Правовые условия формирования благоприятного инвестиционного климата и информационной среды в Российской Федерации

(Доронина Н. Г., Семилютина Н. Г.) («Журнал российского права», 2012, N 10) Текст документа

ПРАВОВЫЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ БЛАГОПРИЯТНОГО ИНВЕСТИЦИОННОГО КЛИМАТА И ИНФОРМАЦИОННОЙ СРЕДЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Н. Г. ДОРОНИНА, Н. Г. СЕМИЛЮТИНА

Доронина Наталия Георгиевна, заместитель директора ИЗиСП, доктор юридических наук.

Семилютина Наталья Геннадьевна, заведующая отделом гражданского законодательства зарубежных государств ИЗиСП, доктор юридических наук.

Вступление России в ВТО требует пересмотра сложившегося правового регулирования, в частности Закона об иностранных инвестициях. Права иностранных инвесторов с большим успехом могут быть защищены в рамках Вашингтонской конвенции путем обращения к Международному центру по урегулированию инвестиционных споров. России следует ратифицировать эту Конвенцию. Также необходимо совершенствование Закона о рынке ценных бумаг и иных законодательных актов, регулирующих порядок осуществления операций на финансовых рынках. Помимо названных вопросов в статье анализируются положения зарубежного законодательства о противодействии коррупции, формулируются предложения по совершенствованию отечественного законодательства, направленные на формирование прозрачных условий для осуществления предпринимательской деятельности.

Ключевые слова: инвестиции, инвестиционный климат, Закон об иностранных инвестициях, Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, ценные бумаги, финансовые инструменты, коррупция.

Legal conditions of formation of a favorable climate and information environment in the Russian Federation N. G. Doronina, N. G. Semilyutina

The WTO membership makes necessary some changes in the existing laws and regulations. The provisions of the Law on Foreign Investments do not correspond to the modern requirements and only create unnecessary collisions. The rights of foreign investors can be protected effectively within the Washington Convention by means of turning to the ICSID mechanism. To this effect the Washington Convention should be ratified. The provisions of the Securities Law require modernization as well as the provisions of some other laws regulation financial operations. Key problem for the investment climate in Russia remains the problem of corruption. The article analyses foreign anticorruption legislation and formulates suggestions for the improvement of the legislation aimed at increasing of the transparency of the business activities in Russia.

Key words: investments, investment climate, the Law on Foreign Investments, ICSID, securities, financial instruments, corruption.

Категория «инвестиционный климат» складывается из многих факторов. Фактор комфортной правовой среды относится к числу самых значимых и нередко становится решающим для инвестора. Правовая среда для инвестора означает не только наличие специального закона, она включает различные правовые источники, практику правоприменительной деятельности, а также доступность и понятность судебного механизма защиты нарушенных прав. Если принимать во внимание перечисленные направления, то инвестиционный климат можно будет охарактеризовать как «арктический в период ночи». Прежде всего требуют переоценки (пересмотра) специальные законы, непосредственно регулирующие деятельность инвесторов. Совершенствование законодательной базы правового регулирования инвестиций. Основу правового регулирования инвестиций составляют Федеральный закон от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (далее — Закон об иностранных инвестициях) и Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений». Закон об иностранных инвестициях, сыграв положительную роль в осуществлении экономических реформ, подлежит отмене по следующим причинам. Закон об иностранных инвестициях с момента своего принятия практически не менялся. Любой инвестор понимает, что Закон не работает, и, вкладывая капитал в экономику России, надеется исключительно на международный механизм защиты инвестиций, а не на государственные гарантии, установленные законодателем. После вступления России в ВТО Закон об иностранных инвестициях как таковой теряет смысл. Напомним, что цель соглашений ВТО — распространение национального режима на всех участников хозяйственной деятельности вне зависимости от их национальной принадлежности. Примером отсутствия юридического смысла в отдельных положениях Закона об иностранных инвестициях может служить так называемая дедушкина оговорка или гарантия от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями законодательства РФ (ст. 9). Вряд ли кто-то сможет привести пример применения судом данной нормы и принятия решения о применении в отношении инвестора «бывшего хорошего» Закона вместо «нового плохого». После вступления в ВТО такие действия государства будут оспорены уже в ином порядке и с иными последствиями. Другой пример — норма о гарантиях использования на территории Российской Федерации и перевода за пределы России доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм (ст. 11 Закона об иностранных инвестициях). Эти положения, равно как гарантия правовой защиты деятельности иностранных инвесторов на территории Российской Федерации (ст. 5 Закона об иностранных инвестициях) или гарантия права иностранного инвестора на приобретение ценных бумаг (ст. 13 Закона об иностранных инвестициях), не вносят ничего особенного в правовой режим деятельности иностранного инвестора. Закон об иностранных инвестициях не лишен внутренних противоречий. Так, согласно его ст. 10 спор иностранного инвестора, возникший в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации, разрешается в соответствии с международными договорами Российской Федерации и федеральными законами в суде или арбитражном суде либо в международном арбитраже (третейском суде). В то же время Закон умалчивает об инвестиционных спорах, которых слишком много в практике осуществления иностранных инвестиций. Инвестиционные споры в соответствии с международными договорами, заключенными Российской Федерацией, являются предметом рассмотрения Международного центра по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС). Требует обновления и Федеральный закон «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений». Помимо Закона об иностранных инвестициях, на территории России действует также Закон РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР». При этом Закон 1991 г. применяется в части, не противоречащей Закону 1999 г. Существование двух законов об инвестиционной деятельности является отражением понимания инвестиций в первую очередь как источника финансирования капитального строительства. В то же время на сегодняшний день сформировались все условия, чтобы в результате инвестиционной деятельности строительных компаний на организованном рынке финансовых услуг обеспечивать осуществление капитальных вложений при создании и реконструкции промышленных предприятий, а также при строительстве жилых помещений. Принятие Закона об инвестиционной деятельности в 1991 г. отражало существование двойного стандарта в регулировании отечественных и иностранных инвестиций. Следует признать, что наличие двух режимов деятельности для иностранных и отечественных инвесторов привело к появлению недействующих, бесполезных правовых норм, загромождающих правовой массив, но тем не менее способных внезапно оказаться применимыми, привнося этим элемент непредсказуемости, что, безусловно, не является фактором, улучшающим инвестиционный климат. Укрепление института защиты прав инвестора в российском законодательстве. Ключевую роль в улучшении инвестиционного климата может сыграть институт защиты прав инвестора, что обеспечивается как путем развития организованного рынка инвестиций, так и участием России в существующих международно-правовых механизмах защиты инвестиций. Для усиления защиты прав инвестора на российском рынке следует обратить внимание на необходимость модернизации и систематизации законодательства о рынке ценных бумаг. Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (далее — Закон о рынке ценных бумаг) в свое время сыграл положительную роль в формировании рынка финансовых услуг, заложив основу государственного регулирования в данной области. Множество поправок, внесенных в данный Закон, позволяли до известного предела сохранять его актуальность и действенность. Одно из последних изменений, внесенных в 2008 г., было связано с введением категории «финансовый инструмент», что позволило расширить предмет регулирования Закона о рынке ценных бумаг и вывести его за пределы задуманной сферы применения, правда, породив некоторую неопределенность с механизмом последующего применения его положений <1>. Так, категория «финансовый инструмент» включает инструменты, базовым активом которых являются товарные активы, ранее находившиеся в области регулирования Закона РФ от 20 февраля 1992 г. N 2383-1 «О товарных биржах и биржевой торговле». При этом названный Закон регулирует деятельность и профессиональных участников товарных рынков, предусматривая перечень требований и порядок лицензирования деятельности участников торгов на товарных биржах. Закон о рынке ценных бумаг регламентирует лицензирование и порядок деятельности профессиональных участников рынка ценных бумаг. В результате включения в Закон о рынке ценных бумаг категории «финансовый инструмент» возникла коллизия, связанная с продлением (выдачей) лицензий участникам товарных рынков, потребовавшая разъяснения регулирующего органа, что с точки зрения юридической техники не вполне корректно. Данный подход не улучшает инвестиционный климат, поскольку лишает Закон ясности и определенности с точки зрения механизма его применения. ——————————— <1> См.: Семилютина Н. Г. Биржевые сделки в современном гражданском праве // Журнал российского права. 2011. N 6. С. 5 — 16.

Требуют актуализации и модернизации Законы о коллективных формах инвестирования как основных правовых формах рыночных отношений, законы, связанные с проектным финансированием, и т. п. Этим правовым формам уделяют особое внимание и основные торговые партнеры — члены ВТО (Европейский союз, США, Канада и Япония). Благодаря этим формам обеспечивается привлечение денежных сбережений населения, их размещение в инвестиционные проекты и тем самым защита таких накоплений от инфляции. Используя опыт зарубежных стран, необходимо формировать на российском рынке инвестиций фигуру стратегического инвестора, готового к долгосрочным капиталовложениям <2>. А для этого важно совершенствовать правовые формы защиты прав инвесторов с использованием международных механизмов, в том числе заложенных в Вашингтонской конвенции 1965 г. Из-за противоречий, имеющих место в Законе об иностранных инвестициях, институт защиты прав инвестора не получил необходимого развития. Отсюда недоверие населения к операциям, совершаемым на финансовых рынках, к современным методологиям сохранения своих денежных ресурсов в условиях рыночной экономики, подверженной кризисам и инфляции. Без развития института защиты прав инвестора создание благоприятного инвестиционного климата не представляется возможным. России необходимо присоединиться к Вашингтонской конвенции 1965 г., которая лежит в основе международно-правового механизма защиты иностранных инвестиций. ——————————— <2> Подробнее об этом см.: Международный финансовый центр в России. Экономические проблемы и юридические решения: Сб. науч. тр. / Под ред. С. Е. Нарышкина, В. А. Мау, Т. Я. Хабриевой. М., 2011. С. 275 — 332.

Привлечению и защите накоплений граждан от инфляции способствует развитие локальных финансовых рынков. Одной из проблем России является централизация финансовых ресурсов. Между тем в целях развития регионов необходимо совершенствовать механизмы, позволяющие привлекать средства в региональные проекты. Особое внимание следует уделить созданию региональных финансовых рынков, региональной инфраструктуры таких рынков. В настоящее время обсуждается вопрос о региональных инвестиционных фондах. Алтайским краевым законодательным собранием на рассмотрение Государственной Думы РФ представлен проект Федерального закона «О внесении изменений в статью 179.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации». При этом инвестиционный фонд рассматривается как часть бюджета, направляемая на реализацию инвестиционных проектов, осуществляемых на принципах государственно-частного партнерства. Создание локальных финансовых рынков позволит снять значительную часть нагрузки с бюджетов субъектов Федерации, что, в свою очередь, даст возможность предпринимателям самим управлять финансами, обращающимися на рынке, путем выпуска долговых обязательств местного значения, а также получать инвестиции посредством размещения акций своих, т. е. местных (локальных), коммерческих организаций на российском финансовом рынке. Для этого следует продумать условия создания региональных биржевых механизмов и порядок использования различных финансовых инструментов с учетом особенностей правового положения коммерческих организаций того или иного региона. В целях улучшения инвестиционного климата необходимо противодействовать коррупции <3>. Оздоровлению экономики способствует совершенствование корпоративного законодательства. При этом принятие соответствующих положений будет осуществляться с учетом мер, принимаемых в зарубежном законодательстве в отношении своих инвесторов. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья Т. Я. Хабриевой «Коррупция и право: доктринальные подходы к постановке проблемы» включена в информационный банк согласно публикации — «Журнал российского права», 2012, N 6. —————————————————————— <3> См.: Хабриева Т. Я. Коррупция и право: доктринальные подходы к постановке проблемы // Противодействие коррупции: Сб. аналит. матер. М., 2012. С. 30; Она же. Правовые проблемы имплементации антикоррупционных конвенций // Там же. С. 87.

Новые тенденции в развитии зарубежного законодательства, влияющие на инвестиционный климат в Российской Федерации. Как показал сравнительно-правовой анализ зарубежного законодательства, принятые в последнее время антикоррупционные законы допускают широкое толкование действий предпринимателей (включая иностранных инвесторов и должностных лиц) в качестве действий, носящих коррупционный характер. Принятие в 2010 г. в Великобритании Закона о подкупе (вступил в силу 1 июля 2011 г.) (Bribery Act, PGA, 2010, ch. 23) является в известном смысле «новым веянием» в противодействии коррупции <4>. Под этим видом правонарушения понимается неисполнение компанией обязанности обеспечить такие условия внутрикорпоративного регулирования, которые бы не позволяли служащим, должностным лицам компании участвовать в правонарушениях, квалифицируемых как подкуп (разд. 7 Закона о подкупе). ——————————— <4> См.: Bonneau J. L. Combatting Foreign Bribery: Legislative Reform in the United Kingdom and Prospects for Increased Global Enforcement // Columbia Journal of Transnational Law. 2011. Vol. 49. No. 2. P. 365 — 410.

Принимаемые за рубежом законы, направленные на борьбу с коррупцией, носят экстерриториальный характер: Закон применяется в случаях, если описанные в нем правонарушения имели место не только на территории Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, но также за пределами территории Великобритании, если правонарушение было совершено лицом, имеющим тесную связь (close connection) с Соединенным Королевством (подп. «c» п. 2 разд. 12 Закона о подкупе). В США Закон об иностранной коррумпированной практике (Foreign Corrupt Practices Act 1977 г. (далее — FCPA)) действует относительно давно. В настоящее время практика его применения получила широкое распространение. Возможность экстерриториального применения положений FCPA обеспечивается тем, что он, во-первых, содержит прямой запрет лицам и предпринимательским образованиям США совершать коррупционные действия в любой точке мира. Во-вторых, положения FCPA распространяются на эмитентов ценных бумаг вне зависимости от места их инкорпорации, осуществления предпринимательской деятельности и т. п., если ценные бумаги допущены и обращаются на биржах США. В-третьих, для применения FCPA в отношении лиц, формально находящихся вне сферы действия законов США, используются услуги почты США или иные средства ведения международной торговли, например применение системы проведения платежей, счетов, открытых в банках США, в качестве инструмента осуществления подкупа иностранного должностного лица. В частности, обвинения в нарушении FCPA были выдвинуты против производственного предприятия Bridgestone, находящегося в Токио, на основании электронных сообщений, передаваемых между Японией и США, в которых излагалась схема подкупа должностного лица <5>. ——————————— <5> Компания Bridgestone согласилась признать свою вину в участии в заговоре в целях подкупа должностного лица для сокрытия спекулятивной сделки и уплатила 28 млн. долл. в качестве уголовного штрафа // URL: http:// justice. gov/ opa/ pr/ 2011/ September/ 11-crm-1193.html.

Таким образом, новое законодательство о противодействии коррупции, действующее за рубежом, создает дополнительные риски для отечественных предпринимателей, а также иностранных инвесторов тем, что: 1) допускает широкое толкование действий предпринимателей (включая иностранных инвесторов) и должностных лиц в качестве действий коррупционного характера. При этом в силу возможного экстерриториального применения закона толкование действий будет даваться в иностранных (британских) судах; 2) в качестве коррупционных рассматриваются такие правонарушения, как неспособность предпринимательской организации обеспечить такое управление, которое не позволяло бы работникам и должностным лицам организации совершать коррупционные действия; 3) коррупционным действием будет считаться подкуп должностного лица, являющегося работником предпринимательской организации, а не только лица, занимающего государственную должность. Учитывая это, следует предпринять меры, направленные на совершенствование законодательства в целях минимизации возможных рисков. Для улучшения инвестиционного климата в связи с развитием борьбы с коррупцией необходимо в рамках корпоративного законодательства предусмотреть меры, направленные на повышение ответственности за обеспечение «прозрачности» корпоративного управления, а также меры, направленные на повышение «прозрачности» совершения операций на рынке. Необходимо также рассмотреть вопрос об уголовной ответственности юридических лиц или возможности применения иных механизмов с теми же правовыми последствиями. Новое законодательство о коррупции, принятое за рубежом, требует особой прозрачности в действиях офшорных компаний. В связи с этим представляется целесообразным включение в ГК РФ положений, обеспечивающих установление «бенефициарных» владельцев корпоративных организаций и устанавливающих их ответственность за последствия решений, принимаемых под их влиянием (например, в Законе Великобритании об акционерных обществах предусмотрено такое понятие, как «теневой директор»). Указанное положение целесообразно распространить и на организации, учрежденные российскими резидентами за рубежом (офшорные компании). Следует обратить внимание на принятый в США в 2010 г. и вступающий в действие в 2013 г. Закон о налогообложении иностранных счетов (Foreign Account Tax Compliance Act (далее — FATCA)). Формально FATCA не связан с противодействием коррупции, однако формирование правового механизма обеспечения его исполнения позволит государствам эффективно взаимодействовать в экономической и финансовой сферах, в том числе и в целях противодействия коррупции. FATCA обязывает финансовые организации предоставлять службе внутренних расходов США (Internal Revenue Service — IRS) информацию о счетах физических лиц — налогоплательщиков США, а также компаний, контролируемых резидентами США на 10%. Благодаря FATCA США предполагают собрать налоги с доходов, полученных налогоплательщиками — резидентами США за пределами США. С учетом того что FATCA адресует предложение сотрудничать с IRS любым финансовым организациям, Ассоциация российских банков (далее — АРБ) направила запросы в Министерство финансов РФ, Центральный банк РФ, Министерство иностранных дел РФ <6> с просьбой разъяснить позицию государства в отношении действия российских участников финансового рынка в связи с вступлением в действие FATCA. При этом АРБ ссылалась на опыт Франции, Германии, Италии и Испании, которым на уровне межправительственного соглашения удалось достигнуть договоренностей с Правительством США о формате участия в FATCA. В ответ на запрос АРБ Министерство финансов РФ в письме от 24 апреля 2012 г. N 03-08-07 разъяснило позицию России в отношении FATCA: «Обмен информацией с американской стороной должен строиться на взаимной основе, осуществляться не на основе какого-либо специального межправительственного соглашения, а строго в рамках российско-американского Договора об избежании двойного налогообложения от 17 июня 1992 г., и подвергаться всем ограничениям, которые установлены в отношении подобного обмена российским законодательством, внесение изменений в которое ради выполнения требований FATCA должно быть абсолютно исключено» <7>. На наш взгляд, регламентация обмена информации о счетах предпринимателей и офшорных компаний выходит за рамки упомянутого Договора с США 1992 г. Обмен же подобной информацией мог бы обеспечить должную прозрачность для целей управления экономикой и противодействия коррупции. Представляется целесообразным изучить опыт заключения соглашений об обмене информацией и предусмотреть его использование в практике России. ——————————— <6> Материалы опубликованы на сайте АРБ // URL: http:// www. arb. ru/ site/ docs/ docs. php? doc=1391; http:// www. arb. ru/ site/ docs/ docs. php? doc=1343. <7> URL: http:// www. audit-it. ru/ news/ finance/ 432526.html.

Меры, направленные на обеспечение прозрачности совершения операций на рынке. В настоящее время в зарубежных странах ведется работа по установлению контроля и повышению прозрачности на так называемом внебиржевом рынке. Для этих целей вносятся требования о создании системы регистрации сделок, заключаемых на межбанковском (внебиржевом) рынке. Законодательство о рынке ценных бумаг предусматривает необходимость регистрации таких сделок с ценными бумагами. Однако на сегодняшний день на финансовых рынках заключаются сделки не столько с ценными бумагами, сколько с финансовыми инструментами. Базовыми активами для финансовых инструментов могут быть, помимо ценных бумаг, и товарные активы (зерно, нефть, энергоносители), а также абстрактные понятия (индексы цен, метеорологические показатели (погодные фьючерсы) и т. п.). Прозрачности рынков могло бы способствовать внесение изменений в Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 325-ФЗ «Об организованных торгах», предполагающих включение категории «финансовый инструмент» в качестве предмета сделок, заключаемых на организованных торгах; введение организатором торговли института регистрации всех сделок с финансовыми инструментами, заключаемых профессиональными участниками; введение категории «репозитарий» — хранителя (регистратора) записей о правах на финансовые инструменты и переходах прав на такие инструменты. Стагнация операций на финансовом рынке делает необходимым стимулирование рыночных механизмов финансирования предпринимательской активности. Развитие национального эффективного финансового рынка привлечет иностранных инвесторов. Речь идет об организации Международного финансового центра не для иностранного капитала, а для развития национального рынка. Это может способствовать притоку средств из частных источников в регионы. Для улучшения инвестиционного климата необходимо совершенствование национального федерального законодательства о финансовых рынках. Стимулирование привлечения инвесторов на рынок возможно путем развития проектного финансирования и либерализации законодательства об эмиссии ценных бумаг. Об этом свидетельствует и зарубежный опыт. Жесткость мер корпоративного регулирования, вытекающих из Закона Сарбейнса — Оксли, привела к сокращению публичных размещений на организованных рынках США и в иных странах <8>. Чтобы преодолеть сложившуюся тенденцию, в США в 2012 г. был принят Закон, направленный на стимулирование публичных размещений малых и средних предприятий. По данным экономических исследований, новейшее законодательство США сделает процесс публичного размещения ценных бумаг для развивающихся компаний проще и быстрее и отменит некоторые из требований Закона Сарбейнса — Оксли о предоставлении отчетности. В данном случае анализировался введенный в действие 5 апреля 2012 г. Закон США «О стартапах нашего бизнеса» (The Jumpstart Our Business Startups Act — JOBS Act). Символично, что сокращенное наименование данного Закона (аббревиатура) будет переводиться как Закон о рабочих местах. Закон направлен на ускоренное появление новых предпринимательских организаций, будет способствовать созданию новых рабочих мест и стимулировать активность в преодолении кризиса <9>. ——————————— <8> См.: The Economist. 2012. May 19th. P. 25 — 27. <9> См.: Sibbit E. Smoothing the IPO on-ramp // International Financial Law Review. 2012. June. P. 36.

Публичное размещение ценных бумаг на организованном рынке в условиях кризиса имеет большое макроэкономическое значение для государства. Во-первых, прохождение процедуры публичного размещения и листинга связано с выполнением целого ряда процедур проверки надежности и достоверности компании, размещающей ценные бумаги. Во-вторых, появление ценных бумаг, прошедших листинг на рынке, стимулирует инвестиционную активность и позволяет населению путем вложения средств в ценные бумаги уберечь сбережения от инфляции. В-третьих, повышение инвестиционной активности обеспечивает преодоление последствий финансового кризиса, а сама процедура IPO демонстрирует прозрачность организации и в определенной степени этим противодействует коррупционным проявлениям. Либерализация требований в отношении малых и средних компаний, впервые размещающихся на рынке путем публичной подписки, может способствовать развитию частного финансирования таких компаний, созданию рабочих мест. Целесообразно рассмотреть возможность расширения полномочий регионов по регистрации таких выпусков, формирования локальной региональной инфраструктуры для рынков с учетом уже имеющихся резервов (например, региональные центры, сформированные ММВБ). К числу мер, направленных на увеличение числа обращающихся на организованном рынке инструментов, может быть отнесено и развитие законодательства о проектном финансировании. Речь идет о решении комплексных задач по сооружению сложных коммерческих объектов за счет привлечения средств частных лиц. В Российской Федерации было разработано несколько проектов, однако до стадии закона, вступившего в силу, не доведен ни один. В Государственную Думу РФ был внесен и принят в первом чтении в октябре 2009 г. подготовленный Правительством РФ проект Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части регулирования секьюритизации финансовых активов)». При участии специалистов Европейской комиссии по международным экономическим отношениям подготовлен проект Федерального закона «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты Российской Федерации (в части развития проектного финансирования)». Развитие законодательства в данном направлении, с одной стороны, может активизировать финансовые рынки, а с другой — обеспечить финансирование сооружения хозяйственных объектов за счет привлечения средств частных инвесторов. Следует отметить, что основой для развития как федеральных, так и локальных финансовых рынков является все же корпоративное регулирование. Поскольку в этих рамках формируются прозрачные, заслуживающие доверия механизмы принятия решений, управления денежными средствами, использования денежных и иных материальных средств в соответствии с принятыми решениями. Выводы. В целях улучшения инвестиционного климата необходима системность в принятии мер по совершенствованию российского законодательства. Для обеспечения прозрачности в правовом регулировании и минимизации рисков применения антикоррупционных санкций, а также для привлечения инвесторов и минимизации рисков мошенничества и злоупотреблений на федеральном и региональных рынках следует предпринять следующие действия. Необходимо систематизировать и детально регламентировать нормы федерального законодательства, регулирующие формы участия государства в управлении отдельными предприятиями. Речь идет о систематизации законодательства о государственных корпорациях, регламентации иных форм участия государства в управлении предприятиями, имеющими стратегическое значение для национальной экономики. Такие формы участия государства могут предполагать наличие «золотой акции», специального регулирования. В этом плане целесообразно изучить опыт Германии, в частности правовое регулирование статуса компании Volkswagen, осуществляющей деятельность как на основании Закона об акционерных обществах 1965 г., так и на основании специального Закона Volkswagengezetz, а также опыт регулирования статуса британских аэропортов после их приватизации (сохранение за государством права участвовать в управлении аэропортом по стратегическим вопросам развития). Основываясь на изучении зарубежного опыта, необходимо рассмотреть вопрос о формах участия трудовых коллективов (работников компании) в управлении предприятиями. В первую очередь речь должна идти о предприятиях, образованных в результате приватизации государственного имущества. Целесообразно изучение опыта Германии, а также Европейского союза, который свидетельствует о том, что права трудового коллектива на участие в управлении компаний сами по себе являются фактором, скорее отпугивающим инвесторов, чем привлекающим их. В то же время с точки зрения повышения социальной стабильности, особенно в случаях с градообразующими предприятиями, участие трудового коллектива в управлении предприятием и контроль за действиями менеджмента может оказаться благоприятным фактором (потребуется внесение изменений в ГК РФ и Закон об акционерных обществах). Следует также рассмотреть вопрос о включении в ГК РФ положений, обеспечивающих установление «бенефициарных» владельцев корпоративных организаций и уст анавливающих их ответственность за последствия решений, принимаемых под их влиянием.

Библиографический список

Bonneau J. L. Combatting Foreign Bribery: Legislative Reform in the United Kingdom and Prospects for Increased Global Enforcement // Columbia Journal of Transnational Law. 2011. Vol. 49. No. 2. Sibbit E. Smoothing the IPO on-ramp // International Financial Law Review. 2012. June. Международный финансовый центр в России. Экономические проблемы и юридические решения: Сб. науч. тр. / Под ред. С. Е. Нарышкина, В. А. Мау, Т. Я. Хабриевой. М., 2011. Семилютина Н. Г. Биржевые сделки в современном гражданском праве // Журнал российского права. 2011. N 6. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья Т. Я. Хабриевой «Коррупция и право: доктринальные подходы к постановке проблемы» включена в информационный банк согласно публикации — «Журнал российского права», 2012, N 6. —————————————————————— Хабриева Т. Я. Коррупция и право: доктринальные подходы к постановке проблемы // Противодействие коррупции: Сб. аналит. матер. М., 2012. Хабриева Т. Я. Правовые проблемы имплементации антикоррупционных конвенций // Противодействие коррупции: Сб. аналит. матер. М., 2012.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *