Применение норм об электронных денежных средствах к отношениям в «открытых» и «закрытых» электронных платежных системах

(Лощилин В. С.) («Банковское право», 2013, N 5) Текст документа

ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ ОБ ЭЛЕКТРОННЫХ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВАХ К ОТНОШЕНИЯМ В «ОТКРЫТЫХ» И «ЗАКРЫТЫХ» ЭЛЕКТРОННЫХ ПЛАТЕЖНЫХ СИСТЕМАХ

В. С. ЛОЩИЛИН

Лощилин Виктор Сергеевич, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, юридический факультет им. М. М. Сперанского, стажер-исследователь.

Статья представляет собой правовой анализ разницы в структуре и существе отношений, складывающихся при оказании различных видов платежных услуг в электронных платежных системах, а именно при открытии и ведении счета электронных денежных средств, а также при осуществлении переводов денежных средств без открытия счета.

Ключевые слова: электронные денежные средства, электронная платежная система, счет электронных денежных средств, перевод электронных денежных средств, перевод денежных средств без открытия счета.

Application of law on electronic money to relations in «open» and «closed» electronic payment systems V. S. Loschilin

Loschilin Victor Sergeevich, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, intern.

The article is a legal analysis of the difference in the structure and the nature of legal relations associated with various payment services in electronic payment systems, namely with opening and maintaining an electronic money account and with conducting money transfer without opening an account.

Key words: electronic money, electronic payment system, electronic money account, electronic money transfer, money transfer without opening an account.

В настоящее время на территории РФ работает значительное количество электронных платежных систем, т. е. систем по переводу электронных денежных средств и схожих с ними финансовых продуктов. Деятельность операторов таких систем регулируется комплексом нормативно-правовых актов, к которым, прежде всего, относится Федеральный закон от 27.06.2011 N 161-ФЗ «О национальной платежной системе» (далее — Закон о НПС). Основным правовым институтом, применимым к общественным отношениям, вытекающим из такой деятельности, является институт электронных денежных средств, которыми, исходя из действующего легального определения электронных денежных средств (п. 18 ст. 3 Закона о НПС), могут быть признаны практически любые финансовые продукты, обращающиеся в электронных платежных системах. Между тем, по нашему мнению, такие системы могут функционировать различными способами (в частности, в них могут оказываться различные по своей природе платежные услуги), и, учитывая это, следует обращать внимание на появляющиеся различия в структуре отношений, складывающихся между участниками подобных расчетов. В частности, одной из важнейших, на наш взгляд, классификаций электронных платежных систем является классификация на «открытые» и «закрытые» системы <1>. В «закрытых» системах электронные денежные средства могут использоваться только для однократного исполнения обязательств плательщика перед третьим лицом через посредничество оператора. После этого электронные денежные средства немедленно трансформируются в безналичные денежные средства или наличные деньги путем соответствующего исполнения лежащего в их основе обязательства. К таким системам относятся, например, системы, которые предоставляют услугу «виртуальной предоплаченной карты», которая не имеет материального носителя, «выпускается» для цели совершения одного конкретного платежа при помощи электронных денежных средств. В отличие от них, открытые системы позволяют осуществлять как однократные, так и многократные переводы электронных денежных средств от одного субъекта платежной системы к другому без трансформации. В таких системах, как правило, существует тот или иной способ учета количества электронных денежных средств, принадлежащих каждому клиенту, в реальном времени (так называемые учетные записи, кошельки, виртуальные счета и т. п.). ——————————— <1> См., напр.: Курбатов А. Я. Правосубъектность кредитных организаций: теоретические основы формирования, содержание и проблемы реализации. М.: Юриспруденция, 2010. С. 210.

Несмотря на то что в действующем законодательстве различия в регулировании «открытых» и «закрытых» электронных платежных систем отсутствуют, нам представляется, что отношения в них строятся на принципиально разных началах. Так, можно представить себе несколько вариантов расчетных отношений, складывающихся в электронных платежных системах: 1) перевод электронных денежных средств с одного счета электронных денежных средств на другой (уменьшение одного остатка электронных денежных средств с одновременным увеличением другого); 2) перевод электронных денежных средств со счета электронных денежных средств плательщика с зачислением на банковский счет получателя или выдачей ему наличными деньгами; 3) перевод денежных средств, осуществленный оператором электронных денежных средств с предоставлением плательщиком наличных денег и зачислением на банковский счет получателя или выдачей ему наличными деньгами; 4) перевод денежных средств с банковского счета плательщика на банковский счет получателя или с выдачей ему наличными деньгами через оператора электронных денежных средств <2>. ——————————— <2> В этом случае, согласно действующему законодательству, оператор электронных денежных средств будет обязан увеличить остаток электронных денежных средств получателя на предоставленную сумму, уменьшить на ту же сумму и увеличить на эту сумму остаток электронных денежных средств получателя и затем зачислить эту сумму на банковский счет последнего или выдать ее наличными деньгами. Все эти действия будут совершены единовременно или с очень небольшой задержкой (как правило, вызванной действиями банка получателя либо самого получателя при получении им наличных денег).

Первый и второй случаи предполагают наличие постоянно поддерживаемых записей о суммах электронных денежных средств (в первом случае — принадлежащих как плательщику, так и получателю, во втором — только плательщику). Однако представляется, что в третьем и четвертом случаях наличия такой записи не предполагается. Соответственно, правоотношения между плательщиком и оператором электронных денежных средств в первых двух случаях и во вторых двух случаях имеют принципиальное отличие: если в первых двух случаях плательщик действительно владеет и распоряжается электронными денежными средствами, то во вторых двух случаях само существование электронных денежных средств является не более чем юридической фикцией. В случае если плательщик осуществляет через оператора электронных денежных средств перевод со своего банковского счета или с использованием наличных денег, он фактически не приобретает электронных денежных средств — вместо этого оператор электронных денежных средств оказывает ему платежную услугу в виде обычного перевода денежных средств (в третьем случае — по банковскому счету, в четвертом — без открытия банковского счета). Из сказанного можно сделать вывод, что электронные денежные средства как имущество не возникают во всех случаях, когда происходит перевод предоставленных плательщиком денежных средств с использованием электронного средства платежа. В тех же случаях, когда они возникают, необходимо говорить о возникновении также и счета электронных денежных средств, который, по нашему мнению, обладает всеми признаками банковского счета и фактически является одним из его видов <3>. ——————————— <3> См., напр.: Лощилин В. С. Правовая природа документа по учету остатка электронных денежных средств и перевода электронных денежных средств по российскому законодательству // Закон и право. 2013. N 7. С. 58.

Исходя из вышеизложенного, рассмотрим нововведения к правовому регулированию банковских счетов и расчетных отношений, которые планируется сделать в последней версии проекта изменений в соответствующие положения Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — проект изменений в ГК РФ) <4>. ——————————— <4> Проект Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» N 47538-6 // URL: http://asozd2.duma. gov. ru/work/dz. nsf/ByID/1.

Указанным документом предлагается, с одной стороны, существенно дополнить главу 45 ГК РФ «Банковский счет», введя регулирование для нескольких уже применяющихся на практике видов банковских счетов; с другой стороны — ввести в главу 46 ГК РФ «Расчеты» новый параграф 6 «Расчеты поручениями о переводе без открытия банковского счета». При этом в новой ст. 885.1 ГК РФ вводится важная для расчетов электронными денежными средствами норма о том, что расчеты поручениями о переводе могут осуществляться за счет денежных средств, предоставленных плательщиком предварительно до передачи поручений или непосредственно при их передаче. Согласно новой ст. 885.2 ГК РФ поручение о переводе исполняется банком плательщика способами, предусмотренными п. 1 ст. 865 настоящего Кодекса (т. е. теми же способами, что и платежное поручение в отношении безналичных денежных средств); одновременно с этим для переданных с использованием электронных средств платежа поручений о переводе денежных средств, которые были предоставлены плательщиком предварительно (т. е. именно для электронных денежных средств), делается исключение: они могут также быть исполнены способами, предусмотренными законом или банковскими правилами. Нетрудно заметить, что под действие норм о расчетах поручениями о переводе без открытия банковского счета подпадут разнородные общественные отношения, а именно: и отношения по поводу использования остатка электронных денежных средств, и отношения, предполагающие лишь обычный перевод денежных средств по банковскому счету или без открытия такового. Таким образом, представляется, что Закон о НПС и проект изменений в ГК РФ надлежащим образом не отражают существо отношений, возникающих во всех случаях перевода электронных денежных средств. Как правило, отношения, возникающие в силу договора об осуществлении переводов электронных денежных средств в «открытых» платежных системах, неотличимы от отношений по договору банковского счета (что, конечно же, не исключает наличия определенных особенностей в их правовом регулировании); в то же время отношения, связанные с осуществлением переводов денежных средств в «закрытых» системах («разовых» переводов), имеют существенно отличную природу. Различие этой правовой природы аналогично различию правовой природы между банковской операцией по переводу денежных средств, с одной стороны, по банковскому счету плательщика и, с другой, без открытия банковского счета. В связи с изложенным нельзя не процитировать следующее высказывание В. В. Витрянского: «…особый и самостоятельный характер расчетным правоотношениям придают прежде всего особые свойства их объекта — денежных средств, находящихся на банковском счете, выполняющих роль средства платежа. В самом деле, есть немало случаев, когда банки оказывают услуги гражданам, не имеющим банковского счета, по переводу денежных средств или принятию и оформлению различных платежей, например в адрес коммунальных служб или налоговых органов. В подобных ситуациях, несмотря на прямое участие банка в соответствующих отношениях, никаких особых расчетных правоотношений, требующих специального регулирования, не возникает, а реально существующие правоотношения представляют собой обязательства по оказанию возмездных услуг, связанных с денежным переводом» <5>. Хотя, как представляется, с утверждением автора об отсутствии возникновения при осуществлении перевода денежных средств без открытия счета расчетных правоотношений можно спорить, в данном высказывании в целом правильно подчеркивается различие между такими переводами и переводами электронных денежных средств. Оно заключается именно в том, что в последнем случае возникают электронные денежные средства как объект гражданских прав, учитываемый на соответствующем счете. При переводах без открытия банковских счетов они не возникают и не существуют. ——————————— <5> Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: В 5 кн. Книга 5: В 2 т. Т. 2. Договоры о банковском вкладе банковском счете; банковские расчеты. Конкурс. Договоры об играх и пари. М.: Статут, 2006. С. 436.

Другое существенное различие — это реальный характер договора, заключаемого при осуществлении перевода денежных средств без открытия счета. Представляется, что если договор банковского счета и договор о ведении счета электронных денежных средств являются консенсуальными (обязанности банка по открытию счета и клиента по внесению денежных средств возникают с момента достижения ими соглашения по всем существенным условиям договора), то договор об осуществлении перевода без открытия счета можно считать заключенным только с момента предоставления клиентом денежных средств для такого перевода. До этого момента у сторон не возникает и не может возникать каких-либо взаимных прав и обязанностей, а после предоставления денежных средств у банка возникает обязанность выполнить их перевод по указанным реквизитам и у клиента — право требовать такого перевода. Вместе с тем при рассмотрении вопроса о разграничении перевода электронных денежных средств со смежными понятиями возникает и другая проблема: следует ли квалифицировать как переводы электронных денежных средств или как переводы без открытия счета (и, соответственно, предоставлять право их осуществления только кредитным организациям) все случаи, когда плательщику предоставляется возможность осуществить платеж посредством электронного (программного или аппаратного) средства? Речь в данном случае идет о системах, позволяющих осуществить платеж в адрес конкретного лица с использованием банковского счета или счета электронных денежных средств через посредника, действующего в интересах получателя. Как правило, такие системы называются системами электронного биллинга, электронного эквайринга или аналогичным образом. Суть их деятельности заключается в осуществлении действий от имени какой-либо торговой организации по принятию платежей от приобретающих у такой организации товары и услуги физических лиц и процессингу данных банковских карт таких физических лиц. Следует обратить внимание на то, что такие операции не соответствуют требованиям Федерального закона от 03.06.2009 N 103-ФЗ «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами», однако, исходя из его положений, могут подпадать под предмет его регулирования. Согласно ч. 1 ст. 3 названного Федерального закона, под деятельностью по приему платежей физических лиц признается прием платежным агентом от плательщика денежных средств, направленных на исполнение денежных обязательств перед поставщиком по оплате товаров (работ, услуг). Следует отметить, что в данном определении (которое одновременно устанавливает и предмет регулирования Федерального закона) не конкретизируется, о каком виде денежных средств идет речь, из чего можно заключить, что его нормы распространяются и на описанную деятельность систем «электронного биллинга». Между тем из положений данного Федерального закона (в частности, п. 4 ч. 2 ст. 1, ч. 12 ст. 4, ст. 5 и других) следует, что платежные агенты могут принимать платежи только наличными деньгами, что означает, что системы «электронного биллинга» нарушают нормы данного Федерального закона. С другой стороны, Закон о НПС и действующее легальное определение электронных денежных средств при системном толковании с другими положениями действующего законодательства (которое объединяет переводы электронных денежных средств и переводы без открытия счета под фактически единым правовым режимом) позволяют сделать вывод, что рассматриваемые операции можно считать переводами электронных денежных средств, что означает необходимость наличия у осуществляющих их лиц соответствующей лицензии Банка России. До введения в действие Закона о НПС можно было говорить о возможности осуществления подобной деятельности на основании общегражданского договора агентирования, в котором оператор системы выступал в качестве агента поставщика и осуществлял от его имени действия, связанные с приемом платежей и обработкой данных плательщиков. В настоящее же время подобная деятельность находится в ситуации полной правовой неопределенности. Прежде всего следует обратить внимание, что данная деятельность не носит характер платежной услуги, связанной с открытием и ведением счета электронных денежных средств: в ее рамках не возникает электронных денежных средств как объекта гражданских прав по причинам, которые мы указывали выше. Все, что происходит, — это лишь принятие платежа одним лицом от имени другого лица на основании существующего между ними договора. Второй важный аспект указанной деятельности можно обнаружить в направленности воли и волеизъявления клиента при предоставлении денежных средств. В случае заключения договора банковского счета, как и договора о ведении счета электронных денежных средств, воля и волеизъявление клиента направлены именно на открытие счета, получение доступа к нему и возможности осуществлять расчеты с его помощью. Клиент на момент выражения волеизъявления вступить в договорные отношения с банком может уже знать, в чью пользу он будет совершать платежи с помощью данного счета, однако это не имеет значения для данных договорных отношений. В отличие от этого, при осуществлении перевода воля клиента заключается в намерении совершить однократный платеж (перевод денежных средств) в адрес конкретного лица, и именно в отношении этого платежа клиент совершает волеизъявление. Значение волеизъявления клиента для верной квалификации договорных отношений в подобных случаях подтверждается судебной практикой. Так, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в одном из своих Постановлений <6> квалифицировал деятельность юридического лица, осуществляющего на основании договора агентирования с оператором электронной платежной системы реализацию «титульных знаков» (электронных денежных средств), как деятельность платежного агента, осуществляющего прием платежей за услуги связи. Подобная переквалификация договорных отношений была основана на том, что гражданка, воспользовавшаяся услугами реализующего «титульные знаки» лица, не выражала волеизъявления заключить соглашение с платежной системой — организацией о регистрации на сайте в качестве пользователя «электронными деньгами» и создания электронного счета, на котором будут храниться деньги, а всего лишь производила оплату за услугу сотовой связи. ——————————— <6> Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 27.12.2010 по делу N А12-12756/2010.

В целом представляется, что в пользу различия деятельности систем «электронного биллинга» и деятельности операторов электронных денежных средств можно привести те же аргументы, что и в пользу отличия последних от переводов денежных средств без открытия счета. Разница между деятельностью систем «электронного биллинга» и переводами без открытия счета заключается в том, что операторы систем «электронного биллинга», как правило, осуществляют прием платежей от имени торговых организаций, т. е. действуют как платежные агенты, в то время как переводы без открытия счета — прерогатива кредитных организаций (за небольшими исключениями, сделанными, например, для организаций почтовой связи). Между тем, как мы указывали выше, деятельность систем «электронного биллинга» не может удовлетворять требованиям современного российского законодательства, регулирующего деятельность платежных агентов. Учитывая изложенное, мы считаем необходимым подвести указанную деятельность под действие Федерального закона «О деятельности о приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами» (исключив при этом п. 4 ч. 2 ст. 1 данного Закона), который, в свою очередь, необходимо скорректировать, чтобы, во-первых, устранить невыполнимые для осуществляющих такую деятельность лиц требования по использованию контрольно-кассовой техники и выдаче кассовых чеков клиентам и, во-вторых, четко разграничить такую деятельность с деятельностью операторов электронных денежных средств. Критериями разграничения в данном случае должны выступать, во-первых, наличие между оператором системы «электронного биллинга» агентского договора с торговыми организациями, от имени которых он принимает платежи, и, во-вторых, наличие у такого оператора специального банковского счета, аналогичного применяемому платежными агентами в соответствии с действующим Законом. Последний критерий представляется нам особенно важным, поскольку он подчеркивает, что платежный агент не осуществляет деятельности по открытию и ведению счетов, а в течение короткого времени перечисляет поступившие в его адрес средства на специальный банковский счет. Указанные корректировки, на наш взгляд, позволят лучше учитывать разницу в структуре отношений в открытых и закрытых электронных платежных системах при правоприменении, а также положительно повлияют на развитие свободной предпринимательской деятельности в данной сфере.

Список литературы

1. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: В 5 кн. Книга 5: В 2 т. Т. 2. Договоры о банковском вкладе банковском счете; банковские расчеты. Конкурс. Договоры об играх и пари. М.: Статут, 2006. С. 436. 2. Курбатов А. Я. Правосубъектность кредитных организаций: теоретические основы формирования, содержание и проблемы реализации. М.: Юриспруденция, 2010. С. 210. 3. Лощилин В. С. Правовая природа документа по учету остатка электронных денежных средств и перевода электронных денежных средств по российскому законодательству // Закон и право. 2013. N 7. С. 58. 4. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 27.12.2010 по делу N А12-12756/2010. 5. Проект Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» N 47538-6 // URL: http://asozd2.duma. gov. ru/work/dz. nsf/ByID/.

——————————————————————

Название документа «Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров, связанных с рекламой (второй квартал 2013 года)» (Карасева С. Ю.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2013) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ОКРУГОВ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С РЕКЛАМОЙ (ВТОРОЙ КВАРТАЛ 2013 ГОДА)

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 27 сентября 2013 года

С. Ю. КАРАСЕВА

1. Поскольку информация, которая может повлиять на намерение покупателя воспользоваться рекламируемым предложением, изображена таким образом, что она не воспринимается потребителями, является для них недоступной, она фактически отсутствует; отсутствие информации приводит к искажению ее смысла и вводит в заблуждение потребителей рекламы (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.07.2013 по делу N А79-12733/2012).

В УФАС поступило заявление А. о распространении ООО «Шупашкартранс-К» (рекламодатель) на щитовых рекламных конструкциях недостоверной рекламы. А. указала, что из рекламного сообщения следует, что общество за 249 руб. в месяц обеспечивает скорость выхода в сеть Интернет 25 мегабит. Однако обозначенная в рекламной информации скорость обеспечивается только в ночные и утренние часы с 01 часов до 12 часов и действует в первые три месяца, с четвертого — 399 руб. в месяц. В ходе проверки УФАС установило, что на данных рекламных конструкциях размещена информация следующего содержания: «Эзервей Интернет. Наш город — наш Интернет. 25 Мбит — 249 руб./мес. Правильный выбор. Тел. 234 — 234». Ниже мелким шрифтом размещена информация: «*Цена за первые три месяца обслуживания в сети. Начиная с четвертого месяца, ежемесячный платеж составит 499 руб./мес.». Далее следует нечитаемый текст. УФАС пришло к выводу, что часть существенной информации об условиях предоставления услуги связи по доступу в сеть Интернет (время предоставления услуги, изменение цены услуги) выполнена мелким нечитаемым шрифтом (фактически информация отсутствует), что приводит к искажению смысла рекламы и вводит в заблуждение потребителей. По результатам проверки УФАС приняло решение от 15.10.2012 о признании данной рекламы ненадлежащей, как не соответствующей ч. 7 ст. 5 ФЗ от 13.03.2006 N 38-ФЗ «О рекламе». Общество не согласилось с решением и обжаловало его в суд. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требования отказано. Заявитель считает, что суды неправильно применили Закон о рекламе, сделали выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела. По его мнению, УФАС не доказало, что размещенная обществом реклама является ненадлежащей. УФАС и суды не приняли во внимание, что с июня 2012 года всем абонентам общества, оплачивающим 249 руб. в месяц, предоставляется доступ к Интернету со скоростью не менее 25 Мбит/с. круглосуточно и цена услуг не меняется весь период действия договора. Суд руководствовался ст. ст. 3, 4, ч. ч. 3 и 7 ст. 5 Закона о рекламе, Постановлением Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 N 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона «О рекламе» и сделал вывод о несоответствии спорной рекламы требованиям законодательства о рекламе. Согласно ст. 3 Закона о рекламе реклама — это информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования; ненадлежащая реклама — реклама, не соответствующая требованиям законодательства РФ. Реклама должна быть добросовестной и достоверной. Недобросовестная и недостоверная реклама не допускаются (ч. 1 ст. 5 Закона о рекламе). В силу ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе не допускается реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования, если при этом искажается смысл информации и вводятся в заблуждение потребители рекламы. Пленум ВАС РФ в п. 28 Постановления N 58 разъяснил, что рекламодатель вправе выбрать форму, способ и средства рекламирования своего товара. Однако при этом он должен соблюдать обязательные требования, предъявляемые Законом к рекламе, в частности о включении в нее предупреждающих надписей, обязательных сведений или условий оказания услуг. Поэтому, если информация изображена таким образом, что она не воспринимается или плохо воспринимается потребителем (шрифт (кегль), цветовая гамма и тому подобное), и это обстоятельство приводит к искажению ее смысла и вводит в заблуждение потребителей рекламы, то данная информация считается отсутствующей; соответствующая реклама — ненадлежащей в силу того, что она не содержит существенной информации о рекламируемом товаре, условиях его приобретения или использования (ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе). Суды установили, что спорная реклама размещена на рекламных конструкциях, установленных вдоль проезжей части дороги. Информация об услуге связи по предоставлению доступа в сеть Интернет на скорости 25 мегабит за 249 руб. в месяц выполнена крупным шрифтом. Вместе с тем существенная для потребителя часть информации (о времени суток предоставления рекламируемой услуге на указанной скорости; об изменении стоимости услуги, начиная с четвертого месяца) выполнена мелким нечитаемым шрифтом. При размерах рекламного панно 3000 на 6000 мм текст, выполненный мелким шрифтом по нижнему краю рекламы, воспринимается только с близкого расстояния, причем не в полном объеме. Поскольку соответствующая информация, которая может повлиять на намерение покупателя воспользоваться рекламируемым предложением и необходима ему для осуществления выбора тарифного плана, изображена таким образом, что она не воспринимается потребителями, является для них недоступной, она фактически отсутствует. Отсутствие этой информации приводит к искажению смысла информации и вводит в заблуждение потребителей рекламы относительно характеристики тарифного плана сети Интернет, предоставляемого обществом. При таких обстоятельствах суды сделали правильный вывод о несоответствии рекламы ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе. Довод заявителя о том, что с июня 2012 года всем абонентам общества, оплачивающим 249 руб. в месяц, предоставляется доступ к Интернету со скоростью не менее 25 Мбит/с. круглосуточно и цена услуг не изменяется весь период действия договора, отклонен как не подтвержденный материалами дела. При рассмотрении дела о нарушении законодательства о рекламе общество такой довод не приводило. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

2. Реклама признана ненадлежащей, поскольку при ее создании допущены неоправданные сравнения в использовании зрительных образов, применении словосочетаний (выражений), которые могут быть оскорбительными по отношении к Православной Церкви и религиозным чувствам верующих христиан (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.06.2013 по делу N А11-6284/2012).

ООО «Оконный завод» с использованием наружных рекламных конструкций распространило рекламу следующего содержания: «ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! Не мой окна к Пасхе — закажи новые! КИТЕЖ, оконный завод N 1». УФАС возбудило дело по признакам нарушения ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе. Вопрос восприятия спорной рекламы и наличия признаков нарушения законодательства о рекламе УФАС вынесло на обсуждение Экспертно-консультативного совета. Члены совета единогласно признали данную рекламу ненадлежащей. О неодобрении спорной рекламы высказалась в ответе на обращение УФАС канцелярия Владимирского епархиального управления Московского патриархата. УФАС признало рекламу ненадлежащей (п. 1 решения) и решило выдать обществу предписания об устранении нарушений и передать материалы дела для возбуждения дела о правонарушении, предусмотренном ст. 14.3 КоАП РФ. ООО «Оконный завод» обратилось с заявлением о признании недействительным пункта 1 решения УФАС. Руководствуясь ст. 3, ч. ч. 1 и 6 ст. 5, ч. 6 ст. 38 Закона о рекламе, суд пришел к выводу, что реклама является ненадлежащей, поскольку содержит образы, выражения, оскорбительные по отношению к Православной Церкви и религиозным чувствам верующих, и отказал в удовлетворении требования. Апелляционный суд оставил решение без изменения. Заявитель считает, что суды неправильно применили ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе, сделали выводы, не соответствующие обстоятельствам дела. По его мнению, спорная реклама не содержит оскорбительных образов применительно к Православной Церкви и религиозным чувствам ве рующих христиан. В ней отражены необходимые сведения о характеристиках рекламируемого товара (окон). Кроме того, суды нарушили ст. ст. 64 и 82 АПК РФ, положив в основу судебных актов протокол Экспертно-консультативного совета, в состав которого не входят специалисты в области религиоведения и филологии. Под ненадлежащей рекламой понимается реклама, не соответствующая требованиям законодательства РФ (п. 4 ст. 3 Закона о рекламе). В силу ч. 6 ст. 5 Закона в рекламе не допускается использование бранных слов, непристойных и оскорбительных образов, сравнений и выражений, в том числе в отношении пола, расы, национальности, профессии, социальной категории, возраста, языка человека и гражданина, официальных государственных символов (флагов, гербов, гимнов), религиозных символов, объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, а также объектов культурного наследия, включенных в Список всемирного наследия. Ответственность за нарушение требований, установленных данной нормой, несет рекламодатель. Суды установили, что общество является рекламодателем рекламы: «ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! Не мой окна к Пасхе — закажи новые! КИТЕЖ, оконный завод N 1». Далее указаны номера телефонов, адрес общества в сети Интернет. Эта информация была размещена на рекламной конструкции (щите), распространялась с 14.03.2012 по 14.04.2012. Реклама сопровождалась изображением пасхального яйца. Содержащаяся в рекламе надпись «ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!» выполнена на старорусский, церковный манер, с применением церковнославянского шрифта и слога. Суды пришли к выводу, что данная рекламная информация не соответствует требованиям ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе. Суды правильно указали, что УФАС, признавая рекламу ненадлежащей, правомерно оценивало совокупность всех элементов зрительного воздействия рекламной информации на потребителя и восприятия им данной рекламы. Так, в рекламе использовано изображение пасхального яйца — атрибута одного из главных религиозных праздников христиан — дня поминовения Воскресения распятого на кресте Иисуса Христа. Надпись в рекламе «ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!» выполнена на старорусский, церковный манер, с применением церковнославянского шрифта и характерного сложения слова, также придающего выражению церковнославянский слог. Реклама распространена с 14.03.2012 по 14.04.2012, то есть до дня празднования Пасхи (15.04.2012). Из содержания и направленности этой рекламы не следует, что ее объектом является реклама производимой обществом продукции (реклама не содержит никаких сведений о характеристиках, качестве либо иных потребительских свойствах продукции). Напротив, внимание потребителей рекламы к продукции формируется не описанием ее свойств и качества, а использованием христианской символики; при этом она расположена на всеобщем обозрении в общественном месте, доступна для всех без исключения категорий населения, в том числе верующих христиан. Суды пришли к выводу, что обществом при создании рекламы допущены неоправданные сравнения в использовании зрительных образов, применении словосочетаний (выражений). Такие сравнения в совокупности с предметом рекламирования не связаны с христианским праздником, в связи с чем могут быть оскорбительными по отношении к Православной Церкви и религиозным чувствам верующих христиан. УФАС приняло во внимание мнение Владимирского епархиального управления, а также заключение Экспертно-консультативного совета по применению законодательства о рекламе, в состав которого входят в том числе представители СМИ, психолог, филолог. Довод общества о том, что протокол заседания совета не содержит обоснований для признания рекламы ненадлежащей, не является доказательством ее восприятия потребителями, отклонен. Суды установили, что члены совета (потребители спорной рекламы) дали оценку рекламы с учетом восприятия информации, которое характерно для ее потребителей. Данное экспертное заключение суды исследовали наряду с другими доказательствами по делу и на основании оценки всей совокупности доказательств сделали выводы о несоответствии рекламы ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

3. Суд признал незаконным решение антимонопольного органа, установив, что спорная реклама не нарушает Закона о рекламе, поскольку распространитель спорного ролика обладал информацией о рекламодателе и о наличии у него соответствующей лицензии на осуществление рекламируемых услуг по перевозке пассажиров на теплоходе (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.05.2013 N А19-14667/2012).

ООО «Медиа-Сервис» обратилось с заявлением о признании незаконным решения УФАС. Решением суда требование удовлетворено. Апелляционный суд решение оставил без изменения. 01.12.2008 между ООО «Медиа-Сервис» и ООО «Алькасар-Медиа» был заключен агентский договор, по условиям которого ООО «Алькасар-Медиа» совершает от своего имени, в интересах и за счет ООО «Медиа-Сервис» сделки по реализации услуг по размещению рекламных материалов в эфире телепрограммы «Иркутское время» (заключает рекламные договоры), в том числе спонсорской рекламы, а также совершает иные юридические и фактические действия, связанные с распространением в эфире рекламных материалов. 08.12.2009 между ООО «Алькасар Иркутск» и ООО «Криолло» заключен договор на распространение рекламных материалов, в соответствии с которым ООО «Алькасар-Иркутск» приняты обязательства по заданию ООО «Криолло» оказывать услуги по распространению, в том числе в эфире ООО «Медиа-Сервис», рекламных материалов, предоставленных ООО «Криолло» на условиях, указанных в договоре. В соответствии с условиями договора от 01.06.2011 ООО «Сервис-Центр» во взаимоотношениях с ООО «Алькасар Иркутск» и ООО «Криолло» выступило в качестве агента на изготовление и распространение рекламной информации/продукции. УФАС по Иркутской области установлено, что в телепрограмме «Иркутское время» на телеканале «ТНТ»: 07.07.2011 в 17.53, в 20.23, в 21.43, в 00.40, в 01.36; 08.07.2011 в 00.37, в 01.29; 12.07.2011 в 00.40; 13.07.2011 в 21.18, в 21.52, в 00.51; 14.07.2011 в 17.24, в 20.22, в 22.08, в 00.36; 15.07.2011 в 00.36, в 01.33; 21.07.2011 в 19.51, 22.15, 23.13, 00.37, 01.33; 22.07.2011 в 23.50, в 00.36, 01.32 был выявлен рекламный ролик продолжительностью 15 секунд следующего содержания: видеоряд, состоящий из статичной картинки, имеющей следующий текст: «Теплоход «Антей», круизы по Байкалу, пикник, рыбалка, мальчишник, девичник, игра «Мафия» на Байкале. 730 — 190″. Видеоряд сопровождается следующим закадровым аудиотекстом: «Круизный теплоход «Антей», отдохни от стрессов и серых будней. 730 — 190″. УФАС пришло к выводу, что объектом рекламирования является теплоход «Антей», а также услуги, оказываемые с использованием данного теплохода — услуги по перевозке пассажиров; возможности использования теплохода «Антей» для совершения круизов по Байкалу, проведения мальчишника, девичника, игры «Мафия», пикников, рыбалки. УФАС вынесено решение, которым данная реклама признана ненадлежащей в связи с тем, что в период ее распространения ООО «Сервис-Центр» владело и пользовалось теплоходом «Антей», оказывало услуги перевозки пассажиров данным теплоходом и в целях привлечения внимания к этим услугам выступило рекламодателем данного рекламного ролика в телепрограмме «Иркутское время» на телеканале «ТНТ» при отсутствии лицензии на осуществление рекламируемого вида деятельности, что является нарушением п. 7 ст. 7 Закона о рекламе. Суд исходил из того, что решение УФАС не соответствует закону, нарушает права и законные интересы общества. Согласно п. 7 ст. 7 Закона о рекламе не допускается реклама товаров, на производство и (или) реализацию которых требуется получение лицензий или иных специальных разрешений, в случае отсутствия таких разрешений. Из п. 7 ст. 38 Закона о рекламе следует, что рекламораспространитель несет ответственность за нарушение требований, установленных ст. 7 Закона. Теплоход «Антей» принадлежит на праве собственности Б. (свидетельство от 02.09.2009), который на основании договоров аренды транспортного средства без экипажа от 14.05.2010, от 14.04.2011 передал теплоход во временное владение и пользование ООО «Агат-Авто». В соответствии с договором от 14.04.2011 субаренды транспортного средства без экипажа ООО «Агат-Авто» передало судно ООО «Сервис-Центр» во временное владение и пользование на срок с 14.04.2011 по 11.08.2011 для перевозки пассажиров. ООО «Сервис-Центр» являлось поверенным ООО «Агат-Авто» на размещение спорного рекламного ролика, на основании договора поручения от 02.03.2011, согласно которому ООО «Сервис-Центр» приняло на себя обязательства совершать от имени и за счет ООО «Агат-Авто» следующие действия: распространение в СМИ рекламы, касающейся перевозок пассажиров теплоходом «Антей», идентификационный номер ВС-03-173, класс судна М2.0, проект N РМ-376, год и место постройки: 1984 год, п/я Г-4306. Условиями договора предусмотрено право ООО «Сервис-Центр» в целях исполнения поручения заключать соответствующие рекламные договоры с третьими лицами. ООО «Сервис-Центр» в соответствии с договором поручения передало ООО «Криолло» текст спорного рекламного ролика, утвержденный ООО «Агат-Авто», а также проинформировало ООО «Криолло» о том, что в рамках заключенного договора от 01.06.2011 выступает поверенным от ООО «Агат-Авто» и предоставило лицензию, выданную ООО «Агат-Авто» на право осуществления перевозок внутренним водным транспортом, от 14.09.2006. На момент распространения с 07.07.2011 по 22.07.2011 в эфире телепрограммы «Иркутское время» на телеканале «ТНТ» рекламного ролика о теплоходе «Антей» судно находилось во временном владении и пользовании ООО «Сервис-Центр», в связи с чем рекламодателем ролика является ООО «Сервис-Центр». Суд пришел к выводу, что ни статистическая картинка, ни аудиотекст не содержат информации о том, что реклама теплохода «Антей» и перевозка пассажиров посредством теплохода оказываются именно ООО «Сервис-Центр». Содержание ролика не направлено на привлечение внимания к ООО «Сервис-Центр» и каким-либо услугам, оказываемым обществом с использованием данного теплохода. Рекламодателем рекламы теплохода «Антей» и оказываемых посредством теплохода услугам по перевозке является ООО «Агат-Авто», которое в период распространения рекламы обладало действующей лицензией на право перевозки внутренним водным транспортом. При этом ООО «Агат-Авто» само определило объект рекламирования и согласовало содержание рекламы, действуя через своего поверенного ООО «Сервис-Центр» в рамках договора поручения. Рекламный видеоролик акцентирует внимание потребителей к объекту рекламирования — теплоходу «Антей», а не рекламирует деятельность ООО «Сервис-Центр» по перевозке пассажиров при отсутствии лицензии. Выводы суда о том, что спорная реклама не нарушает ч. 7 ст. 7 Закона о рекламе, поскольку, распространяя спорный ролик, ООО «Медиа-Сервис» обладало информацией о рекламодателе — ООО «Агат-Авто» и о наличии у него соответствующей лицензии на осуществление рекламируемых услуг по перевозке пассажиров на теплоходе «Антей», является обоснованным. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

