Система управления рисками в таможенном деле РФ

(Дружинин В. П.) ("Таможенное дело", 2011, N 3) Текст документа

СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ В ТАМОЖЕННОМ ДЕЛЕ РФ <*>

В. П. ДРУЖИНИН

-------------------------------- <*> Druzhinin V. P. Risk management system in customs of the Russian Federation.

Дружинин В. П., доцент кафедры "Таможенное дело" Российского нового университета, кандидат философских наук.

В данной статье рассматривается вопрос применения системы управления рисками и ее роль в таможенном деле как механизма ускорения таможенного оформления и повышения качества таможенного контроля, а также анализ основных проблем применения системы управления рисками при таможенном контроле и оформлении.

Ключевые слова: система управления рисками, Комиссия Таможенного союза, таможенные органы.

In this article examines the question of the application of the risk management system and its role in customs affairs as a mechanism to expedite customs clearance and improving the quality of customs control, as well as the analysis of the main problems in the application of the risk management system in the customs control and clearance.

Key words: risk management system, Customs Union, customs authorities.

Внешнеэкономическая политика РФ направлена на интеграцию с мировой экономикой и активное включение в международную торговлю, которая предписывает соблюдение РФ основных принципов Киотской конвенции. Реализация конвенционных начал направлена на ускорение внешнеторгового оборота и создание условий, благоприятствующих законной торговле, что ведет к снижению объемов таможенного контроля товаров и транспортных средств, перемещаемых через таможенную границу. При этом возрастает риск пропуска через таможенную границу недекларированных или недостоверно декларированных товаров, что может привести к снижению уровня экономической безопасности государства. Тенденция к увеличению внешнеторгового оборота и ограниченные возможности таможенной службы РФ требуют постоянного ее совершенствования и поиска оптимальных форм и механизмов осуществления своих функций. Традиционно риски недостоверного декларирования в товарном разрезе в Федеральной таможенной службе РФ оценивались на основе сопоставления данных об экспорте и импорте стран - торговых партнеров. Помимо этого, частично использовался и другой способ - косвенная оценка экспорта и импорта на основе балансовых отношений. Каждый из этих методов обладает определенными достоинствами и недостатками, что не позволяет рассматривать любой из них в отдельности как полноценный методологический подход к выявлению и оценке рассматриваемых рисков. Значительной проблемой также является отсутствие необходимых статистических данных на текущий период из-за существенного "отставания" фактической статистики во времени. В то же время при принятии решений по таможенному контролю необходимо учитывать и ближайшую перспективу направлений и масштабов недостоверного декларирования, т. е. необходим прогноз показателей рисков в товарном разрезе с упреждением как минимум до одного года. Таким образом, исходя из практических потребностей для целей таможенного контроля стал объективно необходим комплексный прикладной инструментарий, включающий в себя методы обобщенной оценки различными способами существующих рисков недостоверного декларирования и многовариантного прогнозирования сложившейся ситуации, что было невозможно реализовать без использования методов вероятностного оценивания и эконометрического моделирования. Эффективным механизмом, обеспечивающим удовлетворение интересов государства и участников внешней торговли при проведении таможенного контроля выступает распространенная практически во всем мире система управления рисками. Союзным кодексом предусмотрена возможность определения наднациональных областей рисков, которые чувствительны для всех государств - членов Таможенного союза. Такие области рисков определяются Комиссией Таможенного союза. Для этого таможенные органы должны проводить аналитическую работу и выявлять определенные критерии (индикаторы риска) для определения случаев, когда необходимо ужесточение таможенного контроля путем проведения досмотра, дополнительной проверки документов и т. п. В настоящее время на практике таможенные органы в РФ зачастую используют слишком упрощенные индикаторы риска. Это приводит к тому, что снижается экономическая эффективность от использования системы управления рисками, что видно на примере практики контроля таможенными органами таможенной стоимости. В этой связи неоспоримой оказывается необходимость борьбы таможенных органов с фальсификациями цен сделок, в том числе путем использования системы управления рисками. Однако вместо проведения детального анализа и расследования для выявления фальсификаций сведений о цене сделки таможенные органы на практике активно используют только один-единственный показатель - цену единицы товара. При этом во многих случаях делают они это крайне прямолинейно, устанавливая среднюю цену товара по коду ТН ВЭД и в дальнейшем используя подход, в рамках которого если таможенная стоимость декларируется импортером ниже такого уровня, то это автоматически признается случаем фальсификации. В результате использования таких "грубых" и упрощенных показателей товары, поставляемые добросовестными импортерами, часто автоматически оказываются в "группе риска", в результате чего подвергаются более детальной проверке правильности определения таможенной стоимости. Более того, в отдельных случаях таможенные органы принимают решения о невозможности принятия заявленной таможенной стоимости, несмотря на то что все документы, запрошенные в рамках проверки, представлены импортером и отсутствуют правовые основания для непризнания заявленной таможенной стоимости. Системы СУР сегодня представляют собой закрытую для широкого круга должностных лиц, принимающих участие в таможенном оформлении и таможенном контроле, систему. Уполномоченные должностные лица таможенных постов не видят надобности и эффективности применения системы на практике. В связи с тем что формат документального контроля остался практически в том же виде, каким он был до внедрения СУР, должностные лица, как и многие участники ВЭД, субъективно воспринимают эту систему как ненужное дополнение и усложнение таможенного оформления. Все это в результате негативно влияет на эффективность системы в целом: неверная интерпретация должностными лицами таможенных постов положений профилей рисков, неверное применение мер, неверное фиксирование результатов, нежелание взаимодействовать с координирующим подразделением таможни и вести собственную работу по анализу и применению СУР в таможенном оформлении и таможенном контроле, проведение такой работы "для галочки". В связи с этим целесообразно разработать комплексную систему "популяризации" СУР среди должностных лиц таможенных органов, исключить формулировки, позволяющие двоякую трактовку положений нормативных документов, распространить СУР на весь процесс таможенного оформления и таможенного контроля, упростив изначально таможенное оформление, а дальнейшие действия должностных лиц таможенных органов регламентировав в основном положениями СУР с учетом выявленных рисков. На основании полученных результатов практики применения СУР для ее дальнейшего эффективного внедрения сегодня необходимо сконцентрировать имеющиеся ресурсы на наиболее приоритетных областях, определить слабые стороны в оперативных мероприятиях и программах таможенной организации и классифицировать их для выяснения тех узких мест, которые препятствуют оперативной работе. В дальнейшем необходимо принять соответствующие организационные меры по устранению выявленных недостатков, снижению их негативного влияния, предпринять все возможные меры по снижению экономического ущерба. Одним из путей решения данных проблем будет повсеместное массовое внедрение технологии совместного использования электронного декларирования и системы управления рисками. СУР должна стать одной из основных составляющих в работе по приведению процедур таможенного контроля в Таможенном союзе в соответствие с критериями качества таможенного администрирования, предусмотренными стандартами Всемирной торговой организации (ВТО): - сокращение времени таможенного оформления; - прозрачность и предсказуемость работы таможенных органов для участников внешнеэкономической деятельности; - партнерский подход в отношениях таможенных органов с участниками внешнеэкономической деятельности. В Австрии в 1995 г. впервые в мире был создан стандарт по управлению рисками в таможенной службе. Многие страны прошли данный этап, и их практический опыт подтверждает эффективность использования в деятельности таможенных органов системы управления рисками, которая значительно ускорила движение грузов через таможни, сократив время оформления, и самое главное - подняла конкурентоспособность своих национальных экспортеров и импортеров. Система управления рисками внедряется в таможенные органы на территории Российской Федерации с 2004 г. Игнорирование требований таможенного контроля на практике нередко заканчивается значительными финансовыми потерями, испорченной деловой репутацией либо привлечением лиц к административной или уголовной ответственности. Виновными в несоблюдении положений таможенного контроля могут оказаться не только лица, перемещающие товары (например, при перемещении товаров через границу помимо или с сокрытием от таможенного контроля), но и таможенные органы (например, в результате необоснованного ограничения прав собственности, в случаях наложения ареста на товары или их изъятия). Рассмотренные положения требуют системной модернизации процедур применения системы управления рисками на таможенной территории и обусловливают актуальность выбранной темы исследования. Ученые США, Швеции, Германии активно занимаются разработкой теории управления таможенными рисками, которая предполагает дифференциацию участников ВЭД по степени соблюдения ими существующего законодательства, с целью уменьшения нагрузки на таможенные службы, профилактики нарушений таможенных правил (управление рисками), повышения надежности таможенного контроля. Эти методики являются государственной тайной. Практика анализа рисков в таможенном деле показывает, что управление рисками - это непрерывный процесс сбора, обобщения, аналитического изучения информации, направленный на прогнозирование, выявление, предупреждение и пресечение таможенных правонарушений и обеспечивающий принятие эффективных управленческих решений. Информационное обеспечение при внедрении метода анализа рисков имеет, несомненно, высокую значимость и требует автоматизированного подхода в его использовании с целью оперативной таможенной работы в реальном времени, одним из направлений которого является внедрение и повсеместное распространение электронного декларирования товаров. Отдельные вопросы системы управления рисками в РФ рассматривались в работах П. Н. Афонина, Э. А. Багирова, С. В. Барамзина, В. Е. Бурдина, С. Н. Гамидуллаева, К. А. Корнякова, В. В. Новикова, Г. Ю. Песиголовца, В. Б. Рудакова, Ш. С. Сафарова и др. Вместе с тем комплексно проблема совершенствования процедур применения СУР в условиях формирования единого таможенного пространства в рамках Таможенного союза еще не рассматривалась. Последние разработки Федеральной таможенной службы России по вопросам управления рисками в таможенном контроле связаны с профилями риска.

------------------------------------------------------------------

Название документа "Обзор практики рассмотрения дел Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ" (Карасева С. Ю.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2011) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ ПРЕЗИДИУМОМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 24 августа 2011 года

С. Ю. КАРАСЕВА

Постановление от 21 июня 2011 г. N 4433/11

Банк обратился с иском к учреждению о взыскании 95400 руб. в счет возмещения затрат на обслуживание спецкартсчетов по договору на перечисление и выплату заработной платы сотрудникам учреждения по банковским картам. Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения. По условиям договора от 16.08.2005 банк обязался оказывать учреждению (клиент) услуги по перечислению заработной платы сотрудникам по банковским картам, а клиент обязался оплачивать банку комиссию в размере 0,6% от суммы, перечисленной в оплату расчетно-кассового обслуживания карт. В дальнейшем комиссия за расчетное обслуживание с использованием спецкартсчетов была согласована сторонами в дополнительных соглашениях к договору в размере 0,3%, а затем до 0%. Договором предусмотрено, что он вступает в силу со дня подписания сторонами и действует в течение одного календарного года. В случае если за 30 календарных дней до окончания срока ни одна из сторон не уведомит другую сторону о своем намерении прекратить действие договора, он считается пролонгированным на один календарный год. В договоре предусмотрено, что он может быть расторгнут сторонами досрочно в одностороннем порядке на основании письменного уведомления другой стороны, поданного не менее чем за 60 календарных дней до даты предполагаемого расторжения. Также стороны договорились о том, что уплаты первоначального взноса на счет банковской карты не требуется, а комиссии за открытие и ведение счета банковской карты, в том числе при продлении срока ее действия, и некоторые другие комиссии не взимаются. Дополнительным соглашением стороны включили в договор пункт о том, что в случае прекращения договора по инициативе клиента (до истечения срока действия переданных сотрудникам карт) он обязуется возместить банку в полном объеме стоимость затрат по обслуживанию спецкартсчетов из расчета 300 руб. за один спецкартсчет. Учреждение в письме от 13.07.2009 уведомило банк о расторжении договора с 16.08.2009. Как утверждает ответчик, это письмо свидетельствует об уведомлении истца об отказе пролонгировать договор на следующий срок. На требование банка возместить стоимость затрат по обслуживанию спецкартсчетов, по которым не истек срок действия переданных сотрудникам карт, из расчета 300 руб. за один спецкартсчет, как это предусмотрено договором, учреждение ответило отказом. Суды со ссылкой на ст. ст. 309, 407, 431 ГК РФ расценили данное письмо как отказ от пролонгации договора, не подпадающий под действие договора, поскольку отказ стороны от продления сделки на новый срок не может рассматриваться как ее расторжение в одностороннем порядке. Договор на перечисление и выплату заработной платы сотрудникам клиента по банковским картам был заключен на определенный срок - один календарный год. В соответствии с договором его продление осуществлялось автоматически по окончании календарного года с даты заключения при отсутствии заявления любой из сторон прекратить его действие. Таким образом, фактически по окончании первоначального срока действия договора между сторонами начинал действовать новый договор, условия которого были идентичны условиям окончившегося договора. С истечением очередного календарного года 16.08.2009 действие договора прекратилось, о чем учреждение поставило в известность банк и заявило по существу об отказе от заключения нового договора на тех же условиях на новый календарный год, что не является прекращением или расторжением договора по инициативе клиента. Поскольку условия договора о невозврате банком сервисных платежей при прекращении действия договора и о возмещении расходов банка при прекращении договора по инициативе клиента до истечения срока действия переданных сотрудникам карт установили последствия прекращения договора по инициативе стороны, то в данном случае при прекращении договора в связи с истечением срока его действия эти условия обоснованно не применены судами. Президиум ВАС РФ оставил судебные акты по делу без изменения.

Постановление от 21 июня 2011 г. N 1850/11

ОАО "С" обратилось с иском к ОАО "К" о признании незаключенным договора поручительства. Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения. Между банком и ООО "А" заключен кредитный договор от 25.06.2007, по которому заемщику была открыта кредитная линия с лимитом выдачи 50000000 руб. под 17% годовых. Срок возврата кредита пролонгирован до 19.12.2008. ОАО "К" по договору от 25.06.2007 выступила поручителем перед банком за исполнение обязательств ООО "А" по кредитному договору. Решением арбитражного суда от 14.04.2009 с ОАО "К" и ООО "А" взыскана солидарно сумма задолженности по кредитному договору, включая проценты и неустойку. До принятия этого решения ОАО "К" (кредитор) подписало с ОАО "С" (поручитель) договор поручительства от 12.03.2008, согласно которому поручитель обязался субсидиарно отвечать перед кредитором за исполнение ООО "А" (должник) своих обязательств перед кредитором, которые могут возникнуть в будущем в результате предъявления кредитором регрессных требований к должнику вследствие удовлетворения ОАО "К" требований банка по кредитному договору и договору поручительства от 25.06.2007. Договор поручительства содержал условие о том, что поручитель (ОАО "С") отвечает перед кредитором (ОАО "К") в том же объеме, что и должник (ООО "А"). Суды пришли к выводу, что, поскольку договор поручительства от 12.03.2008 является самостоятельной сделкой, обеспечивающей исполнение ООО "А" обязанностей по кредитному договору, то необходимо установить факт согласования сторонами размера ответственности поручителя. Данным договором детально не конкретизирован объем ответственности поручителя за исполнение должником своих обязательств. Ссылка в договоре поручительства на номер кредитного договора сама по себе не свидетельствует о том, что истцу действительно были известны его основные положения (сумма кредита, ставка процентов за пользование кредитом, срок возврата кредита и т. п.). Суды признали договор поручительства от 12.03.2008 незаключенным вследствие несогласования его существенного условия - объема ответственности поручителя. Эти выводы ошибочны. Стороны вправе заключить договор поручительства для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем. Договор поручительства от 12.03.2008 содержит предмет договора и все необходимые условия для определения объема ответственности поручителя. Упоминание в нем кредитного договора и договора поручительства от 25.06.2007, заключенного ОАО "К" с банком, а также условие об ответственности поручителя перед кредитором в том же объеме, что и должника, определяют предел ответственности поручителя - ОАО "С" перед ОАО "К", к которому в силу п. 1 ст. 365 ГК РФ при исполнении обязательств перед банком по кредитному договору переходят права кредитора по основному обязательству в том объеме, в котором поручитель (ОАО "К") удовлетворил требования кредитора (банка). Выводы судов о том, что ОАО "С" не было ознакомлено с текстом кредитного договора, опровергаются обстоятельствами дела. Так, ОАО "С" на момент заключения оспариваемой сделки являлось учредителем заемщика - ООО "А" - со 100% долей в уставном капитале. Следовательно, истец как единственный участник ООО "А", сформировавший совет директоров, который принял решение о получении кредита, действуя разумно и добросовестно, не мог не знать об обстоятельствах заключения кредитного договора и пределах ответственности заемщика. Президиум ВАС РФ отменил все судебные акты по делу и в иске отказал.

Постановление от 14 июня 2011 г. N 1884/11

В соответствии с устными договоренностями ООО "Р" в 2004 - 2005 годах перечислило ООО "С" денежные средства в качестве предоплаты в счет будущей поставки товара. В связи с тем что товар поставлен не был и поставщик не возвратил покупателю уплаченные денежные средства, ООО "Р" и ООО "С" обратились с заявлениями о рассмотрении спора в Третейский суд при ТПП г. Королева Московской области. Определением Третейского суда от 31.03.2006 третейское разбирательство по иску ООО "Р" к ООО "С" было прекращено, решением от 31.03.2006 утверждено мировое соглашение, согласно которому ООО "С" передало в качестве отступного по акту приема-передачи в собственность ООО "Р" нежилое здание общей площадью 2147,50 кв. м. Не согласившись с определением и решением третейского суда, участник ООО "С" М. обратился с заявлением об их отмене и ходатайством о восстановлении срока на подачу заявления. М. ссылался на то, что задолженность перед ООО "Р" создана другим участником ООО "С" задним числом; решение собрания участников ООО "С" о согласии на совершение крупной сделки и сделки с заинтересованностью, каковой является сделка по передаче здания, отсутствует; на непривлечение его как участника и генерального директора ООО "С" к участию в третейском разбирательстве; на факт подписания неуполномоченным лицом заявления на рассмотрение данного спора третейским судом. Определением суда в удовлетворении требования отказано. ФАС округа решение отменил, дело направил на новое рассмотрение для проверки компетенции третейского суда и полномочий лица, подписавшего третейское соглашение. При новом рассмотрении в удовлетворении требования отказано. ФАС округа решение оставил без изменения. М. ссылается на то, что ему при выходе из общества не выплачена действительная стоимость его доли со ссылкой на отсутствие активов. При этом судебными актами по другому делу установлен факт регистрации до настоящего времени спорного здания на праве собственности у ООО "С". По мнению М., другой участник ООО "С" произвел отчуждение всего имущества в свою пользу с единственной целью - лишить М. возможности получить причитающуюся действительную стоимость его доли. Суд исходил из отсутствия у него права пересматривать определение и решение третейского суда по существу. Довод о подписании третейского соглашения неуполномоченным лицом был отклонен, поскольку признание судом в рамках иного дела решения собрания участников ООО "С" об избрании директора недействительным не является основанием для признания недействительными всех сделок и действий, совершенных этим директором до вступления в силу решения суда. Однако суды не учли следующее. В соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 233 АПК РФ арбитражный суд отменяет решение третейского суда в случае, если установит, что оно нарушает основополагающие принципы российского права, в том числе направленные на защиту лиц, которые не участвовали в третейском разбирательстве и не давали на него согласие (п. 6 Постановления Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 N 10-П). Мировым соглашением, утвержденным решением третейского суда от 31.03.2006, оформлено соглашение сторон об отступном, в рамках которого по акту приема-передачи ООО "С" передало здание в пользу ООО "Р", единственный участник которого В. является также вторым участником ООО "С". Кроме того, в материалах дела имеется копия решения городского суда от 24.01.2007, которым решение общего собрания участников ООО "С" от 11.11.2005, подписанное В., признано недействительным в части освобождения М. от должности директора с 24.12.2006. Из материалов дела следует, что в третейском разбирательстве интересы ООО "С" представлял М. на основании доверенности, выданной П., который на дату рассмотрения спора директором общества не являлся. Надлежащие представители общества о рассмотрении спора в третейском суде уведомлены не были. Вместе с тем 15.11.2007 арбитражным судом выдан исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда от 31.03.2006, принятого на основании третейской оговорки, подписанной неуполномоченным лицом ООО "С". Согласно п. 2 ч. 3 ст. 239 АПК РФ приведение в исполнение такого решения будет противоречить основополагающим принципам российского права (публичному порядку), направленным в том числе на защиту нарушенных прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность (Постановление Президиума ВАС РФ от 25.09.2008 N 13848/08). Публичный порядок РФ предполагает добросовестность сторон, вступающих в частные отношения, нарушением чего является создание видимости частноправового спора, в том числе с отнесением его на рассмотрение третейским судом для получения формальных оснований отчуждения недвижимого имущества с целью вывода активов общества одним из его участников. Таким образом, вывод активов хозяйственного общества одним из его участников в свою пользу под видом утверждения третейским судом мирового соглашения о передаче имущества в обход норм законодательства о крупных сделках и сделках с заинтересованностью противоречит основополагающим принципам российского права. Президиум ВАС РФ отменил судебные акты по делу и требование удовлетворил.

Постановление от 14 июня 2011 г. N 16970/10

ООО "М" обратилось с иском к учреждению о взыскании долга в части НДС, начисленного на стоимость работ, выполненных на основании госконтракта на выполнение ремонтно-реставрационных работ кровли памятника истории и культуры, а также на основании договоров на выполнение ремонтных работ. Решением суда иск удовлетворен, с учреждения взыскано 22207738 руб. долга. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения. На основании госконтракта и договоров подряда, заключенных с учреждением (заказчик), ООО "М" (подрядчик) выполнило ремонтные работы. В госконтракте и договорах подряда указано, что ООО "М" освобождено от уплаты НДС согласно абз. 3 пп. 2 п. 3 ст. 149 НК РФ, в соответствии с которым не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) на территории РФ реализация (в том числе передача, выполнение, оказание для собственных нужд) товаров (за исключением подакцизных, минерального сырья и полезных ископаемых, а также других товаров по перечню, утверждаемому Правительством РФ по представлению общероссийских общественных организаций инвалидов), работ, услуг (за исключением брокерских и иных посреднических услуг), производимых и реализуемых организациями, уставный капитал которых полностью состоит из вкладов, указанных в абз. 2 этого подпункта, общественных организаций инвалидов, если среднесписочная численность инвалидов среди их работников составляет не менее 50%, а их доля в фонде оплаты труда - не менее 25%. Таким образом, стоимость работ в госконтракте и договорах подряда определена и оплачена учреждением без НДС. Налоговой инспекцией при проверке установлено, что во исполнение госконтракта и договоров подряда ООО "М" выполняло работы не собственными силами, а с привлечением субподрядных организаций. Сочтя, что ООО "М" неправомерно применило льготу, инспекция решением от 30.09.2009 доначислила ему НДС, начислила пени и привлекла к ответственности на основании п. 1 ст. 122 НК РФ. Решением суда от 03.12.2009 ООО "М." признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство, требования инспекции включены в реестр требований кредиторов. В письмах от 25.01.2010 и от 26.01.2010 ООО "М" предложило учреждению доплатить 22207738 руб. НДС и выставило к оплате скорректированные счета-фактуры, в которых стоимость работ увеличена на эту сумму. Учреждение требования не исполнило. В силу п. 1 ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (п. 4 данной статьи). Согласно п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Пунктами 1, 2 ст. 424 ГК РФ определено, что исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. Изменение цены после заключения договора допускается в случаях и на условиях, которые предусмотренных договором, законом либо в установленном законом порядке. Как следует из абз. 1 п. 1 ст. 168 НК РФ, при реализации товаров (работ, услуг), передаче имущественных прав налогоплательщик (налоговый агент, указанный в п. п. 4 и 5 ст. 161 НК РФ) дополнительно к цене (тарифу) реализуемых товаров (работ, услуг), передаваемых имущественных прав обязан предъявить к оплате покупателю этих товаров (работ, услуг), имущественных прав соответствующую сумму налога. Ошибочность исключения ООО "М" из стоимости выполненных работ НДС установлена решением инспекции от 30.09.2009. Суды пришли к выводу, что не предъявленные ООО "М" к оплате учреждению суммы НДС подлежат взысканию с ответчика сверх договорной цены работ. Суды применили положение п. 15 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 N 51 "Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда" о том, что требование подрядчика о взыскании с заказчика НДС подлежит удовлетворению независимо от того, что при формировании цены в договоре НДС не учитывался. Вывод судов о том, что в случае, если согласованная сторонами договорная цена работ не включает НДС, предъявленные истцом к взысканию суммы НДС подлежат взысканию с ответчика на основании прямого указания налогового законодательства, основан на нормах права и соответствует правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 29.09.2010 N 7090/10. Однако суды не учли следующее. Согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. В соответствии с п. 2 данной статьи в случае несоблюдения этих требований суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права. Суды не применили положения данной статьи и не учли правовое значение обстоятельств дела, свидетельствующих о злоупотреблении правом истца. Из заявки ООО "М" на участие в конкурсе на проведение ремонтно-строительных работ, проведенном учреждением в мае 2007 года в порядке, предусмотренном ФЗ от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", следует, что истец заявил об освобождении от уплаты НДС, основанном на применении налоговой льготы. Однако операции по реализации товаров (работ, услуг) организациями, указанными в абз. 3 пп. 2 п. 3 ст. 149 НК РФ, освобождаются от НДС только в отношении товаров собственного производства и выполнения работ (оказания услуг) собственными силами. Реализация приобретенных товаров (работ, услуг) от НДС не освобождается. Правовая позиция по этому вопросу изложена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 27.08.2002 N 11351/01. При выполнении работ по госконтракту и договорам подряда ООО "М" привлекало к выполнен ию работ субподрядные организации, следовательно, в заявке на участие в конкурсе наличие права на налоговую льготу оно заявило неправомерно. Необходимость уплаты НДС в данном случае обусловлена действиями, совершенными ООО "М" после заключения госконтракта и договоров подряда (привлечение субподрядных организаций) и направленными на увеличение стоимости работ. Это свидетельствует об использовании гражданских прав ООО "М" в целях ограничения конкуренции или злоупотреблении им правом в иной форме. Как следует из протокола оценки и сопоставления заявок на участие в открытом конкурсе от 29.05.2007, при включении ООО "М." НДС в цену работ победителем конкурса был бы признан участник конкурса, заявка которого заняла 2-ое место - разница цены контрактов составила 4327394 руб. В данном случае нет доказательств того, что учреждение знало или могло знать о намерениях ООО "М" совершить действия, влекущие неправомерность использования им налоговой льготы. Заключая госконтракт и договоры подряда с ООО "М", оно обоснованно ожидало и рассчитывало на добросовестное исполнение ООО "М" своих обязательств и не могло предвидеть, что его дальнейшими действиями будет обусловлено лишение его налоговой льготы и, как следствие, увеличение стоимости выполненных им работ. При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о злоупотреблении продавцом товаров (работ, услуг) правом при вступлении в договорные отношения с покупателем, при установленной добросовестности покупателя, добросовестно заблуждавшегося о наличии у продавца налоговых льгот, продавец должен самостоятельно нести бремя по уплате налоговых платежей. Неправомерно возложение на добросовестного покупателя обязанности по уплате НДС, не предъявленного к оплате продавцом, использующим гражданские права в целях ограничения конкуренции, получения преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности и злоупотребляющим правом в иных формах. Примененные судами положения информационного письма N 51 не касаются ситуации, при которой продавец товаров (работ, услуг), злоупотребляя правом, заявляет о своем праве на налоговую льготу при вступлении в договорные отношения с добросовестным покупателем. Это обстоятельство имеет существенное значение, принимая во внимание особенности отношений, связанных с размещением заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд. Частью 4 ст. 28 Закона N 94-ФЗ установлено, что для определения лучших условий исполнения контракта, предложенных в заявках на участие в конкурсе, конкурсная комиссия должна оценивать и сопоставлять такие заявки по цене контракта и иным критериям, указанным в конкурсной документации. Победителем признается участник, который предложил лучшие условия исполнения контракта и заявке на участие в конкурсе которого присвоен первый номер (ч. 9 ст. 28). Следовательно, увеличение цены контракта на суммы налоговых платежей существенно влияет на выбор победителя конкурса. Суды не учли, что недобросовестный продавец товаров (работ, услуг), участвующий в конкурсе, имеет возможность уменьшить цену контракта на налоговые платежи, а впоследствии, выиграв конкурс, предъявить их к оплате добросовестному покупателю, что нарушает имущественные права участников гражданского оборота. Президиум ВАС РФ отменил все судебные акты по делу и в иске отказал.

Постановление от 14 июня 2011 г. N 140/10

ООО "Н" обратилось с заявлением о признании незаконным и отмене постановления управления Росфиннадзора о привлечении к ответственности по ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ. Решением суда требование удовлетворено. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения. ООО "Н" 18.03.2008 на основании контракта от 13.02.2008, заключенного с иностранной компанией, оформило в уполномоченном банке паспорт сделки и получило товар по нескольким ГТД, в том числе и по спорной ГТД. После ввоза товаров на территорию РФ по этим ГТД ООО "Н" подало в банк одну общую справку о подтверждающих документах, в которую включило сведения об этих декларациях. Установив, что в отношении товара, ввезенного на территорию РФ по спорной декларации, ООО "Н" представило в банк справку о подтверждающих документах с нарушением установленного срока, управление 16.06.2009 составило протокол и 23.07.2009 вынесло постановление о привлечении к ответственности. Одновременно управлением вынесен еще ряд постановлений о привлечении ООО "Н" к ответственности по ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ за несоблюдение сроков представления справок с подтверждающими документами по каждому из фактов ввоза товаров на территорию РФ по другим ГТД. Суды указали на право резидентов представлять в качестве формы учета одну справку с подтверждающими документами по нескольким фактам поставки товара и в связи с привлечением ООО "Н" к ответственности за несвоевременное представление такой справки в отношении ввоза товаров по другим декларациям сочли, что привлечение за несвоевременное представление этой справки является повторным. Часть 6 ст. 15.25 КоАП РФ предусматривает ответственность за несоблюдение установленных порядка или сроков представления форм учета и отчетности по валютным операциям. В соответствии с ч. 4 ст. 5 ФЗ от 10.12.2003 N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" единые формы учета и отчетности по валютным операциям, порядок и сроки их представления определяются ЦБ РФ. Указанием ЦБ РФ от 10.12.2007 N 1950-У справка о подтверждающих документах отнесена к формам учета по валютным операциям для резидентов (за исключением кредитных организаций и валютных бирж). Согласно п. 2.2 Положения ЦБ РФ N 258-П "О порядке представления резидентами уполномоченным банкам подтверждающих документов и информации, связанных с проведением валютных операций с нерезидентами по внешнеторговым сделкам, и осуществления уполномоченными банками контроля за проведением валютных операций" подтверждающие документы представляются резидентом в уполномоченный банк одновременно с двумя экземплярами справки о подтверждающих документах. Из формы справки о подтверждающих документах, требований к ее составлению, предусмотренных приложением 1 к Положению, а также из п. 2.4 Положения следует, что в данной справке могут быть отражены документы, подтверждающие ввоз товаров на территорию РФ или их вывоз с территории РФ, и ГТД, относящиеся к разным поставкам, но касающиеся одного паспорта сделки. Следовательно, резидент во исполнение обязанности по представлению справки о подтверждающих документах вправе подать одну справку с подтверждающими документами по нескольким поставкам товара, осуществляемым в рамках одного контракта. Вместе с тем согласно п. 2.4 Положения резидент представляет в уполномоченный банк документы, указанные в п. 2.2, в срок, не превышающий 15 календарных дней, исчисляемых со дня, следующего за датой выпуска (условного выпуска) таможенными органами ввозимых на таможенную территорию РФ или вывозимых товаров, определяемой по отметкам таможенного органа о выпуске (условном выпуске) товаров в таможенной декларации, которые в соответствии с нормативными правовыми актами в области таможенного дела подлежат декларированию таможенным органам путем подачи таможенной декларации. В связи с этим представление одной справки по нескольким поставкам товара, осуществляемым в рамках одного контракта, не может рассматриваться как основание, исключающее применение этих сроков для ее подачи по каждой таможенной декларации. Исходя из абз. 1 п. 2.4 Положения обязанность по представлению справки о подтверждающих документах возникает по каждому факту ввоза или вывоза товаров. Отчетный период с общей датой представления справки в отношении товаров, выпускаемых таможенными органами в этом периоде, данным абзацем в отличие от абз. 3 п. 2.4 Положения, подлежащего применению, в частности, при оказании услуг, не предусматривается. Поэтому неисполнение в установленный срок обязанности по представлению справки о подтверждающих документах по каждому факту ввоза или вывоза товаров образует самостоятельные правонарушения с разными моментами совершения, а следовательно, с разными моментами истечения срока давности для привлечения к административной ответственности. В данном случае товар выпущен таможенными органами 29.12.2008 (спорная ГТД). Предельный срок для представления справки - 13.01.2009, правонарушение совершено 14.01.2009, срок давности привлечения к ответственности истек 14.01.2010. По другой декларации, за несвоевременное представление справки по которой ООО "Н" ранее привлечено к ответственности постановлением управления, признанным законным в судебном порядке, дата выпуска товара - 30.12.2008. Предельный срок для представления справки - 14.01.2009, правонарушение совершено 15.01.2009, срок давности истек 15.01.2010. Таким образом, ООО "Н" имело возможность представить одну справку с подтверждающими документами по ввезенным по одному и тому же контракту товарам, выпущенным таможенным органом 29.12.2008 и 30.12.2008, до 14.01.2009. Представив ее 19.01.2009, оно допустило два нарушения срока, каждое из которых является основанием для привлечения его к ответственности. Президиум ВАС РФ отменил все судебные акты по делу и в удовлетворении требования отказал.

------------------------------------------------------------------

Название документа