Развитие торгового права в России в IX - XVIII вв

(Батрова Т. А.) ("Внешнеторговое право", 2010, N 1) Текст документа

РАЗВИТИЕ ТОРГОВОГО ПРАВА В РОССИИ В IX - XVIII ВВ.

Т. А. БАТРОВА

Батрова Т. А., кандидат юридических наук, доцент кафедры государственно-правовых и гражданско-правовых дисциплин Рязанского филиала Московского университета МВД России.

Рассматривая вопрос о развитии торгового законодательства и доктрины торгового права в России, следует исходить из того, что оно происходило в исторических условиях, несколько отличавшихся от сложившихся в Западной Европе, хотя по свидетельству самих европейских купцов, посещавших страну, русские занимаются торговлей "усерднее, чем все другие нации". Прежде всего, торговля в России не была привилегией одного сословия, а некоторое социальное обособление купечества скорее было результатом проводимой государством политики, хотя упоминания о купцах как людях, профессионально занимавшихся торговлей, часто встречаются в летописях. Интересно то, что, как пишет В. О. Ключевский, "когда неторговому вооруженному варягу нужно было скрыть свою личность, он прикидывался купцом, идущим из Руси или на Русь: это была личина, внушавшая наибольшее доверие" <1>. -------------------------------- <1> Ключевский В. О. Русская история. М.: Эксмо, 2007. С. 27.

Торговлей занимались даже удельные князья и бояре, поскольку дань, которую собирал князь как правитель, составляла в то же время и основу его торгового оборота. А стремление к приобретению заморских рынков, расчистке и охране торговых путей, которые вели к ним, предопределило основные направления внешней политики уже первых князей. С подобного рода конкуренцией особенно активно боролись в Новгороде, где торговля являлась занятием, доступным каждому. Еще больший интерес к этому источнику дохода проявили московские цари, устанавливавшие монополию на торговлю отдельными товарами (соль, лен, меха, сало, икра, хлеб, вино, воск, щетина и др.), которая обеспечивала значительное пополнение казны и в петровские времена. Не сторонилась торговли и церковь. На иноземных купцов это производило глубокое впечатление, поскольку на Западе торговля считалась занятием, недостойным дворянства. При этом процесс некоторого обособления купечества, в составе которого в XV в. стали выделяться гости и гостиные сотни, а в XVIII в. гильдии, на организацию торговли и ее правового регулирования практически не влиял. Со временем круг лиц, за которыми признавалось право занятия торговым промыслом, существенно расширился. Так, в 1726 г. был принят Закон о помещичьей торговле, который разрешал дворянам свободную реализацию товаров, произведенных в их деревнях. Это право было подтверждено Грамотой на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства от 21 апреля 1785 г., которая дозволяла благородным "в вотчинах их заводить местечки и в них торги и ярмонки, согласно с государственными узаконениями, с ведома генералов-губернаторов и губернских правлений и с наблюдением, чтоб сроки ярмонок в местечках их соображены были со сроками в других окрестных местах" (ст. 29). В конечном счете ст. 2 Устава торгового закрепила положение о том, что "право вступать в договоры и обязательства, торговле свойственные, принадлежит лицам обоего пола, русским подданным всех состояний и иностранцам, а также товариществам и компаниям". Указанное обстоятельство дало основание некоторым ученым утверждать, что если торговое право отделилось от гражданского в Германии и во Франции, то это должно быть объяснено исторически, в России же противоположности между ними не выработалось, а следовательно, нам не только не следует развивать его, но, напротив, нужно предупредить дуализм права. При этом не учитывалось, что, например, различие между торговым и гражданским займом проводилось уже в Русской Правде <2>. Первый рассматривался как договор, свободный от излишних формальностей: "...аже кто купец купцу даст в куплю куны или в гостьбу, то купцу пред послухы кун не имати: послуси ему не надобе; но идти ему на роту, еже ся оучнеть запирати" (ст. 44). То есть подобное соглашение могло совершаться без свидетелей, что для гражданского займа было неприемлемо. Не ограничивался и процент по такому займу, ибо торговец, занимая деньги, помещал их в предприятие, от которого мог получить выгоду. -------------------------------- <2> См.: Правда Русская. Пространная редакция, XII век // Российское законодательство X - XX веков. Т. 1: Законодательство Древней Руси. М.: Юрид. лит., 1984. С. 68.

Вопрос об ответственности купца за сохранность переданных ему денег и товара решался в зависимости от обстоятельств их утраты: "Аже которыи купець, кде любо шед с чюжими кунами, истопиться, любо рать возметь, ли огнь, то не насилити ему, ни продати его; но како начнеть от лета платити, тако же платить, зане же пагуба от бога есть, а не виноват есть; аже ли пропиеться или пробиеться, а в безумьи чюжь товар испортить, то тако любо тем, чии то товар, ждуть ли ему, а своя им воля, продадять ли, а своя им воля" (ст. 54). По-разному оценивались и последствия несостоятельности, которая фактически делилась на гражданскую и купеческую. Последняя, в свою очередь, подразделялась на несчастную, дававшую возможность купцу сохранить личную свободу, и злонамеренную, влекшую за собой продажу в кабалу. Определялся и порядок удовлетворения требований кредиторов, где первую очередь составляли иностранные гости, вторую - княжеская казна, а третью - все остальные кредиторы: "Аже кто многим должен будеть, а пришед (гость) из иного города или чюжеземець, а не ведая запустить за нь товар, а опять начнеть не дати гост(ю) кун, а первии должебити начнуть ему запинати, не дадуче ему кун, то вести и на торг, продати же и отдати же первое гостины куны, а домашним, что ся останеть кун, тем же ся поделять; паки ли будуть княжи куны, то княжи куны первое взяти, а прок в дел; аже кто много реза имал, не имати тому" (ст. 55 "О долзе"). Достаточно активно развивались и внешнеторговые связи, которые В. О. Ключевский не без основания назвал "господствующим фактом экономической жизни" <3>. По крайней мере Русско-византийский договор 911 г. уже содержал нормы о порядке помощи купцам обеих стран во время их плавания с товарами. Еще более подробно условия торговли регламентировал Договор Игоря с греками, который предусматривал условия пребывания русских купцов в Греческой земле, включая место проживания, регистрацию, свободу перемещения (без оружия, человек по 50), а также осуществления самой торговли. В частности, было оговорено, что они "не имеют права покупать паволоки дороже, чем по 50 золотников; и если кто купит тех паволок, то пусть показывает цареву мужу, а тот наложит печати и даст им". -------------------------------- <3> Ключевский В. О. Указ. соч. С. 6.

Успехи славянской торговли подтверждают образование торговых городов на "пути из варяг в греки", который, по словам С. М. Соловьева, фактически предопределил роль руссов как посредников торговли между Европой и Азией <4>. При этом внутренняя торговля преимущественно носила ярмарочный характер. После принятия христианства в обычай вошло осуществление торговых операций под покровительством церкви: духовенство хранило меры и весы; в церквях устанавливались особые лари, в которых хранились торговые договоры, записки и книги для закрепления торговых сделок. В XII - XIII вв. торговля стала главным средством накопления богатств <5>, хотя и носила долгое время меновый характер. -------------------------------- <4> См.: Соловьев С. М. История России с древнейших времен. М.: Эксмо, 2007. С. 43. <5> См.: Там же. С. 87.

Наиболее активно она развивалась в Новгороде, Пскове и Смоленске <6>. Первые два города принадлежали к Ганзейскому союзу, с которым заключались многочисленные договоры <7>, регулировавшие организацию ганзейских торговых дворов, правила осуществления торговли, включая запрет вести ее с новгородцами один на один (считалась действительной только сделка, заключавшаяся в присутствии немца-свидетеля), ограничение количества ввозимых товаров под страхом крупного штрафа и конфискации избыточной части товара для поддержания цен на них, запрет торговли в кредит. Важным аспектом заключаемых соглашений были взаимные гарантии безопасности торговли: "Немецкому гостю приезжать в Великий Новгород со своим товаром водою и горою, торговать по старине, и путь иметь чистый, приезжать и отъезжать, по старым грамотам и по этой грамоте... безо всякой хитрости. Также новгородскому гостю и новгородцу ездить в Немецкую землю, в ее города, со своим товаром горою и водою, торговать по старине, приезжая и отъезжая по чистому пути... безо всякой хитрости" <8>. Впрочем, внешняя торговля не ограничивалась западным направлением, а велась и с южными странами. Археологические данные позволяют утверждать, что в XII - XIII вв. Новгород был связан торговыми отношениями с Северным Кавказом, Средней Азией, Ираном и, может быть, с Византией <9>. -------------------------------- <6> До нас дошел торговый договор смоленского князя Мстислава Давидовича, заключенный в 1229 г. с Ригой и Готским берегом, который обеспечивал свободу торговли, устанавливал преимущественное право на удовлетворение долговых претензий иностранцев. <7> Самым древним из известных нам является Договор Великого Новгорода с Готландом и немецкими городами 1189 - 1195 гг. Последним соглашением такого рода стал Русско-ганзейский договор 1487 г. <8> Договорная грамота Новгорода с ганзейскими городами о 20-летнем мире, март 1487 г. <9> См.: Андреев В. Ф. Северный страж Руси. М., 1985. С. 76.

При этом новгородским купцам в полной мере было свойственно проявление корпоративного духа. Так, после ограбления новгородских купцов немецкими пиратами в 1420 г. на Неве и доставки их в Висмар 11 немецких купцов были "посажены в железо". Далее последовал обоюдный запрет на торговлю, который был отменен лишь договором 1423 г. <10>. Не меньшим было и стремление отстаивать собственные интересы, не идя на поводу у Ганзейского союза. Со временем новгородское правительство предъявляет ему ряд требований, касающихся изменения сложившегося еще в первый период новгородско-немецких торговых сношений (XII - XIII вв.) порядка торговли, выгодного для ганзейских купцов, которые почти не платили пошлин, имели право продавать свои товары без осмотра, измерения, взвешивания и т. д. Новгородцы потребовали обязательного взвешивания, измерения и осмотра ганзейских товаров, продаваемых в Новгороде, введения на них твердых цен и т. д., а также стали отстаивать право "чистого пути за море", т. е. безопасного проезда на заморские рынки для купцов Новгорода, что Ганзе было крайне невыгодно. -------------------------------- <10> См.: Там же.

На фоне этого правовое регулирование внутренней торговли выглядит довольно скудно, ибо оно не ушло далеко от положений, закрепленных еще в Русской Правде, о чем свидетельствуют нормы Псковской судной грамоты (ст. ст. 38, 45, 101) <11>, Судебника 1497 г. (ст. ст. 46, 55) и Судебника 1550 г. (ст. 90). Данное обстоятельство объясняется тем, что на протяжении нескольких веков, особенно в условиях феодальной раздробленности, важнейшим фактором развития внутреннего рынка становилась именно активная внешняя торговля. При этом иностранным купцам предоставлялись немалые привилегии, что вызывало недовольство со стороны русских купцов, терпевших от этого значительные убытки. О повышенном интересе к торговле с Россией свидетельствует учреждение в 1555 г. первой в мире акционерной компании "Товарищество английских купцов для открытия новых рынков" (именовавшейся также Московской или Русской), которая получила королевскую хартию на право монопольной торговли с Русским государством. -------------------------------- <11> См.: Российское законодательство X - XX веков. Т. 1: Законодательство Древней Руси. М.: Юрид. лит., 1984. С. 337.

Ситуация начала меняться в XVII в., когда государство стало вмешиваться в организацию торговли, устанавливая определенные правила ее осуществления и проводя протекционистскую политику. Пришло осознание того, что "купечеством всякое государство богатитца, а без купечества никакое и малое государство быть не может" <12>, что находило отражение в постановлениях, указах и иных законодательных актах. -------------------------------- <12> Посошков И. Т. Книга о скудости и богатстве // Вслед подвигам Петровым... М., 1988. С. 410.

В частности, Соборное уложение 1649 г. регламентировало: 1) время осуществления торговли: "в воскресной день рядов не отпирать, и ничем не торговать, опричь съестных товаров и коньского корму. А сьестные товары и конской корм овес и сено продавати по вся дни и часы невозбранно. А в которые дни бывает со кресты ход: и в те дни в рядех ничем не торговать и рядов не отпирать до тех мест, как ис ходу со кресты придут в соборную церковь, а потом торговать" (ст. 26 гл. X); 2) правовое положение торговцев в зависимости от способов организации торговли: "А у которых у приезжих у городовых тяглых людей на Москве построены дворы и лавки, и тем людем быти на Москве в тягле, в сотнях, а в городех им подати платити, и всякия службы служити с тамошних городских их торгов и промыслов. А у которых приезжих городовых всяких торговых и тяглых людей на Москве дворов своих нет, а товары свои привозят, и в лавках торгуют в наемных и в своих, и тем людем впередь с товары своими приезжати на гостин двор и торговати на гостине дворе, а в рядех лавок не наймовати, и свои лавки тем людем, у кого в которых рядех покуплены, продати государевым тяглым людем москвичям" (ст. ст. 35, 36 гл. XIX). 3) условия осуществления внешнеторговой деятельности: получение купцами проезжей грамоты, за отсутствие которой следовало "бити кнутом, чтобы на то смотря иным неповадно было так делати" (ст. 4 гл. VI). При этом предпринимались меры по формированию торгового сословия: городовым торговым людям, записанным в гостиную и суконную сотню, было предписано "жити на Москве", а тем "городовым торговым людям, которые живут по городом на старых своих дворех, и торговыми всякими промыслы в тех городех торгуют", но которым "велено быти в гостиной и в суконной сотне, в городех тяглые свои дворы и с промыслы продати тех же городов посадским тяглым людем, а самим жити на Москве в гостиной и в суконной сотне. А будет они тех своих городских тяглых дворов и промыслов продати не похотят, и им с тех своих городских тяглых дворов и с промыслов в городех з городскими с посадскими людьми платити тягло попрежнему" (ст. 34 гл. XIX). Причем передача лавок и амбаров крестьянам не допускалась даже по праву залога. "А будет кто торговые и посадские люди... лавки и анбары, и погребы, напишут чьим нибудь людем, или крестьяном в долгу в закладе до сроку, и те свои... лавки, и анбары, и погребы и тем людем... лавки, и анбары, и погребы, будут просрочаны, после сроку продати государевым тяглым же людем, а самим им в тех... лавках, и в анбарех, и в погребах не торговати. А будет они после сроку в тех... в лавках, и в анбарех, и в погребах торговати, и у них те... и лавки, и анбары, и погребы по тому же взяти на государя безденежно" (ст. 16 гл. XIX). В то же время право осуществления торговых промыслов признавалось в городах за стрельцами, казаками и драгунами (ст. 11 гл. XIX). Некоторые купцы защищались особо: "А будет кому гостем или торговым людем даны будут государевы жаловальныя грамоты за красными печатьми, что у них стояльщиков не ставити, и с черными сотнями им в тягле не быти, и питья у них не вымати, или торговым же людем, за службы и за таможенныя и кабацкия приборы, з гостиным имянем, и с таких грамот печатных пошлин имати по два рубли с полтиною з грамоты" (ст. 8 гл. XVIII). Среди купцов сложилась определенная иерархия. Высшая и самая почетная группа, пользовавшаяся значительными привилегиями, - гости - была немногочисленна, но их торговые обороты составляли от 20 до 100 тыс. руб. в год. Следующую группу составляли купцы гостиной и суконной сотен. Низший разряд купечества представляли черные сотни и слободы <13>. -------------------------------- <13> См.: Бутенко В. А. Краткий очерк истории русской торговли. С. 244.

Оптовая торговля преимущественно происходила на гостиных дворах, в то время как розничная сосредоточивалась в так называемых рядах (лоскутном, рыбном, охотном и др.). По установленным дням открывались рынки, куда свозились товары с ближайших деревень. Однако о свободе торговли в условиях развития казенных монополий говорить не приходилось. Некоторые товары считались "заповедными" и "указными" (пенька, смола, юфть, сало, соболиные меха). Продажа вина могла производиться только в специально учрежденных для этого "царевых кабаках". Кроме того, казна пользовалась преимущественным правом приобретения товаров у иностранных купцов. Пока казенные агенты (а ими были те же гости) не завершали операции в пользу царского двора, торговля с иноземными купцами не могла начаться. Гости закупали по поручению казны в других государствах оружие, предметы роскоши, серебряные монеты для денежных дворов и т. д. Эти внешнеторговые обязанности выполнялись ими в порядке безвозмездной службы, и только в случае особых успехов они могли рассчитывать на получение даров от царя. Даже на ярмарках купцы не могли начинать торговлю раньше, чем кончится царская торговля. В целом приходится констатировать, что интересы государства в этот период явно выходят на первый план. Подтверждением тому, в частности, служит возможность "хлебныя запасы и конския кормы имати по указной цене" у тех людей, у которых они будут в излишке, если "у ратных людей, на государеве службе запасов и конских кормов не станет, а на торгу в то время хлебныя запасы и конские кормы продают дорогою ценою" (ст. 21 гл. VII). Однако не остаются без внимания и интересы русских купцов: принимаются Торговый устав 1653 г. и Новоторговый устав 1667 г., которые регулировали внутреннюю и внешнюю торговлю, поощряли и защищали купечество, ограничивали иностранную конкуренцию. Первый ввел единую торговую пошлину, увеличив ее для иностранных купцов, отменил ряд проезжих пошлин. При этом предписывалось "товаров своих и на покупку товаров денег не таить и цены с товаров не убавливать и являть в таможнях товары и деньги и продажную цену сказывать прямо в правду, без всякой хитрости. [В противном случае] у тех торговых людей те их товары изъять на себя Государя бесповоротно". Новоторговый устав 1667 г. предоставлял торговым людям право свободного торга, ограждал их от иностранной конкуренции, назначал специальных лиц, в обязанность которых входили наблюдение за исполнением законов в торговле, защита торговых людей от разорения и способствование поступлений в казну таможенных сборов. В этом контексте интересен вопрос о влиянии иностранного законодательства на развитие российского торгового права, которое некоторые ученые были склонны абсолютизировать. Так, А. П. Башилов считал, что купцы "применяют иностранные нормы за неимением лучших у нас, потом соблюдают их в течение долгого времени неизменно, заключая даже договоры между собою с этой целью, иногда прямо принимая готовые иностранные формуляры сделок... Таким образом, иностранные нормы становятся здесь обычаем; обычай укрепляется, записывается, признается судом, становится уже нашим достоянием; ему остается еще один шаг, чтобы перейти в законодательство" <14>. Тем самым фактически отрицался многовековой опыт русского купечества, хотя нельзя не признать, что торговля развивалась крайне неравномерно. -------------------------------- <14> Башилов А. П. Русское торговое право. Вып. I. С.-Петербург: Типография А. С. Суворина, 1887. С. 23 - 24.

Вместе с тем нельзя не признать, что начала положительного и обычного права воспринимались и переносились на российскую почву самим купечеством. С одной стороны, источником определенных правовых воззрений, вытекавших из сложившейся практики торговли, становились иностранные купцы, с другой - готовность использования в чем-то более совершенных деловых приемов торговой техники и соответствовавших им юридических воззрений демонстрировали и представители русского купечества. Это вполне логичный и закономерный процесс, характерный для любой сферы деятельности, где сталкивается правовой опыт различных государств, результатом которого, как правило, становятся определенные заимствования. Очевидно, что сам факт их осуществления не может свидетельствовать о неразвитости, а тем более об отсутствии правового регулирования той или иной сферы общественных отношений, особенно такой значительной, как торговля. В XVIII в. жесткая регламентация торговли продолжается, иногда доходя до абсурда. Так, 29 декабря 1714 г. был издан Указ Петра I "О неторговании Русским платьем и сапогами и о неношении таковаго платья и бород", нарушение которого влекло наказание в виде битья кнутом, сослание на каторгу и конфискацию всего имущества. Предпринимаются законодательные меры и для дальнейшего обособления купеческого сословия. Так, Грамота на права и выгоды городам Российской империи от 21 апреля 1785 г. подтвердила положения Инструкции московского купечества старшинам и старостам с товарищи 1742 г. о разделении купеческого сословия на три гильдии. В них разрешалось записываться всякому, "кто за собою объявит капитал выше тысячи рублей и до пятидесяти тысячи рублей". К I гильдии относились лица, объявившие "по совести" капитал от 10 до 50 тыс. руб., ко II - от 5 до 10 тыс. руб. и к III - от 1 до 5 тыс. руб. Но еще 10 декабря 1753 г. был издан Указ Ея Императорскаго Величества самодержицы всероссииской "О строгом запрещении купцам писать под своими именами выписки крестьянам и другим неимеющим права торговать, и о посылке им настоящих своих прикащиков или поверенных для торговых промыслов не иначе, как с кредитными письмами". Мещанам разрешалось "в городах иметь или строить, или чинить для хранения или продажи товаров гостиный двор, или же иметь по домам лавки и анбары для продажи и поклажи товаров" <15>. -------------------------------- <15> Российское законодательство X - XX веков: В 9 т. Т. 4: Законодательство периода становления абсолютизма. М., 1986. С. 73, 89.

Наряду с этим продолжается политика ограничения торговой деятельности иностранных купцов, о чем свидетельствуют Указы Ея Императорскаго Величества самодержицы всероссийской от 7 июля 1743 г. "О недозволении иностранным купцам, незаписавшимся в российское купечество или в мещанство, производить торг в розницу", а также от 10 июня 1752 г. "О позволении, по недостатку знатных купцов в Оренбурге, продавать товары в розницу и оптом приезжим туда из Азии и из других мест купцам". Одновременно стали предприниматься меры по поддержке купечества, что подтверждает Указ Его Императорскаго Величества от 6 апреля 1762 г. самодержца всероссийскаго "О выдаче всем купцам за погоревший в С. Петербурге в пеньковых амбарах товар, из учрежденного при Сенате Медного банка половинной суммы на десять лет без процентов". Вышеизложенное позволяет прийти к выводу, что система правовых норм, регулирующих торговую и торгово-посредническую деятельность, сложилась на самых ранних этапах становления Российского государства и ее развитие было обусловлено меняющейся государственной политикой, содержание которой существенно менялось от максимальной либерализации внешнеторговых связей до явного протекционизма.

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Я захотел обменять 2000 долларов США в обменном пункте. При себе у меня был лишь мой дипломатический паспорт. Мне отказали в обмене валюты якобы в связи с тем, что я не имею документа, удостоверяющего личность на территории Российской Федерации. Законны ли действия работников банка? ("ЭЖ-Юрист", 2010, N 11) Текст документа

Вопрос: Я захотел обменять 2000 долларов США в обменном пункте. При себе у меня был лишь мой дипломатический паспорт. Мне отказали в обмене валюты якобы в связи с тем, что я не имею документа, удостоверяющего личность на территории Российской Федерации. Законны ли действия работников банка? А. Муравлев, с. Хрущево

Ответ: Действия работников обменного пункта законны. Порядок осуществления обмена валюты урегулирован утвержденной Центральным банком РФ Инструкцией от 28.04.2004 N 113-И "О порядке открытия, закрытия, организации работы обменных пунктов и порядке осуществления уполномоченными банками отдельных видов банковских операций и иных сделок с наличной иностранной валютой и валютой Российской Федерации, чеками (в том числе дорожными чеками), номинальная стоимость которых указана в иностранной валюте, с участием физических лиц". Согласно п. 4.6 Инструкции обменные пункты при осуществлении операций с наличной валютой и чеками обязаны идентифицировать физическое лицо, находящееся на обслуживании в обменном пункте, в соответствии с п. 1 ст. 7 Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма". В п. 4.7 этого же нормативно-правового акта определен круг документов, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации являются документами, удостоверяющими личность. Дипломатический паспорт среди таковых не назван. Действительно, в искомом перечне есть и такой пункт, как "4.7.5. Иные документы, признаваемые в соответствии с законодательством Российской Федерации документами, удостоверяющими личность, - для граждан Российской Федерации". Однако, думается, действие этого пункта не может быть распространено на дипломатический паспорт. Согласно п. 1 Указа Президента РФ от 21.12.96 N 1752 "Об основных документах, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации за пределами Российской Федерации" дипломатический паспорт является документом, удостоверяющим личность гражданина Российской Федерации за пределами нашей страны, а в соответствии со ст. 7 Федерального закона от 15.08.96 N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" также при осуществлении выезда и въезда в Россию. Не существует нормативно-правового акта, признающего дипломатический паспорт документом, удостоверяющим личность на территории Российской Федерации при открытии счетов, проведении операций по счетам, совершении валютно-обменных операций. Более того, согласно информационному письму ЦБ РФ от 26.03.2004 N 27 "Обобщение практики применения нормативных актов Банка России по вопросам валютного регулирования и валютного контроля" при совершении валютно-обменных операций физическое лицо - нерезидент предъявляет в уполномоченный банк паспорт или иной действительный документ, удостоверяющий его личность и признаваемый в Российской Федерации в этом качестве. Дипломатический же паспорт признается документом, удостоверяющим личность физического лица за пределами Российской Федерации, а не в ней. Исключением из этого правила является лишь осуществление выезда и въезда в Российскую Федерацию.

А. П. Рыжаков Профессор ТФ НОУ ВПО "МЮИ", А. А. Рыжаков Юрист

------------------------------------------------------------------

Название документа