4. Размещение наименования (коммерческого обозначения) организации в месте ее нахождения, а также иной информации для потребителей непосредственно в месте реализации товара, оказания услуг (например, информации о режиме работы, реализуемом товаре) не является рекламой, поскольку размещение такой информации в данном месте не преследует целей, связанных с рекламой (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 10.06.2013 N Ф03-2065/2013).

Городская администрация обратилась с иском об обязании ООО «Мастер — стальные двери» демонтировать рекламную конструкцию — щит в проеме окна в здании с рекламной информацией, а также отдельно стоящую рекламную конструкцию, а в случае неисполнения данного требования — представить истцу право демонтировать рекламные конструкции за счет ответчика. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в иске отказано. Управлением регулирования рекламной деятельности проведено обследование рекламных конструкций, по результатам которого составлены акты от 21.05.2012, которыми установлено, что ООО «Мастер — стальные двери» размещены рекламные конструкции: щит в окне с информацией «Стальные двери. Мастер. Промышленное потолочное производство. Сделано в России. Семейная 14850 руб. Вход»; отдельно стоящая с информацией «Стальные двери. Вход». Данная информация является рекламной; наличие разрешительной документации отсутствует. Предписаниями от 21.05.2012 администрацией ООО «Мастер — стальные двери» предложено произвести демонтаж конструкций. Администрация ссылается на невыполнение предписания и считает, что содержащаяся на конструкциях информация является рекламной, установлена в нарушение Закона о рекламе, муниципального правового акта г. Владивостока от 24.09.2007 «Положение о выдаче разрешения на установку рекламной конструкции и предоставлении рекламного места на территории г. Владивостока» — без разрешения на ее установку. Согласно ч. ч. 9 и 10 ст. 19 Закона о рекламе установка рекламной конструкции допускается при наличии разрешения на ее установку, выданного органом местного самоуправления муниципального района или органом местного самоуправления городского округа, на территориях которых предполагается осуществить установку рекламной конструкции. При отсутствии такого разрешения установка является самовольной. Установлено, что в проеме окна здания ООО «Мастер — стальные двери» размещены: щит с информацией «Стальные двери. Мастер. Стальные двери. Вход» (ранее при проверке щит имел информацию «Стальные двери. Мастер. Промышленное потолочное производство. Сделано в России. Семейная 14850 руб. Вход»), а также отдельно стоящая конструкция в районе здания с информацией «Стальные двери. Вход». Эти конструкции (щит и отдельно стоящая) размещены в отсутствие разрешений на установку, порядок получения которых предусмотрен Положением от 24.09.2007. В пунктах 2, 5 ч. 2 ст. 2 Закона о рекламе предусмотрено, что действие этого Закона не распространяется на информацию, раскрытие или распространение либо доведение до потребителя которой является обязательным в соответствии с федеральным законом, а также на вывески и указатели, не содержащие сведений рекламного характера. Согласно разъяснениям п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 N 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами ФЗ «О рекламе» не следует рассматривать в качестве рекламы и размещение наименования (коммерческого обозначения) организации в месте ее нахождения, а также иной информации для потребителей непосредственно в месте реализации товара, оказания услуг (например, информации о режиме работы, реализуемом товаре), поскольку размещение такой информации в указанном месте не преследует целей, связанных с рекламой. Суд пришел к выводу, что информация не отвечает требованиям, предъявляемым Законом к рекламе, поэтому не может быть квалифицирована как реклама. Суды признали, что в силу ст. 9 Закона РФ «О защите прав потребителей» спорные конструкции представляют собой вывески с информацией, обязательной к размещению и содержащей сведения о юридическом лице, его местонахождении, с обозначением входа, которая получения специального разрешения для установки не требует. В связи с этим сделали вывод об отсутствии правовых оснований для их демонтажа согласно ст. 19 Закона о рекламе. Доводы истца относительно информации «Стальные двери. Мастер. Промышленное потолочное производство. Сделано в России. Семейная 14850 руб. Вход» отклонены, поскольку она после проведенной проверки изменена на информацию «Стальные двери. Мастер. Стальные двери. Вход». ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

5. Суд признал правомерным решение антимонопольного органа, поскольку банк разместил рекламу на опоре городского освещения, которая в проверяемый период являлась также и опорой размещения временных знаков дорожного движения (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.06.2013 по делу N А67-5890/2012).

ОАО «Банк Москвы» обратилось с заявлением о признании незаконным решения УФАС. Решением суда в удовлетворении требования отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Согласно ч. 3 ст. 19 Закона о рекламе распространение рекламы на знаке дорожного движения, его опоре или любом ином приспособлении, предназначенном для регулирования дорожного движения, не допускается. В соответствии с ч. 1 ст. 28 Закона о рекламе реклама банковских и иных финансовых услуг должна содержать наименование юридического лица. По результатам проверки УФАС составлен акт осмотра наружной рекламы от 20.04.2012 и вынесено решение от 25.07.2012, согласно которому признана ненадлежащей реклама ОАО «Банк Москвы» следующего содержания: «Банк Москвы. Обслуживание организаций и частных лиц. Пр. Комсомольский», направленная на привлечение внимания к банку, распространенная в период с 22.12.2011 по 20.04.2012 на опоре знаков дорожного движения с нарушением требований ч. 3 ст. 19 и ч. 1 ст. 28 Закона о рекламе. Банком заключены договоры с МП «Томскгорсвет», УМП «Томскгорсвет», ООО «Горсети», согласно которым Банк размещает на опорах наружного освещения световые рекламно-информационные конструкции. Комитетом по информационной политике администрации г. Томска 21.02.2007 выданы разрешения банку на установку рекламной конструкции по адресу: г. Томск, ул. Нахимова, 8/1. Содержание рекламы: «Банк Москвы. Кредиты населению». При этом банком размещена напротив строения 8/1 по ул. Нахимова на опоре наружного освещения рекламная конструкция со следующим содержанием: «Банк Москвы. Обслуживание организаций и частных лиц. Пр. Комсомольский». Согласно справкам специализированного монтажно-эксплуатационного учреждения УВД знаки дорожного движения по адресу ул. Нахимова, 8/1, временно размещены на опоре освещения 22.12.2011, демонтированы 23.04.2012, в соответствии с техническим заданиями Управления ГИБДД. Распространение рекламы в месте, где были размещены временные дорожные знаки, происходило с 22.12.2011 по 20.04.2012 (день проверки). Банк осуществлял распространение рекламы на опоре городского освещения, которая в проверяемый период являлась также и опорой размещения временных знаков дорожного движения. Доводы о том, что банк не распространял рекламу, а разместил лишь сведения, носящие информационный характер о деятельности банка и месте нахождения его офиса, которые не относятся к рекламе, отклонены. Согласно п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами ФЗ «О рекламе», п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.12.1998 N 37 информация, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке, является рекламой и должна в связи с этим отвечать требованиям, предъявляемым Законом о рекламе. При этом суды установили, что расположенная по адресу ул. Нахимова, 8/1 конструкция «Банк Москвы. Обслуживание организаций и частных лиц. Пр. Комсомольский» не располагалась в непосредственной близости от места осуществления деятельности Банка (местом нахождения офиса Банка Москвы является г. Томск, пр-т Комсомольский, 70) и была призвана вызвать у потребителя заинтересованность к определенной сфере деятельности, осуществляемой данной организацией. Исходя из ст. 3 Закона о рекламе, суды пришли к выводу, что спорная конструкция не является информационно-справочной и предназначена для поддержания и формирования интереса неопределенного круга лиц к юридическому лицу и его деятельности, ее размещение не является обязательным для заявителя в силу закона и направлено на привлечение внимания к банку, поддержание интереса потребителей к реализуемым в данном месте услугам, что является основанием для ее квалификации как рекламы. Довод о том, что конструкция расположена недалеко от банкомата Банка Москвы, отклонен как не свидетельствующий о незаконности решения УФАС, поскольку данная конструкция не содержит никаких сведений о банкомате. Суды указали, что данная конструкция является рекламной, поскольку содержит информацию, явно ассоциирующуюся у потребителя с банком и видом его деятельности, а именно: фирменное наименование Банка Москвы, адресация неопределенному кругу лиц и привлечение внимания к деятельности банка. Суды, не принимая довод заявителя о том, что наружная реклама размещена на основании разрешения, выданного в 2001 году, учитывали, что срок действия разрешения истек 01.02.2012, следовательно, продолжительный период времени реклама размещалась не только на одной опоре со знаками дорожного движения в нарушение ч. 3 ст. 19 Закона о рекламе, но и незаконно после истечения срока действия разрешения в нарушение ч. 10 ст. 19 Закона о рекламе, что также отражено в решении УФАС. Довод о том, что на момент размещения средств наружной рекламы на опоре отсутствовали знаки дорожного движения, а знаки были установлены третьим лицом позднее без согласования с банком, признаны несостоятельными по указанным выше основаниям, а также в связи с тем, что выявленное правонарушение является длящимся и не охватывается только действием по установке рекламной конструкции, а длится (совершается) во времени весь период нахождения рекламы на опоре знака дорожного движения. Суды указали, что, осуществляя регулярное обслуживание рекламной конструкции, банк должен был соблюдать требования закона, в том числе ч. 3 ст. 19 Закона о рекламе. Относительно довода банка об отсутствии объективной стороны правонарушения, предусмотренного ст. 14.38 КоАП РФ, суды указали, что предметом рассмотрения данного дела является признание незаконным решения УФАС о нарушении ст. ст. 19, 28 Закона о рекламе, а не привлечение банка к административной ответственности. При этом банком фактически не оспариваются выводы УФАС о нарушении ст. 28 Закона о рекламе в части отсутствия в рекламе банковских услуг наименования юридического лица. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

6. Суд признал недействительными решение и предписание антимонопольного органа, поскольку объектом рекламирования выступали не услуги такси, а операторские услуги, для осуществления которых получение специального разрешения либо лицензии не требуется (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.06.2013 по делу N А27-16307/2012).

УФАС вынесено решение, в соответствии с которым реклама предпринимателя Б. следующего содержания: «Служба заказа такси Maxim. 40-00-00. Приглашаем водителей с личным автомобилем» признана ненадлежащей в связи с нарушением п. 2 ч. 3 ст. 5, ч. 7 ст. 7 Закона о рекламе. На основании решения вынесено предписание о прекращении нарушений законодательства РФ о рекламе, в соответствии с которым Б. предписано прекратить размещение рекламы на рекламных конструкциях, а также иными способами (СМИ, подъезды жилых домов и т. д.) с указанием не соответствующих сведений о заказе такси, а также с указанием услуг по перевозке пассажиров и багажа легковым такси без соответствующего разрешения. Б. обратился с заявлением о признании решения и предписания недействительными. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, требования удовлетворены. Суды исходили из отсутствия доказательств, подтверждающих, что спорная реклама является недостоверной и ненадлежащей. Согласно п. 2 ч. 3 ст. 5 Закона о рекламе недостоверной признается реклама, которая содержит не соответствующие действительности сведения о любых характеристиках товара, в том числе о его природе, составе, способе и дате изготовления, назначении, потребительских свойствах, об условиях применения товара, о месте его происхождения, наличии сертификата соответствия или декларации о соответствии, знаков соответствия и знаков обращения на рынке, сроках службы, сроках годности товара. Основанием для принятия решения и предписания послужили следующие обстоятельства: реклама с текстом «Служба заказа такси Maxim. 40-00-00» воспринимается потребителями как служба, позвонив в которую каждый имеет возможность заказать именно такси. При этом при заказе такси через «службу заказа такси Maxim» на заказ приезжает автомобиль, не соответствующий требованиям Правил перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, утвержденных Постановлением Правительства РФ 14.02.2009 N 112. Это свидетельствует о том, что в данной рекламе содержатся сведения, не соответствующие действительности. Между тем судами установлено, что Б. на основании свидетельства о регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя и разрешения на осуществление деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковым такси, выданного Департаментом транспорта и связи Кемеровской области, осуществляется деятельность по перевозке пассажиров и багажа легковым такси. В целях получения операторского обслуживания Б. заключен договор на оказание информационных услуг с ООО «Максим», осуществляющим свою деятельность под маркой «Служба заказа такси Maxim». Материалами дела подтверждается, что ООО «Максим» не осуществляет деятельность по перевозке пассажиров легковым такси, а предоставляет исключительно операторские услуги, то есть принимает заявки на перевозки, формирует из них электронную базу данных и предоставляет посредством сети Интернет перевозчикам доступ к базе данных. Спорная реклама размещена на территории г. Кемерово на основании договора на размещение информации от 27.02.2012, заключенного между Б. (заказчик) и ИП Д. (исполнитель), согласно которому исполнитель брал на себя обязанности по размещению информации заказчика на информационных стендах в подъездах жилых домов; договоров от 29.02.2012 и от 28.03.2012, заключенных между Б. (заказчик) и ООО «МАРКЕТ» (агентство), согласно которому агентство брало на себя обязательства по производству аудиорекламы (изготовление, редактирование аудиороликов) и распространению аудиорекламы в сети трансляции агентства; договора на осуществление рекламных услуг от 29.02.2012, заключенного между ООО «Оранжевый салон Кемерово» (исполнитель) и Б. (заказчик), согласно которому исполнитель принимает на себя обязательства по размещению рекламных материалов заказчика на стендах; договора на предоставление рекламных услуг от 12.04.2012, заключенного между ООО «Продюсерский центр Продвижение-Кемерово» (исполнитель) и Б. (заказчик), согласно которому исполнитель брал на себя обязательства по изготовлению, тиражированию и размещению рекламно-информационных материалов на стендах в кабинах лифтов жилых домов; договора на оказание услуг по изготовлению и/или распространению рекламы от 22.02.2012, заключенного между ООО «Радио-Реклама» (исполнитель) и Б. (заказчик), по которому исполнитель брал на себя обязательства по изготовлению и/или размещению рекламы заказчика в СМИ. Данная реклама не содержит в себе каких-либо характеристик рекламируемых услуг, поэтому не может быть признана недостоверной. Кроме того, оспариваемое решение УФАС устанавливает, что реклама Б. содержит признаки ненадлежащей рекламы, как рекламы товаров, на производство и (или) реализацию которых требуется получение лицензий или иных специальных разрешений, в случае отсутствия таких разрешений, в частности в нем указано, что в рекламе Б. указываются услуги для провоза пассажиров и багажа легковым такси без соответствующего разрешения. Согласно решению УФАС по информации, представленной Департаментом транспорта и связи, водители, приезжающие на заказ через «службу заказа такси Maxim», не проходят обязательных предрейсовых медицинских осмотров, транспортное средство, на котором осуществляется перевозка пассажиров, не проходит обязательный предрейсовый технический осмотр. Согласно ч. 7 ст. 7 Закона о рекламе не допускается реклама товаров, на производство и (или) реализацию которых требуется получение лицензий или иных специальных разрешений, в случае отсутствия таких разрешений. Суды пришли к выводу, что объектом рекламирования выступает не «Такси Maxim», а именно «служба заказа такси Maxim», то есть не услуги такси, а именно операторские услуги, для осуществления которых получение специального разрешения либо лицензии не требуется. Судами также установлено, что Б. представил УФАС разрешение на осуществление деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковым такси. Доказательств, свидетельствующих о совершении правонарушений в сфере перевозок, в материалы дела не представлено. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

7. Суд признал незаконным отказ антимонопольного органа в возбуждении дела, установив, что в рекламе кирпичных домов была указана информация только об одном виде кирпича, хотя при строительстве домов используется также облицовочный кирпич, изготавливаемый другой организацией (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.06.2013 по делу N А70-6278/2012).

ООО «Инвест-силикат-стройсервис» обратилось с заявлением о признании недействительным решения УФАС об отказе в возбуждении дела. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, требование удовлетворено. 10.02.2012 общество обратилось в УФАС с заявлением, в котором указало, что в журнале «Квартирный вопрос» от 26.09.2011 N 38/742 (пятый разворот журнала) размещена реклама с использованием в нижней части первой страницы разворота фирменной символики ЗАО «ВЗКСМ» и фразы: «Дома возведены из экологически чистого и теплого керамического кирпича ЗАО «ВЗКСМ». В домах из нашего кирпича живут здоровые поколения». Однако при строительстве указанных на развороте домов жилых комплексов «На Ямской», «Таврический», «Московский», «Восточный-2» застройщик (ОАО «Сибстройсервис») использовал для облицовки силикатный кирпич производства ООО «Инвест-силикат-стройсервис». Поскольку объем облицовочного кирпича при возведении дома составляет практически 1/5 всего объема кирпича и именно силикатный кирпич непосредственно виден и воспринимается потребителем при внешнем осмотре данных домов, ООО «Инвест-силикат-стройсервис» считает, что размещенная реклама является недостоверной. УФАС была осуществлена проверка фактов, изложенных в заявлении. По результатам принято решение об отказе в возбуждении дела от 16.04.2012. Суды исходили из того, что при облицовке рекламируемых объектов недвижимости ОАО «Сибстройсервис» использовало силикатный кирпич, произведенный ООО «Инвест-силикат-стройсервис». Однако в спорной рекламе отсутствует информация о силикатном кирпиче и о том, что его производителем является ООО «Инвест-силикат-стройсервис». Согласно ч. 1 ст. 5 Закона о рекламе реклама должна быть добросовестной и достоверной. Недобросовестная реклама и недостоверная реклама не допускаются. В силу п. п. 2, 20 ч. 3 ст. 5 Закона о рекламе недостоверной признается реклама, которая содержит не соответствующие действительности сведения: о любых характеристиках товара, в том числе о его природе, составе, способе и дате изготовления, назначении, потребительских свойствах, об условиях применения товара, о месте его происхождения, наличии сертификата соответствия или декларации о соответствии, знаков соответствия и знаков обращения на рынке, сроках службы, сроках годности товара; об изготовителе или о продавце рекламируемого товара. В спорном рекламном макете упоминается фраза «Дома возведены из экологически чистого и теплого керамического кирпича ЗАО «ВЗКСМ», а информация об использовании при строительстве объектов силикатного кирпича, произведенного ООО «Инвест-силикат-стройсервис», отсутствует. Судами установлено, что, поскольку именно силикатный кирпич непосредственно виден и воспринимается потенциальными покупателями при внешнем осмотре данных домов, содержащееся в рекламе утверждение о том, что дома возведены исключительно из керамического кирпича, вводит в заблуждение потребителей предлагаемого к продаже товара. Довод УФАС о том, что объем используемого силикатного кирпича составляет не более 17% от общего объема кирпичной кладки, отклонен, так как в данном случае имеет значение сам факт использования при строительстве двух видов кирпича: керамического и силикатного, а также факт указания в рекламном объявлении только одного вида. При этом то обстоятельство, на каком этапе строительства используется облицовочный силикатный кирпич, не имеет значения, поскольку важен сам факт его использования при возведении объекта капитального строительства. Суды пришли к выводу, что в данной ситуации происходит искажение смысла рекламной информации на основе предоставления неверных сведений и неполного информирования потребителей, что ведет к нарушению их права на получение достоверной и полной информации об объекте рекламирования с целью обеспечения возможности осознанного и правильного выбора товара. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

8. Суд признал правомерным привлечение к административной ответственности, установив факт недобросовестной конкуренции путем введения в заблуждение в отношении потребительских свойств и качества товара (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24.04.2013 по делу N А70-8081/2011).

ООО «РосМасло» обратилось с заявлением о признании незаконным и отмене постановления УФАС о привлечении к административной ответственности. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требования отказано. Решением комиссии УФАС от 08.07.2011 ООО «РосМасло» было признано нарушившим п. 2 ч. 1 ст. 14 ФЗ от 26.07.2006 N 135 «О защите конкуренции» недобросовестной конкуренцией путем введения в заблуждение в отношении потребительских свойств и качества товара. УФАС установлено, что по результатам исследований следующие образцы: масло сливочное «Крестьянское» несоленое сорт высший (маркировка 12.05.2010), масло сладко-сливочное «Крестьянское» несоленое с м. д. ж. 72,5% сорт высший ГОСТ Р 52969-2008 (дата выработки 23.06.2010), масло сливочное «Крестьянское» несоленое с м. д. ж. 72,5% сорт высший ГОСТ Р 52969-2008 (дата выработки 10.06.2010), расфасованные ООО «РосМасло» и реализованные в магазинах «Пчелка», «Лента», на рынке «Пригородный», а также масло сливочное крестьянское «Из Тюмени» (дата фасовки 11.12.2010), изготовленное по заказу ООО «РосМасло», реализованное в магазине «Монетка», — не соответствуют требованиям ГОСТ Р 52969-2008 по содержанию жировой фазы, а по своим органолептическим показателям соответствуют ГОСТ Р 52100-2003, то есть фактически являются спредами (протоколы испытаний от 08.06.2010 N 485, от 24.12.2010 N 1095, 1096, подготовленные Испытательной аналитической лабораторией Некоммерческого партнерства «Тюменский независимый сертификационно-испытательный центр», протоколы испытаний от 30.06.2010 N 678, 679, подготовленные Испытательной лабораторией общества с ограниченной ответственностью «Уральский центр сертификации и испытаний «Уралсертификат»). Вступившим в законную силу решением арбитражного суда от 18.10.2011, оставленным без изменения апелляционной и кассационной инстанциями, данное решение УФАС признано законным и обоснованным. В отношении ООО «РосМасло» по выявленному факту недобросовестной конкуренции 12.07.2011 составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 14.33 КоАП РФ. УФАС вынесено оспариваемое постановление о привлечении ООО «РосМасло» к ответственности в виде штрафа в размере 200000 руб. В соответствии с ч. 1 ст. 14.33 КоАП РФ недобросовестная конкуренция, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, за исключением случаев, предусмотренных ст. 14.3 КоАП РФ и ч. 2 данной статьи, влечет наложение штрафа на должностных лиц в размере от 12000 до 20000 руб.; на юридических лиц — от 100000 до 500000 руб. Частью 1 ст. 14 Закона N 135-ФЗ установлен запрет на недобросовестную конкуренцию, в том числе введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества, количества товара. Согласно ч. 2 ст. 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Решение суда от 18.10.2011 имеет преюдициальное значение при рассмотрении данного дела. Протокол и оспариваемое постановление составлены УФАС в рамках полномочий, предоставленных ему ч. 1 ст. 28.3 и 23.48 КоАП РФ, с соблюдением срока давности привлечения к ответственности, предусмотренного ст. 4.5 КоАП РФ. Довод заявителя о том, что протокол по делу об административном правонарушении от 12.07.2011 составлен УФАС до вступления в силу решения комиссии от 08.07.2011, отклонен. Согласно п. 10.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 N 30 (в редакции от 14.10.2010 N 52) «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» в соответствии с ч. 1.2 ст. 28.1 КоАП РФ поводом к возбуждению дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. ст. 14.9, 14.31, 14.31.1 — 14.33 КоАП РФ, является вступление в силу решения комиссии антимонопольного органа, которым установлен факт нарушения антимонопольного законодательства РФ. При этом закон не устанавливает, что датой вступления в силу решения антимонопольного органа является иная дата, чем дата принятия этого решения (дата его изготовления в полном объеме). С момента изготовления решения антимонопольного органа в полном объеме он вправе возбудить дело о правонарушении независимо от того, обжаловано ли соответствующее решение в судебном порядке (ст. 52 Закона N 135-ФЗ). С этой же даты на основании ч. 6 ст. 4.5 КоАП РФ исчисляется срок давности привлечения к ответственности за правонарушения, предусмотренные данными статьями. Само по себе нарушение срока составления протокола не является основанием, исключающим производство по делу об административном правонарушении, поскольку срок, установленный для составления протокола, не является пресекательным. Довод о том, что на момент составления протокола отсутствовали основания для привлечения к ответственности, также является необоснованным, поскольку ООО «РосМасло» не были приняты все зависящие от него меры по соблюдению правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность (ст. 2.1 КоАП РФ). ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

9. Суд признал правомерным привлечение к ответственности по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ, поскольку в спорном буклете торгового центра не указано на ограниченное количество акционного товара; отсутствует информация о том, что не получившие акционный товар лица могут получить его, оформив заявку в торговом центре либо на официальном сайте (Постановление ФАС Московского округа от 24.06.2013 по делу N А40-159085/12-153-1641).

ООО «МЕТРО Кэш энд Керри» обратилось с заявлением о признании незаконным постановления УФАС о привлечении к ответственности по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требования отказано. В период с октября 2011 года по март 2012 года в торговом центре «METRO», расположенном по адресу: г. Ульяновск, ул. Урицкого, д. 100Д, распространялись буклеты «METRO-ПОЛИЯ Сезон второй» с информацией о проведении акции «METRO-ПОЛИЯ». Согласно условиям акции за собранные в торговом центре «METRO» в период с 20.10.2011 по 25.03.2012 наклейки «METRO-ПОЛИСЫ» (одна наклейка за каждые 500 руб. оплаченных покупок) можно было приобрести акционный товар (столовые наборы Zwilling Nova) со скидкой, размер которой зависит от количества собранных наклеек. Правила акции опубликованы на официальном сайте ООО «МЕТРО Кэш энд Керри» www. metro-cc. ru, в рекламном журнале «METRO. Дело в доверии», N 04 (08). 12.04.2012 в УФАС поступило обращение клиента общества, указывающее на то, что в начале марта 2012 года ему было отказано в приобретении столовых наборов Zwilling Nova на условиях, изложенных в буклете «METRO-ПОЛИЯ Сезон второй» в связи с отсутствием в торговом центре данного товара, при том, что в соответствии с размещенной в буклете информацией акционный товар должен находиться в свободном доступе в торговом зале. Решением УФАС от 11.09.2012 реклама акции «METRO-ПОЛИЯ», распространенная в виде буклетов «METRO-ПОЛИЯ Сезон второй» в торговом центре «METRO» по адресу: г. Ульяновск, ул. Урицкого, д. 100Д, признана ненадлежащей, поскольку в ней нарушены п. 3 ч. 3 и ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе. По факту нарушения 26.10.2012 УФАС составило протокол об административном правонарушении, на основании которого 09.11.2012 вынесло постановление о привлечении ООО «МЕТРО Кэш энд Керри» к ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ, в виде штрафа в размере 200000 руб. В соответствии с п. п. 1, 2 ст. 3 Закона о рекламе рекламой признается информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке. Объектом рекламирования являются товар, средства индивидуализации юридического лица и (или) товара, изготовитель или продавец товара, результаты интеллектуальной деятельности либо мероприятие (в том числе спортивное соревнование, концерт, конкурс, фестиваль, основанные на риске игры, пари), на привлечение внимания к которым направлена реклама. Согласно п. 3 ч. 3 ст. 5 Закона о рекламе недостоверной признается реклама, которая содержит не соответствующие действительности сведения об ассортименте и о комплектации товаров, а также о возможности их приобретения в определенном месте или в течение определенного срока. В соответствии с ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе не допускается реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования, если при этом искажается смысл информации и вводятся в заблуждение потребители рекламы. Пунктом 4 ст. 3 Закона о рекламе определено, что реклама, не соответствующая требованиям законодательства РФ, является ненадлежащей. Согласно ч. 6 ст. 38 Закона о рекламе ответственность за нарушение требований, установленных ч. ч. 3, 7 ст. 5 Закона, несет рекламодатель. Рекламодателем является изготовитель или продавец товара либо иное определившее объект рекламирования и (или) содержание рекламы лицо (п. п. 5, 7 ст. 3 Закона о рекламе). В соответствии с ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ административным правонарушением, влекущим применение административного наказания, признается нарушение рекламодателем, рекламопроизводителем или рекламораспространителем законодательства о рекламе, за исключением случаев, предусмотренных ч. ч. 2 — 4 данной статьи, ст. ст. 14.37, 14.38, 19.31 КоАП РФ. Суды установили, что в спорном буклете не указано на ограниченное количество акционного товара; отсутствует информация о том, что не получившие акционный товар лица могут получить его, оформив заявку в торговом центре «МЕТРО» либо на официальном сайте ООО «МЕТРО Кэш энд Керри». Суды обсудили ссылку общества на то, что размещенная в буклетах информация не является рекламой, поскольку адресована определенному кругу лиц — имеющим карточку клиента юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, заключившим договор поставки и приобретающим товары исключительно для целей последующей перепродажи и/или профессионального использования, и отклонили как неосновательную, поскольку из экземпляров буклета «METRO-ПОЛИЯ Сезон второй» не следует, что они адресованы каким-либо определенным лицам. Суды пришли к выводу, что буклет «METRO-ПОЛИЯ Сезон второй» адресован неопределенному кругу лиц, направлен на привлечение внимания к объекту рекламирования (акции), формирование и поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке, то есть отвечает всем признакам рекламы, в связи с чем признали доказанным факт совершения правонарушения. Суды проверили порядок и срок давности назначения административного наказания и посчитали их соблюденными. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

10. Суд признал законными решение и предписание антимонопольного органа, поскольку в рекламе услуг банка по предоставлению кредита необходимые сведения о кредите не были доведены до потребителей рекламы надлежащим образом (Постановление ФАС Московского округа от 23.05.2013 по делу N А40-122589/12-21-1173).

В ФАС России от П. поступило обращение с претензией к рекламе ОАО «Россельхозбанк» по предоставлению кредита по ставке 9,9%. Рассмотрев поступившую информацию, ФАС России установил, что в марте — мае 2012 в эфире телеканала «РОССИЯ 1» осуществлялось распространение рекламы услуг банка по предоставлению кредита по ставке 9,9%. Рекламный ролик завершается постером с условиями кредитования по ставке 9,9%, который демонстрируется на экране в течение короткого времени и выполнен мелким, нечитаемым шрифтом. В ходе проверки антимонопольный орган 06.07.2012 принял решение, которым признал рекламу банка не соответствующей ч. 7 ст. 5, ч. ч. 2 и 3 ст. 28 Закона о рекламе. Банку также было выдано предписание о прекращении нарушения законодательства РФ о рекламе. Банк обратился с требованием о признании решения и предписания незаконными. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требований отказано. Пунктом 2 ч. 3 ст. 5 Закона о рекламе установлено, что реклама, содержащая не соответствующие действительности сведения о любых характеристиках товара, в том числе о его природе, составе, способе и дате изготовления, назначении, потребительских свойствах, об условиях применения товара, о месте его происхождения, наличии сертификата соответствия или декларации о соответствии, знаков соответствия и знаков обращения на рынке, сроках службы, сроках годности товара, признается недостоверной. Частью 7 данной статьи предусмотрено, что реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования, если при этом искажается смысл информации и вводятся в заблуждение потребители рекламы, не допускается. К рекламе в сфере банковских услуг при их распространении Закон предъявляет определенные требования. Так, п. 2 ч. 2 ст. 28 Закона о рекламе предусмотрено, что реклама банковских, страховых и иных финансовых услуг не должна умалчивать об иных условиях оказания соответствующих услуг, влияющих на сумму доходов, которые получат воспользовавшиеся услугами лица, или на сумму расходов, которую понесут воспользовавшиеся услугами лица, если в рекламе сообщается хотя бы одно из таких условий. В ч. 3 ст. 28 Закона указано, что если реклама услуг, связанных с предоставлением кредита, пользованием им и погашением кредита, содержит хотя бы одно условие, влияющее на его стоимость, такая реклама должна содержать все остальные условия, определяющие фактическую стоимость кредита для заемщика и влияющие на нее. К условиям, определяющим стоимость кредита для заемщика, относятся сумма кредита, срок кредитного договора, процентная ставка, единовременные и периодически взимаемые платежи, а также иные условия, если их включение в кредитный договор может повлиять на сумму денежных средств, которую заемщик должен выплатить кредитору по кредитному договору. Вся необходимая и требуемая по закону информация должна доводиться непосредственно в рекламе с тем, чтобы обеспечить возможность потребителю с ней ознакомиться, так как она может существенно повлиять на его выбор. В распространенной банком рекламе кредита выделено крупным шрифтом наиболее привлекательное для потребителей условие — процентная ставка 9,9% годовых. В то же время иные условия данного кредита, играющие существенную роль для потребителя с целью определения конечной стоимости кредита, присутствовали в рекламе формально, так как хотя такая информация и имелась, она не могла быть воспринята конечным потребителем. Суды пришли к выводу, что необходимые сведения о кредите не были доведены до потребителей рекламы надлежащим образом, что является нарушением действующего законодательства. Довод подателя жалобы о том, что банк Постановлением УФАС от 22.05.2012 привлечен к ответственности по ст. 14.3 КоАП РФ за те же самые нарушения законодательства о рекламе, отклонен, поскольку в данной ситуации банк обжалует решение антимонопольного органа о нарушении Закона о рекламе. Постановление о привлечении к административной ответственности в рамках настоящего дела не рассматривается. Кроме того, обжалование ненормативного правового акта государственного органа и оспаривание постановления о привлечении к административной ответственности имеют два независимых друг от друга предмета спора. Довод банка о том, что распространение одной и той же рекламы разными способами в разных частях страны не свидетельствует о совершенных самостоятельных нарушениях требований действующего законодательства, не может быть признан обоснованным, поскольку такие нарушения устанавливаются в каждом конкретном случае самостоятельно. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

11. Суд признал правомерным отказ в заключении договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, поскольку места их размещения находятся в очагах повышенной аварийности, а средства наружной рекламы (рекламные конструкции) не должны быть размещены на аварийно-опасных участках дорог и улиц (Постановление ФАС Московского округа от 25.04.2013 по делу N А41-25490/12).

ЗАО «XXI век-ТВ» обратилось с заявлением к администрации муниципального района о признании незаконными решения об отказе в заключении договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, бездействие по несогласованию листа согласований с уполномоченными органами, необходимого для заключения договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций с победителем конкурса на право заключения договоров на установку рекламных конструкций. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требований отказано. 14.12.2009 администрацией проведен конкурс на право заключения договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции на территории Красногорского муниципального района. ЗАО «XXI век-ТВ» объявлено победителем конкурса на право размещения рекламных конструкций (формата 3 x 6) по следующим адресам в городе Красногорске: Волоколамское шоссе, 21 км 100 м (правая сторона); Волоколамское шоссе, 21 км 320 м (левая сторона); Волоколамское шоссе, 21 км 330 м (правая сторона); Волоколамское шоссе, 21 км 680 м (правая сторона). В соответствии с протоколами оценки и сопоставления заявок на участие в конкурсе от 14.12.2009 администрация обязалась заключить с ЗАО «XXI век-ТВ» договоры на установку и эксплуатацию рекламных конструкций по данным адресам на общую сумму 470000 руб. за первый год размещения рекламных конструкций. Согласно протоколам ЗАО «XXI век-ТВ» были выданы листы согласований к договорам на право установки и эксплуатации рекламных конструкций на территории района для осуществления согласований размещения рекламных конструкций с уполномоченными органами, которые согласно Регламенту выдачи разрешений на установку и эксплуатацию рекламных конструкций на территории Красногорского муниципального района, утвержденному Постановлением главы Красногорского муниципального района от 22.12.2008, заявитель должен осуществить самостоятельно. Однако договоры на установку и эксплуатацию рекламных конструкций администрация с ЗАО «XXI век-ТВ» как победителем конкурса не заключила. Письмом от 02.05.2012 администрация отказала заявителю в заключении договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций по адресам: Волоколамское шоссе, 21 км 100 м (правая сторона); 21 км 320 м (левая сторона); 21 км 330 м (правая сторона); 21 км 680 м (правая сторона). Основанием послужило то, что эти места находятся в очагах повышенной аварийности, что является нарушением п. 6.1 ГОСТ Р 52044-2003, так как средства наружной рекламы (рекламные конструкции) не должны быть размещены на аварийно-опасных участках дорог и улиц. При этом ответчик ссылается на письмо командира 1 специализированного полка ДПС «Северный» 11 СБ ДПС МО и Управления ГИБДД ГУВД по Московской области от 18.06.2012 N 106/11-4302 о невозможности размещения рекламных конструкций на данном участке ввиду существенного ограничения видимости дороги на месте их установки, что приводит к существенному увеличению числа ДТП. В соответствии с ч. ч. 1, 5.1 ст. 19 Закона о рекламе распространение наружной рекламы с использованием щитов, стендов, строительных сеток, перетяжек, электронных табло, воздушных шаров, аэростатов и иных технических средств стабильного территориального размещения, монтируемых и располагаемых на внешних стенах, крышах и иных конструктивных элементах зданий, строений, сооружений или вне их, а также остановочных пунктов движения общественного транспорта осуществляется владельцем рекламной конструкции, являющимся рекламораспространителем, с соблюдением требований данной статьи. Заключение договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции на земельном участке, здании или ином недвижимом имуществе, находящемся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется на основе торгов (в форме аукциона или конкурса), проводимых органами государственной власти, органами местного самоуправления или уполномоченными ими организациями в соответствии с законодательством РФ. Форма проведения торгов (аукцион или конкурс) устанавливается органами государственной власти или представительными органами муниципальных образований. Заключение контракта по результатам проведения конкурса регулируется ст. 29 ФЗ от 21.07.2005 N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», предусматривающей, в частности, обязанность победителя конкурса представить заказчику в установленный в конкурсной документации срок подписанный контракт, так как в случае невыполнения этого требования победитель торгов признается уклонившимся от заключения контракта. Контракт заключается на условиях, указанных в поданной участником конкурса, с которым заключается контракт, заявке на участие в конкурсе и в конкурсной документации. В силу ч. ч. 9, 10, 13 ст. 19 Закона о рекламе установка рекламной конструкции допускается при наличии разрешения на установку рекламной конструкции, выдаваемого на основании заявления собственника или иного указанного в ч. ч. 5 — 7 данной статьи законного владельца соответствующего недвижимого имущества либо владельца рекламной конструкции органом местного самоуправления муниципального района или органом местного самоуправления городского округа, на территориях которых предполагается осуществить установку рекламной конструкции. Установка рекламной конструкции без разрешения (самовольная установка) не допускается. Орган местного самоуправления муниципального района или городского округа самостоятельно осуществляет согласование с уполномоченными органами, необходимое для принятия решения о выдаче разрешения или об отказе в его выдаче. При этом заявитель вправе самостоятельно получить от уполномоченных органов такое согласование и представить его в орган местного самоуправления муниципального района или городского округа. Размещение рекламных конструкций, расположенных в г. Красногорске, осуществляется на основании Регламента, Положения «О порядке заключения и оплаты договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций на территории, здании или ином недвижимом имуществе, находящемся в собственности Красногорского муниципального района или на земельном участке, государственная собственность на который не разграничена», утвержденного решением Совета депутатов Красногорского муниципального района Московской области. В соответствии с Регламентом разрешение на установку рекламной конструкции на территории Красногорского муниципального района должно быть согласовано с уполномоченными органами, перечень которых определен в п. 2.14 Регламента. Сбор согласований и оформление бланков разрешений на установку рекламных конструкций заявитель должен осуществить в течение двух месяцев со дня приема от него администрацией необходимых документов. После получения согласования всех органов и организаций, предусмотренных в бланке разрешения на установку рекламной конструкции, заявитель сдает в администрацию оформленный бланк на установку рекламной конструкции. Решение в письменной форме о выдаче разрешения или об отказе в его выдаче направляется администрацией заявителю в установленные законом сроки. Общие требования к рекламе, установленные ст. 5 Закона о рекламе, не допускают, чтобы реклама угрожала безопасности движения автомобильного, железнодорожного, водного, воздушного транспорта. Порядок размещения рекламных конструкций регулируется ГОСТом Р 52044-2003. В соответствии с п. 1 ГОСТа Р 52044-2003 данный стандарт распространяется на средства наружной рекламы, размещенные на автомобильных дорогах и территориях городских сельских поселений. Средства наружной рекламы, согласно п. 6.1 ГОСТа Р 52044-2003, не должны быть размещены, в частности, на аварийно-опасных участках дорог и улиц, мостовых сооружениях. Суды указали, что из письма командира 1 специализированного полка ДПС «Северный» 11 СБ ДПС МО и Управления ГИБДД ГУВД по Московской области от 18.06.2012 следует о невозможности размещения рекламных конструкций на данном участке, ввиду существенного ограничения видимости дороги на месте их установки, что приводит к существенному увеличению числа ДТП. При этом суды посчитали, что органы внутренних дел действуют в пределах предоставленных им полномочий, направленных на защиту интересов неограниченного круга лиц, обеспечение безопасности дорожного движения, сохранение здоровья и жизни граждан, а также минимизацию возможного ущерба, при наличии этих возражений в обоснование отказа в предоставлении согласования администрация должна учитывать данные обстоятельства при разрешении вопроса о предоставлении разрешения на установку соответствующих конструкций. Также администрацией принимались меры по возможности получения таких согласований, что подтверждается ответом 1 специализированного полка ДПС «Северный» 11 СБ ДПС МО и Управления ГИБДД ГУВД по Московской области от 18.06.2012, в котором сообщается, что по адресам: Волоколамское шоссе, 21 км 100 м (правая сторона); Волоколамское шоссе, 21 км 320 м (левая сторона); Волоколамское шоссе, 21 км 330 м (правая сторона); Волоколамское шоссе, 21 км 680 м (правая сторона) — размещение рекламных конструкций не возможно ввиду того, что они находятся в очагах аварийности. Суды пришли к выводу о законности оспариваемого решения администрации об отказе в заключении договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

12. Суд признал рекламу ненадлежащей, поскольку она содержит зрительную и текстовую информацию, освещающую аморальное поведение, оскорбительное для института семьи и брака (Постановление ФАС Московского округа от 19.04.2013 по делу N А40-108923/12-148-1042).

ООО «Пронто-Москва» на рекламных конструкциях г. Санкт-Петербург (Петергофское шоссе) и в СМИ на территории РФ размещена реклама газеты «Из рук в руки». На рекламном макете изображены мужчина и женщина, сидящие на ключе золотистого цвета с надписью «Квартира любовнице». Вокруг ключевой фразы «Квартира любовнице» размещены словосочетания «раньше покупать», «было неудобно», «теперь удобно», «раздел «Недвижимость» Новый irr. ru». Решением ФАС России от 28.06.2012 наружная реклама газеты «Из рук в руки» признана ненадлежащей ввиду нарушения ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе. В этот же день заявителю было выдано предписание о прекращении нарушения законодательства РФ о рекламе. ООО «Пронто-Москва» обжаловало решение в суд. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требования отказано. Частью 6 ст. 5 Закон о рекламе предусмотрено, что в рекламе не допускается использование бранных слов, непристойных и оскорбительных образов, сравнений и выражений, в том числе в отношении пола, расы, национальности, профессии, социальной категории, возраста, языка человека и гражданина, официальных государственных символов (флагов, гербов, гимнов), религиозных символов, объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, а также объектов культурного наследия, включенных в Список всемирного наследия. Судами установлено, что реклама содержит зрительную и текстовую информацию, не направленную на укрепление семьи и построение семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения. В рекламе наличие «любовницы» (в общераспространенном значении — женщина по отношению к мужчине, находящемуся с ней во внебрачной связи) дано как норма социального поведения мужчины, что, естественно, является оскорбительным для института семьи в целом и института брака в частности, а соответственно, и для нравственно ориентированных участников данного института. Освещение аморального поведения в рекламе (факта наличия любовницы, нормальности приобретения для нее жилья) являлось центральным и было направлено на привлечение внимания потребителей к усовершенствованию сайта «Из рук в руки», что и составляет суть любой рекламы как таковой (привлечение внимания потребителя к товару, работам, услугам). Суды сделали вывод о соответствии вынесенного решения нормам действующего законодательства. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

13. Суд признал факт нарушения законодательства о рекламе, поскольку спорная рекламная информация о лизинге направлена на привлечение внимания к наиболее привлекательным для потребителей условиям, в то время как иная существенная информация, формально присутствующая в рекламе, выполнена мелким шрифтом, фактически не воспринимаемым человеческим взглядом, чтобы не привлекать к ней внимание потенциальных потребителей (Постановление ФАС Поволжского округа от 20.06.2013 по делу N А65-32532/2011).

ЗАО «Европлан» обратилось с заявлением к УФАС об оспаривании решения от 25.10.2011 по делу N 08-315/2011 и предписания от 07.11.2011. Решением суда требование удовлетворено. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа судебные акты отменил, направил дело на новое рассмотрение. При новом рассмотрении решением суда в удовлетворении требования отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. В ходе осуществления государственного надзора за соблюдением законодательства о рекламе УФАС установлен факт размещения рекламного объявления на стекле здания автосалона «Хонда» следующего содержания: «europlan. www. leasing. ru HONDA в лизинг. Удорожание от 5%. (843)533-19-22 г. Казань, ул. Право-Булачная, 35/2, офис 413». Остальная существенная информация об условиях предоставления услуги лизинга (в том числе об организации предоставляющей данную услугу) затруднительна для прочтения, так как выполнена шрифтом, размер которого меньше, чем размер шрифта основной привлекательной информации об услуге. По мнению УФАС, указание в рекламе информации мелким шрифтом, затруднительным для прочтения с расстояния, свидетельствует об отсутствии части существенной информации о рекламируемом товаре (услугах), формальное присутствие в рекламе таких условий не может расцениваться как их наличие. Данная реклама размещена ООО «Квартал Авто» самовольно без получения разрешения. Решением от 25.10.2011 рекламодатель признан нарушившим ч. 1 ст. 28 Закона о рекламе в связи с отсутствием наименования или имени лица, оказывающего услуги лизинга. Выдано предписание о прекращении нарушения Закона о рекламе. В соответствии с ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе не допускается реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования, если при этом искажается смысл информации и вводятся в заблуждение потребители рекламы. Реклама предназначается для распространения среди неопределенного круга лиц, в связи с чем вся информация, включая обязательные к указанию сведения, должна быть доступна для потребителей при ознакомлении с рекламой без специальных усилий и применения специальных средств. Пунктом 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 N 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами ФЗ «О рекламе» предусмотрено, что в соответствии с ч. ч. 1 и 3 ст. 28 Закона о рекламе в рекламе должны быть указаны наименование или имя лица, оказывающего банковские, страховые и иные финансовые услуги, а также условия оказания этих услуг. Наличие в рекламе информации о возможности получения (уточнения) сведений об условиях оказания соответствующих услуг у сотрудников организации, предоставляющей такие услуги, или иных консультантов, обладающих необходимыми сведениями об условиях оказания данных услуг, не освобождает рекламодателя от исполнения обязанности опубликования в рекламном объявлении условий оказания банковских, страховых и иных финансовых услуг, влияющих на их стоимость, если в рекламе сообщается хотя бы одно из таких условий. Согласно ч. 1 ст. 54 ГК РФ юридическое лицо имеет наименование, содержащее указание на его организационно-правовую форму. Наименования некоммерческих организаций, а в предусмотренных законом случаях наименования коммерческих организаций должны содержать указание на характер деятельности юридического лица. В соответствии со ст. 4 ФЗ от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» под финансовой услугой понимается банковская услуга, страховая услуга, услуга на рынке ценных бумаг, услуга по договору лизинга, а также услуга, оказываемая финансовой организацией и связанная с привлечением и (или) размещением денежных средств юридических и физических лиц. В спорной рекламе содержится информация о предоставлении услуг лизинга, то есть объектом рекламы выступает финансовая услуга — лизинг, оказываемый ЗАО «Европлан». Суды, оценив особенности размещения рекламы, такие как месторасположение возле проезжей части дороги, ограниченное время считывания информации для потребителей, фактический размер шрифта, которым написаны существенные условия оказания услуги по сравнению со шрифтом основной привлекательной информации об услуге, высоту расположения текста (несколько десятков метров), пришли к следующим выводам. Информация указана мелким шрифтом, затруднительным для прочтения и для восприятия, что свидетельствует об отсутствии части существенной информации о рекламируемом товаре (услуге). Кроме того, в рекламном объявлении имеется перепад высоты, который согласно представленной заявителем фото-таблице образуется за счет размещения рекламного объявления в двух плоскостях — плоскости рамы павильона и плоскости вставленного в раму материала. Перепад высоты в этих плоскостях составляет не менее ширины одного печатного знака исследуемого рекламного сообщения, при этом буква «О» в названии фирмы совпадает с обрезом плоскости рамы и воспринимается как буква «С». Буква «З» в аббревиатуре «ЗАО» размещена в части рекламы, в другой плоскости, и указание организационно-правовой формы может быть воспринято как «АО». При прочтении возникает впечатление, что на боковой поверхности рамы тоже могут иметься буквы. Таким образом, в трудночитаемой, сложной для восприятия в силу мелкого шрифта и длины рекламной строке изготовитель рекламы создал непреодолимые трудности для точного установления именно названия организации. Формальное присутствие в рекламе необходимой существенной информации не может расцениваться как ее наличие. Ссылка заявителя на то, что Законом о рекламе не установлен размер шрифта, не свидетельствует о том, что размер шрифта может быть любым, поскольку, как следует из ст. 5 Закона о рекламе, реклама должна быть достоверной и добросовестной и не должна вводить в заблуждение потребителей, размещение привлекательной для потребителя информации крупным шрифтом, а менее привлекательной информации — способом, затрудняющим ее восприятие (с учетом размера рекламной конструкции и шрифта текста рекламы, а также его местоположения), свидетельствует о недобросовестности такой рекламы. В данном случае рекламная информация направлена на привлечение внимания к наиболее привлекательным для потребителей условиям, в то время как иная существенная информация, формально присутствующая в рекламе, выполнена мелким шрифтом, фактически не воспринимаемым человеческим взглядом, чтобы не привлекать внимание потенциальных потребителей к данной информации. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

14. Суд принял решение о демонтаже рекламной конструкции, установив, что она установлена самовольно, без получения разрешения (Постановление ФАС Поволжского округа от 03.04.2013 по делу N А49-4509/2012).

Городская администрация обратилась с иском к ООО «Караван» об обязании за счет ответчика демонтировать самовольно установленную рекламную конструкцию в виде настенного панно, прикрепленного на фасаде здания. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен. На ООО «Караван» возложена обязанность в течение 10 календарных дней с даты вступления решения в законную силу своими силами и за свой счет демонтировать самовольно установленную рекламную конструкцию. Ответчик указал, что настенное панно не может рассматриваться как реклама, поскольку рекламная информация содержалась лишь на сменных элементах: баннерное полотно, сменные рекламные стикеры с информацией о ценах на товары. Что же касается собственно настенного полотна, то этот элемент служит для размещения сведений, носящих информационный характер о деятельности ответчика, и не может быть отнесен к рекламе. К видам деятельности, которые осуществляет ООО «Караван», относится розничная торговля в неспециализированных магазинах незамороженными продуктами, напитками и табачными изделиями. Муниципальным казенным учреждением «Рекламная служба г. Пензы» выявлен факт самовольной установки и эксплуатации ООО «Караван» рекламной конструкции — настенное панно, прикрепленное на фасаде здания, монтируемое на внешней стене здания на уровне первого этажа слева от входа в магазин, состоящее из баннерного полотна (сменное информационное поле), которое натянуто на металлический каркас. Размер рекламной конструкции — 15,0 x 3 м, общая площадь информационного поля — 45 кв. м. На сменном информационном поле рекламной конструкции на белом фоне с левой стороны изображена семья, с правой стороны — бананы и виноград, а также сделана надпись «Приглашаем всех за покупками», в центральной части расположено поле, на которое крепятся сменные рекламные стикеры с информацией о ценах на товары, ниже прикреплено баннерное полотно красного цвета с надписью «Революция цен! Всего несколько дней». Рекламной службой 22.03.2012 был составлен акт, которым подтверждается, что настенное панно принадлежит ООО «Караван» и установлено без получения разрешительной документации. 06.02.2012 администрацией ООО «Караван» выдано предписание о добровольном демонтаже данной конструкции в 10-дневный срок. Ответчик предписание не исполнил. Суд исходил из того, что спорная конструкция подпадает под понятие рекламы. При этом суд руководствовался ст. ст. 3, 10, 19, 22 Закона о рекламе, ст. ст. 11 и 12 ГК РФ. Согласно п. 1 ст. 3 Закона о рекламе рекламой признается информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке. Спорная конструкция квалифицирована судом как рекламная, поскольку имеет яркое оформление в цветовой гамме, соответствующей расцветке магазинов ответчика, имеет ярко выраженное назначение для привлечения внимания неопределенного круга покупателей к магазину ответчика, формируя у них интерес к реализуемым ответчиком товарам. В соответствии с ч. ч. 9, 10 ст. 19 Закона о рекламе установка рекламной конструкции допускается при наличии разрешения на установку, выдаваемого органом местного самоуправления. Установка без разрешения (самовольная) не допускается. В случае самовольной установки рекламной конструкции она подлежит демонтажу на основании предписания органа местного самоуправления. Ответчиком рекламная конструкция установлена самовольно, без получения разрешения. Суды пришли к выводу, что спорная конструкция адресована неопределенному кругу лиц и направлена на привлечение внимания, формирование или поддержание интереса к предприятию ответчика и к реализуемым им товарам, способствует его продвижению на рынке, то есть обладает всеми признаками рекламы. Поскольку ответчиком доказательств соблюдения законной процедуры установки рекламной конструкции не представлено, суд принял решение о ее демонтаже. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

15. Указание в рекламе на возможность получения необходимой информации о стимулирующей лотерее из другого источника (в данном случае — на интернет-сайте) свидетельствует о соблюдении требований законодательства об указании сведений об источнике информации об организаторе стимулирующего мероприятия (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 10.06.2013 по делу N А21-9876/2012).

ООО «Дворник-Калининград» обратилось с заявлением о признании незаконным и отмене постановления УФАС о привлечении к ответственности по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ в виде 150000 руб. штрафа. Решением суда признано незаконным и отменено постановление в части штрафа, он снижен до 100000 руб., в остальной части в удовлетворении требования отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ООО «Дворник-Калининград» указывает, что оно привлечено к ответственности только по формальным основаниям — в связи с отсутствием в рекламном сообщении о проведении стимулирующей лотереи достаточных сведений об источнике информации, хотя в самой рекламе имелась ссылка на сайт в сети Интернет, содержащий подробные сведения. При этом заявитель ссылается на Постановление Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 N 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами ФЗ «О рекламе». УФАС на стр. 7 выпуска N 1 (810) от 17 — 24 января 2012 года газеты «Дворник» была обнаружена рекламная информация о проведении стимулирующей лотереи с признаками нарушения рекламного законодательства. Текст рекламного сообщения: «Получите карту постоянного клиента! Участвуй в розыгрыше призов!!! Покупайте в мебельных центрах «Идея»! Получайте пластиковую дисконтную карту! Получайте скидки или специальные условия! Участвуйте в розыгрыше призов! Подробности спрашивайте у продавцов сети и на нашем сайте www. ideamebel. net». Определением от 25.07.2012 УФАС возбудило дело по признакам нарушения ИП А. и ООО «Дворник-Калининград» п. 2 ст. 9 Закона о рекламе. Решением Комиссии УФАС от 10.08.2012 реклама о проведении стимулирующей лотереи признана ненадлежащей, а действия рекламораспространителя (ООО «Дворник-Калининград») — нарушившими п. 2 ст. 9 Закона о рекламе. УФАС пришел к выводу, что спорная реклама не содержит сведений об источнике информации об организаторе стимулирующего мероприятия, о правилах его проведения, количестве призов или выигрышей по результатам такого мероприятия, сроках, месте и порядке их получения. 08.10.2012 в отношении общества составлен протокол о правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ. 19.10.2012 вынесено постановление о наложении штрафа в размере 150000 руб. Суд пришел к выводу о наличии состава правонарушения и отсутствии процессуальных нарушений при производстве по делу, однако снизил размер штрафа, указав на необоснованное применение санкции в размере 150000 руб. в отсутствие отягчающих вину обстоятельств. Согласно ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ нарушение рекламодателем, рекламопроизводителем или рекламораспространителем законодательства о рекламе, за исключением случаев, предусмотренных ч. ч. 2 — 4 этой статьи, ст. ст. 14.37, 14.38, 19.31 КоАП РФ, влечет наложение штрафа на юридических лиц в размере от 100000 до 500000 руб. В соответствии с п. п. 1, 2 и 4 ст. 3 Закона о рекламе рекламой является информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке; объект рекламирования — товар, средство его индивидуализации, изготовитель или продавец товара, результаты интеллектуальной деятельности либо мероприятие (в том числе спортивное соревнование, концерт, конкурс, фестиваль, основанные на риске игры, пари), на привлечение внимания к которым направлена реклама; ненадлежащая реклама — это реклама, не соответствующая требованиям законодательства РФ. Согласно ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе не допускается реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования, если при этом искажается смысл информации и вводятся в заблуждение потребители рекламы. В силу ст. 9 Закона в рекламе, сообщающей о проведении стимулирующей лотереи, конкурса, игры или иного подобного мероприятия, условием участия в которых является приобретение определенного товара, должны быть указаны сроки проведения такого мероприятия; источник информации о его организаторе, о правилах его проведения, количестве призов или выигрышей по результатам мероприятия, сроках, месте и порядке их получения. Суды пришли к выводу, что в спорной рекламе не указаны предусмотренные данной нормой сведения об источнике информации об организаторе проведения стимулирующего мероприятия, о правилах его проведения, количестве призов или выигрышей по результатам такого мероприятия, сроках, месте и порядке их получения. Спорная реклама содержит информацию о проведении стимулирующего мероприятия, при этом в ней указано на возможность получения подробностей о проводимой акции на интернет-сайте: www. ideamebel. net. Представитель общества также ссылался на указание в данном интернет-сайте всех необходимых сведений. В п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ N 58 разъяснено, что в силу ст. 9 Закона о рекламе в рекламе, сообщающей о проведении стимулирующего мероприятия, должны быть указаны сроки проведения данного мероприятия, а также источник информации об организаторе мероприятия, о правилах его проведения, количестве призов или выигрышей, сроках, месте и порядке их получения. ВАС РФ также указал, что судам надлежит учитывать, что данные нормы обязывают рекламодателя сообщать не саму информацию об организаторе стимулирующего мероприятия и так далее, а источник этой информации (например, адрес интернет-сайта, номер телефона, по которому можно получить информацию). Таким образом, следует признать, что указание в рекламе на возможность получения необходимой информации о мероприятии из другого источника (в данном случае на Интернет-сайте) свидетельствует о соблюдении требований законодательства. УФАС не представило доказательств, подтверждающих факт размещения ненадлежащей рекламы, а также невозможность получения необходимой информации из источника, указанного в рекламе. Данные факты УФАС достоверно не установлены. В решении и постановлении УФАС также не содержится никаких сведений об исследовании заинтересованным лицом указанного в рекламе интернет-сайта. Таким образом, УФАС фактически пришло к выводу о несоответствии спорной рекламы ст. 9 Закона о рекламе лишь исходя из напечатанного в газете текста рекламного сообщения и без учета ссылки на источник в Интернете. При таких обстоятельствах выводы судов относительно ненадлежащей рекламы противоречат п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ N 58. Вывод суда о том, что, поскольку ссылка на интернет-сайт размещена с пометкой «*» после фразы «Получайте скидки или специальные условия!», данная ссылка относится исключительно к сведениям о скидках и специальных условиях, является предположительным и не подтвержденным доказательствами. ФАС округа отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции и требование удовлетворил.

16. Суд признал рекламу единой службы заказа такси ненадлежащей, поскольку в ней отсутствует информация о том, что эта служба объединяет только четыре диспетчерские службы, то есть отсутствует часть существенной информации (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 10.06.2013 по делу N А13-10239/2012).

Предприниматель П. обратился с заявлением о признании недействительными решения и предписания УФАС по делу о нарушении ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе. Решением суда требование удовлетворено. Апелляционный суд решение отменил, в удовлетворении требования отказал. 28.03.2012 ООО «Вологодский авторынок» обратилось в УФАС с заявлением о проведении проверки деятельности П., распространившего рекламу «Единая служба заказа такси 064». УФАС установило, что спорная реклама содержит не соответствующие действительности сведения и вводит потребителей в заблуждение, поскольку, сделав звонок по телефону 064, возможно заказать услугу не любого из действующих на территории г. Вологды таксомоторных перевозчиков, а только 4 из них. При этом служба заказа такси 064 рекламируется как единая. Решением УФАС от 01.08.2012 эта реклама признана ненадлежащей как не соответствующая ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе. УФАС выдало П. предписание о прекращении распространения ненадлежащей рекламы. Суд первой инстанции сделал вывод, что доказательства введения потребителей в заблуждение относительно рекламируемой услуги УФАС не представлены. Суд апелляционной инстанции установил, что реклама содержала лишь часть существенной информации об объекте рекламирования. В соответствии с п. 4 ст. 3 Закона о рекламе под ненадлежащей понимается реклама, не соответствующая требованиям законодательства РФ. В силу ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе не допускается реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования, если при этом искажается смысл информации и вводятся в заблуждение потребители рекламы. Реклама «Единая служба заказа такси 064» размещена на здании. При этом согласно письму департамента городского хозяйства от 24.07.2012 на территории данного муниципального образования ориентировочно действует 16 субъектов предпринимательской деятельности (диспетчерских служб), занимающихся оказанием информационных услуг для водителей транспортных средств (перевозчиков), оказывающих услуги по перевозке пассажиров и багажа легковым такси. Учитывая, что в службу заказа такси 064 входят только 4 диспетчерские службы, суд апелляционной инстанции признал обоснованным вывод УФАС о том, что в рекламе отсутствует часть существенной информации, что искажает смысл информации и вводит потребителя в заблуждение. УФАС оценило спорную рекламу с позиции обычного потребителя, не обладающего специальными знаниями, приняв во внимание данные социологических опросов, проведенных ООО «Вологодский авторынок» и П. Поскольку в рекламе отсутствует информация о том, что единая служба заказа такси 064 объединяет только четыре диспетчерские службы, вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии в рекламе части существенной информации соответствует имеющимся в деле доказательствам. ФАС округа оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

17. Отсутствие согласования установки рекламной конструкции органом охраны объектов культурного наследия в порядке, установленном законодательством, является основанием отказа в выдаче разрешения на ее установку (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.04.2013 по делу N А56-29307/2012).

ЗАО «ПОСТЕР» обратилось с заявлением о признании незаконным отказа Комитета по печати и взаимодействию со СМИ правительства Санкт-Петербурга в выдаче разрешения на установку рекламной конструкции и об обязании Комитета по печати выдать разрешение. Решением суда в удовлетворении требования отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ЗАО «ПОСТЕР» 21.11.2011 обратилось в Комитет по печати с заявлением о выдаче разрешения на установку рекламной конструкции (крышная установка; общая площадь информационного поля — 95,2; количество информационных полей — 1). Комитет по печати в выдаче разрешения отказал со ссылкой на отказ в согласовании Комитета по градостроительству и архитектуре (КГА) и Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП). Суды пришли к выводу о соответствии отказа Закону о рекламе, ФЗ от 25.06.2002 N 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ», а также Постановлению Правительства Санкт-Петербурга от 25.07.2006 N 904 «О выдаче разрешений на установку рекламных конструкций в Санкт-Петербурге и проведении торгов на право заключения договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции на земельных участках, зданиях или ином недвижимом имуществе, находящемся в государственной собственности Санкт-Петербурга». Согласно ч. 1 ст. 19 Закона о рекламе распространение наружной рекламы с использованием щитов, стендов, строительных сеток, перетяжек, электронных табло, воздушных шаров, аэростатов и иных технических средств стабильного территориального размещения, монтируемых и располагаемых на внешних стенах, крышах и иных конструктивных элементах зданий, строений, сооружений или вне их, а также остановочных пунктов движения общественного транспорта осуществляется владельцем рекламной конструкции, являющимся рекламораспространителем, с соблюдением требований данной статьи. В соответствии с ч. 9 ст. 19 Закона о рекламе установка рекламной конструкции допускается при наличии разрешения, выдаваемого органом местного самоуправления муниципального района или органом местного самоуправления городского округа, на территориях которых предполагается осуществить установку рекламной конструкции. Постановлением Правительства Санкт-Петербурга N 904 утвержден Порядок взаимодействия исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга при реализации Федерального закона «О рекламе». Согласно п. 1 Постановления N 904 и п. 5 Порядка исполнительным органом государственной власти, уполномоченным на осуществление функций по выдаче разрешений на установку рекламных конструкций в Санкт-Петербурге, является Комитет по печати, который при рассмотрении вопроса о выдаче или отказе в выдаче разрешений осуществляет согласования с КГА о соответствии установки рекламной конструкции в заявленном месте Генеральному плану Санкт-Петербурга и размещения рекламной конструкции внешнему архитектурному облику сложившейся застройки Санкт-Петербурга. Согласно п. 5 Порядка при рассмотрении вопроса о выдаче разрешений или отказе в выдаче разрешений Комитет осуществляет согласования с исполнительными органами государственной власти Санкт-Петербурга и федеральными органами государственной власти в соответствии с их компетенцией в части, касающейся, в частности: — соответствия установки рекламной конструкции в заявленном месте Генплану Санкт-Петербурга и размещения рекламной конструкции внешнему архитектурному облику сложившейся застройки Санкт-Петербурга — с Комитетом по градостроительству и архитектуре; — соответствия размещения рекламной конструкции требованиям законодательства РФ об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ, их охране и использовании при установке рекламной конструкции на объекте культурного наследия — с Комитетом по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. В ч. 15 ст. 19 Закона о рекламе перечислены основания для отказа в выдаче разрешения, в том числе: — нарушение внешнего архитектурного облика сложившейся застройки поселения или городского округа; — нарушение требований законодательства РФ об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ, их охране и использовании; — нарушение требований, установленных ч. ч. 5.1 — 5.7 и 9.1 данной статьи. Частью 15 ст. 19 Закона о рекламе предусмотрено, что решение об отказе в выдаче разрешения должно быть мотивировано, а в качестве одного из оснований отказа может быть нарушение внешнего архитектурного облика сложившейся застройки поселения или городского округа в результате установки рекламной конструкции (п. 4). Понятие «нарушение внешнего архитектурного облика сложившейся застройки поселения или городского округа» носит оценочный характер, поскольку вопрос о соответствии рекламной конструкции внешнему архитектурному облику застройки, исходя из смысла п. 4 ч. 15 ст. 19 Закона о рекламе, решается с учетом архитектурных и градостроительных особенностей конкретных зданий, территорий в испрашиваемом месте установления рекламной конструкции, с учетом установления зон повышенного рекламного контроля, ограничений, касающихся размещения наружной рекламы относительно объектов культурного и исторического значения, архитектурных стилевых ансамблей. Судебные инстанции установили, что здание по адресу: Невский проспект, дом 94, в силу Закона Санкт-Петербурга от 19.01.2009 N 820-7 «О границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга и режимах использования земель в границах указанных зон и о внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «О Генеральном плане Санкт-Петербурга и границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга» находится в зоне регулирования застройки и хозяйственной деятельности ЗРЗ 1, в пределах которой запрещается установка рекламных конструкций площадью более 10 кв. м на фасадах зданий; здания по адресу: Невский проспект, дом 90 — 92, Невский проспект, дом 96, улица Маяковского, дом 1, согласно приказу КГИОП от 20.02.2001 N 15 являются выявленными объектами культурного наследия «Дом К. С. Меняева» и «Дом Яковлевых». В соответствии с п. 1 ст. 33 Закона N 73-ФЗ объекты культурного наследия подлежат государственной охране в целях предотвращения их повреждения, разрушения или уничтожения, изменения облика и интерьера, нарушения установленного порядка их использования, перемещения и предотвращения других действий, могущих причинить вред объектам культурного наследия, а также в целях их защиты от неблагоприятного воздействия окружающей среды и от иных негативных воздействий. Приведенное КГИОП основание отказа в согласовании разрешения на установку рекламной конструкции предусмотрено ч. 15 ст. 19 Закона о рекламе, а вывод о негативном воздействии установкой рекламной конструкции на объекты культурного наследия сделан в соответствии с компетенцией соответствующего Комитета. Комитет вправе самостоятельно принять решение либо отказ по установке рекламной конструкции. Однако он производит согласование с КГА и КГИОП. Отсутствие согласования установки рекламной конструкции органом охраны объектов культурного наследия в порядке, установленном законодательством, является основанием отказа в выдаче разрешения на ее установку. КГА в листе согласований размещения рекламной конструкции от 17.11.2011 указал на отказ в согласовании в связи с тем, что размещение рекламной конструкции нарушает требования Архитектурно-художественного регламента Невского проспекта и прилегающих территорий, утвержденного КГА 28.05.2010 N 1759, и Архитектурно-художественного регламента «Объекты наружной рекламы и информации в Санкт-Петербурге» от 09.11.2004, согласно которым размещение рекламных и информационных конструкций на крышах зданий по Невскому проспекту не предусмотрено. Объекты наружной рекламы и информации не должны ухудшать качественные характеристики городской среды и ее комфортность. С учетом того что действующее законодательство не устанавливает четкие критерии и признаки, наличие или отсутствие которых свидетельствует о нарушении внешнего архитектурного облика сложившейся застройки поселения, такое понятие, как «нарушение внешнего архитектурного облика сложившейся застройки поселения или городского округа», носит оценочный характер, вопрос о соответствии рекламной конструкции внешнему архитектурному облику застройки решается с учетом архитектурных и градостроительных особенностей окружающих зданий и территории, на которой предполагается разместить рекламную конструкцию. Решение вопроса о наличии нарушения качественных характеристик городской среды и ее комфортности в результате установки рекламной конструкции относится к компетенции Комитета по градостроительству и архитектуре. Запрет на установку рекламных конструкций на крышах и фасадах зданий и сооружений содержится в п. п. 2.2.9 и 6.3.1 Архитектурно-художественного регламента Невского проспекта и прилегающих территорий. В соответствии с п. 2.1 Постановления Правительства Санкт-Петербурга от 19.10.2004 N 1679 «О Комитете по градостроительству и архитектуре» к задачам КГА относится в том числе формирование архитектурного облика Санкт-Петербурга. Отказывая в согласовании установки рекламной конструкции, КГА руководствовался Архитектурно-художественным регламентом Невского проспекта и прилегающих территорий, утвержденным распоряжением КГА от 28.05.2010 N 1759. Суды сделали вывод о том, что оспариваемое решение Комитета по печати соответствует ст. 19 Закона о рекламе и Постановлению Правительства Санкт-Петербурга от 25.07.2006 N 904 при отсутствии согласования в выдаче разрешения на установку рекламной конструкции КГА и КГИОП. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

18. Поскольку из текста рекламы не следует, что услуга оказывается на постоянной основе по заявленной цене, у потребителя отсутствует возможность определить срок, в течение которого он может получить услугу, или предположить наличие у него неограниченного во времени права воспользоваться рекламируемой услугой (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19.06.2013 по делу N А63-512/2012).

ООО «Александр-Авто» обратилось с заявлением о признании незаконным и отмене постановления УФАС о привлечении к ответственности по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ в виде 101000 руб. штрафа. Решением суда, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, в удовлетворении требования отказано. ФАС округа судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение, поскольку суды, оценив размещенный заявителем текст как рекламу, сообщающую о проведении стимулирующего мероприятия, не установили наличие признаков стимулирующего мероприятия, указанных в ст. 9 Закона о рекламе, а также не исследовали вопрос о том, является ли отсутствие в рекламе указания на год существенной информацией, искажает ли смысл информации, вводит ли потребителей рекламы в заблуждение. При новом рассмотрении решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, постановление УФАС признано незаконным и отменено в части признания общества нарушившим ст. 9 Закона о рекламе, поскольку в спорной рекламе не сообщается о проведении стимулирующего мероприятия. В остальной части в удовлетворении требования отказано, так как общество нарушило ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе, не указав существенную для потребителя информацию о сроке, в течение которого оказываются услуги по заявленной в рекламе цене. ООО «Александр-Авто» опубликовало в газете «За рулем — Северный Кавказ» N 18 (241) за октябрь 2011 года рекламу следующего содержания: «Акция!!! С 15 сентября по 31 декабря диагностика сход-развал на стенде Hunter с новейшей технологией 3D 250 руб. Автотехсервис «Масленка», г. Ставрополь, ул. Шпаковская, 98/1, тел. (8652)73-15-17, www. maslenka26.ru». Решением от 20.12.2011 УФАС признало рекламу не соответствующей ч. 7 ст. 5 и ч. 1 ст. 9 Закона о рекламе и выдало предписание о прекращении нарушения. УФАС составило протокол о правонарушении и постановлением от 28.12.2011 привлекло общество к ответственности. Частью 1 ст. 14.3 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение рекламодателем, рекламопроизводителем или рекламораспространителем законодательства о рекламе, за исключением случаев, предусмотренных ч. ч. 2 — 4 данной статьи, ст. ст. 14.37, 14.38, 19.31 КоАП РФ. Согласно ст. 9 Закона о рекламе в рекламе, сообщающей о проведении стимулирующей лотереи, конкурса, игры или иного подобного мероприятия, условием участия в которых является приобретение определенного товара, должны быть указаны сроки проведения такого мероприятия (п. 1). Объектом рекламирования могут быть товар (работа, услуга), средства индивидуализации юридического лица и (или) товара, изготовитель или продавец товара, результаты интеллектуальной деятельности либо мероприятие (в том числе спортивное соревнование, концерт, конкурс, фестиваль, основанные на риске игры, пари), на привлечение внимания к которым направлена реклама (п. 2 ст. 3 Закона о рекламе). Исходя из цели проведения стимулирующего мероприятия — побуждения потребителей к совершению пробной или повторной покупки рекламируемого товара в период, ограниченный по времени, для признания рекламы стимулирующим мероприятием необходимо установить такой признак, как выполнение его участником обязательного условия — приобретения определенного товара. Суды пришли к выводу, что реклама не содержит признаков стимулирующего мероприятия, установленных в ст. 9 Закона о рекламе, поэтому постановление УФАС в части признания общества нарушившим данную норму является незаконным. В соответствии со ст. 10 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. Право на предоставление информации о товаре (работе или услуги) является одним из важнейших прав потребителя, причем потребитель должен обладать ею еще до заключения договора, поскольку именно это позволяет ему сделать компетентный выбор соответствующего товара (работы или услуги) на рынке. Согласно ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе не допускается реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования. Суды пришли к выводу, что отсутствие в рекламе указания на сроки проведения акции (не назван год) не позволяет потребителям правильно и адекватно воспринимать рекламную информацию, вводит их в заблуждение относительно временного промежутка реализации, указанного в рекламе мероприятия, нарушает их права на получение достоверной информации о рекламируемой услуге. Данная информация является существенной для потребителя рекламы, поскольку влияет на оценку и решение потребителей относительно приобретения рекламируемой услуги. Суды дали оценку доводу заявителя о постоянном характере предоставляемой услуги и отклонили его. В пояснениях, данных УФАС при рассмотрении административного дела, руководитель общества О. указал следующее. Автотехсервис «Масленка», функционирующий как комплекс малых предприятий (общество и ИП О.), проводил рекламную акцию с 15.09.2011 по 31.12.2011, а не в 2010 или 2012 году. Из буквального толкования текста рекламы также не следует, что потребитель может в любое время получить рекламируемую услугу по заявленной в рекламе цене. В материалы дела предоставлена распечатка с сайта автотехсервиса «Масленка», на котором размещена информация о проведении акции по оказанию услуги по диагностике сход-развал Hunter с 15.09.2011 и по 31.12.2011 за 250 руб. В деле также есть распоряжение О. от 12.09.2011 о том, что в целях продвижения услуг покупателям надлежит провести рекламную акцию по диагностике сход-развал Hunter с 15.09.2011 по 31.12.2011 и на время проведения акции установить цену 250 руб. Таким образом, вывод судов о том, что общество не доказало оказание им заявленных в рекламе услуг на постоянной основе, соответствует установленным обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам. Принимая во внимание, что из текста рекламы не следует, что услуга оказывается на постоянной основе по заявленной цене, суды указали на отсутствие у потребителя возможности определить срок, в течение которого он может получить услугу, или предположить наличие у него неограниченного во времени права воспользоваться рекламируемой услугой. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

19. Суд признал правомерным привлечение к ответственности, установив, что в рекламе отсутствуют существенные сведения о том, что рекламируемыми услугами могут воспользоваться только члены кооператива, что вводит потребителей в заблуждение относительно порядка приема (выдачи) денежных средств (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 30.04.2013 по делу N А63-11902/2012).

Кредитный потребительский кооператив «Кредит доверия» обратился с заявлением о признании незаконным постановления УФАС о привлечении к ответственности по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ в виде 101000 руб. штрафа. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требования отказано в связи с тем, что в опубликованной рекламе отсутствует часть существенной информации о том, что рекламируемыми услугами могут воспользоваться только члены кооператива. На основании обращения К. о нарушении прав на получение достоверной рекламы об услугах кооператива 26.04.2012 УФАС возбудило дело по признакам нарушения законодательства о рекламе. 16.05.2012 составлен протокол о правонарушении и вынесено постановление о наложении штрафа. В апреле 2012 г. был зафиксирован факт распространения наружной рекламы следующего содержания: «Кредитный потребительский кооператив «Кредит доверия». Свидетельство ОГРН N 1062645016972 от 20.11.2006 МИ ФНС N 5 по СК. Выдаем займы членам кооператива. Принимаем личные сбережения (8652)947-747. Г. Ставрополь, ул. Мира, 355, напротив Медакадемии». Рекламный материал изготовлен по заказу кооператива на основании договора от 24.04.2011 и размещен на основании договора аренды рекламных конструкций от 27.09.2011, заключенного кооперативом с ООО «Бульвар». Частью 1 ст. 14.3 КоАП РФ предусмотрена ответственность за нарушение рекламодателем, рекламопроизводителем или рекламораспространителем законодательства о рекламе, за исключением случаев, предусмотренных ч. ч. 2 — 4 данной статьи, и ст. ст. 14.37, 14.38 и 19.31 КоАП РФ в виде штрафа от 100000 до 500000 руб. для юридических лиц. В силу ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе не допускается реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования, если при этом искажается смысл информации и вводятся в заблуждение потребители рекламы. Согласно п. 1 ст. 116 ГК РФ потребительским кооперативом признается добровольное объединение граждан и юридических лиц на основе членства с целью удовлетворения материальных и иных потребностей участников, осуществляемое путем объединения его членами имущественных паевых взносов. Пунктом 6 данной статьи установлено, что правовое положение потребительских кооперативов, а также права и обязанности их членов определяются в соответствии с ГК РФ законами о потребительских кооперативах. В силу ст. 1 ФЗ от 18.07.2009 N 190-ФЗ «О кредитной кооперации» кредитный потребительский кооператив — это добровольное объединение физических и (или) юридических лиц на основе членства и по территориальному, профессиональному и (или) иному принципу в целях удовлетворения финансовых потребностей членов кредитного кооператива (пайщиков). Кредитный потребительский кооператив граждан — это кредитный кооператив, членами которого являются исключительно физические лица. При этом членом кредитного кооператива (пайщиком) признается физическое лицо, принятое в кооператив в порядке, предусмотренном данным Законом и уставом кооператива. В соответствии с п. 1 ст. 6 Закона N 190-ФЗ кредитный кооператив не вправе: предоставлять займы лицам, не являющимся членами кооператива (пайщиками); привлекать денежные средства лиц, не являющихся членами кооператива, за исключением случаев, предусмотренных данным Законом. Согласно уставу кооператив является некоммерческой организацией и создан в целях удовлетворения финансовых потребностей своих членов. Кооператив создан на основе членства по территориальному принципу. Его членами (пайщиками) являются и могут стать граждане и юридические лица, зарегистрированные в Ставропольском и Краснодарском краях. Кооператив не вправе: предоставлять займы гражданам и юридическим лицам, не являющимся членами кооператива; привлекать средства в форме займов от граждан, не являющихся членами кооператива. В спорной рекламе отсутствовали существенные сведения о том, что рекламируемыми услугами могут воспользоваться только члены кооператива. Это является нарушением ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе. Информация в размещенной рекламе вводит потребителей в заблуждение относительно порядка приема (выдачи) денежных средств. В рекламе отсутствует часть существенной информации, а именно о том, что принимаются личные сбережения непосредственно членов данного кооператива. Данное обстоятельство кооператив не опроверг. Суд апелляционной инстанции отклонил довод кооператива о возможной фальсификации доказательства (фототаблицы), поскольку кооператив не заявлял о фальсификации в суде первой инстанции. Согласно ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня его совершения, а за нарушение законодательства РФ о рекламе по истечении одного года — со дня совершения. При длящемся правонарушении сроки, предусмотренные данной нормой, начинают исчисляться со дня обнаружения правонарушения (ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ). Постановление УФАС вынесено в пределах срока, установленного ст. 4.5 КоАП РФ. Суды установили соблюдение порядка привлечения к ответственности и правил определения наказания. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

20. Выставление на конкурс прав на заключение договоров на установку и эксплуатацию 266 рекламных конструкций в составе одного лота может явиться препятствием участия в нем отдельных хозяйствующих субъектов, поскольку объем рекламных мест является значительным, может повлечь превышение установленного законом 35% порога максимальной доли лица на рынке в сфере распространения наружной рекламы (Постановление ФАС Уральского округа от 02.07.2013 N Ф09-6248/13).

Управление по рекламе обратилось с заявлением о признании частично незаконным решения УФАС по результатам рассмотрения жалоб. Решением суда в удовлетворении требования отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Приказом начальника управления по рекламе от 14.06.2012 утверждены извещение о проведении открытого конкурса на право заключения договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций и конкурсная документация по проведению открытого конкурса на право заключения договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, из содержания которых следует, что организатором торгов в один лот объединены права на заключение договоров на установку и эксплуатацию 266 рекламных конструкций. Начальная цена выставленного на торги лота составляет 7000000 руб., задаток на участие в конкурсе — 50% от начальной (минимальной) цены за право заключения договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, что составляет 3500000 руб. По результатам рассмотрения поступивших в управление заявлений ООО «Трон», ИП Л., ООО «СДМ-Медиа» на действия организатора торгов — управления по рекламе при проведении открытого конкурса на право заключения договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, проводимого в соответствии с приказом управления по рекламе от 14.06.2012, УФАС принято решение, которым жалобы признаны обоснованными, в том числе в части выставления на конкурс 266 рекламных конструкций в составе одного лота. УФАС сделан вывод, что объединение в один лот прав на заключение договоров на установку и эксплуатацию 266 отдельно стоящих рекламных конструкций направлено на монополизацию рынка, исключение возможности участия в открытом конкурсе отдельных хозяйствующих субъектов, может создать необоснованные препятствия осуществлению предпринимательской деятельности на рынке распространения наружной рекламы на территории г. Ижевска. Кроме того, разрешение на установку рекламной конструкции на земельном участке, здании или ином недвижимом имуществе независимо от формы собственности недвижимого имущества выдается лицу, не занимающему преимущественного положения в сфере распространения наружной рекламы, то есть его доля в этой сфере на территории г. Ижевска не должна превышать 35%. Нарушение этого требования влечет аннулирование разрешения на установку и эксплуатацию рекламной конструкции. Выставление на конкурс прав на заключение договоров на установку и эксплуатацию 266 рекламных конструкций в составе одного лота может явиться препятствием участия в нем отдельных хозяйствующих субъектов, поскольку указанный объем рекламных мест является значительным, может повлечь превышение установленного законом 35% порога максимальной доли лица на рынке в сфере распространения наружной рекламы. Согласно ч. 1 ст. 15 ФЗ от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов РФ, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, организациям, участвующим в предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также государственным внебюджетным фондам, ЦБ РФ запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия), в частности запрещается необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами, в том числе путем установления не предусмотренных законодательством РФ требований к товарам или к хозяйствующим субъектам. В соответствии с ч. 1 ст. 17 Закона N 135-ФЗ при проведении торгов запрещаются действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции. Частью 2 ст. 17 Закона N 135-ФЗ установлено, что при проведении торгов, если организаторами или заказчиками торгов являются органы местного самоуправления, запрещается непредусмотренное федеральными законами или иными нормативными актами ограничение доступа к участию в торгах. В силу п. 5.1 ст. 19 Закона о рекламе заключение договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции на земельном участке, здании или ином недвижимом имуществе, находящемся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется на основе торгов (в форме аукциона или конкурса), проводимых органами государственной власти, органами местного самоуправления или уполномоченными ими организациями в соответствии с законодательством РФ. Форма проведения торгов (аукцион или конкурс) устанавливается органами государственной власти или представительными органами муниципальных образований. На основании ч. 5.2 ст. 19 Закона о рекламе участником торгов (в форме аукциона или конкурса) не вправе быть лицо, занимающее преимущественное положение в сфере распространения наружной рекламы на момент подачи заявки на участие в торгах. Если по результатам проведения аукциона или конкурса лицо приобретает преимущественное положение, данные результаты являются недействительными. Согласно п. 5.3 ст. 19 Закона о рекламе преимущественным положением лица в сфере распространения наружной рекламы на территории муниципального района или городского округа, территориях городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга признается положение лица, при котором его доля в этой сфере на указанных территориях превышает тридцать пять процентов (за исключением случаев, если на территории муниципального района или городского округа установлено не более чем десять рекламных конструкций). Доля лица в сфере распространения наружной рекламы определяется как отношение общей площади информационных полей рекламных конструкций, разрешения на установку которых выданы лицу и его аффилированным лицам на соответствующей территории, к общей площади информационных полей всех рекламных конструкций, разрешения на установку которых выданы на этой территории. Для целей данной статьи под информационным полем рекламной конструкции понимается часть рекламной конструкции, предназначенная для распространения рекламы. Иных ограничений, в том числе количественных, для формирования выставленных на конкурс лотов законодательством не установлено. Следовательно, для того, чтобы решение УФАС было законным и обоснованным, оно должно содержать исследование рынка распространения наружной рекламы. УФАС пришло к выводу, что выставление на конкурс прав на заключение договоров на установку и эксплуатацию 266 рекламных конструкций в составе одного лота может явиться препятствием участия в нем отдельных хозяйствующих субъектов, поскольку объем рекламных мест является значительным, может повлечь превышение установленного законом 35% порога максимальной доли лица на рынке в сфере распространения наружной рекламы. В то же время, указав на то, что доля участников конкурса в сфере распространения наружной рекламы УФАС не исследовалась и не устанавливалось, превышает ли доля какого-либо из участников 35% порог максимальной доли на рынке в сфере распространения наружной рекламы до участия в конкурсе либо в случае его победы в конкурсе, суды признали этот вывод УФАС необоснованным ввиду его недоказанности. ФАС округа отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции и требование удовлетворил.

21. Размещение щитов-указателей с наименованием юридического лица как указателя его местонахождения или обозначения места входа в занимаемое помещение, здание или территорию является общераспространенной практикой, соответствует сложившимся на территории России обычаям делового оборота и рекламой не является (Постановление ФАС Центрального округа от 23.05.2013 по делу N А23-2973/2012).

ЗАО «Сберкред Банк» обратился с заявлением о признании недействительным решения УФАС. Решением суда в удовлетворении требования отказано. Апелляционный суд решение отменил, требование удовлетворил. УФАС по признакам нарушения законодательства РФ о рекламе определением от 23.05.2012 возбуждено дело в связи с размещением ЗАО «Сберкред Банк» рекламы следующего содержания: «Сберкредбанк. Вклады. Банкомат. Обмен валюты. Денежные переводы. 8(800)200-0920 (звонок бесплатный), тел. в Калуге: 56-13-06. www. sberkred. ru». Решением комиссии УФАС от 20.06.2012 реклама признана ненадлежащей как нарушающая ч. 1 ст. 28 Закона о рекламе, поскольку на рекламном щите не указана организационно-правовая форма банка. Суд первой инстанции исходил из того, что спорные конструкции, размещенные ЗАО «Сберкред Банк», содержат информацию рекламного характера. Апелляционный суд пришел к выводу, что информация, размещенная на щите, не является рекламной, размещена в целях указания направления движения к входу в помещение банка. Из ч. 2 ст. 2 Закона о рекламе следует, что действие данного Закона не распространяется в том числе на информацию, раскрытие или распространение либо доведение до потребителя которой является обязательным в соответствии с федеральным законом; на вывески и указатели, не содержащие сведений рекламного характера. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 N 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами ФЗ «О рекламе» разъяснено, что при применении данной нормы судам следует исходить из того, что не может быть квалифицирована в качестве рекламы информация, которая хотя и отвечает перечисленным критериям, однако обязательна к размещению в силу закона или размещается в силу обычая делового оборота. То обстоятельство, что информация, обязательная к размещению в силу закона или размещенная в силу обычая делового оборота, приведена не в полном объеме, само по себе не влечет признания этой информации рекламой. Не следует рассматривать в качестве рекламы и размещение наименования (коммерческого обозначения) организации в месте ее нахождения, а также иной информации для потребителей непосредственно в месте реализации товара, оказания услуг (например, информации о режиме работы, реализуемом товаре), поскольку размещение такой информации в указанном месте не преследует целей, связанных с рекламой. Как указано в п. 18 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.12.1998 N 37 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о рекламе», по смыслу ст. 2 Закона о рекламе под рекламой понимаются сведения, распространяемые исключительно для формирования и поддержания интереса к юридическому или физическому лицу, его товарам, идеям и начинаниям. Указание юридическим лицом своего наименования на вывеске (табличке) по месту нахождения преследует иные цели и не может рассматриваться как реклама. Сведения, распространение которых по форме и содержанию является для юридического лица обязательным на основании закона или обычая делового оборота, не относятся к рекламной информации независимо от манеры их исполнения на соответствующей вывеске. Обязанность юридического лица (продавца, исполнителя) довести до сведения потребителя фирменное наименование (наименование) своей организации, место ее нахождения (адрес) и режим ее работы предусмотрена ч. 1 ст. 9 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», согласно которой продавец (исполнитель) размещает данную информацию на вывеске. В соответствии с п. 1 ст. 1538 ГК РФ юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность (в том числе некоммерческие организации, которым право на осуществление такой деятельности предоставлено в соответствии с законом их учредительными документами), а также индивидуальные предприниматели могут использовать для индивидуализации принадлежащих им торговых, промышленных и других предприятий коммерческие обозначения, не являющиеся фирменными наименованиями и не подлежащие обязательному включению в учредительные документы и ЕГРЮЛ. Материалы дела свидетельствуют, что спорная информация размещена на конструкции у входа в банк, рядом с вывесками о наименовании и режиме работы, и представляет собой перечисление банковских услуг в целях доведения до сведения потребителей информации о деятельности организации. При этом в ней не указаны фирменное наименование банка, процентные ставки, сроки вкладов или беспроцентных возвратов кредитных денежных средств. Апелляционным судом учтено, что ЗАО «Сберкред Банк» разместило спорные вывески (щиты-указатели со стрелками) на углу дома, в котором арендует помещение, в целях указания направления движения к входу в помещение банка, поскольку с улицы, где находится здание, вход в арендуемое помещение не виден, в этом же доме арендуют помещения и иные юридические лица, которые также разместили свои вывески на стене здания. Размещение щитов-указателей с наименованием юридического лица как указателя его местонахождения или обозначения места входа в занимаемое помещение, здание или территорию является общераспространенной практикой и соответствует сложившимся на территории России обычаям делового оборота, в связи с чем спорные конструкции (щиты) рекламой не являются. ФАС округа оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

22. Поскольку Георгиевская лента не отнесена действующим законодательством ни к государственным символам, ни к религиозным символам и объектам культурного наследия, то использование в рекламе образа Георгиевской ленты, если он не является оскорбительным, законом не запрещено (Постановление ФАС Центрального округа от 29.04.2013 по делу N А36-6075/2012).

ООО «Капитан» обратилось с заявлением о признании недействительным решения комиссии УФАС, которым признана ненадлежащей реклама общества, как не соответствующая требованиям ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, требование удовлетворено. 12.05.2012 УФАС выявлен факт размещения на рекламной конструкции рекламы следующего содержания: — в левой части конструкции на светло-синем фоне слова: «РЕТ компьютеры www. ret. ru 21-02-05 www. ret. ru пл. Победы, 6а (возле Центрального рынка) 9:00 — 20:00 без выходных»; — в правой части конструкции на желтом фоне изображения: ленты с полосами коричневого и черного цвета, на которой имеются надписи: «ПОБЕДНЫЕ ЦЕНЫ!» и в красном овале надписи: «5 — 31 МАЯ»; телевизора, на котором имеются надписи: «24» FULL HD 1080 LED», справа от которого имеются надписи: «HYUNDAI 7888 руб.» и изображение стрелки синего цвета, внутри которой имеются надписи: «LED, HDMI»; телевизора, на котором имеются надписи: «40» FULL HD 1080 LED», справа от которого имеются надписи: «SAMSUNG 21888 руб.» и изображение стрелки синего цвета, внутри которой имеются надписи: «LED, с медиаплеером»; — в нижней части конструкции на белом фоне слова: «ОГРОМНЫЙ ассортимент телевизоры, мультимедиа плееры, проекторы». 16.05.2012 в адрес ООО «Капитан» УФАС был направлен запрос о предоставлении в срок до 31.05.2012 информации и документов о владельце рекламы и основаниях ее размещения. 29.05.2012 ООО «Капитан» в ответе подтвердило, что является рекламопроизводителем и рекламодателем спорной рекламы. 23.05.2012 УФАС направило запрос ректору Липецкого государственного технического университета о проведении исследования спорной рекламы с привлечением заведующей кафедрой культуры ЛГТУ, кандидата культурологии, доцента Т. В исследовании от 14.06.2012 Т. сделан вывод, что Георгиевская ленточка как историко-культурная категория имеет отношение к ряду других государственных символов и в контексте анализируемого рекламного послания оскорбляет память погибших при защите Отечества, дискредитирует саму идею воинской славы, наносит нравственный урон ветеранам и представителям старшего поколения, оказывает негативное влияние на подрастающее поколение, превращает символ гордости за свою Родину в предмет, продвигающий определенный товар в сегменте бытовой техники и электроники. 29.06.2012 определением УФАС в отношении ООО «Капитан» было возбуждено дело по признакам нарушения ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе. В ответ на запрос УФАС от 29.06.2012 поступило обращение председателя Липецкого регионального отделения Всероссийской общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов от 05.07.2012, в котором выражено неодобрение использования Георгиевской ленточки как символа победы в Великой Отечественной войне в рекламных целях в качестве способа получения прибыли. 14.08.2012 решением комиссии УФАС спорная реклама была признана ненадлежащей. Как следует из ч. 1 ст. 5 Закона о рекламе, реклама должна быть добросовестной и достоверной. Недобросовестная реклама и недостоверная реклама не допускаются. Реклама является средством продвижения товаров, работ и услуг, а также самого изготовителя или продавца рекламируемого товара на определенном рынке. Вместе с тем способ, форма и средства распространения соответствующей информации имеют существенное значение. Ненадлежащей рекламой согласно п. 4 ст. 3 Закона о рекламе является реклама, не соответствующая требованиям законодательства РФ. В силу ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе в рекламе не допускается использование бранных слов, непристойных и оскорбительных образов, сравнений и выражений, в том числе в отношении пола, расы, национальности, профессии, социальной категории, возраста, языка человека и гражданина, официальных государственных символов (флагов, гербов, гимнов), религиозных символов, объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, а также объектов культурного наследия, включенных в Список всемирного наследия. Решением комиссии УФАС от 14.08.2012 ООО «Капитан» вменяется нарушение ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе, выразившееся в использовании в рекламе оскорбительного образа в отношении символа воинской славы, к которому относится Георгиевская ленточка. Из содержания ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе следует запрет на использование в рекламе образа (изображения), которое является оскорбительным. Поскольку Георгиевская лента не отнесена действующим законодательством ни к государственным символам, ни к религиозным символам и объектам культурного наследия, то использование в рекламе образа Георгиевской ленты, если он не является оскорбительным, ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе не запрещено. Нормативно-правовое регулирование в отношении Георгиевской ленты, закрепляющее ее официальное описание (изображение), а также цели и порядок использования в РФ отсутствуют. УФАС ссылается на Кодекс Георгиевской ленточки, утвержденный РИА «Новости» и РООСПМ «Студенческая община». Суд отметил, что этот Кодекс не является нормативно-правовым актом, не имеет юридической силы и не обязателен для ООО «Капитан» и других хозяйствующих субъектов, работающих в сфере рекламы. Исследование от 14.06.2012, проведенное заведующей кафедрой культуры ЛГТУ Т., делающее вывод, что сам факт использования образа Георгиевской ленты в рекламных целях является оскорблением, не свидетельствует о наличии или отсутствии в рекламе оскорбительного образа. Суд пришел к выводу, что исследование от 14.06.2012 не содержит ответа на поставленный УФАС вопрос о наличии в рекламе оскорбительного образа. Неодобрение в отношении использования Георгиевской ленты в рекламных целях содержится и в ответе председателя областного совета ветеранов от 05.07.2012. Образ Георгиевской ленты в том виде, в каком он изображен в рекламе ООО «Капитан», согласно имеющимся в деле фотографиям, не является оскорбительным. Материалы, полученные УФАС, свидетельствуют о неэтичности рекламы, но запрета на использование неэтичной рекламы ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе, нарушение которой вменено обществу, не содержит. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *