Соотношение понятий «охрана» и «защита» информационных прав

(Шумов П. В.) («Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление», 2013, N 5) Текст документа

СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «ОХРАНА» И «ЗАЩИТА» ИНФОРМАЦИОННЫХ ПРАВ

П. В. ШУМОВ

Шумов Петр Владимирович, старший преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин ВЮИ ФСИН России, кандидат юридических наук.

В статье исследуются понятия «охрана» и «защита» информационных прав. Автор проводит сравнительный анализ данных категорий.

Ключевые слова: защита прав, охрана прав, информационные права.

Correlation of concepts of «protection» and «defense» of informational rights P. V. Shumov

Shumov Petr Vladimirovich, candidate of juridical sciences, senior teacher of the Chair of State-law Disciplines of the Vladimir Law Institute of the Federal Service of Execution of Punishment of Russia.

The article studies the concepts of «protection» and «defense» of informational rights. The author makes a comparative analysis of these categories.

Key words: defense of rights, protection of rights, informational rights.

Конституцией Россия провозглашена демократическим, правовым государством, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их признание, реализация и защита — обязанностью государства (ст. 2). Без соблюдения прав и понимания их как стандартов демократии невозможно бескризисное развитие конкретного государства <1>. ——————————— <1> Мелешников А. В. Историко-правовые предпосылки согласования российской и европейской правозащитных систем // Европейская правозащитная система: Соотношение и проблемы гармонизации / Под ред. В. М. Баранова. Н. Новгород, 2003. С. 32 — 33.

Права человека неотделимы от людей, от их общественных отношений, способов бытия индивида. Они органично вплетены в общественные отношения, являются формой взаимодействия людей, упорядочения их связей, координации их поступков и деятельности, предотвращения противоречий, противоборства, конфликтов. По своему существу права человека нормативно формулируют те условия и способы жизнедеятельности людей, которые объективно необходимы для обеспечения нормального функционирования индивида, общества, государства. Необходимо определиться с понятием «охрана информационных прав». Это обусловлено тем, что в литературе наряду с термином «охрана» применительно к правам человека употребляется термин «защита» <2>. ——————————— <2> См., например: Права человека; Игитова И. В. Механизм реализации Европейской конвенции «О защите прав и свобод» // Государство и право. 1997. N 1. С. 76 — 82.

Как показывает анализ законодательства и литературы, термин «защита» употребляется чаще, так как вопрос о правах наиболее остро встает в момент их нарушения или посягательств на них. Термин «защита», согласно этимологическому анализу <3>, применяется для обозначения активного противодействия нарушению прав человека и снижению негативных последствий от данных нарушений. На практике защитную инициативу, как правило, проявляет потерпевший, до его обращения обычно вопрос о нарушении права не возникает, следовательно, не возникает вопроса и о защите. ——————————— <3> См.: Большой энциклопедический словарь. М., 1990. С. 459.

В. В. Болгова, анализируя соотношение терминов «охрана» и «защита» права, отмечает, что разные авторы по-разному оценивают соотношение указанных понятий <4>. Так, В. А. Тархов отмечает, что охрана каждого права существует постоянно и имеет целью обеспечить его осуществление и не допустить его нарушения. К защите же нарушенного права появляется необходимость прибегнуть лишь при его нарушении, оспаривании либо угрозе нарушения <5>. ——————————— <4> См.: Болгова В. В. Формы защиты субъективного права: теоретические проблемы: Дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2000. С. 76 — 79. <5> Тархов В. А. Гражданское право. Чебоксары, 1997. С. 259 — 260.

Э. П. Гаврилов считает, что охрана есть установление общего правового режима, а защита — те меры, которые предпринимаются в случаях, когда гражданские права нарушены или оспорены <6>. ——————————— <6> Гаврилов Э. П. Комментарий Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». М., 1996. С. 217.

А. С. Мордовец под охраной понимает состояние правомерной реализации прав и свобод под контролем социальных институтов, но без их вмешательства. Меры же защиты применяются, по его мнению, тогда, когда осуществление прав и свобод затруднительно, но права и свободы еще не нарушены. Если права и свободы нарушены, то их нужно не защищать, а восстанавливать <7>. ——————————— <7> Мордовец А. С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. Саратов, 1996. С. 88.

В свою очередь И. Ребане различает два уровня «правовой охраны». Под правовой охраной в широком смысле он понимает деятельность, которая направлена на обеспечение неприкосновенности правопорядка и соблюдения норм права. В этом смысле правоохрана совпадает с обеспечением режима законности. В более узком смысле правоохрана рассматривается как совокупность мер по предупреждению и пресечению правонарушений, мер по непосредственному принудительному осуществлению прав и, наконец, мер ответственности за посягательства на правопорядок <8>. ——————————— <8> Ребане И. Убеждение и принуждение в деле борьбы с посягательствами на советский правопорядок. Ученые записки Тартуского госуниверситета. Вып. 182. Труды по правоведению. Т. 5. Тарту, 1966. С. 72 — 73.

По мнению О. С. Иоффе, защита и охрана права являются синонимами и представляют собой применение к нарушителю санкций. Различия между категориями трактуют как чисто терминологические <9>. ——————————— <9> Иоффе О. С. Новая кодификация советского гражданского законодательства и охрана чести и достоинства граждан // Советское государство и право. 1962. N 7. С. 61 — 62.

И хотя в литературе существует точка зрения о том, что защита и охрана — тождественные явления <10>, представляется все же более обоснованным противоположное мнение <11>. Думается, что понятие «охрана» включает в себя лишь систему мер, направленных на предотвращение нарушений прав человека. Иными словами, «охрана» сориентирована главным образом на недопущение возможных нарушений, а «защита» — на нейтрализацию уже существующих. Об этом свидетельствуют некоторые высказывания современных правоведов <12>. ——————————— <10> Гражданско-правовая охрана интересов личности. М., 1969. С. 3; Стоякин Г. Я. Понятие защиты гражданских прав // Проблемы гражданско-правовой ответственности и защиты гражданских прав. Свердловск, 1973. С. 30 — 35. <11> См.: Киричек Е. В. Охрана и защита конституционных прав и свобод человека и гражданина в субъектах Российской Федерации (на примере Уральского федерального округа): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 17 — 19. <12> См.: Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1989. С. 130 — 131; Мордовец А. С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. Саратов, 1996. С. 88; Бутылин В. Н. Милиция в государственно-правовом механизме охраны конституционных прав и свобод граждан. Тюмень, 2001. С. 13.

Следовательно, «охрана» — это перспективный аспект деятельности государства по обеспечению информационных прав субъектов правоотношений, «защита» — ретроспективный. Думается, что чем больше масса защиты, по сравнению с охраной, тем хуже обеспеченность информационных прав. Если сконцентрироваться на охране прав, тогда потребуется и меньше их защищать. Представленные понятия не случайно переплетаются и отдельными авторами воспринимаются как единое целое. Дело в том, что как охрана без защиты, так и защита без охраны теряет свой смысл, т. к. непонятно, а что охранять? Представляется, что и охрана, и защита — два этапа единого, последовательного процесса: обеспечения информационных прав субъектов правоотношений. Первая стадия данного процесса — это охрана информационных прав. Вторая стадия — их защита.

Список литературы

1. Болгова В. В. Формы защиты субъективного права: теоретические проблемы: Дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2000. С. 76 — 79. 2. Большой энциклопедический словарь. М., 1990. С. 459. 3. Бутылин В. Н. Милиция в государственно-правовом механизме охраны конституционных прав и свобод граждан. Тюмень, 2001. С. 13. 4. Гаврилов Э. П. Комментарий Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». М., 1996. С. 217. 5. Гражданско-правовая охрана интересов личности. М., 1969. С. 3. 6. Игитова И. В. Механизм реализации Европейской конвенции «О защите прав и свобод» // Государство и право. 1997. N 1. С. 76 — 82. 7. Иоффе О. С. Новая кодификация советского гражданского законодательства и охрана чести и достоинства граждан // Советское государство и право. 1962. N 7. С. 61 — 62. 8. Киричек Е. В. Охрана и защита конституционных прав и свобод человека и гражданина в субъектах Российской Федерации (на примере Уральского федерального округа): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 17 — 19. 9. Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1989. С. 130 — 131. 10. Мордовец А. С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. Саратов, 1996. С. 88. 11. Мелешников А. В. Историко-правовые предпосылки согласования российской и европейской правозащитных систем // Европейская правозащитная система: Соотношение и проблемы гармонизации / Под ред. В. М. Баранова. Н. Новгород, 2003. С. 32 — 33. 12. Ребане И. Убеждение и принуждение в деле борьбы с посягательствами на советский правопорядок. Ученые записки Тартуского госуниверситета. Вып. 182. Труды по правоведению. Т. 5. Тарту, 1966. С. 72 — 73. 13. Стоякин Г. Я. Понятие защиты гражданских прав // Проблемы гражданско-правовой ответственности и защиты гражданских прав. Свердловск, 1973. С. 30 — 35. 14. Тархов В. А. Гражданское право. Чебоксары, 1997. С. 259 — 260.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *