Образование Маньчжурской таможни и краткий обзор организации деятельности в 1901 — 1904 гг

(Луконин Д. С.) («Государственная власть и местное самоуправление», 2009, N 12) Текст документа

ОБРАЗОВАНИЕ МАНЬЧЖУРСКОЙ ТАМОЖНИ И КРАТКИЙ ОБЗОР ОРГАНИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В 1901 — 1904 ГГ.

Д. С. ЛУКОНИН

Луконин Д. С., доцент кафедры административного права и таможенного дела.

Приоритетным внешнеторговым направлением Российской империи на Дальнем Востоке в начале XX в. оставался Китай. Мощным стимулом для активизации торговли послужила постройка железной дороги к границе Поднебесной и начало строительства Китайско-Восточной железной дороги, которая была призвана соединить центральные районы России через Восточную Сибирь с дальневосточной окраиной. С открытием в 1899 г. движения по ветке Маньчжурия — Харбин, а в значительной степени с началом функционирования железнодорожной ветки Харбин — Пограничная — Куаньченцзы в 1901 г. товарообмен между Россией и Китаем возрос на порядок. Данное обстоятельство требовало скорейшего решения вопроса об организации на пограничной станции Маньчжурия усиленного таможенного контроля. Для организации работы по взиманию таможенных пошлин в район пересечения железнодорожной ветки с государственной границей командируется таможенный чиновник Хмелевский, прибывший в Маньчжурию в конце 1901 г. Уже в январе — феврале 1902 г. Хмелевский провел таможенное оформление поступающих грузов, в то же время в Маньчжурии началось строительство жилых домов для таможенного ведомства. Постановление об организации Маньчжурской таможни датируется 30 октября 1901 г. Но даже в январе 1902 г. существовала только таможенная застава с правами таможни <1>. И, по свидетельству управляющего Маньчжурской заставы Хмелевского, в феврале — марте 1902 г. таможня как таковая не появилась. Ситуацию, сложившуюся к февралю 1902 г., надворный советник Хмелевский в своем донесении от 16 февраля 1902 г. Департаменту таможенных сборов описывал следующим образом: «В настоящее время таможенное ведомство на станции Маньчжурия располагает жилыми помещениями, состоящими только из 10 небольших комнат, и барачным помещением для досмотрщиков из 4 комнат, в которых впредь до постройки таможенных зданий может поместиться канцелярия таможенной заставы и незначительный по составу личный персонал. Частных квартир на станции Маньчжурия не имеется, кроме одной небольшой гостиницы, постоянно занятой публикой, ожидающей поезда по нескольку часов, вследствие необходимости в пересадке с Китайской дороги на Забайкальскую, а также вследствие наплыва разных лиц. Из-за незначительного количества грузов в настоящее время со станции Маньчжурия Забайкальской железной дороги отправляется ежедневно в Забайкалье один товарный поезд и изредка при товаропассажирском поезде несколько товарных вагонов. Также один раз в сутки отходит в Забайкальскую область товаропассажирский поезд. В первой половине текущего года за неимением таможенных зданий, пакгаузов еще может функционировать таможенная застава, но со второй половины текущего года таможенная застава должна быть преобразована в таможню 1 класса и на тех же условиях, как устроены Кяхтинская и Сретенская таможни» <2>. ——————————— <1> Государственный архив Читинской области, фонд 107 (Маньчжурская таможня). Оп. 1. Д. 2. Л. 27. <2> Государственный архив Читинской области, фонд 107 (Маньчжурская таможня). Оп. 1. Д. 2. Л. 8 — 9.

В 1902 г. произошло дальнейшее совершенствование таможенной системы, создается должность Окружного таможенного инспектора в Заамурском районе, с подчинением означенному инспектору Владивостокской таможни и таможен при станциях Маньчжурия и Пограничная. Вся деловая переписка канцелярии Маньчжурской таможенной заставы шла через Владивосток, где находилась штаб-квартира Окружного инспектора, и лишь в экстренных случаях поступали телеграммы и письма непосредственно из Департамента таможенных сборов. В это время прямое сообщение между КВЖД и ЗабЖД отсутствовало. Станция Маньчжурия относилась одновременно к двум указанным железным дорогам, почему и существовала ведомственная неразбериха — прибывающие грузы переходили из ведения КВЖД в ведение ЗабЖД и наоборот, что значительно затрудняло работу таможенного ведомства. Первый участок строящейся КВЖД планировалось закончить только к октябрю 1902 г. Однако, несмотря на «неполное устройство железной дороги, высокий тариф, недостаток свободных вагонов для частных грузов, необходимость перегрузки на станции Маньчжурия…», только в январе 1902 г. на территорию Забайкалья и в Иркутск было вывезено 227 тыс. 796 пудов различных грузов <3>. ——————————— <3> Государственный архив Читинской области, фонд 107 (Маньчжурская таможня). Оп. 1. Д. 2. Л. 9 — 10.

Несмотря на все трудности, перспектива увеличения грузопотока имелась: в рассматриваемое время происходил быстрый рост городов на Дальнем Востоке (Владивосток, Николаевск, Уссурийск, Харбин). Необходимость реорганизации таможенной заставы на станции Маньчжурия была очевидной: грузопоток увеличивался, и ограниченный штат таможенной заставы с трудом справлялся с возрастающим количеством досмотров. 3 июля 1902 г. в «Торгово-промышленной газете» N 146 появилось сообщение, что «Высочайше утвержденным 12 июня 1902 г. мнением Государственного совета положено: учредить таможню 1 класса второго разряда в приграничном с Маньчжурией районе у линии Китайской Восточной железной дороги, представить Министру финансов определить местонахождение этой таможни» <4>. Ей придавался большой контингент досмотрщиков (45 человек против 30 в Сретенской таможне), для предупреждения ввоза контрабанды организовывался контрольный пост на станции Борзя. ——————————— <4> Государственный архив Читинской области, фонд 107 (Маньчжурская таможня). Оп. 1. Д. 2. Л. 231.

С 1902 г. открывался ряд застав: Абагайтуйская, Старо-Цурухайтуйская, Верхнеульхунская, Мензинская, Олочинская и др. Постепенно налаживалась работа железнодорожного транспорта: 13 июля 1902 г. станция Маньчжурия была исключена из числа станций Забайкальской железной дороги, конечной станцией которой становилась Мациевская <5>. Эта мера положила конец ведомственной неразберихе и облегчила работу Маньчжурской таможни. ——————————— <5> Государственный архив Читинской области, фонд 107 (Маньчжурская таможня). Оп. 1. Д. 10. Л. 2 — 19.

Еще до официальной реорганизации Хмелевский направляет во Владивосток и Петербург прошение о найме дополнительного числа досмотрщиков, нехватка квалифицированных таможенных чиновников на Маньчжурской заставе была особенно острой. После получения статуса таможни в Манчжурию направляются для дальнейшего прохождения службы чиновники из Владивостока и таможен центральной России. Не случайно в письме Управляющему Маньчжурской заставой руководство Департамента таможенных сборов указывает, что «фактическое открытие действий Маньчжурской таможни, учрежденной взамен заставы, должно состояться по прибытии вновь назначенных чинов этой таможни и надлежащей ее организации», причем о сроке, с которого представлялось бы возможным открыть на общем основании действия таможни, следовало сообщить Департаменту таможенных сборов. Фактической датой начала действия Маньчжурской таможни может служить дата издания первого приказа по таможне, когда в основном штат таможни был укомплектован и таможенное оформление приняло регулярный характер. Приказ от 26 октября 1902 г. N 1 по Маньчжурской таможне гласил: «Объявляю всем чиновникам вверенной мне таможни, что все распоряжения, касающиеся внутреннего распорядка по таможне, будут объявляться мной в сей книге, которая должна храниться на Присутственном столе» <6>. ——————————— <6> Государственный архив Читинской области, фонд 107 (Маньчжурская таможня). Оп. 1. Д. 4. Л. 1.

Всего в 1902 г. было издано семь приказов по таможне, а уже в 1903 г. 162 распорядительными актами Управляющий таможни зафиксировал основные нормы и требования, предъявляемые к персоналу таможни, причем приказы не только касались внутреннего распорядка, но и на месте дублировали и разъясняли положения Таможенного устава, предписания Департамента таможенных сборов и циркулярные письма Окружного таможенного инспектора Заамурского района. В связи с неустройством Маньчжурской таможни в 1902 г. были введены упрощенные правила досмотра грузов. Так, товары, имеющие отметки «Беспошлинно», не подвергались полному досмотру. Это позволило сохранить объемы товарообращения, которые постоянно увеличивались. С 25 февраля по 10 августа 1902 г. через таможню прошло по самым приблизительным подсчетам более 37 293 пудов различных грузов. Основную массу составлял чай, из которого на Забайкальскую область приходилось 1005 пуд., на транзит — более 11 тыс. пуд. Это был беспошлинный чай. Доля обложенного пошлиной некитайского байхового чая была невелика: всего 19 пудов 20 фунтов. Немалую часть составляли также военные грузы (4203 пуда), а также китайские сельскохозяйственные продукты (рис, масло растительное, щетина, ворс, кожи и др. — всего более 18 тыс. пудов). Приблизительное число денежных сборов составило за этот же период около 10 тыс. 570 руб. Ввозились также и товары русского производства, которые наряду с иностранными облагались пошлиной (например, вина) <7>. Пошлиной могли облагаться и китайские товары, если при их производстве использовались некитайские компоненты (китайская одежда, сделанная из американской хлопчатобумажной ткани «далемба», «цуемба», «филлинг») <8>. ——————————— <7> Государственный архив Читинской области, фонд 107 (Маньчжурская таможня). Оп. 1. Д. 10. Л. 253 — 263. <8> Государственный архив Читинской области, фонд 107 (Маньчжурская таможня). Оп. 1. Д. 10. Л. 115.

Об увеличении наплыва товаров в связи с открытием КВЖД говорит следующий факт: если ввоз чая с 25 февраля по 10 августа в общем составил около 12 тыс. пудов, то за август — сентябрь было ввезено 400 тыс. пудов <9>. Кроме того, увеличился пассажиропоток: мелкие торговцы-кустари из Забайкальской области, Уссурийского края везли на продажу колбасы, табак, папиросы, русские фабричные изделия, спички, спирт, мыло и др. Естественно, что такой интенсивный поток товаров маньчжурская таможня очищала пошлиной с большим трудом. Начальник таможни в связи с этим неоднократно обращался к руководству об усилении таможни кадровым составом и материальным обеспечением <10>. ——————————— <9> Государственный архив Читинской области, фонд 107 (Маньчжурская таможня). Оп. 1. Д. 2. Л. 194. <10> Государственный архив Читинской области, фонд 107 (Маньчжурская таможня). Оп. 1. Д. 2. Л. 173.

В рассматриваемое время происходило увеличение европейских поселений в Маньчжурии, возникали торговые и промышленные предприятия. Так, в Харбине к 1902 г. имелись мукомольная мельница, мыловаренный завод. В связи с этим встал вопрос об отношении к вывозимым из Маньчжурии товарам: удельный вес их возрастал, действие русско-китайских договоров о беспошлинной торговле на их вывоз в Российскую империю не распространялось. В результате происходило удорожание русских товаров, вывозимых из Китая, приграничное русское население являлось основным потребителем этой продукции. Тем не менее русские товары, ввозимые с территории Китая, подвергались взиманию пошлины как иностранные. Немалой трудностью была идентификация товаров: зачастую невозможно было отличить китайский чай от, например, цейлонской или японской партии. Иногда чай из разных стран шел в одной партии, в одном контейнере. Поэтому было трудно решить, какой товар подвергать взиманию пошлины, а какой нет. В империи спрос на чай рос с огромной скоростью, поэтому для не справляющихся с возросшим объемом перевозок таможен еще больше упрощались правила досмотра: так, было разрешено перевозить и вовсе без досмотра чаи из Сретенска, со станции Маньчжурия и из Иркутска в Челябинскую и Санкт-Петербургскую главные складочные таможни. Ввиду непрерывной доставки чая из Китая в Россию в зимние месяцы, во время прекращения паровой переправы через Байкал на ледоколе, применялся гужевой транспорт. Облегчился порядок досмотра багажа скорых поездов: эта мера не случайна, пассажиропоток возрос так, что управляющий Маньчжурской таможней просил увеличить количество вагонов в составе со станции Мысовая до Манчжурии «ввиду наплыва посетителей» <11>. После открытия с 18 апреля 1903 г. движения скорых поездов между станциями Мысовая и Дальний количество мелких торговцев, пользующихся услугами железной дороги, неуклонно возрастало. Это и понятно: пошлина с одного пассажирского места, занятого багажом, составляла всего 50 коп. <12>. ——————————— <11> Государственный архив Читинской области, фонд 107 (Маньчжурская таможня). Оп. 1. Д. 2. Л. 216. <12> Государственный архив Читинской области, фонд 107 (Маньчжурская таможня). Оп. 1. Д. 2. Л. 172.

Маньчжурская таможня контролировала прохождение товаропотока в специфическом месте, на железнодорожном переходе, а проблема проникновения в Забайкалье контрабандного китайского чая и дешевого спирта стояла намного шире. Для местного приграничного населения контрабандный промысел являлся порой единственным источником существования. Здесь требовались усилия не только таможенных органов, но и всех государственных учреждений на территории Забайкалья. В марте 1902 г. Военный губернатор Забайкальской области генерал-лейтенант Надаров обратился ко всем уездным начальникам и полицмейстерам Забайкальской области с посланием об оказании помощи и содействия в деле пресечения контрабандного промысла. В частности, в послании говорилось: «С открытием сквозного движения по Восточно-Китайской железной дороге подвоз из Китая к границе Забайкальской области всяких пошлинных иностранных товаров, и в особенности чая, значительно увеличился, а тайное их водворение в пределы России развилось до таких значительных размеров, что борьба с контрабандным промыслом весьма незначительными силами таможенного надзора становится положительно затруднительной, полицейские же и сельские власти не оказывают содействия таможенной страже в преследовании этого промысла. Вследствие сего и принимая во внимание, что члены полиции и вообще волостные и сельские власти, на основании Таможенного устава, т. VI, издание 1892 года, не только обязаны оказывать содействие силам таможенного ведомства в задержании контрабанды, но и являются, кроме того, ответственными за допущение открытой торговли контрабандными товарами, предлагаю уездным начальникам и полицмейстерам сделать надлежащие распоряжения в районе каждого о принятии экстренных мер к прекращению ввоза контрабандных товаров, а ровно и задержанию их, имея при этом в виду, что каждый раз при задержании таких товаров участвующие в этом чины получают в награду 40% продажной цены конфискованного товара и 50% с суммы, поступившей в пеню с нарушителей Таможенного устава» <13>. ——————————— <13> Свод законов Российской империи, дополненный по продолжениям 1906, 1908, 1909, 1910 гг. и позднейшими узаконениями 1911, 1912 гг. Кн. 2. Т. V — IX. 2-е изд. / Под ред. А. А. Добровольского; Сост. М. Е. Озерецкий и П. С. Цыпкин. СПб., 1913.

В 1903 г. происходило дальнейшее повышение пошлины на чай — для байхового, черного, цветочного, зеленого, желтого на 3 рубля, т. е. теперь пошлина составляла 25 руб. с пуда. Эта мера вызывалась той причиной, что импорт иностранного чая требовал больших финансовых возможностей, и повышение пошлины на чай призвано было вернуть хотя бы часть затрачиваемых средств. С другой стороны, повышение пошлины на чай вызывало увеличение цены на него, местное приграничное население Забайкалья и Дальнего Востока не в состоянии было позволить себе покупать некоторые сорта чая, что, в свою очередь, стимулировало рост контрабанды. Среди товаров, подверженных взиманию пошлины, в 1903 г. появились нефтяные масла, среди беспошлинных — китайские изделия из золота и серебра. Следует отметить, что иностранная серебряная монета могла беспрепятственно ввозиться в пределы Приамурского генерал-губернаторства, но не должна была быть пропущена в Иркутскую губернию как запрещенная к привозу в империю согласно действующему в тот момент таможенному тарифу. В 1903 г. основные проблемы таможни оставались те же: малочисленность штата сотрудников, слабая пропускная способность станции, малое количество складских помещений. Существенной выглядела проблема кадров. Денежные оклады таможенников по единому тарифу были довольно высоки (табл. 1), штат требовалось постоянно расширять. Необходимость пополнения штата превышала финансовые возможности таможни.

Таблица 1. Денежное содержание работников таможни (составлено по ГАЧО. Ф. 107. Оп. 1. Д. 10. Л. 191)

Должность Оклад, руб. в год

Секретарь 1 800

Бухгалтер 2 250

Казначей 22 500

Пакгаузный надзиратель 3 000

6 помощников пакгаузного надзирателя 11 700

7 канцелярских чиновников 5 600

30 досмотрщиков 15 000

Кроме того, существенной проблемой являлась текучка низового кадрового звена: досмотрщики набирались в основном из местного населения, которое поголовно занималось контрабандой, пьянствовало. Поэтому среди досмотрщиков нередки были такие явления, как взяточничество, нарушение трудовой дисциплины, и др. <14>. Отсюда — частые увольнения. Главное кадровое звено (управляющий таможней, секретарь и др.), как правило, назначалось из других регионов. В данном случае действовала система переводов с места службы, наподобие воинской. ——————————— <14> Государственный архив Читинской области, фонд 107 (Маньчжурская таможня). Оп. 1. Д. 10. Л. 122.

В период Русско-японской войны таможня продолжала функционировать. Хотя товарооборот и уменьшился, но в целом сбор пошлин был довольно высок (за период с 9 января 1904 г. по 2 февраля 1905 г. эта цифра составила около 1,2 млн. руб.) <15>. ——————————— <15> Государственный архив Читинской области, фонд 107 (Маньчжурская таможня). Оп. 1. Д. 16. Л. 270.

В ее работе прошли некоторые изменения: теперь все виды чая за пределами 50-верстной беспошлинной полосы обязательно облагались пошлиной (ранее плиточный чай не облагался налогом). По императорскому указу на время военных действий подлежали освобождению от досмотра багажа лица, переселяющиеся в Россию с Дальнего Востока. Весь состав досмотрщиков в запасе подлежал обязательной воинской службе, отсрочка была дана всего на 1 месяц для 52 человек, необходимых для охраны пакгаузов и грузов, находящихся в ведении казны во Владивостоке. Распоряжением Сената от 26 февраля 1904 г. из пределов Российской империи ввиду военного положения было запрещено вывозить лошадей. С 13 марта 1904 г. разрешалась провозка спирта для нужд армии через Маньчжурскую таможню, позволялось также пропускать без досмотра грузы, идущие для армии, в том числе пожертвования населения. Временно разрешалось вывозить медную и серебряную разменную монету за пределы Российской империи. Таможенным инспектором Заамурского района 18 июля 1904 г. был издан указ о начислении акцизов на иностранные товары, ввозимые в Приамурское генерал-губернаторство. Существовал ряд беспошлинных товаров: ни российский, ни иностранный сахар не облагался пошлинами, от пошлин освобождались все вина (включая шампанское), сахарные консервы и сахарные изделия. Военным было запрещено вывозить из Гиринской и Хэйлундзянской провинций пшеницу, просо, ячмень, овес, муку и крупы. Из пределов Маньчжурии запрещалось вывозить рис, горох, чумизную и гаолянную крупы, бобы и чечевицу. Для облегчения порядка вывоза в Маньчжурию подлежащих акцизу товаров на время войны с Японией были приняты следующие правила: таможни освобождались от составления актов досмотра при наличии сопровождающих грузы акцизных документов, или целости упаковки товаров, или знаков их обеспечения. В этом случае акты заменяли удостоверениями о выпуске этих грузов за границу, проставляемые на сопроводительных документах. Таможни освобождались от подробного осмотра товаров, подлежащих сложению или возврату акцизов. Все эти меры должны были помочь российской торговле в трудный период Русско-японской войны. Кроме того, многие положения отражали интересы русской армии на Дальнем Востоке. Необходимо отметить, что меры эти носили как положительный, так и отрицательный характер. Упрощение процедуры взимания пошлины и разрешение на вывоз-ввоз ранее запрещенных товаров, с одной стороны, ускоряли процесс товарооборота и стимулировали торговлю, с другой — помогали распространению контрабанды, поскольку вслед за упрощением неизбежно следовало снижение контроля. Положение с контрабандой усугублялось тем, что большинство квалифицированных досмотрщиков мобилизовали на фронт, поэтому задерживать контрабандистов было просто некому. Независимо от кардинальных мер, принятых для пресечения контрабанды, ввоз дешевого спирта и плиточного чая незаконным путем процветал. По оценкам экспертов, опубликованным в читинских газетах того времени, процент задержания контрабанды таможнями не превышал 10% от общего числа нелегального дохода, а потому, как советовал шутливый журналист, для удобства таможенников и контрабандистов рекомендовано последним без возражений сдавать 10% нелегального товара таможне, на что она закрывала бы глаза на остальную партию товара. В целом деятельность Маньчжурской таможни в рассматриваемый период можно охарактеризовать как весьма успешную: возникшая буквально на голом месте на территории иностранного государства, она уже через полгода работы вполне оправдала свой статус «таможня первого класса». Несмотря на все трудности (текучка и дефицит кадров, материальная неустроенность таможни, недостаточное развитие железнодорожного сообщения, война и др.), она продолжала свою работу. Ее значение определялось стратегическим расположением (слияние двух железных дорог). Естественно, приоритетное положение Маньчжурской таможни по отношению к другим в регионе вызывало наибольшую поддержку со стороны государства, что в некоторой мере объясняет ее быстрое развитие.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *