Правовая природа соглашения о ведении деятельности на территории особой экономической зоны

(Батыров М. В.) («Налоги» (журнал), 2011, N 3) Текст документа

ПРАВОВАЯ ПРИРОДА СОГЛАШЕНИЯ О ВЕДЕНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ТЕРРИТОРИИ ОСОБОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЗОНЫ <*>

М. В. БАТЫРОВ

——————————— <*> Batirov M. V. The legal nature of the agreement on activities in the territory of special economic zones.

Батыров М. В., аспирант Московского гуманитарного университета, кафедра уголовно-правовых и специальных дисциплин, специальность «юриспруденция».

В статье дан правовой анализ соглашения о ведении деятельности на территории особой экономической зоны. На основе сопоставления точек зрения ученых приведена авторская позиция о правовой природе данного соглашения и его дефиниции.

Ключевые слова: особая экономическая зона, соглашение о ведении деятельности, договор.

The article gives legal analysis of agreement on carrying on business on the territory of special economic zone. On the basis of comparison of viewpoints of scientists the author presents his own position on the legal nature of this agreement and definitions thereof.

Key words: special economic zone, agreement on carrying on business, contract.

В рамках реализации особого режима осуществления предпринимательской деятельности на территории особой экономической зоны (далее — ОЭЗ), законодательством Российской Федерации предусматривается заключение двух типов соглашений — соглашение о создании ОЭЗ и соглашение о ведении предпринимательской деятельности на ее территории. Первое из вышеназванных соглашений носит исключительно организационно-управленческий характер, заключается между Правительством Российской Федерации, высшим исполнительным органом субъекта Российской Федерации и исполнительно-распорядительным органом муниципального образования, предметом которого выступают организационные отношения между вышеуказанными субъектами по поводу земельных, имущественных, административных и иных вопросов, вытекающих из специфики особого режима, установленного на территории ОЭЗ. Также данное соглашение содержит обязательства, касающиеся объемов и сроков финансирования строительства необходимой инфраструктуры. По поводу правовой природы второго типа соглашения, заключаемого между резидентом и органом управления зоной, в науке высказаны различные точки зрения. По мнению В. Н. Лисицы, соглашение о ведении деятельности на территории особой экономической зоны — это договор, в силу которого резидент особой экономической зоны обязуется в течение срока его действия осуществлять в особой экономической зоне особый вид деятельности — промышленно-производственную, технико-внедренческую, туристско-рекреационную или портовую, а органы управления зоной — в согласованный срок заключить с резидентом особой экономической зоны договор аренды земельного участка или государственного (муниципального) имущества, расположенного на земельных участках в границах особой экономической зоны, для ведения указанного вида деятельности <1>. ——————————— <1> См.: Лисица В. Н. Соглашение о ведении деятельности в особых экономических зонах // Бухгалтер и закон. 2009. N 9. С. 5.

Таким образом, предметом договора может быть промышленно-производственная, технико-внедренческая, туристско-рекреационная, портовая деятельность (ч. 1 ст. 10, ч. 2, 2.1 ст. 10 Федерального закона от 22 июля 2005 г. N 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон N 116-ФЗ)). Как следствие, возможны четыре вида (типа) соглашений: — соглашение о ведении промышленно-производственной деятельности; — соглашение о ведении технико-внедренческой деятельности; — соглашение об осуществлении туристско-рекреационной деятельности; — соглашение об осуществлении деятельности в портовой ОЭЗ. Сторонами соглашения являются органы управления и резидент ОЭЗ. Отсюда можно сделать вывод, что это двусторонний договор. При этом в качестве резидентов могут выступать индивидуальные предприниматели и коммерческие организации либо только коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий, зарегистрированные в соответствии с законодательством Российской Федерации на территории муниципального образования, в границах которого расположена ОЭЗ. Соглашение о ведении деятельности на территории ОЭЗ является консенсуальным, поскольку считается заключенным с момента достижения соглашения сторон по всем его существенным условиям. Каждая из сторон договора имеет права и обязанности, поэтому его следует признать взаимным. Федеральный закон N 116-ФЗ прямо не устанавливает, какие условия соглашения являются существенными. Их перечень может быть выведен только путем анализа положений действующего законодательства. Так, в соответствии с п. 1 ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Исходя из изложенного, существенными условиями соглашения о ведении деятельности в ОЭЗ являются: — предмет договора — промышленно-производственная, технико-внедренческая, туристско-рекреационная деятельность или деятельность в портовой ОЭЗ; — площадь земельного участка или перечень иного государственного (муниципального) имущества, необходимого для предполагаемой деятельности заявителя и подлежащего передаче резиденту ОЭЗ по договору аренды; — объем и сроки осуществления инвестиций, включая объем капитальных вложений в течение года со дня заключения соглашения (для промышленно-производственных и портовых ОЭЗ); — срок действия соглашения; — срок заключения с резидентом ОЭЗ договора аренды земельного участка или иного государственного (муниципального) имущества; — срок представления резидентом в органы управления зоной проектной документации, необходимой для осуществления мероприятий, предусмотренных бизнес-планом, для проведения такой экспертизы (для промышленно-производственных, туристско-рекреационных и портовых ОЭЗ); — иные условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Таким образом, по мнению В. Н. Лисицы, отношения между органами управления зоной и резидентом промышленно-производственной, технико-внедренческой, туристско-рекреационной или портовой особой экономической зоны носят договорный (гражданско-правовой) характер. Соглашение о ведении деятельности на территории особой экономической зоны является двусторонним, консенсуальным, взаимным и относится к инвестиционным договорам. Тем самым оно представляет собой вид договора, синтезирующий в себе гражданско-правовые и публично-правовые элементы <2>. ——————————— <2> См.: Там же. С. 12.

В юридической науке были высказаны диаметрально противоположные точки зрения на правовую природу соглашений о ведении деятельности на территории ОЭЗ. К примеру, Л. В. Царева полагает, что договор об условиях деятельности в особой экономической зоне представляет собой разновидность гражданско-правовых договоров, не поименованных в ГК РФ, является «suigeneris» (договором «своего рода») и помещается в классификации договоров на основе единого критерия в группу договоров о совместной деятельности <3>. ——————————— <3> См.: Царева Л. В. Правовое регулирование свободных экономических зон в Республике Беларусь: Автореф. дис. … к. ю.н. Минск, 2003. С. 8.

Д. А. Благов определяет соглашение о ведении определенного вида предпринимательской деятельности на территории особой экономической зоны как организационный гражданско-правовой договор, направленный на возникновение и упорядочение отношений в сфере осуществления резидентами особой экономической зоны предпринимательской, в том числе инвестиционной, деятельности. При этом автор утверждает, что отношения, складывающиеся между резидентами и органами управления зоной, основаны на юридическом равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности <4>. ——————————— <4> См.: Благов Д. А. Правовое регулирование отношений в сфере осуществления предпринимательской деятельности на территории особых экономических зон: Автореф. дис. … к. ю.н. М., 2010. С. 10.

Напротив, В. К. Андреев особо подчеркивает, что подобное соглашение нельзя ни в коем случае отнести к непоименованному договору гражданско-правового характера, поскольку характер отношений между сторонами не является имущественно-стоимостным. Соглашение о ведении промышленно-производственной деятельности он характеризует как решение Правительства РФ о предоставлении резиденту права осуществлять предпринимательскую деятельность на особых условиях, т. е. в более благоприятном режиме для резидента. Иными словами, это не обязательство, а урегулированный законом специальный режим осуществления предпринимательской деятельности <5>. ——————————— <5> См.: Андреев В. К. Правовое регулирование создания и деятельности особых экономических зон // Государство и право. 2006. N 7. С. 44 — 47.

Проанализировав вышеприведенные позиции ученых по поводу определения правовой природы соглашения о ведении предпринимательской деятельности на территории ОЭЗ, автор полагает, что отношения, складывающиеся между резидентом и органом управления зоной, нельзя в полной мере назвать гражданско-правовыми. И дело здесь не только в отсутствии имущественно-стоимостного характера данных отношений, подчеркнутом В. К. Андреевым. Исходя из правового анализа существенных условий рассматриваемого соглашения, можно установить, что некоторые из них имеют односторонний характер установления. Во-первых, на территории ОЭЗ могут осуществляться только те виды деятельности, которые установлены в Федеральном законе N 116-ФЗ. Более того, некоторые виды предпринимательской деятельности прямо запрещены на их территории. Во-вторых, площадь земельного участка или перечень иного государственного (муниципального) имущества, необходимого для предполагаемой деятельности заявителя и подлежащего передаче резиденту ОЭЗ по договору аренды, определяется на основании поданной организацией заявки, однако при этом необходимо учитывать, что при отсутствии такого земельного участка (имущества) орган управления зоной вправе отказать заявителю в заключении соглашения об осуществлении деятельности на территории ОЭЗ. В-третьих, для организаций, претендующих на получение статуса резидента промышленно-производственных и портовых ОЭЗ, на законодательном уровне устанавливаются объем и сроки осуществления инвестиций, включая объем капитальных вложений в течение года со дня заключения соглашения. В-четвертых, срок данного соглашения напрямую зависит от срока существования ОЭЗ, установленного Федеральным законом N 116-ФЗ, который продлению не подлежит. Более того, соглашение о ведении деятельности на территории ОЭЗ предусматривает наличие запретов, значительно ограничивающих предпринимательскую правоспособность резидента ОЭЗ. Вышесказанное позволяет сделать вывод, что отношения между организацией, претендующей на заключение соглашения о ведении предпринимательской деятельности на территории ОЭЗ, и органами управления ОЭЗ, носят характер публично-правовых (устанавливаемых в одностороннем порядке для неограниченного круга субъектов) и не предусматривают наличия юридического равенства и автономии воли сторон, присущих гражданско-правовому договору. Иными словами, особый режим, устанавливаемый на территории ОЭЗ для резидентов — хозяйствующих субъектов, не приемлет формы и нормы свободного предпринимательства. Таким образом, соглашение о ведении деятельности на территории ОЭЗ — это документ ненормативного характера, сущность которого заключается в соединении действий и обязательств как органов государства, так и коммерческих организаций (индивидуальных предпринимателей) в рамках особого режима осуществления предпринимательской деятельности, установленного на территории ОЭЗ.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *