Принцип добросовестного ведения переговоров о заключении международных коммерческих сделок: проблемы правового регулирования

(Степанищева А. М.) ("Законодательство и экономика", 2013, N 10) Текст документа

ПРИНЦИП ДОБРОСОВЕСТНОГО ВЕДЕНИЯ ПЕРЕГОВОРОВ О ЗАКЛЮЧЕНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОММЕРЧЕСКИХ СДЕЛОК: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

А. М. СТЕПАНИЩЕВА

Статья А. М. Степанищевой - юрисконсульта, аспирантки Московской государственной юридической академии им. О. Е. Кутафина - посвящена принципу добросовестного ведения переговоров при заключении международных коммерческих сделок. Автор считает необходимым закрепление обязанности добросовестного поведения при ведении переговоров на международном уровне в унифицирующих нормах и рассматривает регулирование указанных вопросов в Принципах международных коммерческих контрактов в редакции 2010 г. и в Принципах европейского договорного права.

Согласно классической цивилистической доктрине договор заключается посредством направления оферты и ее акцепта <1>. В настоящее время в связи с ускоренным развитием международного коммерческого оборота, укрупнением торговых и предпринимательских связей и контактов, распространением крупных фирм, увеличением числа заключаемых внешнеэкономических сделок усложняется как процесс заключения договоров, так и процесс взаимоотношения сторон, все шире распространяется практика ведения переговоров по согласованию будущих условий заключаемого договора. При таком взаимодействии сторон может быть достаточно затруднительно дать точные ответы на вопросы о стороне, отправившей оферту, и стороне, отправившей акцепт, моменте отправления оферты и моменте принятия акцепта, возможности отзыва акцепта, акцепте на иных условиях, акцепте, полученном с опозданием, и т. п. Поэтому в науке гражданского права стали появляться мнения, что переговоры - это самостоятельный способ заключения договора (А. Н. Кучер) <2>, в отличие от распространенного подхода об их опосредующей роли, если рассматривать их как факультативную стадию заключения договора, которая предшествует оферте и акцепту (Е. А. Суханов) <3>. Данная проблема осложняется применительно к заключению внешнеэкономических (международных коммерческих) сделок в связи с особенностями их природы и правового регулирования. К международным коммерческим относят сделки, опосредующие предпринимательскую деятельность в сфере трансграничной торговли, совершаемые между сторонами, чьи коммерческие предприятия находятся на территории разных государств. Местонахождение коммерческих предприятий на территории разных государств означает не только то, что стороны находятся в разных странах, но и то, что они связаны с разными правовыми системами. Это обстоятельство серьезно осложняет процесс заключения и осуществления сделок <4>. -------------------------------- <1> Новицкий И. Б. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. М.: Статут, 2006. Т. 2; Иоффе О. С. Избранные труды: В 4 т. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. Т. 3; Корнеев С. М. Основы советского гражданского права / Под ред. В. А. Рясенцева. М., 1958; Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права / Науч. ред. В. С. Ем. М.: Статут, 2005. Т. 2; Агарков М. М., Граве К. А., Зимелева М. В., Липецкер М. С. и др. Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Я. Ф. Миколенко, П. Е. Орловский, И. С. Перетерский. М.: Юридическое изд-во НКЮ СССР, 1938. Ч. 2; Брославский Л. И., Власова А. Г., Жукова Л. Ф., Зинчук Э. А. и др. Советское гражданское право: Учебник / Под ред. Я. А. Куник. М.: Юридическая литература, 1973; Агарков М. М., Граве К. А., Зимелева М. В., Липецкер М. С. и др. Указ. соч. <2> Кучер А. Н. Теория и практика преддоговорного этапа. Юридический аспект. М.: Статут, 2005. С. 209. <3> Гражданское право: Учебник: В 4 т. 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Е. А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2008. Т. 3: Обязательственное право. С. 197. <4> Ануфриева Л. П., Бекяшев К. А., Дмитриева Г. К. и др. Международное частное право: Учебник / Отв. ред. Г. К. Дмитриева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2008. С. 364.

Превалирующей в науке гражданского права является точка зрения, в соответствии с которой переговоры являются основанием возникновения прав и обязанностей сторон и влекут возникновение особых так называемых доверительных отношений. К. В. Гницевич считает, что "переговоры имеют самостоятельное юридическое значение и могут выступать непосредственным основанием для возникающих на этом этапе отношений прав и обязанностей" <5>. По мнению К. Н. Овчинниковой, уже "при вступлении в переговоры по поводу заключения договора стороны связывает подобное договорному обязательство, основанное на отношениях доверия (Vertrauensverhaltnis) и налагающее на них обязанность соблюдать интересы торгового партнера (Sorgfaltspflichten)" <6>. Как полагают З. Кетц и Ф. Лорман, "вступление в переговоры является специальным юридическим фактом, в результате которого между сторонами возникает связь особого рода - доверительное отношение, требующее от них проявления взаимной добропорядочности" <7>. По мнению В. Г. Полякевич, "взаимосвязь сторон, заключающих, но еще не подписавших договор, носит не только фактический, но и юридический характер: их вступление в переговоры или иные преддоговорные отношения порождает определенные обязанности" <8>. А. Сергеев и Т. Терещенко придерживаются позиции, что "вступление в переговоры о заключении договора порождает обязанность участвовать в них в соответствии с принципом добросовестности" <9>. -------------------------------- <5> Гницевич К. В. Преддоговорная ответственность в гражданском праве: culpa in contrahendo: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2009. С. 68. <6> Овчинникова К. Д. Преддоговорная ответственность // Законодательство. 2004. N 3, 4. <7> Кетц Хайн, Ломан Франк. Введение в обязательственное право // Проблемы гражданского и предпринимательского права Германии. М., 2001. С. 61. <8> Полякевич В. Г. Ответственность за преддоговорные нарушения: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 26. <9> Сергеев А., Терещенко Т. Преддоговорная ответственность: основания для защиты интересов стороны, пострадавшей от недобросовестного ведения переговоров // Корпоративный юрист. 2010. N 11. С. 28.

Встречаются, однако, иные точки зрения. В. В. Богданов квалифицирует преддоговорные отношения следующим образом: "Устанавливая обязанность по добросовестному ведению переговоров, мы тем самым признаем наличие правоотношения на преддоговорной стадии. При этом обязанности участников переговорного процесса не ограничиваются лишь отрицательным содержанием (не прерывать переговоры без уважительных причин, не вступать в переговоры без намерения заключить договор, не вести переговоры с третьими лицами и др.), поскольку участники переговорного процесса должны нести и положительную обязанность по предоставлению, раскрытию информации (duty of disclosure), имеющей существенное значение для принятия другой стороной решения о вступлении в договор, выработку его условий и т. д." <10>. -------------------------------- <10> Богданов В. В. Преддоговорные правоотношения в российском гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 15.

Целесообразно согласиться с мнением К. Д. Овчинниковой: "...при ведении переговоров права и обязанности по общему правилу еще не возникли, так как в отечественном праве не существует нормы, которая придала бы значение юридического факта началу переговорного процесса в качестве общего правила" <11>. Но речь должна идти о правах и обязанностях участников договорных правоотношений, возникающих из установленных законом юридических фактов. -------------------------------- <11> Овчинникова К. Д. Указ. соч.

Как отмечает А. Н. Кучер, "переговоры часто ведутся неформально, в соответствии с устоявшимися в данном государстве этическими нормами и деловыми обычаями" <12>. То есть процедура ведения переговоров в большей степени подчиняется ценностным регуляторам (нормам морали, нравственности, традициям, обычаям). Этические нормы и обычаи - это внутригосударственные регуляторы, имеющие свою внутреннюю специфику и содержание. Поэтому при ведении переговоров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся на территории разных государств, могут возникнуть разногласия в силу особенностей и специфики каждого конкретного государства. Соответствующие нормы создаются в культуре определенного народа, где и развиваются, отражая исторически сложившуюся систему социальных ценностей, стереотипов поведения, психологических установок, и привести подобные нормы к какому-то одному единому стандарту просто не получится. Они оправданны в рамках национальной системы, где едины ценности, мировоззрение, культура и история. Однако переговоры сторон из разных государств должны регулироваться нормами права. Это следует сделать, установив общие направления и принципы правового регулирования, с помощью диспозитивных предписаний, "предоставив сторонам самим определять их взаимоотношения, чтобы у них была возможность выбрать наиболее целесообразный для них вариант поведения. Более того, они вольны по своему усмотрению использовать или не использовать предоставляемые им гражданским правом средства защиты их интересов" <13>. -------------------------------- <12> Кучер А. Н. Ответственность за недобросовестное поведение при заключении договора // Законодательство. 2002. N 10. С. 17 - 25. <13> Гражданское право / Под ред. Е. А. Суханова. С. 41.

Преддоговорные отношения имеют разнообразный характер и содержание, но если речь идет о переговорах, здесь существенное значение имеет добросовестное ведение переговоров. По мнению М. Г. Розенберга, понятие "добросовестность", в частности, охватывает следующее: предоставление партнеру достоверных сведений о себе и о юридическом лице, от имени и в интересах которого выступает представитель; достоверная информация о товаре, являющемся предметом сделки: осуществление своих прав без нарушения охраняемых законом интересов других лиц; соблюдение правил деловой этики; принятие соответствующих мер для надлежащего исполнения договорных условий <14>. -------------------------------- ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Монография М. Г. Розенберга "Международная купля-продажа товаров: Комментарий к правовому регулированию и практике разрешения споров" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2010 (4-е издание, исправленное и дополненное). ------------------------------------------------------------------ <14> Розенберг М. Г. Международная купля-продажа товаров: Комментарий к законодательству и практике разрешения споров. М., 2001. С. 43, 44.

Ф. Бенатти указывает, что требование вести себя добросовестно включает в себя, в частности, информационную обязанность, обязанность хранить тайну переговоров и необходимость охранять интересы контрагента <15>. По мнению А. Лиси, типичными обязанностями, вытекающими из принципа добросовестного поведения во время переговоров, являются: -------------------------------- <15> Kessler F. Culpa in Contrahendo, Bargaining in Good faith, and Freedom of Contract: A Comparative Study // Harv. L.Rev. 1964. N 77. P. 401.

- информационная обязанность, которую можно определить как обязанность сообщить всю существенную информацию, касающуюся заключаемого соглашения; - требование ясности, т. е. обязанность выражаться так, чтобы быть понятым контрагентом; - обязанность охранять тайну переговоров и принимать в соответствии с этим меры предосторожности; - обязанность совершить все необходимые действия для достижения заключения действительного договора, что предполагает, в частности, получение контрагентом всех необходимых разрешений и лицензий, без которых заключение контракта невозможно <16>. -------------------------------- <16> Lisi A. Lettere di Intenti e documenti precontrattuali nel commercio internazionale // http://www. comuni. it/servizi/praticaforense/articolo. php? idart=14 (дата обращения: март 2013 г.).

Таким образом, переговоры являются основанием возникновения доверительных отношений сторон и в первую очередь влекут обязанность добросовестного поведения. Добросовестность - оценочная и морально-нравственная категория, "открытая норма" <17>, что означает закрепление понятия в законодательстве, при котором суд самостоятельно устанавливает его содержание и решает конкретный спор исходя из представлений о том, соблюдалась или нет добросовестность поведения сторон. То же самое можно сказать про обязанность добросовестного ведения переговоров. В большинстве случаев в национальных законодательствах закрепляется не сам процесс, а только обязанность добросовестного ведения переговоров и последствия ее неисполнения. Например, статьей 1375 Гражданского кодекса Квебека установлено общее требование о том, что поведение сторон должно быть добросовестным как при возникновении обязательства, так и при его исполнении или прекращении <18>; статья 1337 Гражданского кодекса Италии налагает на стороны обязанность вести себя во время переговоров добросовестно, и эта обязанность не зависит от исхода переговоров <19>; пункт 3 ст. 1134 Гражданского кодекса Франции прямо обязывает стороны исполнять договор добросовестно <20>, но судебная практика применяет данное правило расширительно в отношении как заключения договора, так и его толкования. Доверительные отношения сторон, чьи коммерческие предприятия находятся на территории разных государств, не подчинены ни материально-правовому, ни коллизионно-правовому регулированию. Закрепление оценочных понятий в унифицированных актах весьма спорно и неоднозначно, так как нужны и определенные правила для толкования, что весьма трудно, учитывая разнообразие государств и их правоприменительную практику. Оценочные понятия вызывают споры в рамках национальных систем и обычно отдаются на откуп суда, чтобы он в каждом конкретном случае определял их содержание. И, соответственно, в международном обороте данные понятия вызывают еще больше трудностей, поскольку достаточно проблематично установить их содержание применительно к международным торговым отношениям, в которых участвуют лица из разных государств, и даже если это сделать, опять возникнет вопрос, будут ли они применяться и пониматься в каждом государстве так, как это подразумевали разработчики. -------------------------------- <17> Zimmermann R. The Law of Obligations: Roman Foundations of the Civilian Tradition (1992). P. 30. <18> Гражданский кодекс Квебека / Науч. ред. О. М. Козырь, А. А. Маковская. М.: Статут, 1999. С. 220. <19> Гражданский кодекс Италии. Принят королевским декретом от 16 марта 1942 г. N 262. URL: http://www. wipo. int/wipolex/en/details. jsp? id=2508 (дата обращения: 29 августа 2013 г.). <20> Французский гражданский кодекс / Пер. с фр.; науч. ред. Д. Г. Лавров. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 663.

Подходы к закреплению обязанности добросовестного поведения стран семьи общего права и континентального различаются. В англо-американских странах получила развитие алеаторная (рисковая) теория, в соответствии с которой стороны самостоятельно несут все риски, связанные с преддоговорным процессом. До заключения договора стороны могут по своему усмотрению вести переговоры и в любой момент прекратить их, не боясь ответственности за это <21>. То есть приоритет отдается негативной свободе договора, а именно свободе от договора. "Наложение гражданско-правовой ответственности на сторону за ее выход из незавершенных преддоговорных переговоров означало бы наложение ответственности на контрагента за его правомерное поведение" <22>. -------------------------------- <21> Farnsworth A. Precontractual Liability and Preliminary Agreements: Fair Dealing and Failed Negotiations // Colum. Law Review. 87 (1987). P. 221; Комаров А. С. Ответственность в коммерческом обороте. М., 1991. С. 46 - 57. <22> Beatson J. and Friedmann D. (eds.). Good Faith and Fault in Contract Law. Oxford: Clarendon Press, 1995. P. 27.

По мнению Г. В. Вердияна, в Англии обеспечивается наилучший баланс справедливости и предсказуемости в правовой сфере. Предприниматели получают возможность уверенно планировать свою деятельность, что в конечном итоге является большим стимулом для бизнеса, чем абсолютная справедливость. И хотя специфика английской концепции грозит исчезнуть под влиянием европейской интеграции, мы считаем такой подход обоснованным, как гарантирующий оптимальный баланс гибкости и предсказуемости правового регулирования <23>. -------------------------------- <23> Вердиян Г. В. Добросовестность как общий принцип права. М.: ЮРКОМПАНИ, 2013.

С нашей точки зрения, с Г. В. Вердияном можно было бы согласиться, если бы все государства придерживались политики протекционизма. Но в наше время, учитывая процессы глобализации и интернационализации права, странам необходимо стремиться к унифицированному регулированию международных коммерческих отношений в целях увеличения и укрепления торговых связей с контрагентами из разных государств и развития сотрудничества. Как отмечает А. Н. Кучер, со временем стало очевидно, что такое неучастие права в преддоговорном процессе нередко приводит к несправедливым последствиям и не соответствует утверждающемуся в праве принципу социальной природы договора и необходимости добросовестного поведения участников гражданского оборота на всех его стадиях <24>. Рудольфом фон Иерингом в середине XIX в. была разработана концепция преддоговорной ответственности, применявшаяся, в частности, к случаям, когда виновное поведение одной из сторон привело к незаключению договора. Позже, в начале XX в. французский правовед Р. Салейль предложил использовать принцип добросовестности и вытекающую из его нарушения преддоговорную ответственность применительно ко всему преддоговорному процессу <25>. В соответствии с предложенной им теорией стороны, вступившие в переговоры, обязаны действовать добросовестно и не вправе прервать переговоры без особых причин. Данная теория получила широкое распространение в рамках континентального права, где преддоговорная ответственность традиционно обосновывалась обязанностью добросовестного, т. е. в соответствии с добрыми нравами, поведения участников гражданских правоотношений. -------------------------------- <24> Kessler F., Fine E. Culpa in Contrahendo, Bargaining in Good Faith, and Freedom of Contract: a Comparative Study. 77 Harvard Law Rev. 3 (1964). P. 407. <25> Saleilles. De la responsabilite precontractuelle, 6 Revue Trimestrielle de Droit Civil 697 (1907).

Необходимость урегулирования отношений сторон на преддоговорной стадии постепенно была признана англо-американскими и некоторыми странами континентального права (например, Россией). Тем не менее указанные государства закрепили только специальные способы защиты в случае недобросовестного поведения одной из сторон в ходе переговоров. В связи с этим следует признать: в таких странах стороны менее защищены от недобросовестного поведения потенциального контрагента на стадии переговоров, поскольку специальные способы защиты обычно не охватывают все возможные ситуации <26>. -------------------------------- <26> Кучер А. Н. Ответственность за недобросовестное поведение при заключении договора // Законодательство. 2002. N 10. С. 17 - 25.

Международный коммерческий оборот также требует от сторон соблюдения принципа добросовестности в отношениях, предшествующих заключению договора. Понятие добросовестности породило значительные споры как при разработке Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., так и впоследствии при ее применении. Венская конвенция регулирует "только заключение договора купли-продажи и те права и обязанности продавца и покупателя, которые возникают из такого договора" <27>. Конвенция регулирует заключение договора посредством направления оферты и акцепта, но заключение договора в ходе переговоров прямо не урегулировано, и поэтому он решается либо исходя из общих принципов Конвенции, либо нормами применимого национального права. -------------------------------- <27> Конвенция о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 11 апреля 1980 г.) // Вестник ВАС РФ. 1994. N 1. Ст. 4.

Первоначальный проект Венской конвенции включал положение, возлагающее на стороны обязанность действовать добросовестно в процессе переговоров. Статья 5 проекта Конвенции гласила: "В процессе заключения договора стороны должны соблюдать принципы справедливого ведения дел и действовать добросовестно" <28>. Но данное положение не было встречено единодушно. Так, выдвигались следующие аргументы против включения положений о добросовестном ведении переговоров. -------------------------------- <28> Goderre D. M. International Negotiations Gone Sore: Precontractual Liability under the United Sales Convention. 66 U. Cincinnati Law Review. 257 - 281 (1997).

Во-первых, обязанность добросовестного поведения может быть истолкована слишком субъективно, что исключит возможность установления единых принципов оценки добросовестности поведения сторон. Во-вторых, за нарушение такой обязанности Конвенция не предусматривает возможность возложения на виновную сторону ответственности (преддоговорной ответственности). В-третьих, обязанность добросовестного поведения подразумевается в любых действиях сторон, поэтому специальное ее закрепление в Конвенции будет излишним <29>. -------------------------------- <29> John Klein and Carla Bachechi, Precontractual Liability and the Duty of Good Faith Negotiation in International Transactions, 17 Hous. J. Int'l L. 1, 3.

В-четвертых, такая обязанность связана с вопросом о действительности договора, а этот вопрос не регулируется Конвенцией. Сторонники включения в Венскую конвенцию специального положения о добросовестном поведении сторон на преддоговорном этапе указывали на актуальность этого вопроса, на то, что добросовестность - это универсально признанный принцип; законодательство многих стран содержит такую общую обязанность. И более уместно распространить действие принципа и на переговоры и в тексте Конвенции <30>. -------------------------------- <30> Там же.

Высказывались мнения, что самоустранение Венской конвенции от указанного вопроса приведет к неунифицированному подходу при решении вопроса оценки поведения сторон в ходе заключения договора, поскольку такой вопрос будет регулироваться национальным правом. Кроме того, включение в Конвенцию общей обязанности добросовестности будет соответствовать общим принципам взаимоотношений сторон гражданского оборота <31>. Поэтому необходимо было выработать компромисс между представителями стран романо-германской правовой семьи, благоприятствующий установлению обязанности добросовестности, и стран системы общего права, строго отвергающих такую обязанность <32>, в качестве которого предлагались следующие варианты: включить обязанность добросовестного поведения в преамбулу Венской конвенции, установить принцип добросовестности при толковании заявлений и поведения сторон и, наконец, установить принцип добросовестности при толковании положений Венской конвенции <33>. В итоге был принят последний вариант, который закреплен в статье 7 Венской конвенции: "...при толковании настоящей Конвенции надлежит учитывать ее международный характер и необходимость содействовать достижению единообразия в ее применении и соблюдению добросовестности в международной торговле". -------------------------------- <31> Goderre D. M. Op. cit. <32> des Nations-Uniessur les contrats de venteinternationale de marchandises, Vienne, 10 March - 11 April 1980, Documents officiels des Nations Unies. P. 79, 272; Eorsi G. Problems of Unifying Law on the Formation of Contracts for the International Sale of Goods. Am. J. Int. Law, 1979. Vol. 27. P. 311, 313. <33> Goderre D. M. Op. cit.

Можно выделить три основные позиции относительно способов толкования данной статьи и о возможности возложения ответственности на недобросовестную сторону переговоров. Первая позиция состоит в том, чтобы толковать статью 7 дословно (литерально), т. е. применять принцип добросовестности только при толковании самой Конвенции, а не при анализе поведения сторон на преддоговорной стадии (такой позиции придерживается, например, Алан Фарнсворт) <34>. Этот способ толкования не позволяет возложить на сторону преддоговорную ответственность в случае ее недобросовестного поведения. -------------------------------- <34> Farnsworth A. Duties of Good Faith and Fair Dealing Under the UNIDROIT Principles, Relevant International Conventions, and National Laws, 3 Tul. J. Int'I & Comp. I., 47 (1995). P. 56.

Вторая позиция заключается в том, что принцип добросовестности является одним из общих принципов Венской конвенции. Соответственно на стороны, ведущие себя недобросовестно в ходе переговоров, должна быть возложена преддоговорная ответственность. Этой позиции, например, придерживается Майкл Бонелл <35>. -------------------------------- <35> Там же. С. 56, 57.

Однако общие принципы Венской конвенции четко не установлены. Их выявление имеет большое практическое значение не только при решении вопросов о добросовестности, но и при пробеле в регулировании любого вопроса в контракте, и Венской конвенции с их помощью следует искать решение соответствующих вопросов. Судебная практика также позволяет сделать вывод: этот способ толкования статьи 7 Венской конвенции находит все более широкую поддержку. Например, в следующих делах суды ссылаются на принцип добросовестности, установленной данной статьей: дело N 279354 HAZA 07-576 "Fresh-Life International B. V. v. Cobana Fruchtring GmbH & Co., KG" от 25 февраля 2009 г. (Нидерланды); дело "Kunsthaus Math. Lempertz OHG v. Wilhelmina van der Geld" от 17 июля 1997 г.; дело "Waukesha Engine Division/Dresser Industrial Products B. V. v. Ceramica Utzubar S. A." от 22 сентября 2003 г. (Испания), Суд провинции Наварра, третье отделение, 223/2003; дело "NV AR v. NV I" от 15 мая 2002 г. (Бельгия), Апелляционный суд г. Гент; дело "Kolmar Petrochemicals Americas, Inc. v. Idesa Petroquimica S. A. de C. V." от 10 марта 2005 г. (Мексика), Первый коллегиальный суд по гражданским делам первой инстанции <36>. -------------------------------- <36> URL: http://www. unilex. info/case. cfm? id=355; http://www. unilex. info/case. cfm? id=1472; http://www. unilex. info/case. cfm? id=1097; http://www. unilex. info/case. cfm? id=736; http://www. unilex. info/case. cfm? id=816; http://www. unilex. info/case. cfm? id=57; http://cisgw3.law. pace. edu/cases/020515b1.html; http://www. cisg. law. pace. edu/cases/050310m1.html (дата обращения: 22 июля 2013 г.).

Суды также могут считать, что добросовестность - это общий принцип Конвенции благодаря возрастающему влиянию Принципов международных коммерческих контрактов в ред. 2010 г. (Принципов УНИДРУА) <37>. С точки зрения М. М. Богуславского, Принципы УНИДРУА можно квалифицировать как "изложение общих принципов, на которых основана Венская конвенция 1980 года" <38>. -------------------------------- <37> Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 / Пер. с англ. А. С. Комарова. URL: http://www. unidroit. org/English/principles/contracts/principles2010/translations/blackletter2010-russian. pdf (дата обращения: 25 июля 2013 г.). <38> Богуславский М. М. Международное частное право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М., 1998. С. 213.

На наш взгляд, в пункте 2 ст. 7 Венской конвенции говорится о принципах, изложенных в самой Конвенции. А Принципы УНИДРУА нельзя рассматривать как комментарий к Венской конвенции, поскольку по предмету регулирования они шире и содержат положения по вопросам, не нашедшим разрешения в Конвенции. В отдельных случаях предусмотренные в Принципах УНИДРУА правила существенно отличаются от отраженных в Венской конвенции. К тому же толкование международного договора может осуществляться лишь его участниками или по их поручению. УНИДРУА таких полномочий не имеет <39>. -------------------------------- <39> Бахин С. В. Субправо: правовая природа и назначение // Правоведение. 2002. N 2. С. 144 - 157.

И третий способ - расширительное толкование статьи 7 Венской конвенции, в результате которого обязанность добросовестного поведения возлагается на стороны, в том числе на преддоговорной стадии. То есть предложенный способ толкования приравнивает статью 7 Венской конвенции к проекту статьи 5 этой Конвенции. На наш взгляд, добросовестность является общепризнанным принципом права. Тем не менее в сфере международной торговли, где участвуют лица из разных правовых систем, для снижения риска возникновения споров и разногласий принцип добросовестности поведения сторон, включая добросовестное ведение переговоров, должен быть четко установлен на международном уровне в унифицирующих нормах. Добросовестность рассматривается как одна из основных идей, лежащих в основе Принципов УНИДРУА. Согласно этим Принципам право стороны свободно вступать в переговоры и решать, на каких условиях заключать соглашение, не является неограниченным и не должно противоречить принципам добросовестности и честной деловой практики, изложенным в статье 1.7 Принципов УНИДРУА. В документе перечисляются некоторые случаи недобросовестного поведения, в том числе вступление стороной в переговоры или их продолжение при отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной <40>. В статье 2.1.16 Принципов закреплена обязанность не разглашать конфиденциальную информацию, полученную в процессе переговоров. -------------------------------- <40> Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 / Пер. с англ. А. С. Комарова. URL: http://www. unidroit. org/English/principles/contracts/principles2010/translations/blackletter2010-russian. pdf (последнее посещение: 25.07.2013).

Но применение Принципов УНИДРУА зачастую ставится в зависимость от волеизъявления сторон, которое может быть выражено прямо либо опосредованно, когда стороны согласились, что их договор будет регулироваться "общими принципами права", "lex mercatoria" или тому подобными источниками, а также молчаливо, когда стороны не выбрали право, регулирующее их договор <41>. Применительно к преддоговорным отношениям Принципы УНИДРУА будут применяться, если стороны прямо выразили свое согласие на это в письменной или устной договоренности либо известно, что стороны согласовали применение Принципов УНИДРУА к будущему договору. -------------------------------- <41> Алимова Я. О. Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА: нормативная природа и роль в регулировании трансграничных коммерческих отношений: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 68.

Значительные результаты в регулировании коммерческих отношений достигнуты на региональном уровне, например в Европейском союзе. Здесь необходимо сказать о Принципах европейского договорного права <42>, разработанных Европейской комиссией по договорному праву и принятых в 1999 г. (I и II части) и 20 02 г. (III часть), которые повторяют положения Принципов УНИДРУА о соблюдении принципа добросовестности во время ведения переговоров. -------------------------------- <42> Principles of European Contract Law. Part 1 & 2. Prepared by The Commission on European Contract Law / Ed. by O. Lando & H. Beale. London, 2000. P. 130 - 131; Принципы европейского договорного права / Перевод на русский язык А. Т. Амиров, И. Б. Пугинский // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2005. N 3, N 4.

Подводя итог, следует отметить потребность в закреплении на международном уровне обязанности добросовестного поведения сторон во время переговоров и выработке унифицированных норм в данной области. При этом следует помнить: унификация права достигает своей цели, только если одновременно обеспечивается единообразие в толковании и практическом применении унифицированных норм. Наличие четкого правового регулирования всегда способствует существенному снижению предпринимательских рисков, немалое число которых связано с вероятностью применения к правам и обязанностям, вытекающим из сделки, иностранного права. Это, в свою очередь, способствует появлению у заинтересованных деловых кругов более высокой правовой определенности и уверенности при заключении договоров с зарубежными контрагентами. Можно говорить и о процессе гармонизации, направленном на сближение права, на уменьшение различий в праве разных государств. Однако данный процесс не сопровождается международно-правовыми обязательствами государств, закрепленными международными договорами, поэтому здесь происходит сближение права, но не унификация, создаются похожие, но не унифицированные нормы. Таким образом, при гармонизации различия остаются, и нормы, хотя одинаковые по формулировкам, могут иметь разное содержание в каждом государстве.

Библиография

Конвенция о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 11 апреля 1980 г.) // Вестник ВАС РФ. 1994. N 1. Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 г. / Пер. с англ. А. С. Комарова. URL: http://www. unidroit. org/English/principles/contracts/principles2010/translations/blackletter2010-russian. pdf. Алимова Я. О. Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА: нормативная природа и роль в регулировании трансграничных коммерческих отношений: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. Бахин С. В. Субправо: правовая природа и назначение // Правоведение. 2002. N 2. Богданов В. В. Преддоговорные правоотношения в российском гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. Вердиян Г. В. Добросовестность как общий принцип права. М.: ЮРКОМПАНИ, 2013. Гницевич К. В. Преддоговорная ответственность в гражданском праве: culpa in contrahendo: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2009. Гражданское право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп.: В 4 т. / Под ред. Е. А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2008. Т. 3: Обязательственное право. Комаров А. С. Ответственность в коммерческом обороте. М., 1991. Кучер А. Н. Ответственность за недобросовестное поведение при заключении договора // Законодательство. 2002. N 10. Кучер А. Н. Теория и практика преддоговорного этапа. Юридический аспект. М.: Статут, 2005. Овчинникова К. Д. Преддоговорная ответственность // Законодательство. 2004. N 3, 4. Полякевич В. Г. Ответственность за преддоговорные нарушения: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Монография М. Г. Розенберга "Международная купля-продажа товаров: Комментарий к правовому регулированию и практике разрешения споров" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2010 (4-е издание, исправленное и дополненное). ------------------------------------------------------------------ Розенберг М. Г. Международная купля-продажа товаров: Комментарий к законодательству и практике разрешения споров. М., 2001. Сергеев А., Терещенко Т. Преддоговорная ответственность: основания для защиты интересов стороны, пострадавшей от недобросовестного ведения переговоров // Корпоративный юрист. 2010. N 11. Beatson J. and Friedmann D. (eds.). Good Faith and Fault in Contract Law. Oxford: Clarendon Press, 1995. Goderre D. M. International Negotiations Gone Sore: Precontractual Liability under the United Sales Convention.66 U. Cincinnati Law Review. 257 - 281 (1997). Farnsworth A. Precontractual Liability and Preliminary Agreements: Fair Dealing and Failed Negetiations // Colum. Law Review. 87 (1987). Farnsworth A. Duties of Good Faith and Fair Dealing Under the UNIDROIT Principles, Relevant International Conventions, and National Laws, 3 Tul. J. Int'I & Comp. I., 47 (1995). Eorsi G. Problems of Unifying Law on the Formation of Contracts for the International Sale of Goods. Am. J. Int. Law, 1979. Vol. 27. P. 311, 313. Klein John and Bachechi Carla. Precontractual Liability and the Duty of Good Faith Negotiation in International Transactions, 17 Hous. J. Int'l L. 1, 3. Kessler F. Culpa in Contrahendo, Bargaining in Good faith, and Freedom of Contract: A Comparative Study // Harv. L.Rev. 1964. N 77. Kessler F., Fine E. Culpa in Contrahendo, Bargaining in Good Faith, and Freedom of Contract: a Comparative Study. 77 Harvard Law Rev. 3 (1964). P. 407. Principles of European Contract Law. Part 1 & 2. Prepared by The Commission on European Contract Law / Ed. by O. Lando & H. Beale. London, 2000. Zimmermann R. The Law of Obligations: Roman Foundations of the Civilian Tradition (1992).

------------------------------------------------------------------

Название документа