О состоянии дел по пресечению контрабанды товаров, перемещаемых в зоне деятельности Покровской таможенной заставы, в 1907 г

(Луконин Д. С.) («Государственная власть и местное самоуправление», 2011, N 12) Текст документа

О СОСТОЯНИИ ДЕЛ ПО ПРЕСЕЧЕНИЮ КОНТРАБАНДЫ ТОВАРОВ, ПЕРЕМЕЩАЕМЫХ В ЗОНЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОКРОВСКОЙ ТАМОЖЕННОЙ ЗАСТАВЫ, В 1907 Г. <*>

Д. С. ЛУКОНИН

——————————— <*> Lukonin D. S. On the status of suppression of smuggling of goods transferred within the of activity of Pokrovskij Customs Point in 1907.

Луконин Д. С., доцент кафедры АПиТД юридического факультета ЗабГУ.

В статье рассматривается состояние дел по борьбе с контрабандой в Забайкальском крае в начале XX в. На основании архивных документов изучены способы контрабандного перемещения товаров в зоне деятельности Покровской таможенной заставы. Автор анализирует донесения таможенных чиновников, их видение сложившейся обстановки на таможенной границе с Китаем, причины, способствующие контрабандному ввозу товаров. Также автором изучено положение таможенных органов Забайкальского края, сложившееся в тот исторический период. В статье нашли отражение проблемные вопросы в деятельности таможенных органов, и в частности Покровской таможенной заставы в 1906 — 1907 гг. Главными причинами возникающих проблем при организации надлежащего таможенного надзора являлись малочисленность таможенных органов вдоль протяженной таможенной границы с Китаем, маленький штат работников, недостаточная оснащенность, а также негативное отношение местного населения к деятельности органов таможенного надзора.

Ключевые слова: таможенный надзор, Покровская таможенная застава, контрабанда, досмотрщик.

The article considers the status of struggle against smuggling in Zabajkal’skij Region in the beginning of the XX century. On the basis of achieve documents the author studies the means of smuggled transfer of goods in the zone of activity of Pokrovskij Customs Point. The author analyses the information of customs officials, their understanding of the situation at the customs border with China, reasons promoting smuggled import of goods. The author also studies the status of customs agencies of the Zabajkal’skij Region in this historical period. The article deals with controversial issues in activity of customs agencies and in particular Pokrovskij Customs Point in 1906 — 1907. The main reasons for arising problems in organization of due customs supervision were paucity of customs agencies along the customs border with China, small number of workers, insufficient equipment and also negative attitude of local population towards the agencies of customs supervision.

Key words: customs supervision, Pokrovskij Customs Point, smuggling, inspector.

Таможенная политика России на Дальнем Востоке, подчас сложная и противоречивая, являлась частью общей правительственной политики по освоению новых территорий. Существенное влияние на ее формирование оказал геополитический фактор. Во второй половине XIX в. Китай стал объектом экспансии крупнейших держав. Частью развернувшегося противоборства была борьба за «сферы влияния» в Китае. Объектом российских «особых интересов» стала Маньчжурия, по территории которой пролегла строящаяся Китайско-Восточная железная дорога, призванная соединить Сибирь с российским Дальним Востоком. Известно, что основным итогом Русско-японской войны, непосредственно отразившимся на содержании российской таможенной политики, были, безусловно, экономические потери в Маньчжурии. Передача Японии прав на аренду Ляодунского полуострова и переход под ее контроль всей южной ветви КВЖД с портом Дальний не только в корне изменяли соотношение сил на Дальнем Востоке, но самым непосредственным образом отразились на судьбе русских предприятий в Маньчжурии, которая в 1907 г. была наконец открыта для иностранной торговли. К этому времени Россия, утратив южные ветви дороги, потеряла свои экономические преимущества в северо-восточных провинциях Китая. О состоянии торговых отношений на приграничных территориях в этот период можно судить по донесениям таможенных чиновников. Так, управляющий Покровской таможенной заставой в документе N 64 от 25 января 1908 г. на имя управляющего Сретенской таможни пишет следующее: «…из сопоставления данных о ввезенных товарах за 1907 г. с предшествующими двумя годами заметно увеличение в количественном отношении. Данное явление можно объяснить заселением китайским населением правого берега Амура и Аргуни и восстановлением разрушенных в 1900 г. поселений. Вывоз же российских товаров в Китай с каждым годом понижается, как в количестве, так и в их ценности, по причине, что еще не осевшее твердо бедное китайское население является потребителем товаров собственного производства. Русский же рабочий и промышленник при изменившихся после Русско-японской войны условиях пользования природными ресурсами Маньчжурии покинул золотые прииски и лесные угодья в ней. С установлением в предстоящую навигацию почтово-пароходного сообщения от Покровки до ст. «Мутной» КВЖД и оборудованием водного надзора по р. Аргуни можно предположить, что товарообмен увеличится. Уменьшение грузового движения в нижней части Амура по Шилке на Сретенск почти в 3 раза против 1906 г. (в 1906 г. — 1 511 519 пудов, в 1907 г. — 598 817 пудов) можно объяснить усиливающейся с окончанием демобилизации войск провозоспособностью китайской и сибирской железных дорог, отчасти остатками запасов от 1906 года и притоком товаров из европейской части России» <1>. Как видно из текста данного документа, оживление торговли после Русско-японской войны налицо, как и то, что железная дорога в развитии торговых отношений играет все большую роль. ——————————— <1> Государственный архив Забайкальского края. Ф. 42. Оп. 1. Д. 40. Л. 31.

Одним из основных направлений деятельности таможенных органов, созданных в Забайкалье в конце XIX — начале XX в., помимо сбора таможенных пошлин, была борьба с контрабандой; так, в документе от 30 июля 1903 г. Департаментом таможенных сборов определяются следующие полномочия Покровской таможенной заставы: — следить за неводворением контрабанды на судах, идущих с Амура в Покровку и из Аргуни в Амур и Шилку; — требовать остановки всех проходящих по названным рекам судов, плотов, барж и лодок с целью проверки документов и проведения осмотра для идентификации товаров; — в случаях выявления товаров, не указанных в сопроводительных документах, задерживать товары и их хозяев до выяснения; — все товары, показанные в грузовых документах, выпускать с пристани в Покровку, только если они окажутся русского происхождения, или беспошлинными, или уже оплаченными пошлиною. Товары, подлежащие пошлине, на которых не будет таможенных знаков, облагать пошлиной; — все товары, не оплаченные пошлиной, принимать в ведение заставы по грузовым документам, имеющимся на судах. Учет товаров производить в пакгаузных и литерных книгах; — записывать все проходящие через Покровку суда в журнал корабельного смотрителя. Поступившие пошлины и другие сборы в полной сумме пересылать на счет канцелярских средств, в Сретенскую таможню; — по задержанным контрабандным товарам составлять описи, производить оценку. Вместе с протоколом задержания и другими документами передавать их в Сретенскую таможню для возбуждения против виновных следствия. Конфискованные товары должны были оставаться в пакгаузе заставы, впредь до особого распоряжения. Как видно из документа, пресечению ввоза контрабандных товаров уделено особое внимание. Сложности в борьбе с ввозом контрабандных товаров заключались как в малочисленности собственно таможенных учреждений, так и отсутствии достаточного численного состава. В документе N 49 от 20 января 1906 г. управляющий Покровской таможенной заставой в отчете о деятельности в 1905 г. поднимает вопрос об увеличении штатной численности заставы на 25 досмотрщиков с целью сопровождения грузовых судов. Данное предложение основывалось на следующих умозаключениях: «…поверхностный осмотр судов и грузов кроме выполнения одной лишь формальности не редко затягивается, при скоплении судов, необходимое в соответствии с условиями их быстрое передвижение невозможно в целях пресечения перемещения контрабанды. Одним из более эффективных способов может послужить конвоирование досмотрщиками всех грузовых пароходов от одного таможенного пункта до другого, при обязательном опломбировании трюмов с выдачей конвоиру под строгим контролем ограниченного числа пломб на случай отгрузки и погрузки товаров в местах, не относящихся к таможенным учреждениям» <2>. ——————————— <2> ГАЗК. Ф. 42. Оп. 1. Д. 24. Л. 3.

Однако, как следует из последующих документов, вопросы увеличения штатной численности практически не решались, хотя участок, обслуживаемый заставой, составлял свыше 800 верст. Так, в отчете о деятельности заставы за 1907 г. приведен следующий анализ состояния дел по постановке таможенного надзора в Покровке за неводворением контрабанды. При этом, исходя из отчета, можно сделать вывод, что сложности с обеспечением кадрами остались: «…в настоящее время досмотрщиками обслуживаются следующие посты: по Заставе — один, досмотрщиком с 6 утра до 6 вчера, для уборки помещений, топки печей и рассыльным; при кассе — один, старший досмотрщик с 6 вечера до 6 утра, он же проверяет посты и участвует в досмотре проходящего транспорта. Заменяет его во время отсутствия досмотрщик с поста N 1. По берегу Амура — днем два досмотрщика с 6 утра до 6 вечера; ночью два с 6 вечера до 12 ночи (наблюдать на дорогах с реки Шилки и с нижней части Амура в противоположных сторонах Покровки). А один с 12 ночи до 6 утра. На Усть-Стрелочном таможенном посте остаются только 2 досмотрщика, сменяющие друг друга через каждые 6 часов. Таким образом, на долю каждого досмотрщика приходится в сутки 12 часов дежурства, а иногда и больше, и 12 часов отдыха. Такую службу при лютых морозах нельзя назвать легкой. Из этого распределения самых необходимых постов видно, что на охране открытого для причала и проезда Покровского берега Амура находится 2 досмотрщика с 6 утра и до 12 часов ночи, а с 12 до 6 утра только один. А это слишком недостаточно на 20 верст пространства от утеса Маймачинского на Шилке до утеса Манголейского на Амуре. Между ними проходят по равнине от берега до подножья горы несколько дорог через Покровку, как можно наглядно убедиться из прилагаемых карт. Ввиду недостатка чинов таможенного надзора по Амуру и Аргуни, прибрежные пункты Амурской и Забайкальской областей наполнены контрабандой» <3>. Из приведенного документа можно сделать вывод, что эффективность пресечения контрабандного ввоза/вывоза товаров физически невозможно было обеспечить из-за протяженности подведомственной территории, а также отсутствия необходимой численности чинов таможенной стражи. ——————————— <3> ГАЗК. Ф. 42. Оп. 1, 40. Л. 32 — 33.

Как показывает анализ документов, таможенные чиновники имели довольно точную информацию о путях и способах контрабандного перемещения товаров, а также владели оперативной обстановкой в регионе деятельности заставы. Интересен тот факт, что в зависимости от времени года способы водворения контрабанды менялись. Однако, в который уже раз, приходится констатировать, что малочисленность таможенных учреждений негативно влияла на эффективность борьбы с контрабандой. Так, в отчете управляющего Покровской таможенной заставой за 1907 г. рассмотрены два вида возможного движения контрабандных товаров, характерных для региона, деятельности в летний и зимний период. Летом, в период навигации, из-за отсутствия таможенных постов по реке Амур на протяжении 800 верст от Покровки до Благовещенска, складывалась следующая ситуация: «Появление на китайской стороне нескольких складов спирта и напитков — Сихалань, Фа-бира, Хур-хи, Мо-хэ и др. привело к тому, что русские пароходы и лодки беспрепятственно снабжают контрабандой такие крупные на побережье станицы Амурской области, как Кумара, Черняево, Джалинда, Воскресенка и др., курсируя между русским и китайским берегами» <4>. ——————————— <4> ГАЗК. Ф. 42. Оп. 1, 40. Л. 33.

Что касается перевозки товаров вверх по Амуру, Шилке и Аргуни, то здесь, согласно документам, прослеживаются те же самые проблемы, которые не решаются на протяжении нескольких лет: «…когда приходит пароход в Покровку, шкипер заявляет, что он прибыл из Благовещенска и никаких подакцизных или запрещенных к ввозу товаров не имеет. При осмотре судна чины заставы убеждаются в том, что в загруженных до люков трюмах находятся сверху русские или китайские беспошлинные товары, тогда как на дне трюма может быть контрабанда. Но без явных доказательств застава не вправе прибегать к задержкам судна и выгрузке товара, если таковые адресованы в Сретенск. Далее, от Покровки до Сретенска по Шилке нет ни одного таможенного поста, и поэтому скрытые от таможни товары шкипер свободно выгружает в Соболиной, где имеются богатые золотые прииски английской компании в людно-населенной Горбице, насчитывающей около сотни приисков в окружности. Изъятие у шкипера грузовых документов не достигнет желаемой цели, так как он предъявит документы только на те грузы — при невозможности проверки их без выгрузки, которые действительно следуют в Сретенск. Одним из наиболее верных способов пресечения перемещения контрабанды таким путем, мне кажется, может служить пломбирование всех товарных помещений на судне и обязательное их конвоирование досмотрщиком. Тогда товары, не заявленные к досмотру и оплате акцизом или пошлиной в Покровке и выгружаемые в пунктах до Сретенска, будут считаться контрабандными и задерживаться конвоиром. Одно пломбирование трюмов без конвоира будет считаться бесполезным, так как шкипер всегда найдет уважительные причины к снятию пломб, как: осмотр трюмов в случае аварии, необходимость перегрузки товаров и т. п. На судах с неполным грузом, представляющих некоторые удобства для осмотра в трюмах и приведения в известность всего товара, нельзя не допустить возможности выгрузки контрабанды около утеса Манголейского на Амуре, не доходя 12 верст до Покровки. Там суда иногда останавливаются для пополнения запаса дров, а оттуда легко провести на лошади и ночью китайским берегом на лодке в Покровку или до утеса Маймачинского на Шилке и там снова погрузить» <5>. Как видно из текста документа, вопрос о конвоировании грузовых судов, поднимавшийся год назад, так и не был решен, хотя, исходя из характера и способов перемещения контрабандных товаров, это могло бы обеспечить более эффективный контроль. ——————————— <5> ГАЗК. Ф. 42. Оп. 1, 40. Л. 34.

Далее в документе рассмотрены способы возможного перемещения контрабандных товаров в зимнее время: «…крупная контрабанда может проходить от Ингиличей (в 20 верстах от Покровки) с берегом Амура по телеграфной просеке, проложенной в горах за Покровкой, опускающейся на перекат Даптуган на Шилку (тоже в 20 верстах от Покровки). Летом передвижение по этой просеке возможно, но не без препятствий и только вьючно. По р. Аргунь от Ново-Цурухайтуя до Усть-Стрелки также нет таможенных постов. Между тем контрабанда, как известно от китайцев, направляется из Хайлара через Маньчжурию по ровной дороге от ст. Олочи, выше Цурухайтуя верст на 250. Хотя с половины 1907 г. и установлено от Цурухайтуя до Стрелки 4 поста акцизного контроля, но сомнительно, что их деятельность на пространстве 800 верст берега Аргуни могла дать существенные результаты. Китайцы, прикрываясь свидетельствами Хайларского дзян-дзюна на перемещения спирта и др., напитков по пограничной реке на китайские золотые прииски, большую часть ввозят там, где нет акцизного контроля» <6>. ——————————— <6> ГАЗК. Ф. 42. Оп. 1, 40. Л. 34 — 35.

Далее управляющий Покровской таможенной заставой, исходя из анализа складывающейся обстановки, предлагает руководству Сретенской таможни для обеспечения надлежащего надзора следующее: «…такие неблагоприятные в настоящее время условия надзора, в смысле недостаточности таможенных чинов, приводят к заключению о необходимости — при закрытии порто-франко и отсутствии пограничной стражи, увеличения штата досмотрщиков заставы по следующему расчету: 1. Для охраны побережья от утеса Маймачинского до утеса Манголейского протяженностью 20 верст следует расставить посты досмотрщиков по крайней мере по 2 версты один от другого, для чего потребуется 10 досмотрщиков, а на 2 смены — 20. Сейчас на берегу находится 2 досмотрщика, следовательно, увеличение выразится в цифре 10 — 2 = 8; 8 x 2 = 16 человек. 2. Для разведок, секретов и постовой службы исключительно на Усть-Стрелочном посту следует добавить 2 досмотрщика, а на две смены — четыре. Итого для наружной службы необходимо добавить 20 человек, кроме положенных по штату 10. Считая каждому по 33 р. в месяц или по 396 р. в год (низкий оклад), потребуется 7920 р. Но если заменить таких досмотрщиков конными, то эти последние могли бы занимать дистанцию на 5 верст один от другого и вместе 10 таких нужно только 4 объездчика, и на две смены — 8, и на Стрелке — 2, всего 10 объездчиков. Считая им тоже жалование и на содержание коней — 180 р., в год — 1800 р., получилось всего 5760 р., т. е. 1160 р. меньше в год. Затем, для конвоирования судов, наблюдения за выгрузкой и погрузкой товаров, дежурных при пакгаузах нужно по самым скромным подсчетам 10 досмотрщиков, содержание которых обойдется 396 р. x 10 = 3960 р. в год. В зимнее время конные объездчики, заменяемые на берегу пешими, посылались бы на разведки по Амуру, Аргуни, Шилке в указанные выше пункты движения контрабанды. Итак, для безукоризненной постановки таможенного надзора в Покровке потребуется кроме положенных по штату 10 досмотрщиков, еще 10 пеших и 10 конных и содержание которых обойдется для казны в 9720 р. в год» <7>. ——————————— <7> ГАЗК. Ф. 42. Оп. 1, 40. Л. 35 — 37.

Еще один интересный факт — это отношения, складывавшиеся с местным русским населением, а также китайскими торговцами, отраженные во многих документах. Так, в том же отчете о деятельности в 1907 г. управляющий Покровской таможенной заставой пишет: «…в заключение считаю долгом отметить наблюдаемое в последнее время печальное явление — неприязненное настроение китайского населения и игнорирование ими требований таможни при пропуске товаров через Усть-Стрелочный таможенный пост. Теперь китайцы стали неузнаваемы. Недавно еще почтительное и даже производившее неприятное впечатление рабски покорное обращение их с русскими сменилось заносчивостью и дерзкими выходками к нам. Причины такой перемены надо искать, вероятно, в падении русского престижа после неудачной для нас Русско-японской войны и скрытой до поры озлобленности за горький для них 1900 г. Стараясь установить добрые соседские отношения, мне не раз приходилось по этому поводу лично объясняться с китайскими найонами. Вместе с тем досмотрщикам внушалось проявлять в таких случаях твердую волю и настойчивость в своих законных требованиях, отнюдь не допуская грубого обращения и тем более насилия. Поведение китайцев до некоторой степени еще понятно. Но враждебное настроение своих же русских казаков является аномалией и требует особого внимания. С появлением в 1903 г. в Покровке таможни положение чинов на первых порах было крайне неблагоприятно: казаки грозились сжечь заставу, перестрелять всех, так или иначе выжить «ненужных им опекунов», о чем было своевременно донесено Сретенской таможне. Я надеюсь, что разыгравшиеся страсти казаков, взбудораженные местными недобросовестными торговцами, не преминувшими воспользоваться случаем и поднять цены на все товары, объясняя невежественному населению свои алчные инстинкты уплатой таможенных пошлин, с течением времени улягутся и взаимные отношения примут обычный характер. Но вот проходит 5 лет, а казаки не могут примириться с существованием в Покровке таможни и не желают признавать законных требований, проявляя резкие выходки. Так, например, в ноябре прошлого года досмотрщик Белянинов, будучи дежурным по набережной, остановил для осмотра направляющуюся снизу Амура до Покровки подводу с сеном. Нужно заметить, что в сене легче всего провозить спирт. Ехавший на ней казак, недовольный таким нарушением «свободы передвижения и неприкосновенности личности», набросился на досмотрщика и стал грозить ему топором. При попытке задержать его он ударил по лошадям и скрылся от пешего досмотрщика. Разумеется, при местных полицейских порядках личность этого казака так и не удалось установить. Через несколько дней местные казаки при встрече с досмотрщиком Емельяновым заявили ему, что на будущее время они «без берданки ездить не будут». По поводу данного инцидента я обращаюсь к местному атаману с просьбой ознакомить еще раз местное население на ближайшем общественном сходе с требованиями Таможенного устава и разъяснить им, что казаки как военное сословие, служащие одному и тому же Государю, не только не должны противиться законным требованиям чинов, правительственного учреждения, а наоборот, оказывать содействие. Но результаты получились как раз обратные: сход накинулся на атамана с упреками в прислуживании ненавистной для них таможне и пренебрежении казачьими интересами. Ввиду такого положения чинов заставы, осмеливаюсь просить Ваше Высокородие довести об этом до сведения Военного Губернатора Амурской области для принятия с его стороны соответствующих распоряжений» <8>. ——————————— <8> ГАЗК. Ф. 42. Оп. 1, 40. Л. 38 — 41.

Как видим из отчета, борьба таможенных органов с контрабандой осложнялась отрицательным отношением местного населения к деятельности таможенных органов на протяжении многих лет. Надо сказать, что такие тенденции сохранялись до установления монополии внешней торговли в советское время, т. е. примерно до 1928 г. Исторический опыт показывает, что становление таможенных органов в Забайкалье носило трудный, подчас драматический характер. Условия торговли, сложившиеся на протяжении десятков лет, привычка местного населения к отсутствию таможенного контроля либо его незначительности в силу объективных причин, негативно влияли на становление таможенного надзора в Забайкалье. Однако благодаря усилиям таможенных чинов того времени таможенная служба заняла свое достойное место среди государственных органов, обеспечивающих экономическую безопасность России.

——————————————————————

Название документа