Таможенная служба США и особенности ее правоохранительной деятельности

(Берзинь О. А.) («Публично-правовые исследования» (электронный журнал), 2013, N 3) Текст документа

ТАМОЖЕННАЯ СЛУЖБА США И ОСОБЕННОСТИ ЕЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ <1>

О. А. БЕРЗИНЬ

——————————— <1> Данная статья подготовлена на основе материалов справочных изданий США (US Government manual) и информации в сети Интернет, а также публикаций американских ученых в сборнике Министерства юстиции США: «Совместный проект по оказанию методического содействия российским правоохранительным ведомствам в борьбе с организованной и экономической преступностью». М., 2008.

Таможенная служба в США насчитывает более чем 200-летнюю историю. И за это время накоплен немалый опыт ее деятельности, в том числе и в сфере противодействия нарушениям таможенного законодательства. В этой связи представляется интересным ознакомление с имеющейся таможенной практикой и особенностями ее правового регулирования с тем, чтобы учесть их в правоохранительной деятельности таможенных органов России. Официально отсчет своего существования Таможенная служба США ведет с 31 июля 1789 года, когда пятым по счету законодательным актом Конгресса США были учреждены таможенные округа. В соответствии с этим актом таможенные чиновники наделялись правом собирать пошлину с товаров и иных облагаемых предметов, перемещаемых через границу США. 3 марта 1927 года Таможенное бюро было учреждено как подразделение Министерства финансов США (Department of Treasury) <2>, и Приказом по Министерству финансов N 165-23 от 4 апреля 1973 года это подразделение с 1 августа 1973 года было переименовано в Таможенную службу США (US Customs Service). ——————————— <2> Ст. 2071 Титула 19 Свода законов США: United States Code. Title 19. § 2071.

Основной задачей Таможенной службы США является таможенная защита границ США и обеспечение соблюдения законов при ввозе товаров в Соединенные Штаты и вывозе их из страны. Вместе с тем таможенные органы наделены полномочиями обеспечивать соблюдение не только таможенных законов и контролировать взимание таможенных пошлин, в зону их ответственности входит также контроль за исполнением всех федеральных законов на линии границы США. В целом, всю сферу деятельности Таможенной службы США в соответствии с законодательством можно разделить по следующим основным направлениям: исполнение таможенных законов; исполнение законов о наркотических средствах; исполнение законов о контроле над экспортом и исполнение законодательства по борьбе с отмыванием денег. Кратко эти направления можно охарактеризовать следующим образом. Исполнение таможенных законов. Таможенная служба наделена полномочиями следить за соблюдением таможенного законодательства США, включающего прежде всего Закон о тарифах 1930 года (Tariff Act of 1930), с последующими изменениями и дополнениями <3>. В связи с этим непосредственными обязанностями Таможенной службы являются: ——————————— <3> Статья 1654 Титула 19 Свода законов США: United States Code. Title 19. § 1654.

— установление и сбор таможенной пошлины, взимание налогов, сборов и штрафных санкций, установленных на ввозимые товары; — оформление документации на лиц, товары, грузы и почтовые отправления, ввозимые в США и вывозимые из страны; — контроль навигационных законов; — розыск и задержание лиц, нарушивших таможенные законы и законы, имеющие отношение к таможне (например, законы об авторских правах, патентах и торговых знаках, торговых квотах, требованиях к маркировке товаров). Таким образом, к исключительной компетенции Таможенной службы отнесены как «чистые» нарушения таможенного законодательства (например, ложные заявления о стоимости или характере ввозимых товаров), так и сопутствующие им правонарушения. Например, Таможенная служба призвана следить за исполнением большого количества разнообразных нормативных актов по обеспечению охраны здоровья населения, в которых предъявляются требования к безопасности автотранспортных средств и контролю за нормами уровня радиации радиоактивных и иных материалов и веществ, а также вводятся ограничения на транспортировку огнеопасных и взрывоопасных материалов, карантин животных и растений и провоз продуктов питания, медикаментов и других опасных для здоровья веществ в случаях перемещения их через границу США. По подсчетам специалистов, в США к настоящему времени имеется уже более 400 различных законодательных норм, за соблюдением которых следит Таможенная служба и в случае нарушения которых ею проводятся соответствующие расследования. Исполнение законов о наркотических средствах. Необходимо отметить, что полномочия Таможенной службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в США определены в соответствии с таможенным законодательством и законодательством о наркотиках <4>. В частности, таможенное законодательство предусматривает, что все наркотические средства, провозимые через границу США контрабандой, рассматриваются как «товар», и, следовательно, на них распространяются те же самые законы о ввозе и о декларировании, которые действительны для обычных товаров. ——————————— <4> Важнейшим федеральным законом США в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков является Закон о контролируемых препаратах (Controlled Substances Act).

