Контрактная работа с Китаем и факторы, влияющие на нее

(Нырова Н. Н.)

(«Внешнеторговое право», 2010, N 2)

Текст документа

КОНТРАКТНАЯ РАБОТА С КИТАЕМ И ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА НЕЕ

Н. Н. НЫРОВА

Нырова Н. Н., юрист по вопросам международного бизнеса и ВЭД ООО «Агентство международных экономических и правовых поверенных» (г. Хабаровск), кандидат юридических наук, китаевед.

Российский частный бизнес торгует с Китаем уже более 20 лет, однако, нельзя сказать, что качество контрактов соответствует лучшим образцам международной практики. Наоборот, наблюдается ухудшение качества контрактов как международных документов, отражающих профессиональный уровень и деловую культуру основной массы российских и китайских предпринимателей.

Почему это происходит? Может, это не ухудшение, а упрощение контрактов, столь необходимое в условиях стремления России в ВТО и возникновения в мире зон свободной торговли? Тем более что мы прочно сидим на игле импорта китайских товаров народного потребления, когда китайские коммерсанты свободно создают собственные торговые компании в России и фактически торгуют через границу сами с собой [1].

Не секрет, что российские коммерсанты также принимают активное участие в таком упрощении контрактов, осознанно доводя их до полной имитации или даже фальсификации. Создается впечатление, что контрактная работа китайских и российских партнеров с различной долей риска для каждого направлена в основном на преодоление российской таможни как пограничного защитника.

Действительно, что такое внешнеторговый контракт и для чего он нужен? Это гражданско-правовой договор двух сторон, оговаривающий условия внешнеэкономической сделки, например купли-продажи. Предпринимателю для составления контракта достаточно знать, что законодательство не ограничивает виды договоров, его структуру, но он должен соответствовать некоторым обязательным правилам, установленным действующим законодательством. Например, для признания любым судом договорных отношений сторон по сделке купли-продажи достаточно указать в контракте всего пять необходимых условий. Это: участвующие стороны (контрагенты), наименование товара, цена единицы товара, количество товара, общая сумма контракта. Остальные условия сделки можно оставить за рамками письменного договора. Как говорил один специалист: «Контракт можно написать и на клочке бумаги».

Стремлению упростить контракты способствуют и рассуждения о западных деловых обычаях, обходящихся минимумом документов, о значении «твердого купеческого слова» в истории русской деловой культуры, о главенстве личных взаимоотношений в китайском бизнесе и т. д.

Бумажную работу можно упростить настолько, что обыкновенный инвойс (международный счет-фактура) сможет сыграть роль внешнеторгового контракта, если указать в нем все пять необходимых условий.

Анализируя импортные контракты с Китаем, попавшие в поле зрения за последние несколько лет, автор заметил, что полностью юридически безупречными документами можно считать только банковский счет, выставляемый китайским продавцом (экспортером), и инвойс на ввозимый в Россию китайский товар. Внешнеторговый контракт, а также многие другие документы, являющиеся неотъемлемой частью контракта, чаще всего выполняются с грубыми нарушениями требований китайского законодательства, что, по сути, делает их имитацией. Почему это так?

1. Из года в год российские предприниматели задаются вопросом о необходимости составления контракта на китайском языке. Действительно, сами китайцы не настаивают на использовании китайского языка — единственного государственного языка КНР (язык официального делопроизводства), довольствуясь составлением контракта на английском и русском языках. По мнению автора, это свидетельствует о том, что эти экземпляры контрактов вряд ли будут регистрироваться в государственных контролирующих органах КНР, где китайский чиновник, даже щеголяя знанием иностранного языка, несомненно, откажется вести делопроизводство на иностранном языке или самостоятельно заниматься официальным переводом контракта [2].

Но истинный подвох в том, что используемые китайцами англоязычные наименования своих компаний в разной степени не соответствуют зарегистрированным китайским наименованиям. Фактически англоязычные наименования являются банковскими псевдонимами, которые используются банками в международных расчетах. Поэтому использование в контрактах только англоязычных аналогов наименований китайских компаний и их русскоязычных переводов равноценно заключению сделки с компанией, не зарегистрированной официально. Китайские суды не рассматривают иски иностранцев, если в документах не указаны настоящие (зарегистрированные) наименования компаний.

2. Даже такой простой вопрос — «А кто имеет право подписывать внешнеторговый контракт с китайской стороны?» — постоянно озадачивает наших предпринимателей. Подписывать внешнеторговый контракт без доверенности имеет право только так называемый юридический (законный) представитель компании, и им не всегда может оказаться генеральный директор компании, и тем более им не может быть заместитель гендиректора. Юридический представитель указывается в Свидетельстве о регистрации предприятия — юридического лица. Остальные должностные лица подписывают контракт только по доверенности, которая прикладывается к контракту.

3. Серьезное внимание необходимо уделять китайской печати, проставляемой на контракте. Каждая китайская компания, как правило, имеет одну главную печать, которая строго контролируется. Но для обеспечения различных видов деятельности компании часто изготавливают дополнительные виды печатей, в том числе и печати для контрактов. Но беда в том, что, изготовив такие печати, китайские компании часто забывают внести соответствующие изменения в регистрационные документы или другим способом зарегистрировать их легальный статус. А так как уже имеются факты, что печати некоторых китайских компаний постоянно находятся на территории России (в руках их российских партнеров), то даже российским таможенным органам при малейшем подозрении следует проверять их законность. Это можно сделать, потребовав от участников (сторон) российско-китайского контракта справки государственного управления торгово-промышленной администрации правительства по месту регистрации китайского юридического лица. Получить такую справку достаточно легко, а подделывать ее очень опасно для китайской компании.

4. Следует также знать, что китайцы используют собственную нумерацию внешнеторговых контрактов, которая содержит буквенную и цифровую кодировку некоторых установочных данных компании: код провинции, города, наименования компании, номер регистрации юридического лица, имеющего внешнеторговую лицензию и др. Отсутствие подобной нумерации свидетельствует о том, что контракт не предполагается регистрировать в таможенных органах КНР.

Даже наличие одного из четырех вышеуказанных несоответствий нормам говорит о том, что контракт, как документ, не имеет значения для китайского партнера, а изготавливается исключительно для российского партнера, а вернее — для российской таможни. Насколько это понимает российский партнер, зависит от его грамотности и совести. Почему китайцы идут на это?

В последнее время китайцы при работе с представителями российского малого и даже среднего бизнеса по экспорту товаров в Россию стали вообще равнодушно относиться к заключению внешнеторговых контрактов, вернее, к их отсутствию для себя. Фактически всю документацию они готовы свести к банковскому счету и инвойсу (международному счету-фактуре). И не следует думать, что это свойственно только серому импорту. При негласной поддержке китайских государственных органов отсутствие контрактов не является помехой выпуску многих видов китайских товаров с таможенной территории КНР.

Поэтому настало время вспомнить, что основная роль документарного контракта — это распределение, фиксирование и обеспечение ответственности сторон по обязательствам сделки, а также случайным рискам, вызывающим дополнительные расходы. Действительно, для того чтобы заплатить деньги и получить товар, достаточно банковского счета и инвойса. Тем более что случаев, когда, получив деньги, китайский коммерсант не отправил товар, в настоящее время фактически не стало. Такое деяние, порочащее честь страны, карается в Китае достаточно быстро и строго. А вот стремление к уходу от реальной материальной ответственности по таким контрактным обязательствам, как качество товара, соответствие ассортименту (спецификации), сроки поставки и многим другим, наблюдается у китайцев повсеместно.

Желание продавать по принципу «пусть платят деньги и берут что дают» заманчиво для страны, в которой развито производство контрафактного, а также кустарного низкокачественного товара. Поэтому защита от ответственности напоминает глубокоэшелонированную оборону.

Первая линия — это упрощение контрактов, направленное на удаление из текстов контракта какой-либо ответственности. При предоплате (даже частичной) такая практика не страшна китайскому продавцу.

Вторая — это имитация дееспособности контракта, который фактически таковым не является. Например, в контракте указаны неправильное название компании, он подписан неправомочным лицом, проставлена незарегистрированная печать, не используется обязательная нумерация и т. д.

Третья линия обороны — использование при экспорте товаров документов внутреннего пользования вместо соответствующих экспортных аналогов. К таким документам в первую очередь относятся различные сертификаты на продукцию — сертификат страны происхождения товара, сертификаты соответствия и другие. В последнее время российские предприниматели и таможенные органы РФ забыли о существовании в КНР государственной инспекции по контролю качества экспортных товаров, выдающей экспортные сертификаты. Обращение в эту инспекцию за экспортными сертификатами стало редким случаем. Китайским производителям такой экспортный контроль их товаров не нужен, и они под предлогом экономии денег иностранного покупателя стараются о нем не вспоминать. Обращаясь в экспортную инспекцию, покупатель за разумные деньги получает серьезную гарантию китайских госорганов по качеству товара. В противном случае чаще всего скупой платит дважды.

Но даже это еще не предел защиты от ответственности. Решающее значение в возможности привлечь к ответственности китайского партнера имеет арбитражная оговорка. Судиться следует по месту нахождения ответчика (в редких случаях по месту нахождения основного или спорного бизнеса). Если ответчиком является китайский партнер, то судебным органом может стать Международная экономическая и торговая арбитражная комиссия в г. Пекине или ее отделения в г. Шанхае и г. Шэньчжэне. Можно судиться и в народных (государственных) судах или арбитражных (третейских) судах провинций и городов Китая. Следует только понимать преимущества и недостатки судебно-арбитражного процесса для российского истца в каждом из выбранных судов. Решения иностранных судов для китайского ответчика не страшны, так как они должны пройти длинный, сложный и дорогостоящий путь признания их судами Китая. В мире мало кто прошел этот путь…

Интересен тот факт, что в торговле с развитыми странами (США, ЕС, Японией, Южной Кореей и даже с Гонконгом) китайские коммерсанты не упрощают контракты, так как это им не позволяют западные партнеры. Многостраничные образцы этих контрактов тщательно прописывают механизм проведения и контроля сделки, скрупулезно распределяют ответственность сторон и компенсации случайных материальных затрат и т. д. Эти контракты континентальные китайцы называют гонконгскими, наверно, потому, что торговые компании западных стран входили в Китай через Гонконг.

Конечно, контрактное право распространяется на широкий круг торгово-экономических отношений. Здесь и дилерско-дистрибьюторские соглашения, и различные соглашения торгового посредничества, и многое другое. Но знание рассмотренных азов работы с китайцами позволяет создавать здоровые правовые фундаменты всех экономических взаимоотношений.

В интернет-дискуссиях автора часто упрекают, что разрабатывать и использовать сложные контракты в торговле с китайцами могут позволить себе только крупные российские компании. Однако сложность и грамотность — это разные вещи. Навороченность контрактов, грозность формулировок об ответственности вызывает сарказм, когда замечаешь, что контракт фиктивный по сути. Указанные азы мало известны российскому бизнес-сообществу. И от этого страдают все. Малый бизнес данная неграмотность заставляет уходить в серую зону, поддерживать челночество, подчиняться интересам китайских торговцев. Средний бизнес, где директор сам хозяин своему кровному капиталу, не может выбраться из порочного круга финансовых потерь, вечных проблем со стороны китайских партнеров и, как следствие, малой эффективности своего бизнеса. Крупный бизнес, пыжась и трубя о своих начинаниях, в дальнейшем быстро замолкает о своих результатах, старательно обходя вопросы финансовых затрат и истинной пользы своей деятельности для отчизны.

На фоне общей запущенности контрактной работы с Китаем появляются попытки некоторых структур создать собственные цепочки гарантий и ответственности. Так, российские банки предлагают свою помощь в заключении контрактов с надежными китайскими компаниями, делая акцент на особые возможности китайских банков, из числа своих партнеров. Некоторые российские транспортно-логистические компании берутся организовать импорт китайских товаров от двери до двери, ссылаясь на собственные возможности в Китае. Однако, как показывает разбор полетов, эта работа по-прежнему содержит старые ошибки, но в зависимости от аппетитов организаторов приводит к дополнительным затратам. Были случаи, когда российская компания за одну и ту же услугу платила три (!) раза, а другая компания оплатила услуги, изначально предоставляемые бесплатно.

Надо понимать, что никакая плохая контрактная работа не остановит российско-китайскую торговлю. Но ее улучшение позволит нам не хлебать полным ртом китайский контрафакт и производственный брак (как это не происходит в развитых странах). Позволит выработать самоуважение и защитить интересы собственного бизнеса.

Полноценные контракты с прописанной ответственностью иностранных партнеров нужны всем: от малого бизнеса до таможенных органов. Но мы доработались до того, что возникла новая проблема: трудно не написать полноценный контракт — трудно заставить китайцев его подписать…

Недавно одна крупная известная компания в Шанхае отказалась подписать полноценный контракт с российским импортером, доверительно сообщив, что они не хотят создавать подобный прецедент в торговле с русскими. На наши горячие возражения, что русские поумнели, и впредь будут работать только по таким контрактам, китайские директора искренне рассмеялись со словами: «На наш век хватит…». Мы встали, поклонились и пошли к их конкурентам!

Список литературы

1. Нырова Н. Н. Путь российского товара на китайский рынок (огорчения и надежды) // Экономический лабиринт 2000. N 11. С. 30 — 31.

2. Нырова Н. Н. Некоторые особенности оформления контракта с китайским партнером // Экономический лабиринт. 2001. N 2. С. 41 — 42.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *