Актуальные вопросы квалификации административного правонарушения, связанного с несообщением таможенным органам о прерывании доставки товара

(Баранов В. А., Баранова Е. В.) («Юрист», 2010, N 10) Текст документа

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ, СВЯЗАННОГО С НЕСООБЩЕНИЕМ ТАМОЖЕННЫМ ОРГАНАМ О ПРЕРЫВАНИИ ДОСТАВКИ ТОВАРА

В. А. БАРАНОВ, Е. В. БАРАНОВА

Баранов В. А., заведующий кафедрой «Гражданское право и процесс» Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент.

Баранова Е. В., старший следователь Следственного управления УВД Северного округа г. Москвы.

Неопределенность формулировки объективной стороны состава административного правонарушения, предусматривающего ответственность за несообщение таможенным органам о прерывании доставки товаров, приводит к неправильной квалификации данного правонарушения. В статье рассматриваются актуальные вопросы в данной сфере.

Ключевые слова: квалификация правонарушения, объективная сторона, неопределенность правового предписания, прерывание и приостановление доставки груза.

Topical issues of qualification of administrative-law violation related to non-notification of customs agency on termination of delivery of goods V. A. Baranov, E. V. Baranova

Uncertainty of formulation of objective side of the elements of administrative-law violation providing for responsibility for non-notification of customs agency on termination of delivery of goods leads to incorrect qualification of this legal violation. The article considers topical issues in this sphere.

Key words: qualification of legal violation, objective side, uncertainty of legal ruling, termination and suspension of delivery of cargo.

С 1 октября 2004 г. действует новая редакция части первой ст. 16.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), изменившая содержательную часть составов правонарушений в сфере таможенных перевозок <1>. ——————————— <1> Федеральный закон от 20 августа 2004 г. N 118-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Таможенный кодекс Российской Федерации».

Анализ практики рассмотрения арбитражными судами Северо-Западного округа дел об оспаривании постановлений таможенных органов о привлечении к административной ответственности по части первой ст. 16.9 КоАП РФ был дан С. Н. Бухарцевым и И. В. Набат <2>. В своей статье авторы уделили внимание средствам доказывания, оценке доказательств судами и актуальным вопросам определения субъективной стороны правонарушения. Авторы справедливо сделали вывод о том, что таможенные органы и арбитражные суды Северо-Западного округа не всегда правильно применяют положения КоАП РФ, Таможенного кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ), а также нормы Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ). ——————————— <2> Бухарцев С. Н., Набат И. В. Споры, связанные с применением ответственности, предусмотренной частью первой статьи 16.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях // Арбитражные споры. 2007. N 2.

Однако анализ судебной практики показывает, что исследование состава части второй ст. 16.6 КоАП РФ также является актуальным. Предлагаемая статья в отличие от статьи указанных авторов прежде всего посвящена анализу объективной стороны состава правонарушения и показывает, что несовершенство законодательной техники является причиной неправильного применения данной статьи. Частью 2 ст. 16.6 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за несообщение перевозчиком в ближайший таможенный орган об аварии или о действии непреодолимой силы либо о возникновении иных обстоятельств, препятствующих доставке товаров и (или) транспортных средств в место прибытия, осуществлению остановки или посадки морского (речного) или воздушного судна в установленных местах либо перевозке товаров в соответствии с внутренним таможенным транзитом или международным таможенным транзитом, о месте нахождения товаров и (или) транспортных средств либо необеспечение перевозки товаров и (или) транспортных средств в ближайший таможенный орган или в иное указанное таможенным органом место. На практике некоторые суды рассматривают данный состав правонарушения как формальный, т. е. привлекают к ответственности, не принимая во внимание отсутствие каких-либо последствий. Или наоборот, понимая, что наказание все-таки должно наступать за последствия, забывая о независимости суда и его объективном подходе, в судебном решении начинают домысливать последствия и за них наказывать. В связи с этой неоднозначной квалификацией судами одних и тех же бездействий со стороны перевозчика авторы предприняли попытку обосновать свою позицию относительно возможных вариантов разрешения коллизий в правоприменительной практике. Как было отмечено выше, один из подходов судов заключается в том, что перевозчик должен отвечать только за бездействие независимо от последствий. В качестве примера можно сослаться на Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 сентября 2006 г. по делу N А66-3048/2006, в котором делается ссылка на п. 1 ст. 70 ТК РФ, в котором предусмотрена обязанность перевозчика незамедлительно сообщить в ближайший таможенный орган об обстоятельствах, препятствующих доставке груза, и о месте нахождения товаров, а также перевезти товары или обеспечить их перевозку (если его транспортное средство повреждено) в ближайший таможенный орган либо иное место, указанное таможенным органом. С подобной квалификацией трудно согласиться по следующим основаниям. Прежде всего необходимо разобраться в части дефиниций, употребляемых в содержании этого состава правонарушения, в частности, что следует понимать под аварией или непреодолимой силой либо возникновением иных обстоятельств. Понятие непреодолимой силы таможенным законодательством не определено, поэтому в силу п. 2 ст. 11 ТК РФ применению подлежат соответствующие нормы гражданского законодательства <3>. В соответствии с ч. 3 ст. 401 ГК РФ под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства. ——————————— <3> Преодолимая сила (Редакционный материал) // ЭЖ-Юрист. 2006. N 40.