Исполнение законов о контроле над экспортом. Данное направление правоохранительной деятельности Таможенной службы США можно назвать самостоятельным, потому что зона полномочий Таможенной службы США не ограничивается только охраной границ при ввозе товаров, она распространяется и на случаи их вывоза за пределы государства. Например, на Таможенную службу возложен контроль за соблюдением федеральных законов о вывозе товаров, и прежде всего, Закона о контроле над экспортом оружия (Arms Export Control Act), с помощью которого регулируются вопросы о вывозе не только оружия, но и различных материалов и технологий, которые могут использоваться в военных целях. Вторым, не менее важным законом, за соблюдением которого следит Таможенная служба, является Закон 1979 года об управлении экспортом (Export Administration Act of 1979). Данный Закон призван контролировать вывоз из Соединенных Штатов товаров и современных технологий. В случае нарушения указанных Законов сотрудники Таможенной службы имеют право на предварительные аресты подлежащих вывозу товаров. Также они имеют право конфисковывать без судебного ордера любые товары, которые намеревались нелегально вывезти из страны, а также транспортные средства, которые предполагалось использовать для этих целей. Подобных широких полномочий в области контроля над экспортом в США, кроме Таможенной службы, больше не имеет ни одно другое федеральное правоохранительное ведомство. Исполнение законодательства по борьбе с отмыванием денег. Основным законом по борьбе с отмыванием денег в США является Закон о тайне банковских операций (Bank Secrecy Act), и осуществление контроля за соблюдением данного Закона также возложено на Таможенную службу. Согласно этому Закону Таможенной службе надлежит контролировать соблюдение обязанности по декларированию перемещения денежных средств и других платежных инструментов. Исходя из положений ст. 5316 данного Закона, обязанность заявлять таможенным органам о перемещении денег и других платежных инструментов должна выполняться в случае, когда их сумма превышает 10 тыс. долларов США. Для выявления фактов незаконного провоза денежных средств или других платежных инструментов сотрудники Таможенной службы наделены в рамках закона определенными полномочиями. Так, в целях выяснения соответствия фактического и заявленного количества провозимых сумм денежных средств они имеют право на границе производить личный обыск, а также обыскивать багаж, грузы, конверты, пакеты и транспортные средства без судебного ордера. Подобная практика использования права обыска на границе позволяет нередко пресекать таможенным органам недекларированное перемещение денежных средств или других платежных инструментов с последующей их конфискацией. В дальнейшем валюта или другие платежные средства, которые при перемещении через границу не были задекларированы либо были задекларированы неправильно и вследствие этого были конфискованы, остаются на таможне. Кроме того, сотрудники Таможенной службы имеют право на конфискацию собственности, в отношении которой доказано, что она служила средством нелегального перемещения денежных средств и других платежных инструментов. Таковы основные направления правоохранительной деятельности Таможенной службы США. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что преобладающими в этой деятельности являются задачи, связанные с обеспечением соблюдения именно таможенного законодательства. В связи с этим Таможенную службу США можно назвать основным ведомством, которое осуществляет расследование нарушений таможенного законодательства. В силу того что границы Соединенных Штатов Америки являются очень протяженными и их нельзя охватить полным контролем со стороны Таможенной службы, таможенные инспекторы находятся только в основных пунктах таможенной обработки, которыми являются крупные аэропорты, порты и автомагистрали. Как правило, первыми, кого встречают в пунктах таможенной обработки прибывшие в Штаты пассажиры, являются именно таможенные инспекторы. Они проверяют таможенные декларации, а также проводят краткий опрос пассажиров. Кроме того, они выборочно досматривают, в том числе с помощью рентгеновских аппаратов, следующий с пассажирами багаж, а при наличии оснований проводят специальный досмотр. Применительно к ввозимому или вывозимому грузу таможенные инспекторы, помимо этого, проверяют соответствующие документы, представляемые грузоотправителем, производят досмотр груза, а в случае необходимости осуществляют беседу с соответствующими субъектами (грузоотправителями, экспортерами, импортерами) и задают дополнительные вопросы. В некоторых случаях таможенные органы могут запросить дополнительные документы, в которых отражены сделки по купле-продаже груза. Нередко ввозимый груз перегружается на специальный склад, отвечающий требованиям таможни, где в более удобных условиях, иногда и по частям, проводится его проверка. В этом процессе важную роль играют специалисты по импорту, т. к. именно они являются экспертами по оценке стоимости определенных товаров, по определению стран происхождения этих товаров, а также по отслеживанию любых квот и ограничений на ввоз таких товаров. Таким образом, основным элементом работы Таможенной службы США является проверка документации, сопровождающей товары и лиц, въезжающих в страну либо покидающих ее. Например, въезжающие пассажиры должны подготовить и представить таможенную декларацию, в которой они обязаны указать: не ввозятся ли ими в страну определенные предметы, такие, как деньги, продукты животного происхождения и оружие. Для удобства таможенные декларации обычно выдаются пассажирам коммерческими авиакомпаниями в автобусах и на кораблях. Аналогичная работа с документами проводится и в отношении ввозимых или вывозимых товаров. Естественно, что объем подобной работы значительно больше, чем в случаях с пассажирами. В нее включены вопросы о характере товаров, о стране их происхождения, о стоимости товаров, а также о том, не требуется ли каких-либо разрешений для ввоза или вывоза данного товара. Для определенного вида товаров наличие таких разрешений требуется еще до момента их ввоза или вывоза. Их нужно получать в соответствующих государственных органах, осуществляющих выдачу таких разрешений. Например, выдачей разрешений для провоза оружия занимается одно из подразделений Государственного департамента США. Обработка большого объема проверяемой таможенными инспекторами документации, а также получение ими в процессе проверки других интересующих сведений стали возможны только после сплошной компьютеризации таможенной деятельности. Компьютерная техника используется сотрудниками Таможенной службы США для получения практически любой информации, в том числе и о пассажирах, включая вопросы о том, нет ли в отношении их неисполненных ордеров (не имеется ли задолженности), не привлекались ли они ранее к ответственности за нарушения таможенного или иного законодательства, а также и о том, каким образом они въезжали в страну или выезжали из нее в прошлом. В компьютерных базах данных аналогичная вспомогательная информация содержится и в отношении грузоотправителей, импортеров и экспортеров грузов. В основном подобного рода информация используется таможенными инспекторами для определения целесообразности проведения дополнительных досмотров, опросов либо изучения документации. Хотя основным способом выявления нарушений таможенного законодательства и являются многообъемные проверки документов и грузов, проводимые с использованием компьютера или консультациями специалиста по импорту, наряду с ними имеются и другие способы. Обычно такими способами являются сообщения служащих или конкурентов, сведения от платных информаторов, которые знакомы с незаконной деятельностью в зоне таможни, или же тайные операции, проводимые Таможенной службой в отношении какой-то конкретной отрасли. Что касается ответственности за нарушения таможенного законодательства, то в США для каждого отдельного вида нарушения может быть предусмотрено несколько санкций. Некоторые из них носят либо административный, либо гражданский характер. Например, наложение ареста, конфискация, обложение сборами в повышенном размере, применение гражданско-правовых или иных финансовых санкций. Кроме того, в США за нарушения таможенного законодательства могут быть предусмотрены и уголовные санкции, такие, как заключение в тюрьму или наложение уголовного штрафа. По мнению некоторых специалистов, в Соединенных Штатах Америки применение гражданских и административных санкций за таможенные правонарушения более распространено по сравнению с применением уголовных санкций. Объясняется это чаще всего тем, что уголовные таможенные нарушения более трудно доказывать и по ним решение принимается дольше. В частности, уголовные нарушения требуют доказательства намерений именно уголовного характера, под которыми обычно понимается осведомленность о незаконности своего поведения (в отношении административных и гражданских нарушений этого не требуется). Уголовные законы, регламентирующие нарушения таможенного законодательства в США, являются вполне прямыми и разделяются на две категории. К первой относится контрабанда, то есть умышленный ввоз в страну запрещенных предметов (см. Title 18 U. S.C. § 545). Ко второй — подача ложных заявлений в адрес Таможенной службы США или мошенническое поведение в отношении Таможенной службы США (см. Title 18 U. S.C. § 542). Кроме двух указанных групп существуют специальные законы, которые касаются таких действий, как ввоз или вывоз наркотиков (см. Title 21 U. S.C. § 960) или вывоз оружия без предварительного получения разрешения Государственного департамента (см. Title 21 U. S.C. § 2778). Для Таможенной службы США различные виды таможенных нарушений имеют различную степень важности (степень приоритетности). Наиболее важными, в то же время и наиболее редко встречающимися являются так называемые стратегические нарушения, связанные с ввозом или вывозом товаров, для которых требуется соответствующее разрешение (огнестрельное оружие, ядерная техника, системы вооружений, биологическое оружие, техника, подпадающая под Правила международной торговли оружием), а также другие предметы, разрешения на движение которых выдаются Министерством торговли или Государственным департаментом. Вторыми по степени важности нарушениями таможенного законодательства считаются мошенничество в нестратегической области, включая импорт текстиля; нарушения антидемпингового законодательства; нарушения, угрожающие здоровью и безопасности граждан; неправильные заявления о стоимости или стране происхождения товаров; ввоз поддельных товаров и ввоз товаров, которые изготовлены с использованием принудительного труда, и др. Определение степени важности нарушений таможенного законодательства в значительной мере зависит от нескольких факторов, в том числе от масштаба проблемы, воздействия на американские компании, влияния на здоровье и безопасность и еще от ряда соображений принципиального или политического характера. Например, приоритет, присваиваемый нарушениям таможенного законодательства в сфере торговли текстилем и антидемпингового законодательства, определяется принципиальным решением о защите американских предприятий от возможности потери конкурентных позиций в результате появления продукции, которая может продаваться по низкой цене в силу невысоких издержек производства в других странах. В случаях выявления сотрудниками Таможенной службы США нарушений таможенного законодательства они же осуществляют расследование по этому факту. Если же Таможенной службой выявляются другие правонарушения (не таможенные), то в этом случае дальнейшее расследование, как правило, осуществляется таможней совместно с другим следственным органом. Например, если на границе выявлено правонарушение, связанное с наркотиками, расследование проводится Таможенной службой и Администрацией по контролю за применением законов о наркотиках (Drug Enforcement Administration), являющейся федеральным следственным ведомством в составе Министерства юстиции США (US Department of Justice). Данное правило закреплено в договоре, заключенном между Министерством финансов и Министерством юстиции. Данным договором также предусмотрено, что в случае провоза наркотиков контрабандным путем таможней проводятся и необходимые оперативные мероприятия. При расследовании нарушений таможенного законодательства сотрудники Таможенной службы США используют различные методы, применяемые правоохранительными органами. Среди них: сообщения отдельных граждан; использование сведений, полученных от информаторов, тайных операций, контролируемых поставок, наблюдения; получение ордеров на обыск, использование устройств для распознавания почерка или устройств, используемых для задержания с последующим наблюдением; перехват телефонных сообщений, использование собак-ищеек, а также проведение случайных или специальных досмотров и опросов. В рамках своих полномочий сотрудники таможни имеют право останавливать машины и входить на корабли и самолеты без ордера на обыск для производства таможенного досмотра и пограничного контроля. Оперативные сотрудники таможенных органов могут проводить негласные операции по наблюдению за объектами, подозреваемыми в нарушении законов, правомочны вызывать лиц для дачи показаний. Кроме того, они имеют право при наличии соответствующих судебных санкций проводить прослушивание и электронное наблюдение, а также осуществлять другие оперативные мероприятия. Наиболее распространенным в деятельности таможни США является способ получения информации от граждан. Масштаб использования сообщений граждан расширяется, если имеется анонимный номер «горячей линии», по которому можно позвонить для того, чтобы проинформировать о подозрительных действиях, и если такой номер сообщается компаниям, занятым деятельностью, имеющей отношение к Таможенной службе. Такой подход оказывается полезным, если Таможенная служба реагирует на подобные сообщения и в то же время защищает анонимность звонивших. Как правило, информаторы работают более активно, если их помощь позволяет им получить значительную премию, размер которой часто связан со стоимостью захваченной контрабанды. Иногда агенты Таможенной службы выступают в роли либо покупателей, либо продавцов контрабандного товара. Наиболее важной процедурой в США, которая помогает в расследовании и уголовном преследовании (в доказывании) применительно к нарушениям таможенного законодательства, является использование различных подробных административных документов, сопровождающих пассажиров и ввозимые или вывозимые ими товары. Не менее полезной процедурой считается широкое использование заметных, разборчивых и понятных объявлений, в которых неосмотрительные путешественники, импортеры или экспортеры предупреждаются о незаконности определенных видов деятельности. Польза подобных объявлений заключается в том, что они способствуют доказыванию осведомленности лица о соблюдении необходимых правил и о его преступных намерениях. В конечном итоге наличие таких документов свидетельствует о том, что подсудимый умышленно пытался обойти таможенное законодательство. Проведенный нами краткий обзор правоохранительной деятельности Таможенной службы США показывает, что она в достаточной степени схожа с правоохранительной деятельностью таможенных органов России, хотя и обладает своей спецификой, которую необходимо более тщательно исследовать с тем, чтобы извлечь положительный опыт и применить его при осуществлении дальнейших реформ в сфере таможенного дела.

——————————————————————

Название документа «Обзор практики рассмотрения дел Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ» (Карасева С. Ю.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2013) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ ПРЕЗИДИУМОМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 30 июля 2013 года

С. Ю. КАРАСЕВА

Постановление от 9 апреля 2013 г. N 15363/12

23.12.2010 в отдел контроля за таможенным транзитом таможенного поста были представлены документы, в том числе транзитная декларация для завершения процедуры таможенного транзита на товар, поступивший железнодорожным транспортом в адрес ЗАО «А» для дальнейшей отправки морским транспортом в Иран. Вагон 20.12.2010 был подан на станцию, что подтверждается памяткой приемосдатчика. ОАО «РЖД» 21.12.2010 выдало ЗАО «А» без разрешения таможни товар, который ЗАО «А» в тот же день без разрешения таможни выгрузило во временной зоне таможенного контроля и поместило на хранение. Таможня определением от 14.10.2011 возбудила дело об административном правонарушении и проведении административного расследования, 14.11.2011 составлен протокол. Постановлением таможни от 13.12.2011 ЗАО «А» привлечено к ответственности по ч. 1 ст. 16.13 КоАП РФ с назначением наказания в виде штрафа в размере 10000 руб. ЗАО «А» обжаловало постановление в суд. Решением суда требование удовлетворено. Апелляционный суд решение отменил, в удовлетворении требования отказал. ФАС округа оставил Постановление апелляционной инстанции без изменения. Суд первой инстанции счел, что постановление принято с нарушением действующего законодательства, поскольку у таможни отсутствовали правовые основания для привлечения ЗАО «А» к ответственности в связи с отсутствием в его действиях состава правонарушения. Кроме того, суд пришел к выводу, что таможней нарушен порядок рассмотрения дела, так как 14.12.2011 она направила в адрес ЗАО «А» телеграмму об отложении рассмотрения дела на 27.12.2011. Таким образом, вынесение оспариваемого постановления является незаконным. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о правомерном привлечении к ответственности и не согласился с выводом суда первой инстанции о нарушении таможней процессуальных норм. Согласно ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу. В отсутствие данного лица дело может быть рассмотрено, если имеются данные о надлежащем извещении его о месте и времени рассмотрения дела. О времени (13.12.2011) и месте рассмотрения дела ЗАО «А» было уведомлено Определением от 29.11.2011, которое было получено им 05.12.2011, что подтверждается почтовым уведомлением. Вместе с тем, в материалах дела имеется телеграмма, направленная таможней в адрес ЗАО «А» 14.12.2011, о назначении к рассмотрению на 27.12.2011 восьми дел об административных правонарушениях, в том числе дела, постановление по которому оспаривается. Оспариваемое постановление было вынесено таможней 13.12.2011 в отсутствие законного представителя ЗАО «А» и получено им 26.12.2012. Довод таможни о том, что телеграмма от 14.12.2011 направлена в адрес ЗАО «А» ошибочно, не подтвержден какими-либо доказательствами, равно как нет и каких-либо доказательств, что фактическое рассмотрение дела состоялось 13.12.2011. В материалах дела также отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что таможня предпринимала какие-либо меры по устранению допущенной ею ошибки, связанной с назначением к рассмотрению дела на 27.12.2011. Таким образом, вынесение постановления таможни при наличии извещения об отложении рассмотрения дела об административном правонарушении свидетельствует о существенном нарушении порядка привлечения к административной ответственности. Президиум ВАС РФ отменил постановления апелляционной и кассационной инстанций, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Постановление от 9 апреля 2013 г. N 13689/12

Между ООО «А» (арендодатель) и ООО «С» (арендатор) был заключен договор от 27.12.2010 субаренды, согласно которому арендодатель предоставил арендатору во временное пользование часть нежилого помещения в строении (материальный склад на производственной базе ООО «Т»). Кроме того, между ООО «А» и ООО «С» заключен договор аренды оборудования от 27.12.2010, согласно которому арендодатель предоставил арендатору комплект оборудования, смонтированного в технологическую линию, готовую к эксплуатации. Договоры заключены на срок с 01.01.2011 по 25.12.2011. Имущество передано по актам приема-передачи от 01.01.2011. Актом от 05.03.2011, составленным техническим директором ООО «С», установлено, что арендодатель произвел замену замков на входных дверях в арендованном помещении, лишив таким образом работников ООО «С» доступа в данное помещение, а также к арендованному оборудованию. В письме к ООО «А» от 05.03.2011 ООО «С» предложило расторгнуть по соглашению сторон договоры субаренды и аренды оборудования с 05.03.2011 с обязательным подписанием дополнительных соглашений соответствующего содержания, актов приема-передачи имущества и проведения сверки взаиморасчетов. В письме к ООО «С» от 11.03.2011 ООО «А» указало, что расторжение договоров возможно только после исполнения арендатором обязательств по уплате арендной платы. Кроме того, арендодатель уведомил арендатора об удержании его имущества в арендуемом помещении до погашения задолженности. ООО «А», считая, что арендатор исполнил обязательства по договорам ненадлежащим образом, обратилось с иском к ООО «С» о взыскании 287429,30 руб. задолженности за февраль — август 2011 года и 4654,18 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением суда иск удовлетворен частично: взыскано 291270 руб. задолженности и процентов, в остальной части иска отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения. По мнению ООО «С», суды не учли тот факт, что в отзыве на исковое заявление им была признана задолженность за январь, февраль и 1 — 4 марта 2011 года в размере 21378,87 руб. как обоснованная; в связи с тем, что с 05.03.2011 ООО «А» лишило его возможности владения и пользования арендованным имуществом, ООО «С» сочло, что вправе отказаться от исполнения обязанности по внесению арендной платы за последующий период. Суд первой инстанции руководствовался ст. ст. 309, 310, 606, 614 ГК РФ и исходил из того, что спорные договоры являются действующими, односторонний отказ арендатора от исполнения своих обязанностей по внесению арендной платы законом не допускается. Суд кассационной инстанции сослался на вступившее в законную силу решение арбитражного суда от 14.07.2011, которым ООО «С» отказано в иске к ООО «А» о расторжении данных договоров. Суд исходил также из доказанности наличия задолженности по арендной плате в соответствии с представленным ООО «А» расчетом и отметил, что ООО «С» не доказало факт возврата арендодателю части нежилого помещения и оборудования, являющихся предметами договоров. Согласно п. 1 ст. 611 ГК РФ арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества. В свою очередь, арендатор в силу п. 1 ст. 614 ГК РФ обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату). Таким образом, исполнение арендатором обязательства по внесению арендной платы обусловлено исполнением арендодателем встречного обязательства по передаче имущества во владение и пользование арендатору (п. 1 ст. 328 ГК РФ). Судами установлен факт передачи арендодателем арендатору по актам приема-передачи от 01.01.2011 имущества по спорным договорам. Также установлено, что 05.03.2011 арендодатель прекратил доступ работников арендатора к арендуемому помещению и оборудованию; с этого времени ООО «С» не имело возможности использовать арендуемое имущество. Согласно п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» по договору аренды имеет место встречное исполнение обязательств: обязанность арендодателя по отношению к арендатору состоит в предоставлении последнему имущества в пользование, а обязанность арендатора — во внесении платежей за пользование этим имуществом. В соответствии с п. 2 ст. 328 ГК РФ в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно, свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков. Если обусловленное договором исполнение обязательства произведено не в полном объеме, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения в части, соответствующей непредоставленному исполнению. Таким образом, арендодатель вправе требовать от арендатора исполнения обязанности по внесению арендной платы только за период, истекший с момента передачи ему имущества до момента прекращения арендодателем обеспечения возможности владения и пользования имуществом в соответствии с условиями спорных договоров. Довод суда кассационной инстанции о наличии установленного вступившим в законную силу решением суда факта сохранения между сторонами договорных отношений по договорам субаренды и аренды оборудования и отсутствия доказательств их расторжения не является основанием для возникновения у ООО «А» права требования к ООО «С» по взысканию арендных платежей за период с 05.03.2011, то есть с того дня, когда в результате действий арендодателя арендатором была утрачена возможность владения и пользования арендуемым имуществом. Правомерность заявленной к взысканию суммы задолженности за январь, февраль и 1 — 4 марта 2011 года была признана ООО «С». Что касается процентов, начисленных истцом за неправомерное удержание арендных платежей, то суд, установив факт состоявшегося в данный период зачета сторонами встречных однородных требований, уменьшил их размер. Президиум ВАС РФ отменил все судебные акты по делу в части взыскания 269891,13 руб. задолженности и этой части иска отказал, в остальной части оставил судебные акты без изменения.

Постановление от 2 апреля 2013 г. N 14131/12

ООО «В» обратилось с иском к субъекту РФ в лице комитета по управлению городским имуществом и комитета по здравоохранению о взыскании 756109,07 руб. кредиторской задолженности в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам ГУП «П». Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение суда отменил, в иске отказал. ФАС округа оставил Постановление апелляционной инстанции без изменения. Решением арбитражного суда от 28.10.2009 ГУП «П» (должник) признано банкротом, в отношении него открыта процедура конкурсного производства. Определением суда от 21.07.2009 требование ООО «В» в размере 756109,07 руб. было включено в третью очередь реестра требований кредиторов, но в ходе процедуры банкротства оно не было удовлетворено ввиду отсутствия у должника имущества. Определением суда от 23.04.2010 процедура конкурсного производства в отношении должника завершена, в ЕГРЮЛ внесена запись о прекращении его деятельности. В обоснование иска о взыскании задолженности в порядке субсидиарной ответственности ООО «В» сослалось на то, что на основании распоряжений комитета по управлению имуществом от 26.06.2006, от 28.07.2006 и Комитета по здравоохранению от 13.07.2006 были изъяты и переданы другому предприятию имевшиеся у ГУП «П» на праве аренды нежилые помещения, лекарственные средства и иное движимое имущество, что привело его к банкротству. Суд первой инстанции руководствовался п. 3 ст. 56 ГК РФ, п. 2 ст. 7 ФЗ от 14.11.2002 N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» и п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 N 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и исходил из того, что определение о принятии к производству заявления о признании должника банкротом вынесено 12.02.2009, то есть до вступления в силу ФЗ от 28.04.2009 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», следовательно, нормы Закона N 73-ФЗ не подлежат применению в рамках данного дела. Суд апелляционной инстанции указал, что правило о привлечении к дополнительной (субсидиарной) ответственности контролирующих должника лиц в связи с доведением должника до банкротства имеет специальный характер, что предопределяет первоочередной учет норм специального законодательства, в данном случае ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», во взаимосвязи с общими положениями, установленными п. 3 ст. 56 ГК РФ. Судами апелляционной и кассационной инстанций применен абз. 2 п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 27.04.2010 N 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». При этом суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что Законом N 73-ФЗ, вступившим в силу 05.06.2009, внесены изменения в том числе в ст. 10 Закона о банкротстве. Следовательно, требования о привлечении к субсидиарной ответственности учредителей должника могут быть заявлены только в рамках дела о банкротстве. До вступления в силу Закона N 73-ФЗ допускалось предъявление кредиторами исков о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве, если такие иски не были заявлены в рамках дела о банкротстве конкурсными управляющими. Это соответствовало позиции ВАС РФ, выраженной в Постановлении N 29. Пункт 12 ст. 142 Закона о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ в отличие от ранее действовавшего законодательства установлена возможность подачи заявления конкурсным кредитором наряду с конкурсным управляющим и уполномоченным органом о привлечении к субсидиарной ответственности учредителя должника. При этом указано, что требование может быть заявлено до завершения конкурсного производства. Установление законодательством нового порядка реализации права кредитора на привлечение к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве не может приводить к прекращению самого права, если оно возникло до изменения Закона. Порядок применения Закона N 73-ФЗ определен ст. 5 этого же Закона, согласно которой положения Закона о банкротстве в новой редакции применяются арбитражными судами при рассмотрении дел о банкротстве, производство по которым возбуждено после дня вступления в силу Закона N 73-ФЗ, то есть после 05.06.2009. Такой порядок применения соответствует общему принципу действия закона во времени, предусматривающему, что нормы нового закона распространяются на отношения, права и обязанности, возникшие после введения его в действие. Это положение позволяло ООО «В» как кредитору в деле о банкротстве ГУП «П», производство по которому возбуждено 12.02.2009, то есть до принятия Закона N 73-ФЗ, иметь разумные ожидания о применении к его требованиям о привлечении к субсидиарной ответственности прежнего порядка подачи заявления, основанного на Постановлении N 29. Таким же образом суды применяли законодательство в аналогичных делах до принятия ВАС РФ информационного письма N 137. В п. 2 информационного письма N 137 указано, что процессуальные нормы о порядке привлечения к субсидиарной ответственности подлежат применению судами после вступления в силу Закона N 73-ФЗ независимо от даты, когда было возбуждено производство по делу о банкротстве. При этом дела о привлечении к субсидиарной ответственности, возбужденные вне рамок дела о банкротстве до дня вступления в силу Закона N 73-ФЗ, и после этой даты подлежат рассмотрению в соответствии с процессуальными нормами законодательства о банкротстве, действовавшими до этой даты. ООО «В» не могло руководствоваться этими разъяснениями, поскольку на момент размещения информационного письма N 137 на сайте ВАС РФ (14.05.2010) конкурсное производство по делу было завершено (23.04.2010), должник ликвидирован. Тем не менее, применяя данное положение, суды апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу, что требования о привлечении к субсидиарной ответственности, заявленные после вступления в силу Закона N 73-ФЗ, могли быть поданы только в рамках дела о банкротстве. Президиум ВАС РФ отменил постановления апелляционной и кассационной инстанций, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Постановление от 16 апреля 2013 г. N 1395/13

В рамках дела о банкротстве ООО «Э» его конкурсный управляющий К. обратился с заявлением к ФГУП «И» о признании недействительными действий предыдущего конкурсного управляющего М. по перечислению 6665279,62 руб. ФГУП «И» и о применении последствий недействительности этих действий в виде взыскания в пользу ООО «Э» этой суммы. Определением суда требования удовлетворены. Апелляционный суд определение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения. В период процедуры конкурсного производства, введенной в отношении ООО «Э», вступило в законную силу принятое в рамках искового судопроизводства решение суда от 31.01.2011 о взыскании 6665279,62 руб. с ФГУП «И» в пользу ООО «Э». Выдан исполнительный лист. Впоследствии это решение было обжаловано в суд кассационной инстанции. Определением от 01.06.2011 ФАС округа приостановил его исполнение. На следующий день после вынесения этого определения взысканная сумма на основании исполнительного листа была списана с расчетного счета ФГУП «И» по инкассовому поручению от 02.06.2011. Постановлением ФАС округа от 22.06.2011 решение от 31.01.2011 отменено, дело направлено на новое рассмотрение. Конкурсный управляющий М. по требованию ФГУП «И» платежным поручением от 04.07.2011 возвратил ему ранее списанные в безакцептном порядке денежные средства. При новом рассмотрении дела вступившим в законную силу решением суда от 24.11.2011 с ФГУП «И» в пользу ООО «Э» взыскана задолженность в меньшем размере — 1247227,47 руб. Новый конкурсный управляющий К. обратился с заявлением о признании действий по возврату денежных средств недействительными на основании п. 2 ст. 61.2 ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и о применении последствий их недействительности, сославшись на то, что возврат списанной в безакцептном порядке суммы осуществлен в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов ООО «Э», признанного к моменту перечисления банкротом, о чем ФГУП «И» не могло не знать. Суды признали требования обоснованными, но не учли следующее. Согласно п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными лишь сделки (действия), целью которых являлось причинение вреда имущественным правам кредиторов и в результате совершения которых такой вред был фактически причинен. В соответствии со ст. 2 Закона о банкротстве под вредом, причиненным имущественным правам кредиторов, понимаются уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества. При этом сделки (действия), предусмотренные ст. 61.2 Закона о банкротстве, являются оспоримыми, а не ничтожными. В данном случае кредиторы ООО «Э» имели право на удовлетворение своих требований, в том числе и за счет тех средств, которые ФГУП «И» обязано было уплатить ООО «Э» в счет погашения задолженности по связывающему их обязательству. Размер задолженности был окончательно установлен решением арбитражного суда от 24.11.2011 и составил 1247227,47 руб. Суд апелляционной инстанции приобщил к материалам дела представленное ФГУП «И» платежное поручение от 20.06.2012, согласно которому долг ФГУП «И» погашен путем перечисления 1247227,47 руб. ООО «Э». Конкурсный управляющий К. не оспаривал факт исполнения ФГУП «И» решения суда от 24.11.2011. При таких обстоятельствах 6665279,62 руб., списанные со счета ФГУП «И» по отмененному решению от 31.01.2011 в период действия определения о приостановлении его исполнения, не могли рассматриваться в качестве причитающегося ООО «Э» ни полностью, ни в какой-либо части. Поскольку в конечном счете предъявленная ООО «Э» к взысканию задолженность в размере 6665279,62 руб. не была признана обоснованной, а реально имеющийся долг ФГУП «И» погашен, спорные 6665279,62 руб. в любом случае подлежали возврату в режиме исполнения должником текущих обязательств. Следовательно, у судов не имелось оснований для вывода о том, что был причинен какой-либо вред имущественным правам кредиторов ООО «Э». Это, в свою очередь, исключало возможность признания оспариваемых действий недействительными по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Удержание ФГУП «И» добровольно возвращенных ему в рамках судебного процесса 6665279,62 руб., по сути, являлось законным средством восстановления его права, нарушенного исполнением отмененного решения. При этом в рамках данного дела спорный платеж не оспаривался конкурсным управляющим К. как действия по удовлетворению текущего платежа, совершенные с нарушением очередности, установленной п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве. Поэтому обстоятельства, перечисленные в п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», судами не исследовались и не оценивались как выходящие за предмет требования арбитражного управляющего. Президиум ВАС РФ отменил все судебные акты по делу и в удовлетворении требований отказал.

Постановление от 16 апреля 2013 г. N 16929/12

ОАО «У» обратилось в Пенсионный фонд РФ с заявлением от 06.12.2011 о предоставлении отсрочки по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и на обязательное медицинское страхование по причине нахождения в тяжелом имущественном положении. Фонд направил ОАО «У» письмо от 27.12.2011, в котором указал, что порядок и случаи предоставления плательщикам отсрочки по уплате страховых взносов в нормативно-правовых актах РФ отсутствуют, и в предоставлении отсрочки отказал. ОАО «У» обратилось с заявлением о признании незаконным бездействия фонда, выразившегося в нерассмотрении заявления о предоставлении отсрочки по уплате страховых взносов, и обязании устранить допущенное нарушение прав. Решением суда требование удовлетворено: суд признал бездействие фонда незаконным и обязал его рассмотреть заявление ОАО «У» и вынести соответствующее мотивированное решение в течение 30 дней со дня вступления решения суда в законную силу. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения. Согласно п. 11 ч. 1 ст. 29 ФЗ от 24.07.2009 N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальный фонды обязательного медицинского страхования» органы контроля за уплатой страховых взносов имеют право предоставлять плательщикам страховых взносов отсрочки (рассрочки) погашения сумм задолженности по страховым взносам, пеням и штрафам в порядке и случаях, которые предусмотрены федеральным законом. Порядок и случаи предоставления отсрочки (рассрочки) погашения задолженности по страховым взносам, пеням и штрафам законодателем не установлены. Суды исходили из того, что отсутствие в законодательстве механизма, регулирующего порядок организации работы по предоставлению отсрочки (рассрочки) по уплате страховых взносов, не может являться основанием для нарушения права ОАО «У» на своевременное рассмотрение заявления о предоставлении отсрочки и на мотивированный ответ. При этом суды руководствовались ч. 6 ст. 13 АПК РФ, согласно которой в случаях, если спорные отношения прямо не урегулированы федеральным законом и другими нормативными правовыми актами или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, суды применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм рассматривают дела исходя из общих начал и смысла федеральных законов и иных нормативных правовых актов (аналогия права). Суды применили к спорным правоотношениям по аналогии положения НК РФ, устанавливающие правила и основания изменения сроков уплаты налоговых платежей (гл. 9), ввиду схожести правоотношений по уплате страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, порядку их принудительного взыскания, а также в связи с отсутствием прямого законодательного запрета. Однако суды не учли, что в п. 11 ч. 1 ст. 29 Закона N 212-ФЗ установлено, что порядок и случаи предоставления отсрочки (рассрочки) погашения сумм задолженности по страховым взносам, пеням и штрафам могут быть предусмотрены только федеральным законом. Таким образом, законодатель строго ограничил права органов контроля за уплатой страховых взносов по предоставлению отсрочек (рассрочек) погашения сумм задолженности по страховым взносам, пеням и штрафам. Данная норма закрепляет исключительно за федеральным законодателем право установления порядка и оснований предоставления плательщикам страховых взносов отсрочки (рассрочки) погашения сумм задолженности по этим взносам. Следовательно, ни органы исполнительной власти, ни Пенсионный фонд РФ не вправе определять порядок и основания предоставления отсрочки (рассрочки) погашения задолженности по страховым взносам. Учитывая, что до настоящего момента ни Закон N 212-ФЗ, ни иные федеральные законы не содержат норм, предусматривающих указанный механизм, у фонда отсутствуют основания для предоставления отсрочки (рассрочки) погашения задолженности по страховым взносам. Кроме того, суды, признавая незаконным бездействие фонда, выразившееся в нерассмотрении заявления о предоставлении отсрочки, не учли следующее. По смыслу гл. 24 АПК РФ к бездействию относится неисполнение органом, осуществляющим публичные полномочия, обязанности, возложенной на него нормативными правовыми и иными актами, определяющими полномочия этих лиц. Из материалов дела видно, что заявление ОАО «У» о предоставлении отсрочки по уплате страховых взносов рассмотрено фондом и ОАО «У» письмом от 27.12.2011 в предоставлении отсрочки отказано в связи с отсутствием нормативно-правовой базы. При таких обстоятельствах отсутствует факт бездействия фонда, а значит, нет и основания для признания бездействия незаконным. Следует отметить, что ОАО «У» в порядке, предусмотренном ст. 49 АПК РФ, было подано заявление об уточнении требований, в котором оно просило признать незаконными действия фонда, выраженные в письменной форме от 16.03.2012, по отказу в предоставлении рассрочки по уплате задолженности, однако данный факт в судебных актах не отражен, а согласно протоколу судебного заседания суд первой инстанции отказал в удовлетворении ходатайства об уточнении требований, исходя из того, что заявленное требование является самостоятельным требованием и подлежит отдельному рассмотрению. Между тем, в соответствии с ч. 1 ст. 49 АПК РФ истец вправе при рассмотрении дела в суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска. ОАО «У», не изменяя основание иска, просило изменить предмет иска, и отказ суда в удовлетворении его ходатайства не основан на ч. 1 ст. 49 АПК РФ и поэтому привел к принятию неправильного решения. Президиум ВАС РФ отменил все судебные акты по делу и в удовлетворении требования отказал.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *