Создание и организация деятельности таможенного надзора в Сретенске

(Луконин Д. С.) («Государственная власть и местное самоуправление», 2009, N 10) Текст документа

СОЗДАНИЕ И ОРГАНИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ТАМОЖЕННОГО НАДЗОРА В СРЕТЕНСКЕ

Д. С. ЛУКОНИН

Луконин Д. С., доцент кафедры административного права и таможенного дела ЧитГУ, г. Чита.

К концу XIX — началу XX в. происходит усиление военного присутствия России в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, что связано со вступлением Российской империи в стадию империализма и расширением ее экспансии на восточные сопредельные территории. Как известно, в это время начинается так называемый процесс дележа «китайского пирога» между крупнейшими мировыми державами, такими, как Великобритания, США, Франция, Германия и Россия. Россия претендовала на сферу влияния в Северо-Восточном Китае (Маньчжурии). Подобные претензии должны были подкрепляться определенными военными и экономическими возможностями, что заставило руководство страны предпринять определенные действия. В Сибири они выразились в постройке в 1899 г. Транссибирской магистрали, а в Забайкалье, кроме этого, в строительстве железнодорожной ветки в сторону границы с Китаем, проходившей также по территории Маньчжурии Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Строительство железной дороги позволяло развивать и внутриэкономические отношения, создавать новые крупные промышленные и торговые центры. Безусловно, процесс строительства нового для Сибири транспортного средства сводил на нет положение прежних, традиционных торговых центров, например, таких, как Кяхта. Возросший торговый оборот с дальневосточными рынками делает необходимым проведение более совершенной таможенной политики и создание на слабозаселенных рубежах империи полноценных таможен. Этот процесс нашел отражение в создании таможенной системы Забайкалья. В 1899 г. создается Сретенский таможенный надзор, призванный обслуживать всю сухопутную торговлю с Китаем. Открытие таможни в Сретенске объясняется наличием судоходной реки Шилки: грузы, прибывая по воде, перегружались на железнодорожные платформы, что значительно экономило время и транспортные расходы. Пароходство по рекам Амур и Шилка служило передвижению грузов в направлении от Владивостока и Николаевска на Благовещенск и станцию Сретенская. В обратном направлении оно почти не имело грузов и работало на пассажирском движении. Из перевозимых грузов подавляющее большинство занимал беспошлинный байховый чай для Приамурской, Амурской и Забайкальской областей, а также кирпичный и плиточный чай, идущие в Иркутск, американская мука — крупчатка, иностранные железные изделия, краски, посуда, большей частью из Гамбурга. В Забайкальской области из перевозимого чая оседало 25 тыс. ящиков байхового, 1 тыс. кирпичного, 2 — 3 тыс. зеленого. Кроме того, пароходство занималось перевозкой военных грузов. Приказом от 22 декабря 1899 г. на станции Сретенск был учрежден временный таможенный надзор, состоявший из двух штатных чиновников Иркутской таможни, канцелярских чиновников и досмотрщиков <1>. Сретенскому надзору были даны следующие инструкции: ——————————— <1> Государственный архив Читинской области. Ф. 42. Оп. 1. Д. 3. Л. 3.

— с установлением в Сретенске поста таможенного надзора могут быть случаи задержания контрабанды байховых и плиточных чаев за пломбами для потребления и обращения в 50-верстной полосе от китайской границы, но задержанных за ее пределами внутри края. Поэтому в случае задержания Сретенскому надзору следует оставлять в своем ведении означенные чаи с перевозочными из-под контрабанды средствами. Составлять протоколы задержания, письменные показания, снятые с провозивших, и описи с оценкой товаров. Эти документы представлять в Иркутскую таможню; — задержанных лошадей после оформления отдавать под денежные залоги лицам, желающим пользоваться лошадьми с обязательством возврата по первому требованию Сретенского надзора. А если не найдутся желающие, то во избежание расходов по кормлению Сретенский надзор должен немедленно продать лошадей, сбрую и повозки с публичного аукциона в присутствии полиции. Продажные описи с деньгами представлять в Иркутскую таможню <2>. ——————————— <2> Государственный архив Читинской области. Ф. 42. Оп. 1. Д. 3. Л. 3.

В мае 1900 г. Сретенский надзор получил от Управляющего Иркутской складочной таможни инструкции об оформлении чая, ввезенного до отмены льгот и введения пошлин. На привозимые в Сретенск из его окрестностей байховые чаи для отправки бандеролями, но не зарегистрированные в свое время акцизным или таможенным надзором, следовало требовать документы и вообще письменные или счетовые доказательства привоза этого чая до срока введения в Забайкалье закона о пошлине и при верности этих доказательств чаи следовало допускать к упаковке в бандероли установившимся порядком. В противном случае чаи следовало опечатывать и у хозяев отбирать подписки как о представлении, если они имеют документальное доказательство законного происхождения чая, в двух или трехдневный срок, так и о том, что они обязываются хранить опечатанные чайные места до окончательного разрешения вопроса о них, причем предупреждать таких чаехозяев, что при отсутствии доказательств легальности чая хозяин обязан уплатить за чай пошлину в Сретенском надзоре, при невыполнении чего чай будет конфискован в казну. При несомненных документальных доказательствах на предъявление надзору для проверки и обандероливания чая надзору предоставлялось собственной властью обандероливать чай, сообщая управляющему лишь сведения, а при недоказательствах и вообще сомнительности легальности чаев доносить управляющему Иркутской складочной таможни всех данных по вопросу о непризнании правильного происхождения чая. Чаи, на которые не будут представлены доказательства правильного происхождения, следует по возможности отбирать на хранение или при полиции по официальному отзыву надзора, или временно на частном складе с согласия хозяина склада, но каждое место в опечатанном виде. Так как Забайкалье пользуется некоторыми правами порто-франко, то ни пассажиры с их багажом, ни товары, обращающиеся в Забайкалье при привозе их в Сретенск пароходами и судами, таможенному досмотру не подлежали, за исключением байховых чаев, проверка которых, безусловно, должна была производиться надзором по сопроводительным документам, убеждаясь в обеспечении их залогами в пунктах отправки и со сделанными на документах отметками, как о проверке по прибытии, так и при отправке чаев далее в Иркутскую таможню. Остающиеся в Сретенске чаи, ввезенные после введения закона о пошлине, должны были предъявляться надзору к досмотру и оплате пошлиной с соблюдением установленных сроков по доставке чаев из портов и хранению на складах в Сретенске <3>. ——————————— <3> Государственный архив Читинской области. Ф. 42. Оп. 1. Д. 5. Л. 39.

Сретенский таможенный надзор должен был поставить в известность чаехозяев, отправляющих зарегистрированные чаи в Иркутскую таможню, что таковые должны быть отправлены только через Сретенский надзор с надлежащим опломбированием и на основании правил о перевозке чая с внесением залогов в Сретенское казначейство или в Иркутскую таможню согласно документу от 11 февраля 1900 г. Цена доставки грузов по железной дороге от Москвы до Сретенска и пароходом от Одессы до Сретенска была одинаковой — 3 рубля с пуда, поэтому использовать железную дорогу в направлении с запада на восток для нужд местного населения было нецелесообразным. Основная ценность Сретенска была в том, что он являлся крайней точкой конца водного и началом железнодорожного пути с востока. Таким образом, необходимость образования здесь таможни была очевидной, поскольку это было выгодно как государству, так и Забайкальской области <4>. ——————————— <4> Государственный архив Читинской области. Ф. 42. Оп. 1. Д. 3. Л. 12 — 13.

В начале 1901 г. на месте таможенного надзора создается Сретенская таможня 1 класса, 2 разряда. Таможня находилась вне таможенного округа в Забайкальской области, в Нерчинском уезде, в 170 верстах от границы с Китаем, при конечной станции Забайкальской железной дороги «Сретенск» на реке Шилка. Железнодорожная ветка идет из Сретенска в пределы России и Маньчжурии. Река Шилка сливается у Покровки с рекой Аргунь, образуя реку Амур, которая впадает в Охотское море. В ведение таможни было выделено два пакгауза, которые арендовали вместе со зданием таможни у купца Исаева-Добисова. Штат новой таможни утвердили в следующем составе: Управляющий, 2 официальных представителя казначейства, бухгалтер, пакгаузный надзиратель и два его младших помощника, 6 канцелярских чиновников (2 высших, 2 средних и 2 низших с окладами соответственно 660, 600 и 500 рублей). Досмотрщики (1 старший с окладом 600 рублей, 6 досмотрщиков высшей категории с окладами 420 рублей, 7 средних — 360 рублей и 5 низших с окладами в размере 300 рублей), также в число досмотрщиков входил 1 откомандированный в Покровскую таможенную заставу <5>. Еще в качестве рабочей силы в таможню принимались рабочие, содержание которых возлагалось на купцов, торгующих при таможне. Их работа состояла в выгрузке судов и погрузке в вагоны, а также раскупорке и упаковке товаров <6>. ——————————— <5> Государственный архив Читинской области. Ф. 42. Оп. 1. Д. 127. Л. 3 — 5. <6> Государственный архив Читинской области. Ф. 42. Оп. 1. Д. 127. Л. 7 — 10.

В феврале 1901 г. Министр финансов утвердил Временные правила для действий Сретенской таможни. Правила предусматривали, что подлежащие таможенному досмотру товары должны были поступать в находящийся в ведении Сретенской таможни сретенский Гостиный двор. Гостиный двор разделялся перегородкой на две половины — купеческую и таможенную. В купеческую половину чай и другие товары поступают через особые ворота, где таможенные чиновники производили только общий учет мест каждого рода товаров (без обозначения товарохозяев, веса, знаков и номеров), фактически поступающих в Гостиный двор. Количество всех мест по мере прибытия транспорта заносилось в особую книгу или ведомость. На купеческой половине разрешалось производить разборку мест, переупаковку, пересушку, сортировку чаев. Поступающие в купеческую половину товары, как пошлинные, так и беспошлинные, выпускались исключительно через таможенную половину. Уничтожение на купеческой половине чаев подмоченных и вообще не годных к употреблению должно было производиться в присутствии таможенного чиновника и составлением акта. Время хранения товаров на купеческой половине никаким сроком не ограничивалось. Таможенное оформление производилось следующим образом: 1. Чай принимался из купеческой половины в таможенную по купеческим фактурам, составляемым самими товарохозяевами, с обязательным показателем в них числа мест, веса брутто и нетто, знаков и номеров каждого места. Фактуры эти записывались в особый реестр с обозначением времени поступления. 2. На принятые в таможенную половину чай и другие подлежащие пошлине товары должно было быть подано объявление в пятидневный срок согласно ст. 5 Таможенного устава с взысканием за неисполнением с его акциденции по ст. 14 Таможенного устава. 3. Чаи и серебро, предназначаемые для обращения в 50-верстной полосе с Китаем, выпускались без взыскания пошлин, причем на чайные места налагались особые пломбы с надписью: «Беспошлинный чай для обращения в 50-верстной полосе». 4. Товары, не обложенные пошлиной, пропускались через таможенную половину Гостиного двора по словесным заявлениям; представления на эти товары каких-либо документов не требовалось. 5. Со всех поступающих в Гостиный двор товаров, за исключением чаев, должен был взиматься складочный сбор по установленным размерам и правилам. 6. Отправка байховых и плиточных чаев для оплаты пошлины в Иркутскую таможню производилась по фактурам, при соблюдении следующих условий: а) на каждую партию означенных чаев должна быть составлена отдельная фактура, смешение всех в одной фактуре чаев, предназначаемых к очистке пошлиной в Сретенске и отправляемых в Иркутскую таможню, не допускается; б) за отправляемые в Иркутскую таможню чаи взимается залог в размере пошлин, исчисляемых по весу нетто, показанному в фактуре, с проверкой этого; в) чайные места, отправляемые в Иркутскую таможню в недосматриваемом виде, снабжаются пломбами особого образца с нанесением на них: «Сретенская таможня, чай, не оплаченный пошлиной»; г) на всех местах с чаем делались отметки в реестр, и сверх того об этих местах велись записи в особой книге; д) срок на доставку чайных грузов из Сретенска в Иркутск полагался не более четырех месяцев; е) в случае недоставки за этот срок в Иркутскую таможню каких-либо чайных мест из числа значащихся в фактуре подлежащая часть обращается в доход казны в счет пошлины. Если же пошлина обеспечена аттестацией городских общественных управлений, то соответствующая сумма взимается с хозяина товара. 7. На кирпичные чаи, отправляемые в Иркутскую таможню, Сретенская таможня составляет проводные свидетельства с указанием в них: 1) кому, куда и на чье имя чай отправлен; 2) знаков, номеров и числа мест; 3) общий вес их брутто. Один экземпляр такого свидетельства вручают возчику, а другой отправляется в Иркутскую таможню. Для предупреждения водворения на судах, приходящих в Сретенск по Амуру, контрабанды, принятой с китайского берега или проникшей другими путями, устанавливается со стороны таможни надзор за производящейся в Сретенске перегрузкой товаров, посредством наружного осмотра груза и сличения его в случае надобности с судовыми документами. Только в случае основательного подозрения в контрабандном происхождении какого-либо товара таковой задерживается до представления доказательств об оплате его пошлиной. В отношении досмотра, исчисления и уплаты пошлины, отсрочки и обеспечения выпуска товаров и отчетности по этим операциям Сретенская таможня руководствуется общими узаконениями и правилами, действующими по европейской торговле, причем срок на подачу объявления на товары, очищаемые в Сретенской таможне пошлиной, полагается двухнедельный, согласно ст. 766 Таможенного устава. Значимость Сретенска для торгового дела вызывала интерес почти всех фирм, занимающихся чайной торговлей. Таковыми фирмами являлись «Сабашников и братья Молчановы», «Товарищество наследника Губкина» и другие, которые открыли в Сретенске свои конторы. Кроме того, здесь появились конторы Сибирского торгового и Русско-Китайского банков. Такой интерес чайных фирм был вызван и тем, что с уничтожением свободной беспошлинной торговли в Восточносибирском регионе и вытекающем отсюда упорядочением таможенной политики происходило повышение пошлины на чай (если до 1900 г. цена на байховый чай составляла 20 — 25 копеек за фунт, то с 1900 г. — больше чем 1 рубль). Вместе с этим заметно повышались показатели импорта чая в Россию, поэтому представительства фирм стало удобнее размещать непосредственно вблизи таможни <7>. ——————————— <7> Государственный архив Читинской области. Ф. 42. Оп. 1. Д. 3. Л. 13.

Таким образом, с открытием в Сретенске таможни происходило оживление деятельности многих торговых фирм, ранее представленных лишь Иркутске, которые переносили свои конторы и представительства в этот город, становящийся важным экономическим центром. Таможня играла важную роль не только для транзитного, но и для местного товарооборота. Так, в 1901 г. по самым скромным подсчетам предполагалось, что таможня будет облагать пошлиной только чай, идущий для Забайкалья, в размере 8 — 10 тысяч ящиков байхового, 4 — 8 тысяч ящиков кирпичного чая. Конечно, эта цифра в сравнении с оборотом транзитного грузопотока может показаться не столь значительной (транзитный провоз чая составлял в 1901 г. 200 тыс. ящиков), однако для малозаселенного Забайкалья это был существенный показатель — в первые один-два года покупка чая забайкальцами была не велика в силу того, что резкое повышение цены на него заставило сократить закупки, люди потребляли чай из прежних запасов <8>. ——————————— <8> Государственный архив Читинской области. Ф. 42. Оп. 1. Д. 3. Л. 14 — 15.

Транзитный грузопоток через Сретенскую таможню возрос в 1900 — 1901 гг. из-за военных действий в Китае и временного закрытия кяхтинского пути. Кроме того, по свидетельству управляющего Сретенской таможни надворного советника Рутовского, на работу Сретенской таможни в 1900 — 1905 гг. повлияли открытие Маньчжурской железной дороги и устанавливаемые тарифы по Забайкальской и Сибирской железным дорогам. Как видно, в рассматриваемый период таможня находилась в стадии формирования и не могла осуществлять свою деятельность в полном объеме, однако ее значимость неоспорима. Процесс становления таможни проходил параллельно с развитием железнодорожного транспорта. Несмотря на имеющиеся трудности, постоянно наблюдался рост значимости Сретенской таможни в государственных структурах Российской империи. Так, в октябре 1900 г. Министерство финансов предложило выдать Сретенской таможне удостоверения, разрешающие поступления партий шлихового золота. Министр финансов, Министр земледелия и Комитет государственного имущества установили приобретать для надобности казны от Русско-Китайского банка шлиховое золото, которое банк покупал в пределах Китая. Каждая партия представлялась в Иркутскую золотосплавочную лабораторию, и таможня должна была способствовать быстрой и надежной переправке через границу <9>. ——————————— <9> Государственный архив Читинской области. Ф. 42. Оп. 1. Д. 3. Л. 17.

Позже, в августе 1903 г., Финансовое управление таможенных сборов определило ряд вопросов, по которым Сретенская таможня подчинялась Департаменту таможенных сборов. В 1904 — 1905 гг. в связи с Русско-японской войной объем товарооборота заметно снизился. Через таможню в основном шли грузы военного характера, поэтому деятельность ее по очищению товаров пошлиной заметно уменьшилась. Кроме того, массовому призыву в армию подлежали досмотрщики, которые составляли основной штат таможен. Тем не менее приказом наместника от 27 января 1904 г. чинам таможни была дана отсрочка сроком на один месяц <10>. Недостаточное кадровое обеспечение вынудило руководство Сретенской таможни ходатайствовать об освобождении 12 досмотрщиков для нее и шести досмотрщиков для Покровской таможенной заставы. Необходимость наличия опытных и проверенных нижних чинов объяснялась тем, что охрану касс и чая нельзя было доверить местному населению <11>. ——————————— <11> Государственный архив Читинской области. Ф. 42. Оп. 1. Д. 17. Л. 5.

Надо отметить, что даже в период военных действий транзитная торговля чаем с китайской и хлопчатобумажными тканями с русской стороны не прекращалась, уменьшился только ее объем <12>. ——————————— <12> Государственный архив Читинской области. Ф. 42. Оп. 1. Д. 17. Л. 15.

В апреле 1907 г. была предпринята попытка усиления таможенного надзора за непропуском контрабандно ввозимого с территории Китая спирта. На всем протяжении границы с Китаем (900 верст) на реке Аргуни Забайкальской области учреждаются конные контролеры для охраны Забайкальской границы от контрабанды. Берега этой реки имели почти один и тот же профиль. От Абагайтуя до станции Олочи, приблизительно верст на 400, степная равнина, представляющая, благодаря обилию грунтовых дорог, для провоза внутрь области контрабанды большие удобства, чем места, прилегающие к среднему и нижнему течению Аргуни. От Олочи до станции Аргунской, верст на 50, местность пересеченная холмистая и от Аргунской до Усть-Стрелки труднопроходимые горные хребты. Еще из населенных пунктов, расположенных вниз по реке Аргуни, заслуживали внимания густонаселенный Нерчинский уезд и поселения Мучикан и Жегдочи, через которые контрабанда может переправляться с реки Аргуни на реку Шилка, не доходя, таким образом, верст 50 до Усть-Стрелочного таможенного поста. Поэтому посты конных контролеров расположены были в следующих пунктах: поселок Кайластуевский, Борзинский, станция Олочи, Аргунская и Усть-Уровская, поселок Мучикан и поселок Жегдочи. Каждый участок обслуживали два контролера. В своих служебных действиях контролеры руководствовались временной инструкцией, один экземпляр которой был выдан им для сведения. В частности, контролерам разъяснялось, что с чинами таможенного ведомства они должны действовать в полном согласии. Место жительства определялось в зоне ответственности постов. Вооружение контролеров состояло из шашки и револьвера, но этого было недостаточно. Поэтому поднимался вопрос о снабжении их винтовками. В целом деятельность Сретенской таможни в период конца XIX — начала XX в. можно охарактеризовать следующим образом. С одной стороны, с 1900 по 1903 г. налицо имелась тенденция роста товарооборота России с Китаем, поэтому работа таможни по взиманию пошлин весьма заметна и довольно высоки собранные суммы. С другой стороны, существенное препятствие для таможенного дела составляла хозяйственная неустроенность таможни, ее недостаточное финансирование, нехватка кадров. В 1900 — 1901 гг. происходила оккупация Китая капиталистическими странами Европы, Россией, США и Японией: это существенно влияло на торговые отношения на Дальнем Востоке, что являлось еще одной причиной неполноценной деятельности таможни. Перечисленные обстоятельства мешали нормальной работе Сретенской таможни, которая, хотя и получила статус таможни первого класса, реально осуществлять в полном объеме свои функции не имела возможности. В период Русско-японской войны сократился объем очищаемых пошлиной товаров, закрылся ряд таможенных пунктов, однако деятельность таможни не прекращалась.

——————————————————————

Название документа