Анализ соотношения понятий «непреодолимая сила» и «чрезвычайная ситуация» дан В. Б. Гольцевым <4>. ——————————— <4> См.: Гольцев В. Б. О чрезвычайных ситуациях в цивилистике // Гражданское право. 2008. N 1.

Здесь следует отметить, что таможенные органы и суды при квалификации бездействия перевозчика не ссылаются на наличие непреодолимой силы, так как это понятие однозначно предполагает невозможность дальнейшей перевозки грузов. Однако ссылки на аварии встречаются. Причем, указывая на наличие аварии как условия для уведомления таможенных органов, не пытаются его увязать с другими дефинициями. Например, относится ли поломка автотранспорта к понятию аварии как условию возникновения обязанности у перевозчика, предусмотренной ч. 2 ст. 16.6 КоАП РФ? Очевидно, что ответ на этот вопрос будет зависеть от наступивших последствий. Если с грузом ничего не произошло, печати, контейнеры не нарушены, то, очевидно, нет необходимости уведомлять об этом таможенные органы. Если же негативные последствия наступили, то можно уже говорить о возникновении обязанности. Одним из негативных последствий может быть необходимость в перегрузке товаров, которая представляет собой грузовую операцию, при которой товары перегружаются с одного транспортного средства на другое. В таком понимании термин «перегрузка товаров» используется, например, в Конвенции МДП (п. 14 приложения 1) <5> и в Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) (ст. 2) <6>. ——————————— <5> Таможенная конвенция о международной перевозке грузов с применением книжки МДП (Конвенция МДП) (заключена в Женеве 14.11.1975). Грамота о присоединении СССР к Конвенции депонирована 8 июня 1982 г. с заявлениями и оговоркой. <6> Конвенция о договоре международной дорожной перевозки грузов (заключена в Женеве 19.05.1956) (вступила в силу для СССР 01.12.1983).

В соответствии с подп. 5 п. 1 ст. 11 ТК России транспортными средствами являются автотранспортные средства, прицепы, полуприцепы и комбинированные транспортные средства. Учитывая изложенное, если перевозчик в случае поломки тягача в ходе внутреннего таможенного транзита товаров меняет его на другой принадлежащий ему тягач с целью обеспечить доставку товаров в место доставки, он не подлежит ответственности по ч. 3 ст. 16.13 КоАП России, поскольку замена перевозчиком только тягача на другой без замены прицепа, полуприцепа, прицепа-роспуска и (или) совершения грузовых операций с самими перевозимыми товарами не может рассматриваться как перегрузка товаров с одного транспортного средства на другое <7>. Более того, при отсутствии допущенного к перевозке транспортного средства или контейнера грузы могут быть перегружены на недопущенные транспортное средство или контейнер, если они являются достаточно надежными <8>. ——————————— <7> Письмо Федеральной таможенной службы Министерства экономического развития и торговли от 5 мая 2006 г. N 01-06/15490 «О привлечении перевозчиков к административной ответственности». <8> Там же.

Этот вывод соответствует положениям норм международного права. В то же время нормы международного права устанавливают, что если в результате дорожно-транспортного происшествия необходимо перегрузить груз на другое транспортное средство или в другой контейнер, то такая перегрузка может быть произведена лишь в присутствии представителя одного из органов, указанных выше в п. 13. Данный орган составляет протокол <9>. ——————————— <9> См.: п. 14 Таможенной конвенции о международной перевозке грузов с применением книжки МДП (Конвенция МДП) (заключена в Женеве 14.11.1975).

В случае непосредственно угрожающей опасности, требующей немедленной выгрузки всего груза или его части, перевозчик может по собственному усмотрению принять необходимые меры, не испрашивая и не ожидая вмешательства органов, упомянутых выше в п. 13 <10>. ——————————— <10> См.: п. 15 Таможенной конвенции о международной перевозке грузов с применением книжки МДП (Конвенция МДП) (заключена в Женеве 14.11.1975).

Однако, к сожалению, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа оценивает эту ситуацию иначе, считая, что перевозчик должен нести ответственность за несообщение таможенным органам о замене тягача <11>. ——————————— <11> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 сентября 2006 г. по делу N А66-3048/2006 и Постановление от 16 июля 2009 г. по делу N А21-69/2009.

Хотя эта практика не соответствует и таможенному законодательству. Так, согласно ст. 89 ТК перегрузка и иные грузовые операции с товарами, перевозимыми в соответствии с внутренним таможенным транзитом, допускаются с разрешения таможенного органа, а если товары могут быть перегружены с одного транспортного средства на другое без повреждения наложенных таможенных пломб и печатей, такая перегрузка допускается после предварительного уведомления таможенного органа. Ответственность за неуведомление таможенного органа о перегрузке товаров, находящихся под таможенным контролем, в случае если такое уведомление обязательно, предусмотрена ч. 3 ст. 16.13 КоАП РФ. В связи с этим необходимо обратить внимание на то, что суды не придают значения дальнейшему содержанию объективной стороны применяемой статьи. А именно той части, в которой говорится о том, что авария, непреодолимая сила либо иные обстоятельства препятствуют доставке товаров и (или) транспортных средств в место прибытия, осуществлению остановки или посадки морского (речного) или воздушного судна в установленных местах либо перевозке товаров в соответствии с внутренним таможенным транзитом или международным таможенным транзитом. Таким образом, эта часть объективной стороны позволяет сделать вывод, что состав правонарушения является не формальным, а материальным, так как предусмотрены последствия, которые нами выделены в тексте статьи, т. е. должны быть нарушены правила внутреннего таможенного транзита. Правила установлены в ТК РФ и заключаются в следующем. В соответствии с п. 1 и 4 ст. 80 ТК РФ внутренний таможенный транзит допускается с письменного разрешения таможенного органа, в регионе деятельности которого начинается перевозка товаров в соответствии с процедурой внутреннего таможенного транзита (таможенный орган отправления). При выдаче разрешения на внутренний таможенный транзит таможенный орган отправления устанавливает срок внутреннего таможенного транзита и определяет место доставки товаров. В силу п. 1 ст. 88 Кодекса при перевозке товаров в соответствии с внутренним таможенным транзитом перевозчик обязан доставить товары и документы на них в установленные таможенным органом отправления сроки в место доставки, следуя по определенным маршрутам, если они установлены или заявлены. Этот анализ правил внутреннего таможенного транзита позволяет при помощи систематического способа толкования сделать вывод, что исходя из требований ст. 70 и 91 ТК России, если в ходе перевозки возникли обстоятельства, препятствующие доставке товаров в место доставки, соблюдению установленного срока доставки или выполнению иных предусмотренных ст. 88 ТК России обязанностей, т. е. обстоятельства, препятствующие перевозке товаров в соответствии с внутренним таможенным транзитом, перевозчик обязан уведомить таможенные органы о таких обстоятельствах. Невыполнение данной обязанности влечет ответственность перевозчика по ч. 2 ст. 16.6 КоАП России. Теперь необходимо выяснить цель уведомления таможенного органа о возникшем препятствии. При аварии, действии непреодолимой силы или иных обстоятельствах, препятствующих перевозке товаров, перевозчик обязан <12>: ——————————— <12> Пункт 26 Приказа ГТК РФ от 8 сентября 2003 г. N 973 «Об утверждении Инструкции о совершении таможенных операций при внутреннем и международном таможенном транзите товаров» (в ред. от 10.09.2009, зарегистрировано в Минюсте РФ 13.11.2003 N 5228).

— принять все необходимые меры для обеспечения сохранности транзитных товаров и транспортных средств; — незамедлительно сообщить в ближайший таможенный орган об обстоятельствах дела, месте нахождения товаров и транспортных средств; — перевезти товары или обеспечить их перевозку (если его транспортное средство повреждено) в ближайший таможенный орган Российской Федерации либо иное место, указанное таможенным органом. Таможенный орган, в регионе деятельности которого произошли авария, действие непреодолимой силы или иные обстоятельства, препятствующие перевозке товаров, не позднее суток со дня получения соответствующего сообщения обязан обеспечить таможенный контроль за перегрузкой транзитных товаров в иное транспортное средство и их доставкой на ближайший склад временного хранения либо в ближайшую зону таможенного контроля <13>. ——————————— <13> Пункт 27 Приказа ГТК РФ от 8 сентября 2003 г. N 973 «Об утверждении Инструкции о совершении таможенных операций при внутреннем и международном таможенном транзите товаров» (в ред. от 10.09.2009, зарегистрировано в Минюсте РФ 13.11.2003 N 5228).

Таможенным органом после изучения обстоятельств случившегося составляется акт об аварии или о действии непреодолимой силы в трех экземплярах <14>. Первый экземпляр акта остается в таможенном органе, второй направляется в таможенный орган отправления для снятия перевозки транзитных товаров с контроля, третий выдается перевозчику. ——————————— <14> Пункт 27.2 Приказа ГТК РФ от 8 сентября 2003 г. N 973 «Об утверждении Инструкции о совершении таможенных операций при внутреннем и международном таможенном транзите товаров» (в ред. от 10.09.2009, зарегистрировано в Минюсте РФ 13.11.2003 N 5228).

В течение суток со дня помещения транзитных товаров и транспортных средств на склад временного хранения (зону таможенного контроля) либо установления факта их уничтожения или безвозвратной утери таможенный орган, в регионе деятельности которого произошла авария или действие непреодолимой силы, оформляет завершение ВТТ или МТТ товаров и по оперативным каналам связи информирует об этом таможенный орган отправления и таможенный орган назначения <15>. ——————————— <15> Пункт 27.4 Приказа ГТК РФ от 8 сентября 2003 г. N 973 «Об утверждении Инструкции о совершении таможенных операций при внутреннем и международном таможенном транзите товаров» (в ред. от 10.09.2009, зарегистрировано в Минюсте РФ 13.11.2003 N 5228).

Таможенное оформление транзитных товаров для дальнейшей перевозки до таможенного органа назначения осуществляется в соответствии с Инструкцией <16>, если их дальнейшее перемещение возможно или целесообразно <17>, при этом общий срок выдачи разрешения на ВТТ товаров не может превышать трех дней со дня принятия транзитной декларации (статья 81) <18>. ——————————— <16> См.: Приказ ГТК РФ от 8 сентября 2003 г. N 973 «Об утверждении Инструкции о совершении таможенных операций при внутреннем и международном таможенном транзите товаров» (в ред. от 10.09.2009, зарегистрировано в Минюсте РФ 13.11.2003 N 5228). <17> Пункт 27.5 Приказа ГТК РФ от 8 сентября 2003 г. N 973 «Об утверждении Инструкции о совершении таможенных операций при внутреннем и международном таможенном транзите товаров» (в ред. от 10.09.2009, зарегистрировано в Минюсте РФ 13.11.2003 N 5228). <18> Статья 81 Таможенного кодекса Российской Федерации от 28 мая 2003 г. N 61-ФЗ (принят ГД ФС РФ 25.04.2003) (в ред. от 28.11.2009).

Если при перевозке товаров в соответствии с процедурой внутреннего таможенного транзита перевозчик не сможет доставить товары в первоначально установленный срок вследствие аварии или действия непреодолимой силы, с разрешения таможенного органа в письменной форме срок внутреннего таможенного транзита может быть продлен на срок, превышающий предельный срок, установленный п. 1 ст. 82 ТК РФ (п. 3 ст. 82 ТК РФ). Так, коллегиальный состав суда апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы о привлечении к административной ответственности посчитал, что административная ответственность по ч. 2 ст. 16.6 КоАП РФ наступает только в случае, если перевозчик утрачивает возможность доставить груз вследствие причинения вреда транспортному средству или товару <19>. ——————————— <19> Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2007 г. по делу N А56-13715/2007.

При этом обращаем внимание на сроки, в течение которых груз будет задержан. Поэтому вряд ли будет оправданным принятие всех этих мер при замене колеса у машины, тягача, как в рассмотренном случае, а на железнодорожном транспорте при замене колесной пары. Таким образом, цель уведомления заключается, во-первых, в принятии мер по помещению товара на СВХ или принятии иных мер по сохранению груза, и во-вторых, чтобы поставить таможенный орган в известность о нарушении срока доставки товара. Поэтому можно признать обоснованной практику судов по привлечению за это нарушение к административной ответственности. Так, например, проведение технологических работ по ремонту железнодорожного пути на участке Минеральные Воды — Кисловодск, отсутствие локомотивов препятствовали перевозке товаров в соответствии с внутренним таможенным транзитом и стали причиной доставки товара с просрочкой установленного таможней отправления срока, в связи с чем несообщение о них ближайшему таможенному органу правомерно расценено таможней и судебными инстанциями как административное правонарушение, влекущее применение административного наказания. С этим решением можно согласиться, так как были нарушены сроки доставки, т. е. возникла ситуация неопределенности по поводу местонахождения груза <20>. ——————————— <20> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21 апреля 2009 г. по делу N А63-15956/2008-С6-36.

Согласно части второй ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо виновно в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. В ст. 2.9 КоАП РФ <21> предусмотрено, что при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием. ——————————— <21> Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (принят ГД ФС РФ 20.12.2001) (в ред. от 21.12.2009).

Как разъяснил Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в п. 18 Постановления от 2 июня 2004 г. N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Ссылаясь на данные разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Арбитражный суд Владимирской области отказывает таможенным органам в привлечении таможенного перевозчика в привлечении к административной ответственности по рассматриваемой статье КоАП РФ <22>. Аналогичная позиция сложилась и в других округах арбитражных судов <23>. ——————————— <22> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25 марта 2009 г. по делу N А11-6588/2008-К2-23/391. <23> Пункт 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 г. N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (в ред. Постановлений Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 N 42, от 26.07.2007 N 46, от 20.11.2008 N 60).

Указанные суды, установив при рассмотрении дела о привлечении к административной ответственности малозначительность правонарушения, руководствуясь ч. 2 ст. 206 АПК РФ и ст. 2.9 КоАП РФ, приняли решение об отказе в удовлетворении требований административного органа, освободили от административной ответственности в связи с малозначительностью правонарушения и ограничились устным замечанием. Если же малозначительность правонарушения будет установлена в ходе рассмотрения дела об оспаривании постановления административного органа о привлечении к административной ответственности, суд, руководствуясь ч. 2 ст. 211 АПК РФ и ст. 2.9 КоАП РФ, принимает решение о признании незаконным этого постановления и о его отмене <24>. ——————————— <24> Пункт 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июля 2004 г. N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (в ред. Постановлений Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 N 42, от 26.07.2007 N 46, от 20.11.2008 N 60).

Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям <25>. ——————————— <25> Пункт 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 г. N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (в ред. Постановлений Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 N 42, от 26.07.2007 N 46, от 20.11.2008 N 60).

Возможность или невозможность квалификации деяния в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно, исходя из сформулированной в КоАП РФ конструкции состава административного правонарушения, за совершение которого установлена ответственность. Так, не может быть отказано в квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного только на том основании, что в соответствующей статье Особенной части КоАП РФ ответственность определена за неисполнение какой-либо обязанности и не ставится в зависимость от наступления каких-либо последствий <26>. ——————————— <26> Пункт 18.1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 г. N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (в ред. Постановлений Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 N 42, от 26.07.2007 N 46, от 20.11.2008 N 60).

Это разъяснение Пленума позволяет также рекомендовать судьям чаще применять телеологический способ толкования, т. е. задумываться над целью принятия данной нормы права. И если цель перевозчиком достигнута, т. е. правила ВТТ не нарушены, то и не может быть ответственности. Но есть и противоположная практика. Несмотря на указанные разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, арбитражные суды Восточно-Сибирского округа привлекают таможенного перевозчика ОАО «РЖД» к административной ответственности только за несообщение таможенным органам о замене колесной пары, несмотря на то что сроки доставки груза перевозчиком не нарушены и место доставки не изменено <27>. Кассационная инстанция поддерживает практику судов первой инстанции <28>. ——————————— <27> Постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 5 ноября 2009 г. N А74-1230/2009; от 5 ноября 2009 г. N А74-1086/2009; от 10 сентября 2009 г. N А74-510/09 и др. <28> Постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 5 ноября 2009 г. N А74-1230/2009; от 5 ноября 2009 г. N А74-1086/2009; от 10 сентября 2009 г. N А74-510/09 и др.

В решении Арбитражного суда Республики Хакасия (дело N А74-510/2009) от 8 апреля 2009 г. делается вывод, что техническая неисправность вагона препятствовала перевозке товаров по процедуре ВТТ. Но суд не поясняет, в чем именно заключается нарушение указанной процедуры. Непонятна избирательность суда при применении положений Постановления Пленума ВАС РФ. Так, в той части решения, когда требовалось обосновать подсудность дела, суд делает ссылку на п. 1 Постановления ВАС РФ от 2 июня 2004 г. N 10 (стр. 4 решения). Но по не менее важному вопросу о правильности квалификации административных правонарушений суд игнорирует п. 17, 18 и др. указанного Постановления. Более того, мотивируя свое решение, суд ссылается на постановления арбитражных судов других округов, которые принимали аналогичные решения. Такой подход, во-первых, не соответствует ст. 69 АПК РФ, так как здесь не может быть преюдиции, а во-вторых, в других округах имеются совершенно противоположные решения, так как приняты в соответствии с разъяснениями Пленума ВАС РФ, но суд почему-то не принял их во внимание. Также удивляет сослагательное наклонение решения, такого рода, как «…неизвестные последствия… могли привести… товар мог быть утрачен… либо могли быть не выполнены иные требования в отношении иностранных товаров, предусмотренные Таможенным кодексом…» <29>. Это можно объяснить только тем, что суд, очевидно, знает о разъяснениях Пленума ВАС РФ, однако очень было сильно желание привлечь перевозчика к ответственности, поэтому и «нашел» материальные последствия, чтобы обосновать законность своего решения. ——————————— <29> Все эти слова употребляются на одной странице и в той последовательности, как они даны в этой части статьи.

Поэтому, несмотря на такую мотивировочную часть судебного решения, оно все равно подтверждает, что перевозчик привлекается не за то, что не уведомил таможенный орган, а за то, что это повлекло последствия, хоть и мнимые. На примере этого судебного решения в профессиональном плане лучше выглядят таможенные органы. Так, ряд таможенных органов считает, что в приведенном примере нет оснований для ответственности. Они совершенно правомерно делают заключение, что в случае осуществления таможенным перевозчиком ОАО «РЖД» операций по устранению технической неисправности вагона после его отцепки от состава поезда без нарушения средств идентификации и без перегрузки товаров на другое транспортное средство (в пределах срока доставки, установленного таможенным органом отправления) уведомление таможенных органов не требуется <30>. ——————————— <30> Письменные консультации в соответствии со ст. 25 ТК РФ, данные руководителями Дальневосточного таможенного управления, Комсомольского-на-Амуре таможенного поста, Благовещенской таможни, Хабаровской таможни, Амурской таможни.

Возникновение обязанности перевозчика по уведомлению таможни поставлено в зависимость от возможности выполнения возложенных на него в рамках процедуры ВТТ обязанностей. Следует обратить внимание, что применительно к ОАО «РЖД» таможенные органы в качестве условия возникновения обязанности перевозчика, предусмотренной в ч. 2 ст. 16.6 КоАП РФ, указывают на возникновение иных обстоятельств. Представляется, что данное условие ответственности следует из содержания статьи исключить, так как оно неопределенное и предполагает субъективное усмотрение правоприменителя. В силу конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (ст. 19, ч. 1, Конституции Российской Федерации) запреты и иные установления, закрепляемые в законе, должны быть определенными, ясными, недвусмысленными <31>. ——————————— <31> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 мая 2003 г. N 9-П «По делу о проверке конституционности статьи 199 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан П. Н. Белецкого, Г. А. Никовой, Р. В. Рукавишникова, В. Л. Соколовского и Н. И. Таланова».

Неопределенность содержания правовой нормы, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 15 июля 1999 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР «О Государственной налоговой службе РСФСР» и Законов Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и «О федеральных органах налоговой полиции», допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и тем самым — нарушения принципа равенства, а также принципа верховенства закона. Общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (ст. 19, ч. 1, Конституции Российской Федерации), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителя ми <32>. ——————————— <32> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 г. N 11-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР «О государственной налоговой службе РСФСР» и Законов Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и «О федеральных органах налоговой полиции».

Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона <33>. ——————————— <33> Там же.

Между тем критерий определенности правовой нормы как конституционное требование к законодателю был сформулирован в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 г. по делу о проверке конституционности ст. 54 Жилищного кодекса РСФСР. Возможность произвольного применения закона является нарушением провозглашенного Конституцией Российской Федерации равенства всех перед законом и судом (ст. 19, ч. 1) <34>. ——————————— <34> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 г. N 3-П «По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л. Н. Ситаловой».

Также необходимо обратить внимание на то, что при рассмотрении дел применяется неправильное толкование норм материального права, заключающееся в толковании слов «прервать» и «приостановить». Не принимается во внимание п. 5 ст. 6 ТК РФ, устанавливающий, что никто не может быть привлечен к ответственности за нарушение таможенных правил, если это нарушение вызвано неясностью правовых норм, содержащихся в нормативных правовых актах в области таможенного дела. Между тем оценка степени определенности содержащихся в законе понятий должна осуществляться исходя не только из самого текста закона, используемых формулировок, но и из их места в системе нормативных предписаний. Поэтому опять же систематический способ толкования позволяет сделать вывод, что ответственность должна наступать за несообщение о невозможности дальнейшей перевозки товаров. Причем препятствующие причины являются либо неустранимыми (непреодолимая сила), либо на их устранение потребуется много времени, что приведет к нарушению срока доставки товара. Подводя итог проведенному исследованию, можно сделать следующие выводы: 1. Не все арбитражные суды руководствуются разъяснениями Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 г. N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (в ред. Постановлений Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 N 42, от 26.07.2007 N 46, от 20.11.2008 N 60). 2. Привлекать к ответственности за нарушение ч. 2 ст. 16.6 КоАП РФ можно только при условии наступления последствий, предусмотренных в правилах ВТТ. Поэтому сам факт неизвещения не образует состав правонарушения. 3. Требуется изменить формулировку ч. 2 ст. 16.6 КоАП РФ в части исключения неопределенного понятия «…иных обстоятельств». 4. Высшему Арбитражному Суду РФ следовало бы дать толкование, что следует понимать под прерыванием перевозки товара, и привести судебную практику по ч. 2 ст. 16.6 к единству на всей территории Российской Федерации.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *