «закрытости» отечественной судебной системы, возможная коррупционная составляющая и т. п.), а также в связи с отсутствием единого правоприменительного подхода в вопросах, связанных с обеспечением права на доступ к информации о деятельности судов. Так, в рамках научного эксперимента автором настоящей статьи от имени редакции электронного периодического издания «Актуальный интернет-журнал «Фактор риска: Человек. Общество. Закон» в лице главного редактора в Железнодорожный районный суд города Новосибирска в порядке ст. 25 Гражданского процессуального кодекса РФ было подано заявление о признании незаконным отказа Председателя Квалификационной коллегии судей Новосибирской области в предоставлении запрашиваемой информации о количестве зарегистрированных и рассмотренных жалоб на судью Новосибирского областного суда С. Б. Хоменко, а также о количестве зарегистрированных и рассмотренных в 2008 — 2010 гг. жалоб на судей Новосибирского областного суда, к которым были применены меры дисциплинарного воздействия. Заранее следует отметить, что, по мнению автора, запрашиваемые редакцией средства массовой информации сведения относятся к информации о деятельности суда. Председателем Квалификационной коллегии судей, являющейся одновременно и судьей Новосибирского областного суда, в ответе от 4 марта 2011 г. N 58/104 было отказано в предоставлении запрашиваемой информации на том основании, что «по аналогичному запросу, поступившему в Новосибирский областной суд, за подписью заместителя председателя Новосибирского областного суда А. В. Артеменко 21 февраля 2011 г. был направлен исчерпывающий ответ» <6>. ——————————— <6> Письмом Квалификационной коллегии судей Новосибирской области в ответе от 04.02.2011 N 58/104 отказано в предоставлении запрашиваемой информации.

Действительно, аналогичный по своему содержанию журналистский запрос был направлен в Новосибирский областной суд (на имя председателя суда). В данном запросе председателя Новосибирского областного суда просили предоставить в адрес редакции сведения о количестве зарегистрированных жалоб на судью С. Б. Хоменко за период ее работы в Новосибирском областном суде, а также когда, кем и с каким результатом они были рассмотрены. В своем ответе от 21.02.2011 N 1-ж-18(с) заместитель председателя Новосибирского областного суда А. В. Артеменко отказал в предоставлении запрашиваемой информации на том основании, что «данные о количестве и результатах рассмотрения в Новосибирском областном суде жалоб на действия судей к такой информации не относятся» <7>. ——————————— <7> Письмо Новосибирского областного суда от 21.02.2011 N 1-ж-18(с).

Посчитав, что с учетом ответа, поступившего из Новосибирского областного суда, ответ Квалификационной коллегии судей Новосибирской области не соответствует требованиям ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, Закону РФ «О средствах массовой информации», Федеральному закону от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», Федеральному закону от 22.12.2008 N 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» и нарушает право на свободный доступ к информации о деятельности судов, редакция средства массовой информации обратилась в порядке гл. 25 Гражданского процессуального кодекса РФ в суд. Решением Железнодорожного районного суда города Новосибирска от 27.07.2011 по делу N 2-2775/11 в удовлетворении требований редакции было отказано на том основании, что «…информация, которую просил предоставить заявитель (информация о количестве зарегистрированных и рассмотренных жалоб на конкретного судью за конкретный период, о количестве зарегистрированных и рассмотренных в конкретном периоде жалоб на судей Новосибирского областного суда, к которым применены меры дисциплинарного воздействия), не относится к информации о деятельности судов по смыслу Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», а также не относится к информации, указанной в Федеральном законе «О статусе судей в Российской Федерации», Федеральном законе «О противодействии коррупции», а потому непредоставление такой информации Квалификационной коллегией судей Новосибирской области не может быть признано незаконным» <8>. Данное решение Определением Новосибирского областного суда было оставлено без изменений. ——————————— <8> Решение Железнодорожного районного суда г. Новосибирска от 27.07.2011 по делу N 2-2775/11.

Таким образом, с позиции Новосибирского областного суда запрашиваемые сведения не относятся к информации о деятельности суда. Вывод весьма неоднозначный, однако в рамках данной работы важно иное обстоятельство — и суд первой инстанции, и суд кассационной (на тот момент) инстанции посчитали, что заявителем было правомерно реализовано свое право на судебную защиту в установленном законом порядке, то есть в порядке гл. 25 Гражданского процессуального кодекса РФ <9>. ——————————— <9> Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14.11.2002 N 138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.

В рамках этого же научного эксперимента в федеральные суды общей юрисдикции, расположенные на территории Новосибирской области, было направлено по одному запросу о предоставлении информации (всего 33) в форме электронного документа по форме, размещенной на официальном сайте соответствующего суда. Тексты запросов были составлены однотипно с просьбой предоставить информацию о деятельности судов, исходя из определения этого понятия, данного в законе. В каждом обращении был запрошен судебный акт по конкретному делу с указанием номера дела, а также были запрошены копии актов, регулирующих вопросы деятельности соответствующего суда по поводу оказания гражданам, обратившимся в суд, информационно-консультативной помощи и организации судебного делопроизводства работниками аппарата этого суда (следует акцентировать внимание на то обстоятельство, что на официальном интернет-сайте суда соответствующая информация на момент подачи запроса отсутствовала). Номер дела, из которого предлагалось представить судебный акт, был получен в каждом конкретном случае с сайта соответствующего суда, исходя из критерия вступления по нему решения в законную силу в 2012 г. Автором настоящей работы было произвольно отобрано два официальных ответа, в которых неправомерно отказывалось в предоставлении запрашиваемой информации. В первом случае отказ был подписан судьей Ордынского районного суда Е. Г. Грушко и был обжалован пользователем информацией в порядке гл. 25 Гражданского процессуального кодекса РФ в Бердский городской суд Новосибирской области. Во втором случае в порядке гл. 25 Гражданского процессуального кодекса РФ обжаловался отказ в предоставлении информации председателем Дзержинского районного суда г. Новосибирска, при этом заявление было подано в Советский районный суд г. Новосибирска. Вместе с тем Определением Бердского городского суда от 12.12.2012 в принятии к производству заявления было отказано, при этом в обосновании суд указал, что «жалоба на действия судьи, отказавшего в запросе информации о деятельности судов, не может быть подана в порядке гл. 23, 25 Гражданского процессуального кодекса РФ, поскольку для обжалования действий судьи предусмотрен иной порядок обжалования, в связи с тем что на судью распространяются гарантии, установленные Законом РФ «О статусе судей в Российской Федерации», вследствие чего он не может быть отнесен к категории должностных лиц, чьи действия могут быть обжалованы в порядке главы 25 ГПК РФ» <10>. ——————————— <10> Определение Бердского городского суда Новосибирской области от 12.12.2012 по материалу N М-1900/2012.

При этом следует отметить, что указания на то, в каком именно «ином» порядке заявителю следовало обжаловать отказ в предоставлении информации судьей, в Определении Бердского городского суда не содержалось. На данный судебный акт в Новосибирский областной суд была подана частная жалоба, однако Определением от 17.01.2013 по делу N 33-622/2013(33-9950/2012) Определение суда первой инстанции об отказе в принятии заявления об оспаривании решения должностного лица, нарушающего право на доступ к информации о деятельности судов, было оставлено без изменения. При этом Новосибирским областным судом в своем судебном акте было указано, что «ни Федеральный закон от 22.12.2008 N 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», ни иные нормативные акты не возлагают на судью обязанности по выполнению предписаний указанного Закона» <11>. ——————————— <11> Определение Новосибирского областного суда от 17.01.2013 по делу N 33-622/2013(33-9950/2012).

Также Новосибирским областным судом как апелляционной инстанцией было отмечено, что «не предусмотрен ни одним законом в настоящее время порядок рассмотрения жалоб на действия судьи, выразившиеся в подготовке ответа на запрос о предоставлении информации о деятельности судов, в том числе не предусматривает такую возможность глава 25 ГПК РФ» <12>. ——————————— <12> Там же.

Во втором случае Определением Советского районного суда города Новосибирска от 26.12.2012 в принятии заявления к производству также было отказано <13>. ——————————— <13> Определение Советского районного суда Новосибирской области от 26.12.2012 по материалу N М-2803/2012.

На данное Определение была подана частная жалоба в Новосибирский областной суд, Определением которого по делу N 33-1257/2013 Определение Советского районного суда города Новосибирска об отказе в принятии заявления об оспаривании решения должностного лица, нарушающего право на доступ к информации о деятельности судов, по аналогичным основаниям также было оставлено без изменения <14>. ——————————— <14> Там же.

Как видно, даже в Новосибирском областном суде как апелляционной инстанции, формирующей и определяющей судебную практику нижестоящих судов районного (городского) уровня и мировых судей, отсутствует единообразие в подходах по указанному вопросу. Вместе с тем представляется, что позиция Новосибирского областного суда в вышеуказанных двух случаях является некорректной. Так, ст. 46 Конституции РФ гарантирует каждому право на судебную защиту, при этом в соответствии со ст. 118 Конституции судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Согласно п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» судья отказывает в принятии заявления на основании ст. 248 или п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ в случаях, когда «заявление подлежит рассмотрению и разрешению в ином судебном порядке, то есть рассмотрение заявления неподведомственно суду общей юрисдикции либо заявление подлежит рассмотрению в порядке уголовного судопроизводства, производства по делам об административных правонарушениях, а также в порядке апелляционного, кассационного или надзорного производства (оспариваются действия судей, связанные с осуществлением производства по конкретному гражданскому делу); судья не вправе отказать в принятии заявления, если установит, что данное заявление подлежит рассмотрению и разрешению в ином виде гражданского судопроизводства, в этом случае судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления заявления с соблюдением требований ГПК РФ, либо, если рассмотрение и разрешение заявленных требований неподсудно данному суду, заявление возвращается заявителю» <15>. ——————————— <15> Постановление Президиума Совета судей РФ от 21.06.2010 N 229 «Об утверждении Положения о порядке рассмотрения судами общей юрисдикции поступающих в электронной форме обращений граждан (физических лиц), организаций (юридических лиц), общественных объединений, органов государственной власти и (или) органов местного самоуправления» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс», 2013.

Вопреки требованиям вышеуказанного Постановления ни Бердский городской суд Новосибирской области, ни Советский районный суд города Новосибирска не указали в своих судебных актах на нарушение подведомственности, а также на нормы закона, согласно которым рассмотрение дела об оспаривании данного решения, действия (бездействия) должностного лица суда должно осуществляться в ином судебном порядке, причем не в порядке гражданского судопроизводства. Представляется возможным предположить, что суды имели в виду один из трех оставшихся видов судопроизводства (уголовное, административное и конституционное), однако применение любого из них как в теории, так и в практике представляется весьма маловероятным. Тем не менее с позиции Новосибирского областного суда, право на доступ к информации о деятельности судов, выразившееся в действии (бездействии) судьи или председателя суда, не подлежит защите в судебном порядке. Ссылка на то, что судья районного суда не может быть субъектом, действия (бездействие) которого можно обжаловать в порядке гл. 25 ГПК РФ, является несостоятельной по следующим причинам. Исходя из положений пп. 4.6 — 4.9 Постановления Президиума Совета судей РФ от 21.06.2010 N 229 «Об утверждении Положения о порядке рассмотрения судами общей юрисдикции поступающих в электронной форме обращений граждан (физических лиц), организаций (юридических лиц), общественных объединений, органов государственной власти и (или) органов местного самоуправления», ответ на обращение (запрос) подписывается председателем суда или уполномоченным им лицом и содержит указание на должность лица, подписавшего ответ. Таким образом, если ответ на запрос о предоставлении информации подписан судьей районного суда, можно сделать вывод, что этот судья был уполномочен председателем этого суда осуществить функции, не связанные с отправлением правосудия, а в связи с обеспечением доступа к информации о деятельности суда. При этом в соответствии с п. 5 ст. 4 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» должностное лицо — лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственном органе или органе местного самоуправления. В соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 2 «к должностным лицам, решения, действия (бездействие) которых могут быть оспорены по правилам главы 25 ГПК РФ, следует относить лиц, постоянно, временно, в том числе по специальному полномочию, выступающих от имени федеральных органов государственной власти, иных федеральных государственных органов, а также лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации (должности, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий федеральных государственных органов)» <16>. ——————————— <16> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 4.

В силу ч. 3 ст. 35 Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» председатель районного суда наряду с осуществлением полномочий судьи и иных процессуальных полномочий в соответствии с федеральными законами осуществляет следующие функции: организует работу суда; устанавливает правила внутреннего распорядка суда на основе утверждаемых Советом судей РФ типовых правил внутреннего распорядка судов и осуществляет контроль за их выполнением; распределяет обязанности между своими заместителями, судьями <17>. ——————————— <17> Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 N 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2011. N 7. Ст. 898.

Таким образом, анализ указанных правовых норм и разъяснений Верховного Суда РФ приводит к выводу о том, что судья районного суда, уполномоченный председателем суда ответить на запрос о предоставлении информации, по сути, выступает от имени государственного органа, не осуществляя при этом деятельность по отправлению правосудия. При этом он, наряду с осуществлением своих судейских полномочий, как и председатель суда, замещает государственную должность РФ (в соответствии с Указом Президента о государственных должностях РФ <18>) и, выступая от имени федерального органа государственной власти (по специальному полномочию), выполняет требования Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» в качестве должностного лица, подписавшего ответ на запрос. ——————————— <18> Указ Президента РФ от 11.01.1995 N 32 «О государственных должностях Российской Федерации» // Российская газета. N 11 — 12. 1995.

Субъект, чьи действия (бездействие) можно обжаловать, должен представлять из себя некое должностное лицо, ответственное за обеспечение того или иного способа доступа к информации о деятельности судов в каждом конкретном органе судебной власти. Вместе с тем практика реализации права на доступ к информации о деятельности судов на примере федеральных судов общей юрисдикции, расположенных на территории Новосибирской области, показывает, что все ответы на запросы пользователей информации подписываются либо председателями судов, либо судьями соответствующих судов. С одной стороны, их действия, исходя из положений п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 2, можно рассматривать как действия должностных лиц суда, однако исходя из правовой позиции Новосибирского областного суда, изложенной в Апелляционном определении Судебной коллегии Новосибирского областного суда от 17.01.2013 по делу N 33-622/2013, судьи не уполномочены законодательством РФ отвечать на поступившие запросы о предоставлении информации о деятельности судов, а следовательно, действия судьи не могут быть обжалованы как действия того должностного лица, о котором говорится в ч. 3 ст. 8 и ст. 24 Федерального закона от 22.12.2008 N 262-ФЗ <19>. ——————————— <19> Определение Новосибирского областного суда от 17.01.2013 по делу N 33-622/2013.

И все же представляется, что действия судьи, направленные на реализацию полномочий по обеспечению доступа к информации о деятельности суда и не связанные с осуществлением функции правосудия по конкретному делу, могут быть обжалованы не иначе как в порядке, предусмотренном гл. 25 Гражданского процессуального кодекса РФ. В случае иного толкования действующего законодательства заявитель лишается своего конституционного права на судебную защиту. В этой связи ст. 24 Федерального закона от 22.12.2008 N 262-ФЗ представляется целесообразным изложить в следующей редакции: «Статья 24. Защита права на доступ к информации о деятельности судов Решения и действия (бездействие) должностных лиц, судей, мировых судей, председателей судов, не связанные с осуществлением правосудия по конкретным делам и нарушающие право на доступ к информации о деятельности судов и установленный порядок его реализации, могут быть обжалованы вышестоящему должностному лицу, руководителю вышестоящего судебного органа или в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», а п. 3 ст. 8 данного Федерального закона — в следующей редакции: «3) обжаловать в установленном законом порядке действия (бездействие) должностных лиц, судей, мировых судей, председателей судов, не связанные с осуществлением правосудия по конкретным делам и нарушающие право на доступ к информации о деятельности судов и установленный порядок его реализации, вышестоящему должностному лицу, руководителю вышестоящего судебного органа или в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих». Внесение указанных изменений позволит устранить существующие расхождения в судебной практике и в полной степени обеспечить эффективную реализацию гарантированного ст. 46 Конституции РФ права на судебную защиту.

Библиография:

1. Коновалов А. О. Некоторые проблемы реализации права на доступ к информации о деятельности судов в России (на материалах Сибирского федерального округа) // Право и политика. 2013. N 3. С. 345 — 349. 2. Конышев К. Е. К вопросу о содержании права на судебную защиту // Право и политика. 2012. N 10. С. 1781 — 1784.

References (transliteration):

1. Konovalov A. O. Nekotorye problemy realizacii prava na dostup k informacii o deyatel’nosti sudov v Rossii (na materialah Sibirskogo federal’nogo okruga) // Pravo i politika. 2013. N 3. C. 345 — 349. 2. Konyshev K. E. K voprosu o soderzhanii prava na sudebnuyu zaschitu // Pravo i politika. 2012. N 10. C. 1781 — 1784.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *