Механизм ограничения и исключения договорной ответственности в международном торговом обороте

(Чирич А.) («Внешнеторговое право», 2010, N 1) Текст документа

МЕХАНИЗМ ОГРАНИЧЕНИЯ И ИСКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ТОРГОВОМ ОБОРОТЕ <1>

А. ЧИРИЧ

——————————— <1> Статья является результатом исследования автора на проекте Н0-149043Д Министерства науки и защиты окружающей среды Республики Сербии.

Чирич Александр, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой торгового права юридического факультета Государственного университета г. Ниш, Республика Сербия.

1. Общие замечания

Заключением контракта в международном торговом обороте договорные стороны принимают конкретные обязанности, которые должны осуществить согласно данным обещаниям. Однако в практике часто случаются отступления от такого правила, вследствие чего происходят споры в правовых отношениях между партнерами. Центральной проблемой любого договорного отношения является вопрос ответственности договорных сторон вследствие невыполнения или ненадлежащего исполнения принятых по договору обязательств. Содержание правил об ответственности сторон за невыполнение или неаккуратное выполнение договорных обязательств в большой мере определено характером содержания отдельного контракта (продажи, представительства, перевозки и т. п.). С другой стороны, механизмы ограничения и исключения ответственности в международном обороте имеют общие отличия, которые типичны для всех деловых операций международного оборота.

2. Клаузулы неответственности — эгзонерации (англ. exemption clauses)

2.1. Клаузулы неответственности

В делах международного торгового оборота на основании согласия воли договорных сторон предусматриваются обстоятельства, ограничивающие или исключающие ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение принятых обязательств. Речь идет об отдельных частях текста в контракте, которые в правовой литературе обозначаются как клаузулы неответственности или клаузулы эгзонерации. Основной целью их присутствия в контракте является освобождение или ограничение ответственности одной или обеих договорных сторон в случае происхождения определенных фактов. Они всегда подразумевают более благополучное положение для договорной стороны, к которой относятся, по сравнению с ее положением в отношениях того же вида, к которым такая клаузула не применяется. Присутствие клаузулы эгзонерации в пользу одной стороны является чаще всего выражением ее экономического преимущества в конкретном деловом отношении. Каждая сторона старается максимально ограничить или исключить свою ответственность. Теоретически каждая сторона имеет свободу решать, в каком объеме будет брать на себя обязанности и ответственность. Между тем в практике экономически более слабая сторона, меньшая фирма или потребитель очень часто вынуждены принять условия, которые, защищая свои интересы, односторонне предлагает экономически более мощная сторона. Клаузулы встречаются в контрактах о продаже, в сделках по оказанию различных видов услуг (страхование, контроль качества и количества продукции, лизинг, строительство, туризм и многие другие), а особо характерными являются контракты о перевозке товара, багажа и пассажиров в международном транспорте. Почти во всех национальных законодательствах, как и источниках МТП, внесение в текст договора клаузулы эгзонерации, при выполнении определенных условий, считается дозволенным в юридическом смысле этого слова. Оправданность их присутствия содержится в праве деловых субъектов на определение объема ответственности, который берут на себя стороны заключением делового договора. Клаузулы являются и выражением верховного принципа договорного права и руководящей идеи об автономии воли участников дела. Все-таки мощные деловые круги очень успешно, сначала на практике, а позже и посредством нормативной деятельности, ссылаясь на автономию воли договаривающихся сторон, настоящий принцип довели до его противоположности и злоупотребления. Различное состояние в национальных законодательствах повлияло на то, что в международном плане очень трудно создавались компромиссы в связи со способом нормирования настоящего вопроса в многочисленных кодификациях универсального характера. Поэтому чувствуется необходимость новых рестрикций в широком объеме прав о ссылке на договорную неответственность. Основным вопросом режима клаузулы эгзонерации является момент, когда договорное исключение или ограничение ответственности позволено с точки зрения права. А когда оно представляет его злоупотребление? Этот вопрос стоит как перед законодательными, так и перед судебными и арбитражными органами. Он направлен к правовой теории и нередко требует комплексных ответов.

2.2. Понятие и виды клаузул эгзонерации

Разновидность форм и широта значения понятия употребленных терминов и выражений при определении клаузул неответственности повлияли не только на их группирование, различные виды, но и на их различное определение понятия и множество дефиниций. Можно сказать, что клаузула эгзонерации является частью текста договора, на основании которой одна или обе договорные стороны более удачным способом регулируют свою ответственность так, что исключают или модифицируют собственные обязанности, или ограничивают свою ответственность, ссылаясь на определенные обстоятельства, или делают это без их перечисления <2>. ——————————— <2> См.: Митрович Д. Клаузуле неодговорности у трговинскоi купопродаiи са елементом иностраности. Београд, 1966. С. 18 — 19.

2.2.1. Критерии разделения клаузул эгзонерации

Клаузулы неответственности можно разделить по нескольким критериям. По объему освобождения от ответственности разделяются на клаузулы об исключении и клаузулы об ограничении ответственности. На основании уровня определенности освобождающих обстоятельств различаются: а) специальные клаузулы; б) общие клаузулы. У первых эти обстоятельства перечисляются (война, наводнение, пожар, забастовка, локаут, эмбарго, снег, карантин и т. п.), пока у других обобщенным способом предусматривается освобождение или ограничение от ответственности. Общие клаузулы чаще всего встречаются как добавление к специальным клаузулам, так что после их перечисления добавляется выражение «и все другие обстоятельства того же вида» и т. п. По критерию срока освобождения от ответственности можно различать клаузулы, которые: а) освобождают на длительный период, без ограничения; б) откладывают действие ответственности (например, стихийные природные бедствия ограниченной длительности). К особому виду клаузул относятся пункты контракта, которыми тяжесть доказательства (onus probandi) переносится с экономически мощного партнера на экономически слабую сторону. Существуют и клаузулы неответственности, на основании которых ограничивается ответственность до определенной суммы. Например, за каждый день просрочки поставки товара продавец обязан заплатить договорный штраф в размере 0,05% за каждый день просрочки, но не больше 8% от стоимости предмета поставки. Особый вид эгзонерации встречается у так называемого договорного расширения понятия непреодолимой силы. Именно понятие «непреодолимая сила» имеет совсем определенное и ясное значение в праве и при наступлении обстоятельств, которые принадлежат этому понятию, освобождают договорную сторону от ответственности. Но своей согласованностью договорные стороны могут понятие непреодолимой силы расширить, так что под ее действие будут подпадать и обычные, ежедневные явления, как, например, дождь, гололедица, снег, недостаток валютных средств, препятствия в транспорте и т. п. Самым широким способом расширения настоящего понятия является употребление общих выражений, которые обычно составляют окончательную часть текста клаузулы, как то: «или другие непредусмотренные обстоятельства, находившиеся вне контроля договорных сторон». В литературе отмечается разделение договорной ответственности на клаузулы по критерию конститутивных элементов: а) исключения или изменения (уменьшения) отдельных договорных обязанностей; б) согласованных обстоятельств, которые не позволяют выполнить контракт; в) исключения и ограничения ответственности за вину <3>. ——————————— <3> См.: Бурович Р. Межнародно привредно право. Београд, 1994. С. 288; Драшкич М. Обавезе продавца према унификованим прописима о межнародноi купопродаi и. Београд, 1966. С. 140; Митрович Д. Op. cit. С. 23. Такое подразделение встречается и во французской правовой литературе: Durand P. Des conventions d’irresponsabilites. Paris, 1931.

Клаузулы об исключении и сужении договорных обязанностей позволяют экономически более мощному партнеру избежать некоторых своих обязанностей, которые по природе дела он должен осуществлять. Таким способом он ограничивает свою ответственность. Речь идет о клаузулах, представляющих выражение автономии воли участника в деловом отношении, и поэтому многие национальные правовые системы их не считают отдельными видами неответственности. Клаузулы об обстоятельствах, которые не позволяют выполнить контракт и исключают договорную ответственность, стали самым распространенным способом договорного освобождения от ответственности. Бесспорным является факт, что одно обстоятельство может препятствовать выполнению контракта в целом или только некоторых обязанностей договаривающих сторон. Однако задается вопрос: выступает ли освобождение от ответственности самим фактом наступления такой предпосылки? То есть может ли каждая причина невыполнения или ненадлежащего выполнения контракта быть освобождающим от ответственности обстоятельством (экскульпацией)? Число и вид похожих причин невозможно учесть. Их может предусмотреть закон, но их могут предусматривать и участники деловой сделки. Такая возможность предоставляет им свободу для расширения рамок освобождающих обстоятельств, все до его экспансии и до границы злоупотребления права. Клаузулы об исключении и ограничении ответственности за вину считаются клаузулами эгзонерации в узком, т. е. настоящем, смысле слова. Договорная ответственность дебитора существует с одновременным исключением или ограничением ее последствий. Настоящее стремление к «самозащите» и к выражению высокого преимущества в деловых отношениях является постоянным предметом оценки законности и моральности «настоящих клаузул эгзонерации». В сравнительном законодательстве преобладает мнение, что клаузулы неответственности за вину позволены, только когда идет речь о видах вины, которые могут попасть под обычную невнимательность или небрежность. Не позволяется исключение или ограничение ответственности за грубую небрежность и за преступное намерение (dolus).

2.3. Компаративный перечень решений о клаузулах эгзонерации

Клаузулы неответственности, в сущности, являются результатом реализации начала автономии воли договаривающихся сторон. Между тем как любая свобода имеет свой организованный вид высказывания, так и принцип договорной автономии воли должен контролироваться с основной целью — предупреждения злоупотребления им. Отсутствие любого контроля предоставляет шанс для злоупотребления. Так, например, в практике контракт о транспортировке кораблем стал типичной адхезионной (по приступу) сделкой. Для его заключения клиент получает готовый формуляр с множеством клаузул для морского перевозчика. Последняя, дорзальная, страница формуляра пестрая и содержит формулировки, которые являются составной частью контракта и которыми перевозчик очень широко защищается от последствий ответственности. С заключением такого контракта, когда к этому вынуждает необходимость, комитент становится «соучастником» перерастания идеи об автономии свободы воли в злоупотребление ей. При этом, если правовой порядок не защитит его, он сам отвечает за последствия собственной «свободы». Национальные законодательства и международные источники автономного характера имеют перед собой тяжелую задачу. Исходя из факта, что клаузулы эгзонерации все-таки нельзя запретить и что они реально существуют, необходимой задачей является найти ответы на многочисленные вопросы. Среди них особенно важны те, которые касаются предела свободы воли и границы полноправности договора. Кроме этого, требуются и ответы в связи с природой публичного порядка, договорной ответственности, основаниями ответственности за действия другого лица, уровнем и видами вины, честности и морали, принципа справедливости и в любом случае руководящей идеи права о запрещении его злоупотребления. В поиске ответа на настоящие и другие вопросы практика и законодательство некоторых стран дают различные ответы. США еще в 1893 г. приняли отдельный закон, Harter Act, которым запрещается внесение в коносамент или другие похожие бумаги о морской перевозке клаузул, которыми транспортная организация была бы освобождена от ответственности за потери или повреждение товара по вине или невнимательности перевозчика или его сотрудников во время погрузки, складывания, хранения и передачи товара. Под влиянием Harter Act похожие законы приняты и в Австралии, Новой Зеландии и Канаде. В Англии проблему внесения клаузул неответственности в текст договора вначале решали применением общих правовых норм, а в 1977 г. принят Закон о несправедливых договорных условиях (The Unfair Contract Terms Act). Основная идея английского права состоит в том, что никто не хочет заключать контракт, которым другой стороне позволяется нарушить свое обещание, не неся при этом никакой ответственности. Любая клаузула с таким действием является ничтожной <4>. ——————————— <4> Несмотря на то что принцип является четким и ясным, затруднения неизбежны при оценке обстоятельств во всяком конкретном случае. Так, в процессе Photo Productions ответчик заключил контракт о защите и физической охране собственности завода истца. Ответчик нанял охранника, который, желая оставить лучшее впечатление у своего работодателя, сам вызвал маленький пожар с намерением погасить его и сделать доклад о своей эффективной работе. Но пожар расширился и уничтожил завод. Истец предъявил иск и требовал возмещения убытков. Суд отказал в удовлетворении иска из-за того, что ответчик в контракте исключил свою ответственность за убытки при ангажировании третьих лиц. Так как истец не только знал, но и согласился с такой клаузулой, суд занял позицию, что она его обязывает. Из такого примера происходит еще одно общее положение английского права, содержащееся в правиле: если кто-нибудь четко обещал совсем немного, его невозможно критиковать и обвинить, потому что он не сделал больше этого.

Применение общих правовых принципов основывается на толковании конкретных клаузул в договорном отношении. При этом задаются следующие основные вопросы: во-первых, знала ли экономически более слабая сторона или могла ли она знать о существовании клаузулы такого рода и, во-вторых, если знала, то представляет ли текст такой клаузулы соответствующее толкование конкретно случившихся обстоятельств (лат. subsumtio). Общий характер правовых норм английского права не позволял обращать большое внимание на проблему справедливости, или разумности, определенных видов клаузул с точки зрения права. В любом случае, оно не позволяет добавить клаузулу после заключения контракта <5>. ——————————— <5> Так, надпись в гостиничной комнате, что отель не отвечает за кражи вещей гостей, не имеет правового основания, потому что контракт был уже заключен на рецепции. См.: Process Olley v. Marlborough, Court Hotel, 1949; Whincup M. H. Contract Law and Practice: The English System and Continental Comparisons. Denver, 1990.

На основании Закона о несправедливых договорных распределениях Англии разрешаются как клаузулы об исключении, так и клаузулы об ограничении ответственности (excluding and limiting terms). Определенные виды клаузул, которыми оговаривается освобождение от ответственности, Закон считает неприемлемым, а тем самым и ничтожным. Клаузулы позволены, если сторона, которая на них ссылается, докажет, что они разумны в конкретных условиях. Бизнесменам, конечно, дана возможность защитить себя от ответственности за невыполнение контрактных обязательств, но существование условий такой защиты оценивают суды в свете их понимания понятия справедливости и разумности <6>. 3акон сообразно со своей ст. 14 применяется только к внутренним, а не к международным торговым операциям. ——————————— <6> Так, один туроператор может обоснованно требовать освобождения от ответственности по отношению к последствиям, происходящим как результат плохой погоды, забастовки или пропуска (просмотра) в оказании гостиничных услуг, которые он не может предупредить (процесс Wall v. Silver Wing, 1981 // Whincup M. H. Op. cit. P. 110).

Правовые системы континентальной правовой цивилизации тоже устраивает режим клаузул эгзонерации. Использование клаузул об исключении и ограничении договорной ответственности не опровергается и во французской правовой теории, законодательстве и в судебной практике <7>. Как и в Англии, по французскому праву условие действия клаузулы неответственности заключается в факте знания экономически более слабой стороны в период времени до заключения контракта. Так, клаузулы, содержащиеся в документах, которые сторона получила после заключения контракта (авиабилет и счета), остаются без действия в отношении контракта <8>. Для полноправности оговорки и ее действия сторона, которая на нее ссылается, должна доказать не только, что партнер мог знать о ней, но и что она была выражена в ясной и недвусмысленной форме <9>. Поскольку таковые требования выполнены, любой договор, подписанный договаривающимися сторонами, будет в силе, независимо от возможной несправедливости. В отношении некоторых клаузул неответственности, которые встречаются у отдельных групп деловых отношений, французское законодательство имеет уравновешенный подход. Речь идет о клаузулах в договорах страхования <10>, лизинга <11>, строительства <12>, перевозки пассажиров морским транспортом <13> и др. <14>. ——————————— <7> См.: Rodier R. Droit commercial — contracte commerciaux. Paris. P. 20. No 40; Яанковец И. С. 364; Huet J. Contracte civils et com merciaux, Responsabilite du vendeur et Garantie contre les vices cache. Paris, 1987. P. 381 — 457. <8> См.: Cass. Civ. 15.11.1982. Цит. по: Whincup M. H. Op. cit. P. 103. <9> См.: ст. 1162. Code de Commerce. <10> Закон принят 30 июня в 1930 г. <11> На основании этого Закона, по состоянию на 1 сентября 1948 г. <12> Закон, по состоянию на 4 января 1978 г. См.: ст. ст. 1792 — 1795. <13> Закон, по состоянию на 18 июня 1966 г. <14> Закон, известный как Loi Scrivener, принят 10 января 1978 г., дает правительству широкие полномочия, если речь идет о принятии декрета о проведении контроля условий контракта. В этом смысле принят Декрет от 23 февраля 1978 г., которым запрещаются клаузулы об исключении или ограничении прав потребителей по отношению к продавцу, который нарушает контракт, как и клаузулы, дающие полномочия продавцу на одностороннее изменение признаков уже проданного товара или оказанной услуги. Во Франции с целью защиты потребителей учреждена особая Комиссия для рекомендаций о содержании потребительских контрактов, которая составила и объявила больше 30 комплектов своих формулированных рекомендаций. Несмотря на то что такие рекомендации не имеют обвязывающего характера, они являются моделью поведения, в практике торговые ассоциации и торговцы их очень уважают.

Кроме общих правовых норм, которыми регулируется вопрос использования клаузул эгзонерации, в Германии в 1976 г. принят Закон о стандартных договорных условиях, который лучше регулирует настоящие вопросы. Он настаивает на осуществлении стандарта справедливости, который представляет собой фундамент и исходную позицию судебного рассмотрения и способ решения спорных правовых отношений в связи с исключением и ограничением ответственности. Кроме настоящего общего критерия существуют и так называемые черные и серые перечни условий потребительских контрактов. Эти условия являются либо запрещенными, либо допущенными только в определенных случаях. Общество потребителей может выдвинуть судебный иск, когда посчитает, что клаузулы, которыми исключается или ограничивается конкретная договорная ответственность, являются несправедливыми. По нормам Закона о несправедливых договорных распределениях Англии клаузулы, которыми исключается или ограничивается ответственность в случае смерти или телесного повреждения вследствие невнимательности, являются ничтожными. Ответственность за ущерб, нанесенный без намерения, может на основании ст. 2 Закона быть исключена, если клаузула имеет качество разумности в конкретных обстоятельствах. Статьи 7 и 18 Закона Германии категорично запрещают исключение ответственности за ущерб, являющийся результатом намерения или грубой невнимательности. Изменения в связи со способом выполнения договорных обязательств, как и изменения в связи с отдельными элементами контракта, включая и цену, принципиально не запрещены. Однако продавец не имеет права исключить полномочие покупателя, который хочет отказаться от контракта или требует соразмерного снижения цены в случае обнаружения недостатка на товаре, который продавец не может или не хочет устранить. Закон о стандартных договорных условиях Германии, в отличие от английского The Unfair Contract Terms Act, находит свое применение как во внутренних, так и во внешнеторговых деловых отношениях. Оставаясь под влиянием известных препятствий, которые проявляются в разграничении клаузул об ограничении и исключении ответственности за невыполнение или ненадлежащее выполнение принятых договорных обязательств, итальянское право на основании ст. 1229 Гражданского закона 1941 г. провозглашает ничтожными все клаузулы эгзонерации за нарушения контракта с существованием вины на уровне намерения (лат. dolus directus, dolus) или грубой невнимательности участников делового оборота. Обыкновенная невнимательность (лат. culpa levis) позволяется как основание исключения или ограничения ответственности из-за нарушения контракта, которое принадлежит общим правовым режимам. Но в случае существования этого вида вины некоторые законодательные акты не позволяют исключать ответственность. Так, по Закону Италии об ответственности за продукцию <15> не позволено договариваться о неответственности в случае угрозы здоровью жителей, как и угрозы общественному порядку (ст. 12 Закона). Двусмысленные или неясные клаузулы трактуются contra preferentem, т. е. как нормы общих условий (ст. 1341 Гражданского закона), как образцы и формуляры (ст. 1342), сделанные одной из сторон договора. Вне сомнения, такие оговорки в договоре толкуются в пользу другой стороны (ст. 1370 Закона). ——————————— <15> Этот Закон принят и применяется по состоянию на 1988 г.

Что касается клаузул, которые добавляются к формулярным контрактам, Закон в ст. 1342 утверждает, что они имеют преимущество в отношении самих норм контракта. Клаузулы об исключении ответственности за поставку товара имеют действие под условием, если покупатель подтвердил их своей подписью <16>. ——————————— <16> Статья 1341 Гражданского закона. Цит. по: Whincup M. H. Op. cit. P. 121. Законодатель в п. 2 ст. 1341 предусматривает, что общие условия контракта, определенные одной из договаривающихся сторон, не имеют действия, поскольку: письменно не разрешены; предусматривают ограничение ответственности в пользу того, кто их внес; право отказа от контракта или право прекращения осуществления; ограничивают право заявления протеста; ограничивают контрактные свободы по отношению к третьим лицам; ограничивают право договора об арбитраже (Закон о процедуре, ст. 808) или свободу в отношении компетенции судебной власти (в связи со ст. ст. 6, 28, 29 и 30 Закона о процедуре).

Важно подчеркнуть, что кроме англосаксонской и континентальной правовых систем и другие законодательства уделяют особое внимание настоящей проблеме, причем важное значение, конечно, имеют решения судов и арбитражей. По праву Болгарии <17>, а также Чехии <18> кредитор и дебитор обязаны придерживаться взаимных обязательств, учитывая уважение моральных правил и принципа справедливости и честности, а реализация прав, которые противоположны началам торговых отношений, не имеет правовой защиты. ——————————— <17> См.: Закон заздлжениа и договорите на Република Българиа // Државен вестник. Бр. 275/1950, с последними изменениями в «Државен вестник» Н0-30/1990. По Закону дебитор не должен быть обвязанным больше, чем те, кто предусмотрел или мог предусмотреть (ст. 82 Закона). <18> См.: п. 265 Торгового кодекса Чехии по состоянию на 5 ноября 1991 г. // Восток. Прага, 1993. Больше о Своде законов см.: Шпирко Й. Торговый кодекс Чехословакии // Сборник трудов Юридического факультета в Нише, 1992 — 1993. С. 57 — 65.

Гражданский кодекс Российской Федерации 1994 г. <19> предусматривает, что согласие воли сторон об исключении и ограничении ответственности дебитора в контракте, в котором кредитор — физическое лицо (гражданин), который выступает в роли потребителя, является ничтожным (ст. 400 Кодекса). При этом требуется наличие определенной ответственности за конкретный контракт или вид нарушения определен законом, как и выполнение условия о том, что такое согласие сторон достигнуто до момента наступления обстоятельств, на основании которых решается вопрос об ответственности или неответственности за невыполнение или несоответствующее выполнение обязательств. Факт, что ГК РФ позволяет применение клаузулы эгзонерации, подтверждают его нормы, касающиеся вопроса права на возмещение ущерба. Так, в ст. 15 закона говорится о том, что лицо, нарушившее права, может потребовать возмещения совокупного ущерба, поскольку законом или контрактом не предусмотрено возмещение в меньшей сумме. Также предусматривается, что законодательством или контрактом могут быть определены случаи, в которых: а) допускается только договорный штраф, а не возмещение ущерба; б) уточняется, когда ущерб можно требовать в полной сумме свыше суммы контрактного штрафа; в) перечисляется, когда по выбору кредитора может быть потребован любой штраф по контракту, любое возмещение ущерба (ч. 2 п. 1 ст. 394 Кодекса). ——————————— <19> См.: Гражданский кодекс РФ, по состоянию на 15 марта 1995 г. М., 1995.

В праве Сербии ответственность дебитора за намерения и крайнюю небрежность на основании п. 1 ст. 265 Закона об облигационных отношениях не может исключаться. На основании Общих узанций об обороте товара, которые принял Главный государственный арбитраж в 1954 г., контрактом не может исключаться или ограничиваться ответственность одной стороны за ущерб, за который она является ответственной (узанция 237). Заключение a contrario (из противоположного) обозначает, что ответственность, по Узанциям, может исключаться в отношении невиновного нарушения договорных обязательств. При применении того же правила и к Закону об обязательственных отношениях выходит, что договорная ответственность по этому источнику может исключаться за обычную невнимательность, как и в случаях, в которых нет вины дебитора, но по которым он был бы ответствен за нанесение вреда на основании общих правил о договорной ответственности. Часто случается, что клаузулы об исключении ответственности дебитора являются результатом его монополистического положения на рынке. В таких случаях и в случаях, когда речь идет о неравноправном отношении договорных сторон, суд может на основании требования кредитора провозгласить ничтожность договорной оговорки об исключении ответственности и в случае обычной небрежности (п. 2 ст. 265 ЗОС). Поскольку исключение ответственности предусмотрено общими условиями формулярного контракта, которые определил дебитор, суд может на основании п. 2 ст. 143 ЗОО и по служебной должности отказать в применении такой нормы, если она несправедливая или очень строгая в отношении кредитора. Право Республики Сербии в связи с ограничением ответственности специально в отношении контракта о продаже в п. 2 ст. 480 ЗОО предусматривает, что контрактная клаузула об ограничении ответственности продавца за материальные недостатки вещей ничтожная, поскольку такой недостаток был известен продавцу, а он об этом не уведомил покупателя. Такое же последствие будет и в случае, когда продавец принудил партнера принять такую клаузулу, пользуясь своим монополистическим положением. Сумма, предусмотренная клаузулой об ограничении ответственности, может в то же время обозначать и реальный лимит ответственности, только если он неочевидно несоразмерен с ущербом (п. 3 ст. 265 ЗОО).

2.4. Клаузулы эгзонерации в источниках международного автономного торгового права

Вопрос освобождения и ограничения от ответственности в источниках международного автономного торгового права отражается и преломляется через все сложности, недосказанности и разницы национальных правовых систем. Это проявилось и в процессах принятия международных конвенций и кодифицированных правил. Нормы, которые касаются этой проблемы, как правило, носят общий характер и подводятся под принципы честности, корректного поведения и т. п. <20>. ——————————— <20> Текст типовой клаузулы о непреодолимой силе на международном автономном уровне дала Комиссия по исследованию торговой практики МТК в Париже. Публикация ICC. No 42.

В Конвенции ООН о договорах о международной продаже товара (Венская конвенция 1980 г.) в названии раздела IV, разделе V регулируется вопрос освобождения от ответственности, но эти нормы (ст. ст. 79 — 80) не могут применяться к клаузулам эгзонерации. Значит, ВК не имеет категорических норм о клаузулах неответственности. Чтобы избежать возможности различного толкования, существует мнение <21>, что лучше всего договорным сторонам предусмотреть случай освобождения от ответственности в контракте. Конвенция будет применяться только тогда, когда в контракте ничего ни категорично, ни молчаливо не предусмотрено в этом смысле. В п. 2 ст. 7 Конвенции подчеркивается, что вопросы, касающиеся дела, регулируются настоящей Конвенцией. Подчеркивается, что «в процессе толкования Конвенции надо учитывать ее международный характер и необходимость достичь гармонизации в ее применении, учитывая начала «доброй веры и честности», в международной торговле». Другой путь — применение коллизионной нормы — снова возвращает нас на правовую вавилонскую башню национальных законодательств. ——————————— <21> См.: Вилус Й. Комментарий Конвенции ООН о договорах международной продаже товара (Венская конвенция 1980 г.) // Информатор. Загреб, 1981. С. 175.

Принципы UNIDROIT для международных торговых контрактов (UCP) и Принципы европейского договорного права (PECL), в отличие от Венской конвенции, регулируют вопрос правового действия к лаузул эгзонерации. В соответствии с принципом автономии воли (ст. 1.1) клаузулы эгзонерации контракта в режиме UCP принципиально считаются юридически допустимыми. Стороны все-таки могут требовать их неприменения, поскольку выполняют условия ст. 7.1.6 UCP. Во всяком конкретном случае о справедливости клаузул эгзонерации будем судить на основании цели контракта и легитимного ожидания каждой стороны <22>. ——————————— <22> См.: Комментарий 5 к ст. 7.1.6 UCP. Комментарий приводит примеры для обсуждения действия клаузулы эгзонерации в соответствии с конкретными обстоятельствами случая. Счетовод (А) взял обязанность проводить счета лица (Б). Текст договора содержал пункт, на основании которого исключается ответственность (А) за последствия, которые могут случиться из-за невнимательности лица А во время выполнения его обязательства — престации. Вследствие серьезных ошибок, которые сделал счетовод (А), лицо Б заплатило налог на 100% больше, чем оно действительно должно было заплатить. (А) не может ссылаться на клаузулу эгзонерации, которая, в сущности, несправедлива. Во втором примере склад (А) заключил контракт с охранником (Б) об охране его объектов. Контракт содержал условие об ограничении ответственности лица (Б). Воры обокрали склад, а убыток превысил сумму, которой ограничена ответственность. Хотя нельзя сказать, что клаузула, являющаяся предметом контракта, заключенного между профессиональными сторонами, существенно несправедлива, Б не может ссылаться на нее, поскольку за убыток несут ответственность служащие (Б), которые охраняли склад.

На основании UCP (ст. 7.1.6) клаузула, которая лимитирует или исключает ответственность одной стороны за невыполнение или позволяет одной из сторон предложить выполнение значительно отличающимся способом от того, что другая сторона разумно ожидает, не может действовать, поскольку это очень (e. grossly) некорректно исходя из цели контракта. Такой способ дает суду или арбитражу широкую дискрецию в процессе принятия решения, которое основывается на принципе честности и справедливости. Конечно, стороны могут автономно определить последствия своего невыполнения, но трибунал может игнорировать условия контракта, которые очень несправедливы. На основании упомянутой нормы UCP клаузулами эгзонерации считаются распределения, которыми в прямом смысле ограничивается или исключается ответственность стороны, которая свою обязанность не выполнила. Такая клаузула может быть выражена различными способами (ограничение суммы, ограничение на процент стоимости престации, возвращение депозита и т. д.). Клаузулами эгзонерации считаются и распределения, позволяющие одной стороне предложить выполнение, которое очень отличается от разумного ожидания другой стороны <23>. ——————————— <23> См.: Комментарий 2 к ст. 7.1.6 UCP. В комментарии к этой статье речь идет о том, что клаузулы, которыми разрешается одной стороне изменить характер своей обязанности, обусловливают трансформацию правового характера самого контракта из-за изменения характера обязанности. Комментарий приводит пример применения этого пункта: организатор путешествия предложил цену путешествия, обеспечивая помещение в специфической люкс-гостинице. Контрактом предусматривается, что организатор путешествия может изменить помещение, если обстоятельства этого требуют. Поскольку организующий направит своих клиентов в отель второго класса, он будет ответственным, несмотря на условие контракта, потому что клиенты ожидали быть размещены в отеле первого класса, похожем на тот, который был обещан.

Норма договора, на основании которой дается возможность стороне, которая не выполнила свою обязанность, освободиться от ответственности, таким способом, что она заплатит определенную сумму другой договорной стороне за такое невыполнение, тоже может попасть под действие ст. 7.1.6 UCP <24>. ——————————— <24> В комментарии 3 к ст. 7.1.6 UCP приведен пример, когда клаузулу об отказе можно считать типом клаузулы неответственности: строительный предприниматель (А) заключил контракт с заказчиком (Б) о постройке завода. Контракт содержит клаузулу о штрафе, которая предусматривает оплату в размере 10000 австралийских долларов за каждую неделю просрочки. Сооружение не закончено, потому что А прекратил работу из-за второго проекта, который явился более лукративным для него и по которому штраф выше. Настоящий убыток, который потерпел Б, составляет 20000 австралийских долларов еженедельно. А не уполномочен ссылаться на клаузулу о штрафе, и Б может требовать компенсацию полностью за понесенные убытки, потому что признание полноценности такой клаузулы в определенных обстоятельствах было бы несправедливо.

Режим клаузулы эгзонерации в PECL регулируется ст. 8.109 в главе 8. Ее решения касаются невыполнения обязательства и правовых средств, которые находятся в распоряжении кредитора на такой случай. Настоящая статья связывает клаузулы эгзонерации с критерием добросовестности и честности, т. е. честной деловой работы. Правовые средства кредитора против дебитора, который не выполнил свою обязанность, могут исключаться или ограничиваться, поскольку они были бы противоположны принципу доверия и честной деловой работы. В Женевских типовых контрактах и общих условиях международной продажи, подготовленных ЕЕК ООН, не упоминается институт непреодолимой силы <25>, а указывается на обстоятельства, которые освобождают от ответственности. ——————————— <25> Эти типовые контракты опубликованы в публикации Института сравнительного права (Белград, 1962).

В международной деловой практике особенно характерными клаузулами о неответственности являются те, которые касаются морской перевозки, известные как оговорки «небрежности» (e. negligence clauses). Они могут исключить ответственность судовладельца за действия капитана корабля, корабельного экипажа и лиц, которых судовладелец нанял. Международная конвенция уравнения некоторых правил об ответственности морских судовладельцев, известная как Брюссельская конвенция 1924 г., с дополнениями от 1957 г., категорично запретила некоторые клаузулы. Среди них можно привести, например, клаузулу о праве судовладельца получать пользу из страхования, оплачиваемого погрузчиком; клаузулу, которой определяется самая низкая сумма возмещения ущерба в английских фунтах; клаузула, запрещающая перебросить тяжесть доказательства с судовладельца на погрузчика, и др. Однако является фактом, что кроме настоящих запрещений Конвенцией предусматриваются и другие многочисленные и очень широкие ограничения ответственности судовладельца <26>. ——————————— <26> Ярким примером контрактной практики, показывающим всю ширину пределов освобождения судовладельцев от ответственности, являются типизированные условия перевозки через Ла-Манш судном «Нормандия». Так, «Нормандия» не отвечает за смерть или какое-либо другое телесное повреждение, просрочку или несчастный случай, который пассажир потерпит во время перевозки. Оно также не отвечает за их вещи и багаж независимо от того, является ли это результатом деятельности и невнимательности ее экипажа или представителей, или последствием несчастного случая, или какой-нибудь другой причины. «Нормандия» имеет право на основании собственного нахождения и без любого вида ответственности менять порт приема и разгрузки товара и пассажиров, время плавания и прибытия и маршрут. О всех этих изменениях «Нормандия» не обязана предварительно уведомлять пассажиров. Пассажир соглашается с тем, что судно «Нормандия» не дает никаких гарантий (словесных или молчаливых), что корабль способен перевезти пассажиров, их товар или перевозочные.

***

Конечно, о вопросе компетенции применения клаузулы эгзонерации можно говорить и в свете многочисленных других источников как во внутреннем, так и в международном плане. Но и на основании данного перечня состояний в этой области в компаративном праве и исходя из анализа отдельных норм из арсенала источников международного торгового права можно дать определенные оценки. Совокупное состояние международного оборота и практика указывают, что степень опасности от злоупотребления институтом эгзонерации является постоянной и высокой. Это, конечно, является сопротивлением существующим правовым принципам и самому духу права. Границы договорного исключения ответственности не должны быть только выражением неведения экономически мощных участников в товарообороте, обороте услуг и денег. Национальные законодательства и международные организации, занимающиеся унификацией права, с одной стороны, и судебные и арбитражные органы, чья роль в связи с толкованием воли договорных сторон и оценки ущерба общих правовых стандартов незаменима, — с другой, должны быть самыми лучшими охранителями честности в обороте и защитниками от злоупотреблений признанных эгзонерационных клаузул.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *