История формирования доктрины торгового права в России

(Батрова Т. А.) («Таможенное дело», 2010, N 1) Текст документа

ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ДОКТРИНЫ ТОРГОВОГО ПРАВА В РОССИИ

Т. А. БАТРОВА

Батрова Т. А., доцент кафедры государственно-правовых и гражданско-правовых дисциплин Рязанского филиала МосУ МВД РФ, кандидат юридических наук.

Современные дискуссии, возникающие вокруг торгового права, так или иначе опираются на позиции, в значительной степени сформировавшиеся еще в дореволюционной науке, не отличавшейся единством подходов к определению его сущности, откуда проистекала и проблема его соотношения с правом гражданским, не решенная до сих пор. При этом нельзя понимать этот научный спор упрощенно, как противостояние двух течений в науке, которые соответственно представлены сторонниками и противниками самостоятельности торгового права. Его корни гораздо глубже и кроются в разграничении частных и публичных начал торговой деятельности. Даже Г. Ф. Шершеневич, считавший торговое право особым отделом гражданского права, признавал, что о самостоятельности первого можно было говорить, когда оно «было по преимуществу публичным, определяющим права и обязанности, привилегии целого сословия» <1>. ——————————— <1> Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права. Т. I: Введение. Торговые деятели. М.: Статут, 2003. С. 45.

Своеобразную позицию по этому вопросу занял В. А. Удинцев, который, считая целесообразным изучение торгово-промышленного права без различия частного и публичного (что представлялось ему весьма условным), в целях отыскания «оснований, из которых исходит законодатель и правосознание вообще, создавая особые нормы для торгово-промышленного оборота» <2>, связывал окончательный результат развития идеи специального торгового права как раз с поддержкой торгово-промышленного оборота и защитой общественного интереса и интереса третьих лиц <3>. ——————————— <2> Удинцев Вс. Русское торгово-промышленное право. Киев: Типография И. И. Чоколова, 1907. С. 8, 9. <3> См.: Удинцев В. А. История обособления торгового права // Избранные труды по торговому и гражданскому праву. М.: Центр ЮрИнфоР, 2003. С. 31.

Подобный подход был подвергнут резкой критике <4>, однако коллизии публичных и частных начал торговой деятельности не смогли проигнорировать и сторонники самостоятельности торгового права, которые соответственно понимали его в широком и узком смысле. В широком смысле оно рассматривалось как совокупность юридических норм, регулирующих торговую деятельность, и подразделялось на публичное (государственное и международное) и частное торговое право. При этом государственное торговое право как система норм, регулирующих торговлю с точки зрения интересов государства и по соображениям государственной власти (финансовой, полицейского надзора, процессуальной), представлялось отделом публичного права; международное торговое право, регламентирующее взаимные торговые отношения двух и более государств по поводу совершаемых торговых операций, — частью международного права; а частное торговое право, регулирующее отношения частных лиц по поводу совершаемых ими торговых сделок, — торговым правом в узком, собственном смысле слова <5>. Впрочем, из подобного подразделения некоторые ученые делают совершенно иные выводы, отмечая, что «законодательные определения и нормы обычного права, касающиеся торговли со стороны отношений частных лиц между собой и отношений их к вещам (в сфере торговых оборотов), составляют специальное гражданское право торгующих людей» <6>, т. е. отрасль общегражданского права. ——————————— <4> См.: Каминка А. И. Очерки торгового права. М.: Центр ЮрИнфоР, 2002. С. 75. <5> См.: Азаревич Д. Очерки по торговому праву. Вып. 1. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1897. С. 6; Нерсесов Н. Конспективный курс лекций по торговому и вексельному праву. Посмертное издание, исправленное и дополненное А. Г. Гусаковым. М.: Тип. «Рассвет», 1896. С. 1, 2; Нефедьев Е. А. Торговое право. М.: Типолитография В. Р. Келяера, 1900. С. 1, 2; Федоров А. Ф. Торговое право. Одесса: «Славянская» тип. Е. Хрисогелос, 1911. С. 9. <6> Башилов А. П. Русское торговое право. Вып. I. С.-Петербург: Типография А. С. Суворина, 1887. С. 15.

Еще более узкую трактовку торгового права давал А. Х. Гольмстен, который считал, что «русское торговое право есть почти исключительно обычное торговое право, и это последнее только и может быть предметом исследования науки русского торгового права» <7>. Это дало ему основание сделать весьма категоричный вывод о том, что, пока не будут собраны и обнародованы наши торговые обычаи, о самостоятельной и цельной науке торгового права нечего мечтать и всякая попытка создать эту науку, игнорируя торговообычное право, окажется вполне неудачной; она будет носить характер отрывочный, далеко не стройный; это будет лишь русское торговое право по названию <8>. ——————————— <7> Гольмстен А. Х. Очерки по русскому торговому праву. Вып. 1. С.-Петербург: Типография Д. В. Чичипадзе, 1895. С. 14. <8> См.: Гольмстен А. Х. Очерки по русскому торговому праву. Вып. 1. С.-Петербург: Типография Д. В. Чичипадзе, 1895. С. 14; Гольмстен А. Х. Юридические исследования и статьи: Общая теория права. Обычное право. Гражданское право. Торговое право. Гражданский процесс. Т. 1. С.-Петербург: Тип. М. М. Стасюлевича, 1894. С. 225.

Проблема во многом была обусловлена несовершенством содержания Устава торгового, который оказался неспособным выполнять функции системообразующего нормативного правового акта, где, по словам П. П. Цитовича, был «рассеян материал фискальный, полицейский, торгово-полицейский, даже технический, среди материала юридического», поскольку Устав представлял собой «свод, даже склад, обломков законодательной деятельности разных царствований, начиная с Петра Великого, отрывочно и случайно измененный и подновленный в прошлое и нынешнее царствования» <9>. ——————————— <9> Цитович П. П. Учебник торгового права // Труды по торговому и вексельному праву: В 2 т. Т. 1. М.: Статут, 2005. С. 186.

Не случайно и П. П. Цитовича, и Г. Ф. Шершеневича, в трудах которых наиболее полно была представлена система торгового права, упрекали в том, что они искусственно построили ее за счет не всегда оправданного заимствования институтов гражданского права и аналогий с зарубежным законодательством, в результате чего «получилось нечто округлое, цельное, очень похожее на торговое право, но очень далекое от русского торгового права» <10>. Это обстоятельство и предопределило то, что сама дискуссия о месте торгового права в системе права развивалась зачастую в контексте совершенствования русского законодательства, которое многие ученые связывали с включением в гражданское уложение норм, регулирующих торговую деятельность <11>, иногда объясняя параллельное существование Устава торгового и Свода законов гражданских лишь уважением законодателя к консервативному характеру гражданского права. Предполагалось, что исключения из имеющихся в Гражданском уложении правил, отражающие специфику торгового оборота, должны найти место в тексте или примечаниях к соответствующим его статьям. ——————————— <10> Там же. С. 4. <11> См.: Гельбке В. Ф. Торговое право и гражданское уложение // Журн. гражд. и угол. права. 1884. Кн. 7. С. 67 — 156; Книрим А. А. О необходимости новой кодификации гражданского права материального взамен т. X ч. 1 Зак. гражд. и большей части Торгового устава, с указанием, как совершить эту работу // Первый Съезд русских юристов в 1973 г. М., 1882. С. 39, 97 — 98; Малышев К. Об ученой разработке торгового права в России // Журн. гражд. и угол. права. 1875. Кн. 6. С. 44 — 65; Пахман С. К вопросу о предмете и системе русского гражданского уложения // Журн. гражд. и угол. права. 1882. Кн. 8. С. 193 — 222; Пергамент О. Я. К вопросу об объединении торгового и гражданского законодательства // Право. 1900. N 20, 21; Шершеневич Г. Ф. Вопросы торгового права в проекте Гражданского уложения // Право. 1889. N 41.

Причем такого объединения, пусть даже во многом искусственного, не исключали и сторонники самостоятельности торгового права. В частности, П. П. Цитович считал, что оно «может быть произведено: или а) в виде перетасовки Гражданского и Торгового кодекса с непрерывной нумерацией статей; или б) в виде сброшюровки обоих Кодексов в один том с непрерывной пагинацией» <12>. Впрочем, высказывалось мнение и о нежелательности поглощения Гражданским уложением норм торгового права. ——————————— <12> Цитович П. П. Указ. соч. С. 168.

Законодатель, как известно, пошел по пути составления единого Гражданского уложения, что было признано желательным в интересах «целостности системы гражданского права… сближения и примирения общегражданских начал с торговыми и устранения неизбежных, в противном случае, противоречий, пропусков и повторений» <13>. При этом исключения, характерные для профессиональной экономической деятельности, считались не имеющими принципиального значения. Как отмечал В. А. Удинцев, они «всегда возможны и независимо от введения в гражданское право норм торгово-правовых… ведь в общепринятую систему не укладываются, как известно, и многие институты гражданского права. Виновата в том, очевидно, система» <14>. Это не мешало ему признавать укрепление в русской науке идеи самостоятельного торгового права, сторонники которой видели ее обоснование преимущественно в специфике торговой деятельности, особом статусе ее участников и своеобразии торговых сделок. ——————————— <13> Гражданское уложение. Книга V. Обязательства. Проект Ред. комис. с объяснениями. Т. I. СПб.: Гос. типография, 1899. С. XXXVI. <14> Удинцев В. А. История обособления торгового права. С. 282.

В частности, Е. А. Нефедьев усматривал основное различие между торговым правом и гражданским в том, что «нормы последнего определяют лишь последствия, наступающие для лица вследствие наступления предусмотренного законом факта; торговое же право нормирует прежде всего торговую деятельность, характер которой оказывает влияние на отдельные действия» <15>. Поэтому он видел ошибку юристов, настаивавших на слиянии торгового права с гражданским, в том, что они имели в виду лишь отдельные сделки, не замечая, что Устав торговый в значительной степени посвящен отправлению торговых дел, в том числе найму приказчиков, ведению торговых книг, мерам и весам и т. п. <16>. ——————————— <15> Нефедьев Е. А. Указ. соч. С. 13. <16> См.: Там же. С. 17.

На этом делает акцент и Д. Азаревич, который, признавая тот очевидный факт, что торговые сделки представляют лишь видоизменения общих гражданских институтов, считал необходимым «все остальные вопросы торгового права, не могущие войти в гражданское уложение, — как-то: о праве торговли, о купеческих книгах, о разных учреждениях, способствующих отправлению торговли (консульства, маклерство, биржи, складочные магазины, ярмарки и т. д.), о несостоятельности, многие вопросы морского права — все-таки должны выделиться в особое торговое уложение с характером хотя бы и не чисто частного порядка» <17>. Именно такой подход, на наш взгляд, должен быть положен в основу обоснования самостоятельности современного торгового права, хотя коммерциалисты приводили и другие доводы в пользу этого. ——————————— <17> Азаревич Д. Указ. соч. С. 34.

А. И. Каминка считал характерной особенностью торгового права широкое развитие самодеятельности, самостоятельной инициативы деятелей торговли, которых, по его мнению, отличает «стремление к наживе, и притом не с помощью отдельного случайного действия, но в виде организованного промысла» <18>. Тот же аргумент приводит и П. П. Цитович, противопоставляя присущее торговому праву как праву непрерывной деятельности напряженное выполнение задуманного плана и достижение поставленной цели, право мирного uti frui для лиц, состояние покоя, лишь случайно нарушаемое свершением того или иного юридического факта, каким ему видится гражданское право <19>. Очевидно, что подобная трактовка основополагающей отрасли частного права низводит его до уровня совокупности институтов вещного и наследственного права, что представляется неприемлемым. ——————————— <18> Каминка А. И. Указ. соч. С. 67. <19> См.: Цитович П. П. Указ. соч. С. 167.

Многими учеными отмечался космополитичный характер торгового права, противопоставлявшийся национальной природе права гражданского, поскольку в области торговых отношений на первом месте стоит закон целесообразности, в то время как национальные особенности играют весьма подчиненную роль <20>. В частности, Д. Азаревич справедливо указывал на то, что «едва ли существует такой торгово-правовой институт, который применялся бы только одним народом или определенным государством, который не представлял бы в своих основах значение мирового правового института» <21>. Этот космополитизм в известной мере проявил себя в XX в., когда стала проводиться работа по унификации частного права, ориентированная в значительной мере на выработку единых подходов к регулированию международных договоров купли-продажи товаров. ——————————— <20> См.: Каминка А. И. Указ. соч. С. 70; Нерсесов Н. И. Указ. соч. С. 12; Нефедьев Е. А. Указ. соч. С. 8; Цитович П. Л. Указ. соч. С. 167 и др. <21> Азаревич Д. Указ. соч. С. 38.

Своеобразие правовой природы торгового права и необходимость его обособления также связывались со свободой и точностью совершаемых действий. Первая понималась как свобода от излишних формальностей при заключении сделок, которая восполнялась доверием, кредитом как необходимым условием ведения торговли; вторая — как точность в исполнении, а следовательно, и быстрота судебного производства при возникновении каких-либо споров <22>. ——————————— <22> См.: Нерсесов Н. И. Указ. соч. С. 12, 13; Нефедьев Е. А. Указ. соч. С. 8; Федоров А. Ф. Указ. соч. С. 10.

При наличии всех аргументов в пользу самостоятельности торгового права нерешенной фактически оставалась проблема конкуренции его норм с нормами гражданского права. Н. И. Нерсесов видел возможность ее разрешения в следовании нескольким правилам: 1) во всех спорах, касающихся торговли, должны быть применяемы нормы торгового права на том основании, что специальный закон имеет приоритет перед общим; 2) если речь идет об институтах торгового права, составляющих специальные виды институтов гражданского права, то общие начала последнего должны быть применены к торговым институтам; 3) гражданское право применяется в торговых спорах субсидиарно, при отсутствии норм торгового права; 4) если институты торгового права и по своему происхождению, и по своему содержанию относятся исключительно к сфере торгового оборота и в то же время в гражданском праве нет родственных им институтов, то эти институты следует обсуждать по духу торгового права <23>. ——————————— <23> См.: Нерсесов Н. И. Указ. соч. С. 14.

Как представляется, подобный подход может быть использован и в настоящее время, найдя свое закрепление в действующем законодательстве.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *