Форма контракта внешнеторговой купли-продажи: вопросы теории и арбитражная практика

(Николюкин С. В.) («Налоги» (газета), 2009, N 28) Текст документа

ФОРМА КОНТРАКТА ВНЕШНЕТОРГОВОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И АРБИТРАЖНАЯ ПРАКТИКА

С. В. НИКОЛЮКИН

Николюкин С. В., к. ю.н., доцент кафедры «Теория и история государства и права» ФГОУ ВПО «Финансовая академия при Правительстве Российской Федерации», член Ассоциации юристов России.

В целях совершения контракта внешнеторговой купли-продажи внутренняя воля контрагента должна получить выражение вовне, а именно ее следует довести до сведения другого лица. Способ выражения воли, т. е. способ волеизъявления, представляет собой форму контракта <1>. ——————————— <1> См.: Николюкин С. В. Внешнеторговые сделки и обычаи в международном коммерческом обороте. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 19.

Контракт внешнеторговой купли-продажи товаров может быть заключен как в устной, так и в письменной форме. Устная форма предполагает наличие словесной договоренности сторон о заключении контракта. Устная форма совершения сделки возможна в следующих случаях: а) если законом или соглашением сторон для них не установлена письменная форма; б) если данная сделка исполняется при самом их совершении, за исключением сделок, требующих нотариальной формы, а также сделок, для которых несоблюдение простой письменной формы влечет их недействительность; в) если сделка совершается устно во исполнение письменного договора, и имеется соглашение сторон об устной форме исполнения. Письменная форма контракта внешнеторговой купли-продажи предусматривает закрепление волеизъявления сторон на материальном носителе, под которым понимается: Составление договора в виде одного документа, устанавливающего права и обязанности сторон <2>. ——————————— <2> Составление договора в виде одного документа означает, что в договоре независимо от количества листов (2, 3 и более) они должны быть пронумерованы, прошнурованы, скреплены подписями и печатями сторон.

В контракте внешнеторговой купли-продажи, как в документе, предусмотрена установленная совокупность реквизитов, расположенных в определенной последовательности. Выделяют три части такого документа: 1. Заголовочная часть содержит обязательные реквизиты, постоянные части которых указываются в бланке документа: наименование документа (в данном случае «Контракт»), его номер, дата и место заключения контракта (название города), точное наименование Продавца и Покупателя с указанием адреса, страны, телефона, телекса и факса, наименование грузополучателя и экспедитора, их адреса, вид транспорта, пункты отправления и назначения, номер и дата лицензии (если таковая требуется), базис поставки, условия платежа, валюта и другие реквизиты, требующиеся для данного вида документа. Согласно письму ЦБ РФ от 15 июля 1996 г. N 300 «О Рекомендациях по минимальным требованиям к обязательным реквизитам и форме внешнеторговых контрактов» во внешнеторговом контракте целесообразно указывать: — унифицированный номер контракта, состоящий из трех групп знаков с двумя разделителями (/), оформленных следующим образом: ББ/XXXXXXXX/XXXXX или ЦЦЦ/XXXXXXXX/XXXXX, где первая группа состоит из двух букв (ББ) или трех цифр (ЦЦЦ), соответствующих коду страны Покупателя (Продавца) по международному классификатору «Страны мира», используемому для целей таможенного оформления; вторая группа состоит из восьми цифр, составляющих код организации Покупателя (Продавца) в соответствии с Общероссийским классификатором «Предприятия и организации» (ОКПО); третья группа состоит из пяти цифр и представляет собой порядковый номер документа на уровне организации Покупателя (Продавца); — дату подписания контракта, оформляемую следующим образом: ДД. ММ. ГГ, где ДД — день (две цифры); ММ — месяц (две цифры); ГГ — год (две последние цифры года). Каждые две цифры отделяются друг от друга точкой; — место подписания контракта; — полные официальные наименования организаций Продавца и Покупателя; — страну иностранного партнера и страну назначения (отправления) товара. 2. Содержательная (товарная) часть содержит следующие сведения о товаре: марка и номера, наименование и характеристика товара, код товара, количество мест, масса (вес) брутто (нетто), срок поставки, цена за единицу, сумма, итоговое количество и сумма, а также возможные другие реквизиты в зависимости от специфики товара. 3. Оформляющая часть содержит индивидуальные данные для конкретного документа. Для контракта рекомендуется помещать следующую текстовую запись: «По этому контракту Продавец продал, а Покупатель купил в счет… упомянутые выше товары на указанных условиях. При этом стороны договорились о следующем…». Затем могут быть указаны дополнительные сведения и следующая запись: «Обязательно соблюдение условий, изложенных на обороте». Внизу приводятся удостоверяющие реквизиты и подписи лиц, уполномоченных каждой из сторон контракта для его подписания <3>. ——————————— <3> См.: Ростовский Ю. М., Гречков В. Ю. Внешнеэкономическая деятельность. М.: Экономистъ, 2007. С. 153.

Заключение такого контракта путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Особенностью контракта в электронной форме (электронный документ) является его заключение с использованием электронных средств связи, исключающих непосредственное взаимодействие сторон, с участием информационных посредников (провайдеров), путем обмена электронной информацией. В соответствии с Федеральным законом от 10 января 2002 г. N 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» (далее — Закон об электронной цифровой подписи) электронный документ — это документ, в котором информация представлена в электронно-цифровой форме. Электронный документ должен: — создаваться, обрабатываться, перерабатываться и храниться с помощью программных и технических средств; — иметь установленную структуру и содержать реквизиты, позволяющие его идентифицировать; — быть представленным в форме, понятной для восприятия человеком <4>. ——————————— <4> См.: Функ Я. И. Курс внешнеторгового права: основные внешнеторговые сделки. М.: Издательство деловой и учебной литературы, 2007. С. 96.

Важно отметить, что электронный документ состоит из двух неотъемлемых частей — общей и особенной. Общая часть электронного документа состоит из информации, составляющей содержание документа; особенная часть состоит из одной или нескольких электронных цифровых подписей. Электронная цифровая подпись — реквизит электронного документа, предназначенный для защиты данного электронного документа от подделки, полученный в результате криптографического преобразования информации с использованием закрытого ключа электронной цифровой подписи и позволяющий идентифицировать владельца сертификата ключа подписи, а также установить отсутствие искажения информации в электронном документе. Электронная цифровая подпись должна выполнять следующие функции: 1) идентифицировать автора электронного документа; 2) подтверждать полномочия лица, подписавшего электронный документ; 3) гарантировать подлинность электронного документа; 4) устанавливать соответствие воли и волеизъявления сторон в сделке; 5) подтверждать действительность договорных обязательств; 6) обеспечивать защиту их одностороннего изменения или невыполнения; 7) символизировать необходимую письменную форму сделки, заключенной контрагентами посредством глобальной компьютерной сети Интернет <5>. ——————————— <5> См.: Михайленко Е. В. Правовые проблемы практической реализации Федерального закона «Об электронной цифровой подписи» // Журнал российского права. 2004. N 5. С. 72.

Согласно ст. 4 Закона об электронной цифровой подписи электронная цифровая подпись в электронном документе равнозначна собственноручной подписи в документе на бумажном носителе при одновременном соблюдении следующих условий: — сертификат ключа подписи, относящийся к этой электронной цифровой подписи, не утратил силу (действует) на момент проверки или на момент подписания электронного документа при наличии доказательств, определяющих момент подписания. Сертификат ключа подписи представляет собой документ на бумажном носителе или электронный документ с электронной цифровой подписью уполномоченного лица удостоверяющего центра, которые включают в себя открытый ключ электронной цифровой подписи и которые выдаются удостоверяющим центром участнику информационной системы для подтверждения подлинности электронной цифровой подписи и идентификации владельца сертификата ключа подписи; — подтверждена подлинность электронной цифровой подписи в электронном документе. Подлинность электронного документа означает, что документ в действительности создан владельцем личного ключа подписи и в данный документ не внесены изменения. Подтверждение подлинности электронной цифровой подписи в электронном документе — положительный результат проверки соответствующим сертифицированным средством электронной цифровой подписи с использованием сертификата ключа подписи принадлежности электронной цифровой подписи в электронном документе владельцу сертификата ключа подписи и отсутствия искажений в подписанном данной электронной цифровой подписью электронном документе; — электронная цифровая подпись используется в соответствии со сведениями, указанными в сертификате ключа подписи. Кроме того, необходимо подчеркнуть, что участник информационной системы может быть одновременно владельцем любого количества сертификатов ключей подписей. При этом электронный документ с электронной цифровой подписью имеет юридическое значение при осуществлении отношений, указанных в сертификате ключа подписи. Контрактам в электронной форме присущи следующие признаки, каждый из которых необходим, а все вместе достаточны для того, чтобы договор признавался заключенным в электронной форме: а) отсутствие непосредственного контакта между сторонами договора, заключаемого в электронной форме. Стороны договора общаются посредством электронного обмена данными; б) для заключения договора в электронной форме необходимо участие информационных посредников, отвечающих за программное обеспечение и обеспечивающих хранение и передачу информации; в) при заключении договора с использованием электронных средств связи происходит обмен данными, закрепленными в электронной форме (электронной информацией). Поэтому сторонам договора необходимо предусмотреть условия, отражающие особенности электронной информации (особенности защиты информации при передаче и хранении, способ установления лица, создавшего электронный документ, возможность хранения копии электронного документа на бумаге); г) идентификация лица, уполномоченного на подписание договора, возможна только с использованием специальных программных или технических средств, позволяющих создать аналог собственноручной подписи. Причем необходимо отличать использование аналога собственноручной подписи от факсимильного воспроизведения подписи, где имеет место только копия подписи лица. Совершение подписи рукоприкладчиком тоже не может рассматриваться как аналог собственноручной подписи, поскольку ставится оригинальная подпись другого лица <6>; ——————————— <6> См.: Кулик Т. Ю. Правовое регулирование договоров, заключаемых в электронной форме. М.: Юрлитинформ, 2008. С. 14 — 15.

д) договор в электронной форме хранится на разных носителях, что исключает применение к нему традиционных понятий «подлинник» или «копия» документа. Важно отметить, что в рамках ЮНСИТРАЛ в 2005 г. была принята Нью-Йоркская конвенция ООН об использовании электронных сообщений в международных контрактах (далее — Конвенция об электронных сообщениях). Конвенция об электронных сообщениях применяется к использованию электронных сообщений в связи с заключением или исполнением контрактов между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах. Ни государственная принадлежность сторон, ни их гражданский или торговый статус, ни гражданский или торговых характер контракта не принимаются во внимание при определении применимости настоящей Конвенции (ст. 1). Конвенция об электронных сообщениях не применяется к электронным сообщениям, относящимся: — к контрактам, заключенным в личных, семейных или домашних целях; — к сделкам на регулируемом фондовом рынке; — к межбанковским платежным системам, межбанковским платежным системам, межбанковским платежным соглашениям или расчетно-клиринговым системам для ценных бумаг или других финансовых активов или инструментов; — к передаче обеспечительных прав на ценные бумаги, другие финансовые активы и инструменты, хранящиеся у посредника, к их продаже, ссуде, владению ими или соглашению об их обратной покупке. Кроме того, Конвенция об электронных сообщениях не применяется к переводным и простым векселям, транспортным накладным, коносаментам, складским распискам и любым оборотным документам, которые предоставляют бенефициару право требовать поставки товаров или платежа денежной суммы (ст. 2). Как отмечает А. П. Вершинин, применительно к договору электронная форма приравнивается к письменной при соблюдении двух условий. Во-первых, законом, иными правовыми актами или соглашением сторон предусмотрено использование в ходе обмена документами по согласованию условий договора факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронной цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи. Во-вторых, средства связи позволяют достоверно установить, что электронные документы исходят от сторон по договору <7>. ——————————— <7> См.: Вершинин А. П. Внешнеэкономическое право. Введение в правовое регулирование внешнеэкономической деятельности. М.: НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2001. С. 63.

Между тем М. Г. Розенберг полагает, что заключение контракта посредством обмена факсами может привести к последующим недоразумениям. Во-первых, эта форма связи не гарантирует того, что полученный по факсу текст полностью соответствует отправленному. В некоторых случаях, как показывает практика МКАС, оказывалось, что из-за несовпадения отправленного и полученного по факсу текста предложения и акцепта не совпадало мнение сторон о содержании заключенного ими контракта. Встречались и случаи, когда у сторон оказывался не совпадающий по содержанию единый текст контракта, подписанный обеими сторонами путем обмена факсами. При рассмотрении в МКАС одного из споров ответчик утверждал, что он вообще не направлял истцу предложения по факсу, а оно, по-видимому, исходило из другой организации. Поэтому он считал, что не находится в договорных отношениях с истцом. Во-вторых, учитывая, что факс предназначен в принципе для использования при осуществлении оперативной связи, рекомендуется ли вообще не применять эту форму связи для заключения контрактов, либо при ее использовании обязательно повторять условия предложения и акцепта путем направления другой стороне соответствующего письма, а при оформлении контракта в виде одного единого документа — путем представления для подписания письменного текста контракта <8>. ——————————— <8> См.: Розенберг М. Г. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров. М.: Книжный мир, 2007. С. 28.

Арбитражная практика МКАС. Отвергнуто как необоснованное утверждение, согласно которому в силу положений Венской конвенции 1980 г. недействительны изменения контракта, совершенные посредством сообщений по факсу. В соответствии с п. 4 Венской конвенции 1980 г. вопрос о действительности договора или каких-либо его условий определяется не Конвенцией, а применимым национальным правом. Согласно ст. 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем обмена документами посредством в том числе и электронной связи, одним из видов которой являются сообщения по факсу. По делу от 10 июня 1999 г. N 55/1998 иск был предъявлен российской организацией (продавец) к кипрской фирме (покупатель) в связи с неоплатой товара, поставленного по контракту международной купли-продажи товара, заключенному сторонами в январе 1996 г. По мнению покупателя, у него не возникло обязанности оплачивать товар, который, по его утверждению, он не получал, поскольку в нарушение условий контракта продавец не направил покупателю почтой комплект отгрузочных документов. Факсимильные сообщения, которые, по утверждению продавца, изменили контракт в отношении условий поставки, недействительны, поскольку совершены не в письменной форме, чем нарушены предписания ст. 13 Венской конвенции 1980 г. На момент рассмотрения спора МКАС было установлено, что на момент подписания сторонами контракта 22 января 1996 г. действовала часть первая ГК РФ, где установлена обязательность соблюдения простой письменной формы в отношении внешнеэкономических сделок (ст. 162). Согласно п. 2 ст. 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен как путем составления одного документа, подписанного сторонами, так и путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Таким образом, факсимильная связь, являющаяся видом электронной связи, прямо предусмотрена российским законодательством в качестве допустимого способа заключения договора в письменной форме. МКАС не могло быть принято убедительным и утверждение представителя ответчика о том, что представляемая им фирма не направляла истцу факсы, содержащие изменение условий поставки товара, и не имеет к этим документам никакого отношения. Представленные истцом факсимильные сообщения об изменении условий поставки товара выполнены на бланках московского представительства указанной фирмы, подписаны представителем ответчика, являющимся тем же лицом, которое подписало контракт с истцом и чьи полномочия сторонами не оспаривались; в верхнем левом углу факсов имелась отбивка, содержащая название отправителя — фирмы-ответчика. Кроме того, ответчик не представил каких-либо документальных доказательств своего утверждения. Не имеет значения, какой факс использовал для передачи сообщений представитель ответчика (установленный в его офисе или в каком-либо ином месте). Данные акты позволяли сделать вывод о том, что указанные документы являются действительными и направлялись именно ответчиком через его представительство в Москве <9>. ——————————— <9> См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда ТПП РФ за 1999 — 2000 гг. М.: Статут, 2002. С. 111 — 116.

По мнению Т. Ю. Кулик, договорное основание для использования электронных средств связи имеет ряд положительных моментов. Во-первых, это реализация основных принципов гражданского права — принципов диспозитивности и свободы договора. Во-вторых, стороны, имеют возможность самостоятельно избирать наиболее эффективные условия, которые обеспечивали бы максимальную защиту и осуществление именно их интересов в конкретной сделке. Таким образом, проявляется гибкость правового регулирования правоотношений <10>. ——————————— <10> См.: Кулик Т. Ю. Указ. соч. С. 14 — 15.

Между тем следует обозначить и негативные аспекты договорного регулирования электронного обмена данными: 1) в ряде случаев закон предусматривает неукоснительные для сторон требования и правила, которые нельзя изменить или отменить соглашением сторон (например, обязательная письменная форма сделки), в этих случаях, о чем бы стороны ни договорились, условия такого договора могут не иметь юридической силы <11>; ——————————— <11> См.: Шамраев А. В. Правовое регулирование информационных технологий (анализ проблем и основные документы). Версия 1.0. М.: Статус; Интертех; Издательская группа «БДЦ-пресс», 2003. С. 24.

2) соглашения между сторонами конкретной сделки не могут регулировать обязанности и ответственность третьих лиц. Но, учитывая, что правовой статус новых субъектов права в рамках электронной коммерции не урегулирован и на уровне закона, это может создать сложности при защите прав и законных интересов <12>; ——————————— <12> См.: Соловяненко Н. Совершение сделок путем электронного обмена данными (Принципы правового подхода) // Хозяйство и право. 1997. N 6. С. 55.

3) временные рамки договора тоже ограничены во времени, т. к. договор, как правило, заключается на определенный срок <13>. ——————————— <13> См.: Шамраев А. В. Указ. соч. С. 24.

Совершение лицом, получившим письменное предложение заключить договор (оферту), действий по выполнению указанных в ней условий. При этом данные действия считаются акцептом, если иное не предусмотрено законодательством или не указано в оферте. В соответствии с п. 2 ст. 1209 ГК РФ форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву <14>. ——————————— <14> Согласно п. 3 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки (в том числе и международного коммерческого контракта) влечет ее недействительность.

Это правило распространяется и на случаи, когда хотя бы одной из сторон такой сделки выступает осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо, личным законом которого является российское право. Личный закон физического лица определяется по правилам ст. 1195 ГК РФ. Определение права, применимого к форме сделки, на основе сочетания закона места ее совершения и иных коллизионных привязок, включая привязку к закону, регулирующему соответствующие отношения (lex causae), характерно для ряда современных зарубежных кодификаций международного частного права (Австрия, Германия, Румыния, Турция, Швейцария и др.). Некоторые кодификации закрепляют специальную коллизионную норму в отношении формы сделок, совершаемых лицами, которые находятся в разных странах <15>. ——————————— <15> См.: Звеков В. П. Коллизии законов в международном частном праве. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 293.

В соответствии с п. «г» ст. 11 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 20 марта 1992 г.): «г) форма сделки определяется по законодательству места ее совершения. Форма сделок по поводу строений, другого недвижимого имущества и прав на него определяется по законодательству места нахождения такого имущества». Аналогичное правило закреплено и в п. 1 ст. 39 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.). Принципы УНИДРУА не требуют, чтобы договор был заключен или подтвержден в письменной форме. Это положение представляется особенно уместным в контексте международных торговых отношений, где благодаря современным средствам связи многие сделки заключаются с большой скоростью и путем сочетания устных переговоров, телефаксов, бумажных договоров, сообщений по электронной почте и через Всемирную сеть (web) <16>. ——————————— <16> См.: Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004 / Пер. с англ. А. С. Комарова. М.: Статут, 2006. С. 10.

Несмотря на отсутствие в Принципах УНИДРУА каких-либо требований о том, что договор должен быть заключен или подтвержден в письменной форме (его существование может быть доказано любым способом, включая свидетельские показания (ст. 1.2)), никакие нормы Принципов УНИДРУА не ограничивают применение обязательных (императивных) положений национального, международного или наднационального происхождения, которые подлежат применению в силу соответствующих норм международного частного права (ст. 1.4). Таким образом, императивные нормы российского законодательства, касающиеся формы внешнеэкономических сделок, будут соблюдены и в случае, когда стороны международного коммерческого контракта изберут Принципы УНИДРУА для определения правового статута своих обязательственных отношений. Подводя итоги, следует отметить, что форма контракта внешнеторговой купли-продажи, во-первых, служит интересам сторон, совершающих сделку (она должна содействовать выявлению действительной воли лиц, совершающих сделку, обеспечивать соответствие этой воли волеизъявлению и не создавать искусственных препятствий, затрудняющих совершение сделки), во-вторых, форма контракта используется в интересах контроля над законностью сделки и защиты публичных интересов.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *