К вопросу о предупреждении наркопреступности в регионе экстремально-критического типа

(Железняков А. М.) («Российский следователь», 2009, N 22) Текст документа

К ВОПРОСУ О ПРЕДУПРЕЖДЕНИИ НАРКОПРЕСТУПНОСТИ В РЕГИОНЕ ЭКСТРЕМАЛЬНО-КРИТИЧЕСКОГО ТИПА

А. М. ЖЕЛЕЗНЯКОВ

Железняков А. М., старший преподаватель кафедры уголовного права и криминологии Дальневосточного юридического института МВД России, полковник милиции в отставке.

Данная статья посвящена совершенствованию мер предупреждения преступности в сфере наркорынка в Дальневосточном федеральном округе. Автор предлагает внести изменения в некоторые нормы УК РФ и Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Ряд субъектов, входящих в Дальневосточный федеральный округ (ДФО), в связи с традиционно высоким по отношению к среднему по России уровнем общеуголовной и наркопреступности можно отнести к экстремально-критическому типу <1>. Устойчивость дальневосточных показателей преступности обусловлена действием одних и тех же причин и условий, что указывает на «воспроизводство преступности исторически накопленным (здесь) криминогенным потенциалом» <2>. ——————————— <1> См.: Криминология — XX век / Под ред. В. Н. Бурлакова, В. П. Сальникова. СПб., 2000. С. 96. <2> Хохряков Г. Ф. Криминология / Отв. ред. В. Н. Кудрявцев. М. 1999. С. 198.

По результатам проведенного автором исследования в ДФО основными видами потребляемых наркотических средств или психотропных веществ (наркотиков) до сих пор являются гашиш и гашишное масло. Эта особенность и определяет специфику предупреждения региональной наркопреступности (наркобизнеса). Специальное предупреждение наркобизнеса заключается в наличии и в процессе реализации в первую очередь правовых и организационно-тактических мер, направленных на нейтрализацию его причинного комплекса, в т. ч. перепрофилирование деловой активности его участников. На основе использования различных исследовательских подходов предлагается криминологически обусловленная концептуальная схема реализации некоторых предупредительных мер. Во-первых, пресечение деятельности преступных сообществ в сфере наркорынка. Любая система может быть рассмотрена как элемент системы более высокого порядка <3>. Современный наркобизнес автором понимается как система преступлений по производству, перевозке (пересылке) и сбыту наркотиков, совершенных организованными группами (наркопредприятиями). Сегодня в ДФО данные наркопредприятия преобразованы в структурные подразделения преступных сообществ в сфере наркорынка. Таким образом, наркобизнес как элемент включен в систему организованных группировок криминальной направленности (ОГКН), представляющих объединения специализированных преступных сообществ, созданных для организации преступной деятельности в различных сферах. В сфере наркорынка деятельность ОГКН проявляется в: ——————————— <3> См.: Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. М., 1987. С. 427.

— организации технологической, коммерческой и финансовой преступной деятельности, включающей в себя производство, каналы оптовых поставок и сети розничного сбыта наркотиков, легализацию извлеченных преступных сверхдоходов; — монополизации (силовом поглощении) наркопредприятий и их коллективизации (преобразовании в структурные подразделения преступных сообществ в сфере наркорынка); — вовлечении населения в наркобизнес, постоянном приросте числа их изготовителей, перевозчиков и сбытчиков, их эксплуатации в целях расширения предложения наркотиков; — в искусственном повышении спроса на конкретные наркотики, постоянном приросте их потребителей; — воспроизводстве наркобизнеса, коррумпировании представителей органов власти и управления. Поэтому эффективность предупреждения (противодействия) региональному наркобизнесу зависит от своевременного выявления и ликвидации системы, элементом которой он (наркобизнес) является. В этих целях необходим перенос акцента противодействия с личности изготовителей, перевозчиков и сбытчиков наркотиков на личность создателей и руководителей преступных сообществ в сфере наркорынка. Вся история противодействия наркобизнесу на Дальнем Востоке России начиная с 1841 г., когда Николай I именным Указом «О непропуске в Китайские пределы опиума» запретил продажу опия в дальневосточной колонии России, свидетельствует об удержании его на приемлемом для общества уровне. И только с развитием организованной преступности в 90-е годы XX в. наркобизнес приобрел обвальный характер. Сегодня «образ врага» в лице сбытчиков наркотиков заслоняет истинную причину наркотизации населения. Преступная деятельность лиц, задействованных в производстве, поставках и сбыте наркотиков, — это видимая сторона наркобизнеса, выявление и расследование которой не представляет особого труда. Кроме того, некоторые из данных лиц сами стремятся бросить «свой бизнес», вернее, освободиться от эксплуатации (а кое-где и рабства), так как понимают, что рано или поздно их «сдадут» и они станут обвиняемыми по преступлениям, предусмотренным ст. ст. 210, 228.1 УК РФ <4>. Сегодня о классической «свободной воле» изготовителей, перевозчиков и сбытчиков наркотиков не может быть и речи. Изоляция данных лиц на уровень наркопреступности не влияет: «посадили» одних — на их место подберут других, а вот ликвидировать основу наркобизнеса — структуру преступного сообщества и в целом ОГКН — без их помощи нереально. А ликвидация ОГКН лишает наркобизнес, как и другие виды преступной деятельности, организованные ОГКН, источника самодетерминации. ——————————— <4> См.: Дело N 2-4/2008 // Архив Хабаровского краевого суда.

Реализация данного предложения возможна путем внедрения практики использования лиц, вовлеченных ОГКН в производство, поставки или сбыт наркотиков, в качестве свидетелей в соответствии с ч. 4 ст. 18 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и примечаниями к ст. ст. 210, 228 УК РФ, а не обвиняемых по расследуемым уголовным делам. Во-вторых, предотвращение криминального состояния изготовителей, перевозчиков и сбытчиков наркотиков (выведение их из данного состояния путем принуждения к перепрофилированию деловой активности). Изготовителей, перевозчиков и сбытчиков наркотиков, как полагает автор, необходимо разорять. Только риск, не сопоставимый с получаемой прибылью, с одной стороны, и альтернативная возможность достойно существовать — с другой, могут влиять на наркобизнес. Реализовать данное предложение возможно следующим образом. 1. Создание дефицита наркотиков. Ликвидация сырьевой базы гашишного бизнеса имеет смысл именно там, где эти наркотики производятся. Этой особенностью отличается ряд субъектов ДФО, так как в силу природно-климатических условий южно-маньчжурская конопля в Амурской и Еврейской автономной областях, в Хабаровском и Приморском краях уже более ста лет является самой рентабельной аграрной культурой. НИИ Российской академии сельскохозяйственных наук разработаны новейшие биологические и химические средства уничтожения очагов произрастания дикой конопли. Для уничтожения сырьевой базы дальневосточного «гашишного бизнеса» достаточно профинансировать мероприятия по искусственному заражению очагов дикорастущей конопли фитофагами, патогенами-грибами или специальными гербицидами (в зависимости от вегетативной стадии данных растений) на уже картографированной территории указанных выше субъектов (6 тыс. га). Но опыта широкого применения этих новейших технологий уничтожения растений, содержащих наркотические вещества, на территориях субъектов ДФО пока нет. Конопля уничтожается традиционным выкашиванием (в лучшем случае роторными косилками) или давлением тяжелой техникой. Данная сырьевая база ежегодно и значительно расширяется за счет незаконных посевов конопли. Предупредительный эффект будет иметь уголовно-правовая норма, стимулирующая поведение лиц, занятых выращиванием данных растений, препятствующее совершению наркопреступлений. В этих целях необходимо дополнить ст. 231 УК РФ примечанием следующего содержания: «Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, добровольно сообщившее правоохранительным органам о произведенных им посевах растений, содержащих наркотические вещества и активно способствовавшее раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, изобличению лиц, их совершивших, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление». Впервые мнение о необходимости введения в ст. 231 УК РФ примечания обосновал в 2008 г. П. К. Смирнов <5>. Данное примечание, предусматривающее специальное основание для освобождения от уголовной ответственности, вполне «укладывается» в предлагаемую автором концептуальную схему. Таким образом, дефицит наркосырья лишит работы большинство изготовителей наркотиков. ——————————— <5> См.: Смирнов П. К. Криминологические и уголовно-правовые меры противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 11.

К дефициту наркотиков приведет и масштабная негласная их скупка, как в зоне производства, так и в зоне потребления, что лишит большинство сбытчиков наркотиков «товара», а значит, и работы. Очевидно, что изъятие таким образом из незаконного оборота кустарного гашиша или завозного «промышленного» героина оптом обойдется государству намного дешевле, чем затраты на их изъятие на улицах города, да еще в розницу. Осуществить данное предложение возможно путем проведения оперативно-розыскных мероприятий «оперативный эксперимент» (создание «легендированных объектов») при условии финансирования их в соответствии с законом из федерального бюджета или федерального (регионального) внебюджетного фонда противодействия незаконному обороту наркотиков. В этих целях предлагается внести изменения в Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», дополнив ч. 3 ст. 49 словами «оперативного эксперимента» и изложить ее в следующей редакции: «…проверочной закупки и оперативного эксперимента — оперативно-розыскных мероприятий, при которых с ведома и под контролем органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, допускается приобретение наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров…». 2. Создание дефицита прекурсоров. Прекурсоры наркотиков — это вещества, часто используемые при изготовлении, переработке наркотиков и включенные в соответствии с законодательством РФ, международными договорами РФ, Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотиков 1988 г. в Перечень (Список IV) <6>, утвержденный Постановлением Правительства РФ <7>. К числу прекурсоров наркотиков также относятся вещества, включенные в списки сильнодействующих и ядовитых веществ <8>. Предусмотрено и значительное расширение списка прекурсоров <9>. ——————————— <6> См.: ст. 1 Федерального закона от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах» // СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 219. <7> См.: Постановление Правительства РФ от 30 июня 1998 г. N 681 «Об утверждении Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. N 27. Ст. 3198. <8> См.: Постановление Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. N 964 «Об утверждении Списков сильнодействующих и ядовитых веществ для целей статьи 234 и других статей УК РФ, а также крупного размера сильнодействующих веществ для целей статьи 234 Уголовного кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2008. N 2. Ст. 89. <9> См.: Федеральный закон от 18 июля 2009 г. N 177-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием контроля за оборотом прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ» // Российская газета. 2009. 21 июля.

Пункт 1 ст. 3 Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (Вена, 20 декабря 1988 г.) предписывает странам-участницам признавать уголовными преступлениями изготовление, владение, транспортировку или распространение прекурсоров <10>. Международный комитет по контролю над наркотиками при ООН рекомендует считать, что «решение проблемы предотвращения утечки прекурсоров из законной торговли в сферу незаконного изготовления наркотиков требует эффективного применения строгих законов, позволяющих предупреждать и наказывать в уголовном порядке такое преступное поведение» <11>. Задача привести российское законодательство в соответствие с международными нормами стоит перед Россией с 1993 г. — «усилить государственный контроль за производством и продажей специальных химикатов, используемых для производства наркотических средств и находящихся под международным контролем» <12>. И законодатель установил уголовную ответственность, но за оборот прекурсоров, являющихся одновременно сильнодействующими или ядовитыми веществами, и только в целях сбыта (ст. 234 УК РФ), а также административную ответственность за нарушения правил оборота прекурсоров, но только в отношении юридических лиц (ст. 6.15 КоАП РФ). ——————————— <10> Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. N 41. Ст. 842. <11> Контроль над прекурсорами (проект резолюции) // URL:www. narkotiki. ru. <12> См.: Постановление Верховного Совета РФ от 22 июля 1993 г. N 5494-1 «О Концепции государственной политики по контролю за наркотиками в Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. N 32. Ст. 1265.

Анализ указанных выше Списков показал, что не все прекурсоры наркотиков включены в Списки сильнодействующих и ядовитых веществ. Например, ацетон, без которого остановилось бы все производство гашишного масла в ДФО, не является ни сильнодействующим, ни ядовитым веществом. Включение ацетона (с 2010 г.) в таблицу III Списка IV соответствующего Перечня также понижает степень его общественной опасности, а значит, меры контроля и правовую значимость. Поэтому оборот ацетона и различных растворителей (разбавителей), содержащих ацетон (например, N 645 — 650), обречен оставаться практически неконтролируемым. Сегодня эти химические вещества широко представлены на потребительском рынке, и изготовители (производители) гашишного масла имеют к ним неограниченный доступ. Исходя из примерного объема гашишного масла, который мог находиться в незаконном обороте на территории ДФО в 2008 г. (2 тонны), возможный объем ацетона, использовавшийся для изготовления такого количества наркотиков, составил бы около 4 тонн. Так, в ходе расследования сезонной деятельности одного «наркопроизводства» было изъято три пластиковых бочки объемом по 200 литров ацетона каждая <13>. ——————————— <13> См.: Дело N 2-112/2007 // Архив Хабаровского краевого суда.

Таким образом, решение задачи «сокращение предложения наркотиков путем искоренения их нелегального производства» в условиях ДФО заключается в первую очередь в пресечении утечки ацетона из законных каналов в зону производства гашишного масла и привлечении производителей, перевозчиков и сбытчиков ацетона именно к уголовной ответственности. Реализация данного предложения возможна путем следующих изменений в УК РФ: дополнить название ст. 234 УК РФ и диспозиции ее ч. ч. 1 и 4 словами «прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ»; из названия статьи и диспозиции ч. 1 исключить слова «в целях сбыта», а из диспозиции ч. 4 исключить слова «по неосторожности»; данную статью изложить в следующей редакции: «Статья 234. Незаконный оборот прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ, сильнодействующих или ядовитых веществ 1. Незаконные изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка или пересылка, а равно незаконный сбыт прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ, сильнодействующих или ядовитых веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами, либо оборудования для их изготовления или переработки… 4. Нарушение правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ, сильнодействующих или ядовитых веществ, если это повлекло их хищение либо причинение иного существенного вреда». Проблема уголовно-правового закрепления понятия «прекурсор наркотиков» занимает внимание ряда ученых, специализирующихся на наркотематике. Так, В. Н. Курченко впервые обосновал мнение о необходимости использования термина «прекурсор» как предмета квалифицированного состава контрабанды <14>. ——————————— <14> См.: Курченко В. Н. Противодействие незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2004. С. 20.

В настоящее время разрабатываются положения Концепции государственной антинаркотической политики РФ, и в связи с этим принципиально важным, по мнению автора, является понимание того, что эффективность системы антинаркотической деятельности зависит от совершенствования правового и организационно-тактического обеспечения противодействия именно региональному наркобизнесу.

——————————————————————

Название документа