Влияние региональных интеграционных процессов на валютно-правовой режим Российской Федерации

(Куликов А. С.) («Финансовое право», 2013, N 1) Текст документа

ВЛИЯНИЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ НА ВАЛЮТНО-ПРАВОВОЙ РЕЖИМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ <*>

А. С. КУЛИКОВ

——————————— <*> Kulikov A. S. Influence of regional integrational procedures on currency-law regime of the Russian Federation.

Куликов Алексей Сергеевич, аспирант кафедры финансового права НИУ ВШЭ.

В настоящей статье рассматриваются особенности и тенденции правового регулирования валютных отношений в рамках Евразийского экономического сообщества и Таможенного союза, а также рассматриваются и анализируются существенные особенности валютно-правовых режимов, действующих в Республике Беларусь и Республике Казахстан, а равно их влияние на позитивное валютное право Российской Федерации. В статье также рассматриваются ключевые аспекты подхода к построению валютного режима в рамках Таможенного союза и определяется основное отличие от европейской модели.

Ключевые слова: валюта, валютное право, валютный режим, гармонизация, Евразийское экономическое сообщество, ЕврАзЭС, Таможенный союз, Беларусь, Казахстан.

The present article considers peculiarities and tendencies of legal regulation of currency relations within the framework of the Eurasian economic community and Customs union, and also considers and analyses the material peculiarities of currency-law regimes acting in the Republic of Belarus and the Republic of Kazakhstan, and equally influence thereof on positive currency law of the Russian Federation. The article also considers key aspects of the approach to building of currency regime within the framework of the Customs union and determines the fundamental distinction from the European model.

Key words: currency, currency law, currency regime, harmonization, Eurasian economic community, EurAsEC, Customs union, Belarus, Kazakhstan.

Позитивный валютно-правовой режим Российской Федерации базируется как на источниках внутреннего права, так и на внешних международно-правовых источниках. Значительное усиление степени влияния международно-правовых норм в сфере валютного регулирования и контроля вызвано различными интеграционными процессами — как глобальными, так и региональными, такими как построение Таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества, а также реализацией Российской Федерацией валютной политики, направленной на обеспечение конвертируемости рубля и обеспечение достойного места государства в глобальной системе экономических отношений. Как отмечает Т. Н. Трошкина, в развивающихся странах и странах с переходной экономикой, имеющих недостаток свободно конвертируемой валюты или растущий дефицит валютного баланса, влияние валютного режима на эффективность регулирования международной торговли остается существенным <1>. Таким образом, процессы взаимодействия наднациональных регулятивных инструментов и источников, регулирующих валютные отношения на глобальном либо региональном уровне, непосредственным образом воздействуют не только на сферу права, на действующий национальный валютно-правовой режим, но и на экономику в целом, затрагивая все ее звенья, что в итоге влияет в т. ч. на благополучие каждого конкретного человека и гражданина. ——————————— <1> Трошкина Т. Н. Пути повышения эффективности нетарифного регулирования в Российской Федерации // Реформы и право. 2010. N 1. С. 18 — 25.

Важнейшей международной организацией в рассматриваемой сфере на сегодняшний день является Международный валютный фонд (далее также — Фонд). Базовым документом Фонда, а равно документом, определяющим не только внутренние механизмы функционирования <2>, но и в значительной степени валютно-правовые режимы государств, ратифицировавших данный акт, являются Статьи Соглашения Международного валютного фонда от 22 июля 1944 г. <3> (далее — Статьи Соглашения МВФ), действующие с поправками, вступившими в силу в 1978 г. <4>. ——————————— <2> Про внутриорганизационный механизм см. подробнее: Шибаева Е. А. Право международных организаций. М.: Международные отношения, 1986. С. 39 — 40. <3> Российская Федерация вступила в Международный валютный фонд путем принятия Статей Соглашения Фонда и подписала их 1 июня 1992 г. (Постановление ВС РФ от 22.05.1992 N 2815-1). <4> Указанная поправка вступила в силу 1 апреля 1978 г. в результате изменений, утвержденных Резолюцией Совета управляющих от 30 апреля 1976 г. N 31-4.

Особое значение Статьи Соглашения МВФ имеют непосредственно для национальных валютных режимов: данный международно-правовой акт устанавливает в общем виде требования к ним, в том числе: а) поддержание государством-членом стоимости своей валюты в специальных правах заимствования или по выбору государства-члена, в другом эталоне стоимости, кроме золота; б) режим сотрудничества, в рамках которого государства-члены поддерживают стоимость своих валют по отношению к стоимости валюты или валют других государств-членов. Российская Федерация участвует в международных публично-правовых отношениях не только в рамках Международного валютного фонда, но и в рамках иных, например, региональных объединений, таких как таможенные союзы, ассоциации и зоны свободной торговли, степень влияния части из которых на российское финансовое право в настоящее время в значительной степени возрастает <5>. ——————————— <5> См. подробнее: Лисицын А. Ю. Финансово-правовые основы денежно-кредитной и валютной политики Европейского валютного союза // Публичные финансы и финансовое право: Учебное пособие / Под ред. А. Н. Козырина. М., 2005; Международное право. Особенная часть: Учебник для вузов / М. В. Андреев, П. Н. Бирюков, Р. М. Валеев и др.; отв. ред. Р. М. Валеев, Г. И. Курдюков. М.: Статут, 2010. 624 с.; Сударев В. П. Межамериканская система: генезис и эволюция (конец XIX — начало XXI в.): Учебное пособие. М.: МГИМО-Университет, 2008. С. 209 — 229; Шаповалов М. А. Экономико-правовые проблемы валютной реинтеграции на постсоветском пространстве // Финансовое право. 2011. N 5. С. 14 — 17; Gaston-Breton T. Banque de France deux siecles d’histoire. Paris, 1999. P. 85 — 88.

Важные новеллы, непосредственным образом влияющие на валютно-правовой режим Российской Федерации, обусловливаются вступлением наряду с иными странами — участницами Евразийского экономического сообщества (далее также — ЕврАзЭС) <6>, такими как Республика Беларусь, Республика Казахстан, в Таможенный союз в рамках ЕврАзЭС (далее — Таможенный союз) <7>. В данных государствах к моменту начала активной стадии указанных интеграционных процессов сложились самостоятельные валютно-правовые режимы, соответствующие, однако, положениям Статей Соглашения МВФ <8>. ——————————— <6> Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 г. (с изм. от 25 января 2006 г. и 6 октября 2007 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 7. Ст. 632. <7> Договор о создании единой таможенной территории и формировании таможенного союза (подписан в г. Душанбе 06.10.2007) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. N 12. Ст. 1552. <8> В настоящее время все государства — члены ЕврАзЭС присоединились к Статьям Соглашения МВФ.

Особенности белорусского валютного регулирования и валютного контроля вызывают интерес не только в связи со вступлением указанного государства в Таможенный союз. В настоящее время de jure для Российской Федерации и Республики Беларусь действуют условия Договора «О создании Союзного государства» <9>, заключенного между данными государствами 8 декабря 1999 г. В соответствии с действующими условиями данного ратифицированного международного публично-правового акта Союзное государство имеет единую валюту. Однако такая валюта будет введена лишь с момента образования единого эмиссионного центра (ст. ст. 13, 22), который по настоящее время не был создан и создание которого в ближайшей перспективе весьма сомнительно ввиду изменения вектора политики от двусторонних договорных отношений к построению единого экономического пространства в рамках ЕврАзЭС, но на основе других принципов, на которые будет указано ниже. ——————————— <9> Федеральный закон от 02.01.2000 N 25-ФЗ «О ратификации Договора о создании Союзного государства» // Российская газета. 2000. 6 января. N 4.

В отсутствие единого эмиссионного центра и, следовательно, единого регулятора валютно-правового режима Союзного государства данные правовые режимы существуют и развиваются с позиции права автономно, что обусловливает необходимость гармонизации указанных режимов в связи с введением единого таможенного пространства в рамках ЕврАзЭС <10>. ——————————— <10> Подробно о проблематике интеграции между рассматриваемыми государствами в валютной сфере см.: Суткевич Е. А. Проблемы валютной интеграции России и Республики Беларусь: правовые аспекты // Реформы и право. 2009. N 1. С. 34 — 38.

Основным правовым источником позитивного валютно-правового режима Республики Беларусь является Закон Республики Беларусь от 22 июля 2003 г. N 226-3 «О валютном регулировании и валютном контроле» <11>. Используя схожую с российским Законом о валютном регулировании структуру и терминологию, идеологически подобную систему органов, указанный Закон в то же время содержит множество существенных отличий, позволяющих говорить о большей степени жесткости данного валютно-правового режима для таких участников валютных правоотношений, как резиденты и нерезиденты. К особенностям данного режима следует отнести: ——————————— <11> Эталонный банк данных правовой информации Республики Беларусь. URL: http://www. pravo. by/webnpa/text. asp? RN=H10300226. Также существенное значение в сфере валютного регулирования имеют Указы Президента Республики Беларусь и нормативные документы Национального Банка Республики Беларусь: Официальный сайт Национального банка Республики Беларусь. URL: http://www. nbrb. by/legislation/ForExRegul.

а) принципиальный подход к системе и юридической силе источников: исходя из существующих в рассматриваемом государстве политических и правовых реалий нормативные правовые акты Президента Республики Беларусь сосуществуют с законом в равной степени вне иерархической подчиненности; б) различный круг объектов, именуемых «валютными ценностями»: к ним относятся не только «валютные ценности» в терминологии российского права, но и национальная валюта и национальные ценные бумаги, отношения по поводу которых осложнены иностранным элементом; в) различный круг лиц, признаваемых резидентами: в отличие от российского Закона о валютном регулировании отсутствует исключение из перечня резидентов лиц, признаваемых постоянно проживающими в иностранном государстве в соответствии с законодательством этого государства; г) закрытый в отличие от предусмотренного Законом о валютном регулировании перечень субъектов-нерезидентов; д) разделение валютных операций на текущие и операции движения капитала, выделение также внутри текущих операций опосредованного вида операций — операций неторгового характера <12>; ——————————— <12> Об особенностях осуществления валютных операций в Республике Беларусь см.: Щербина М. А. Классификация валютных операций в законодательстве Республики Беларусь // Международные банковские операции. 2009. N 2; СПС «КонсультантПлюс».

е) отдельно следует отметить существенный с точки зрения настоящего исследования факт. Под валютными операциями в Республике Беларусь понимаются непосредственно сделки, что, как будет отмечено и обосновано далее, также принципиально отличает этот подход от подхода российского законодателя. Ряд специфических особенностей наличествует в действующем валютно-правовом режиме Республики Казахстан <13>, основным источником которого является Закон от 24 декабря 1996 г. N 54-I «О валютном регулировании» <14>. Для целей настоящего параграфа имеют значение следующие существенные аспекты валютного регулирования данного участника ЕврАзЭС: ——————————— <13> См. подробнее: Мухитдинов Н. Б., Айдарханова К. Н., Жукенова А. С. Валютное право: понятия и термины: Учебное пособие. Алматы: Казак. университетi. 2004. 202 с.; Худяков А. И. Финансовое право Республики Казахстан (Общая часть). Алматы: Каржы-каражат, 2001. 224 с. <14> Информационный сервис Электронное Правительство Республики Казахстан. URL: http:// www. e.gov. kz/ wps/ wcm/ connect/ 6422b8004f02e0a783c89b384bda0235/ Z050057_20081210.htm? M0D= AJPERES&CACHEID;= 6422b8004f02e0a783c89b384bda0235&useDefaultText;= 0&useDefaultDesc;=0.

а) Республика Казахстан не указывается в Законе как самостоятельный субъект-резидент; б) к перечню валютных ценностей относятся, помимо ценных бумаг, аффинированное золото в слитках (абз. 4 п. 1), что существенным образом отличается от подхода российского законодателя, исключившего драгоценные металлы из перечня валютных ценностей <15>; ——————————— <15> По данному вопросу см. подробнее: Козырин А. Н. Новое в законодательстве о валютных ценностях // Бухгалтерский учет. 1998. N 11.

в) к валютным операциям, так же как и в российском праве, не относятся сделки, а исключительно операции в их экономическом понимании, а также иные юридически значимые действия (абз. 3 п. 1); г) наличие трех выделяемых законодателем самостоятельных правовых режимов валютного регулирования: режима лицензирования, режима регистрации и режима уведомления (абз. 2 п. 4 ст. 5; ст. ст. 7, 8, 9); д) разделение валютных операций на текущие и капитальные; наличие расширенного перечня валютных операций движения капитала (гл. 4), к которым относятся в том числе и экспорт товаров, работ, услуг, (ст. 20) <16>. ——————————— <16> Также следует отметить отсутствие в законе нормы, (само) провозглашающей данный правовой акт актом высшей юридической силы в данной сфере. Таким образом, на законодательном уровне закреплено отсутствие обязанности принимать иные нормативные правовые акты в сфере валютного регулирования и контроля в соответствии с нормами данного Закона.

В условиях отсутствия единой правовой системы <17>, различия валютно-правовых режимов стран — участниц ЕврАзЭС (и, следовательно, Таможенного союза), наличия необходимости разумного соотношения таких режимов в отношениях, тесно связанных в том числе и с таможенным регулированием, а также в целях надлежащего интеграционного взаимодействия, странами-участниками осуществляются действия по синхронизации преобразований в экономике и праве. Отмечается, что за последние годы в рамках ЕврАзЭС было принято порядка девяноста международных актов, в т. ч. направленных на гармонизацию внешнеторгового, налогового, таможенного, валютного законодательства <18>. ——————————— <17> Вишняков В. Конституция России и межгосударственные объединения // Журнал российского права. 2003. N 11. С. 80 — 92. <18> Каширкина А. А., Морозов А. Н. Правовые аспекты интеграции на постсоветском пространстве в рамках ЕврАзЭС: проблемы и перспективы // Журнал российского права. 2010. N 2. С. 91 — 103.

Происходящие интеграционные процессы внутри ЕврАзЭС носят комплексный, системный характер. Принятие Таможенного кодекса Таможенного союза представляет собой завершение очередного этапа <19>. Как отмечает Э. Х. Шохина, в настоящий момент «начинается следующий этап экономической интеграции — формирование Единого экономического пространства и полноценного общего рынка товаров и услуг, для функционирования которого будут применяться единые правила и нормы, предусмотренные соглашениями, подписанными в рамках создания Таможенного союза» <20>. ——————————— <19> В совместном заявлении от 5 июля 2010 г. глав государств Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации в данной связи отмечается следующее: «Таможенный союз является основой для скорейшего построения Единого экономического пространства, предусматривающего устранение барьеров на пути свободного движения товаров, услуг, капитала и трудящихся граждан. Формирование современного эффективного общего рынка необходимо для успешного развития экономик наших стран, повышения благосостояния народов Беларуси, Казахстана и России». URL: http://www. tsouz. ru/MGS/MGS11/Pages/default. aspx. <20> Шохина Э. Х. Таможенный союз: будет ли финансовое право на троих? // Юрист. 2010. N 10. С. 29 — 34.

Формирование указанного единого экономического пространства осуществляется постепенно, путем повышения уровня интеграции с учетом общепризнанных норм и принципов международного права, а также опыта и законодательства Европейского союза <21>. Унификация законодательства в рамках построения единого экономического пространства не ограничивается вопросами перемещения товаров. В рассматриваемую сферу следует включать и проведение согласованной политики, в т. ч. в финансово-правовой области — налоговой, денежно-кредитной и валютной политики. ——————————— <21> См., напр.: Жамкочьян С. Единое таможенное законодательство Европы: от Римского договора к модернизированному Таможенному кодексу // Таможенное дело. 2009. N 4. С. 32 — 37; Рыжов В. Б. Международно-правовые модели региональной экономической интеграции Европейский союз, МЕРКОСУР, ЕврАзЭС // Международное публичное и частное право. 2006. N 4. С. 27 — 28; Слюсарь Н. Б., Евдокимова И. А. Аспекты формирования Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации // Международное публичное и частное право. 2009. N 6. С. 6 — 8.

В рамках Таможенного союза построение общей денежно-кредитной системы и построение согласованной валютной политики осуществляется на основе гармонизации национального законодательства стран-участниц. В международно-правовой литературе гармонизацию относят к числу основных форм сотрудничества государств <22>. Будучи результатом применения в сфере права одной из базовых философских категорий (категории «гармония» <23>) и являясь юридически значимой формой деятельности, гармонизация немыслима без согласования деятельности всех участников законотворческого процесса <24>. ——————————— <22> См., напр.: Гумеров Л. А. Международно-правовое регулирование научно-технического сотрудничества государств — участников СНГ. М., 2005. С. 60; Кашкин С. Ю. Стратегия и механизмы гармонизации законодательства России и Европейского союза как ключевые компоненты их эффективного взаиморазвития в XXI в. // Тенденции российско-европейских отношений. 2005. N 6. С. 41 — 76. <23> Деев А. Н. Введение в теорию гармонии. М., 2001. С. 286. <24> Баранов В. М., Пшеничнов М. А. Гармонизация законодательства как общеправовой феномен // Журнал российского права. 2009. N 6.

Принцип применения гармонизированных правовых норм к рассматриваемым интеграционным процессам напрямую предусмотрен нормами Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве (далее — Договор о ТС и ЕЭП) <25>, что следует из определения понятия «Единое экономическое пространство», рассматриваемого как пространство, состоящее из территорий сторон Договора о ТС и ЕЭП, на котором функционируют однотипные механизмы регулирования экономики, основанные на рыночных принципах и применении гармонизированных правовых норм, существует единая инфраструктура и проводится согласованная налоговая, денежно-кредитная, валютно-финансовая, торговая и таможенная политика, обеспечивающая свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы <26>. ——————————— <25> Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве (подписан в г. Москве 26.02.1999) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 42. Ст. 3983. <26> Подобный подход использовался еще при заключении Римского договора от 25 марта 1957 г., указаны следующие задачи сообществ: 1) создание общего рынка; 2) создание экономического валютного союза; 3) гармонизация развития экономической деятельности; 4) устойчивый экономический рост при сохранении окружающей среды; 5) повышение жизненного уровня, занятости; 6) экономическая сплоченность государств-членов. URL: http://eur-lex. europa. eu/en/treaties/dat/11957E/tif/TRAITES.

В качестве одного из примеров реализации на практике процесса гармонизации в сфере валютного регулирования следует привести изменения в национальном праве Российской Федерации, вступившие в силу в феврале 2011 г.: действие установленного Центральным банком Российской Федерации <27> порядка оформления паспорта сделки перестало распространяться на валютные операции, осуществляемые по контракту или кредитному договору, заключенному между нерезидентом и резидентом в случае, если общая сумма контракта не превышает в эквиваленте 50 тыс. долл. США по официальному курсу иностранных валют по отношению к рублю, установленному Банком России на дату заключения контракта, или в случае изменения суммы контракта на дату заключения последних изменений (дополнений) к контракту, предусматривающих такие изменения. Указанное изменение непосредственно связано с процессом гармонизации: ранее подобная норма действовала в национальном праве Республики Казахстан, и тем самым более либеральная нормативная база данного государства была транслирована на российское право. ——————————— <27> Инструкция Банка России от 15.06.2004 N 117-И «О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации при осуществлении валютных операций, порядке учета уполномоченными банками валютных операций и оформления паспортов сделок» // Вестник Банка России. 2004. 18 июня. N 36.

Рассматриваемые интеграционные процессы в сфере валютного регулирования в рамках ЕврАзЭС имеют под собой существенную правовую базу, а также достаточно продолжительную историю: начавшись в середине 90-х гг. XX в., они продолжаются и в настоящее время <28>, создавая подчас правовую коллизию — обозначенные определенными сроками обязательства сторон не исполнялись (не исполняются), подвергаясь изменениям сообразно динамично изменяющейся политической конъюнктуре <29>. Следует отметить, что последнее обозначенное явление, к сожалению, также деструктивно влияет и на качество нормативной базы. Оно объясняется как минимум двумя очевидными обстоятельствами: 1) чрезвычайно сжатые сроки подготовки документов, что существенно сокращает возможность проведения широкой научной и практической дискуссии (данный факт, к сожалению, имеет место во многих направлениях современной правотворческой деятельности); 2) отсутствие в ряде направлений четкого правового регулирования на национальном уровне (например, это стало очевидным при обсуждении вопросов стандартизации, а также при вступлении в силу Таможенного кодекса Таможенного союза). Однако в настоящее время в данной сфере наличествуют положительные тенденции. ——————————— <28> Например, ст. 5 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан от 20.01.1995 «О едином порядке регулирования внешнеэкономической деятельности» провозглашает, что стороны введут единый порядок валютного регулирования и валютного контроля внешнеэкономических операций, основанный на унифицированном законодательстве обоих государств. Изменения в системе валютного регулирования и валютного контроля внешнеэкономических операций будут производиться Сторонами одновременно. См: Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. N 42. Ст. 4939. <29> Например, абз. 1.2 подп. 1 ст. 2 Соглашения между Правительством РФ и Правительством Республики Беларусь от 06.01.1995 «О Таможенном союзе» гласил, что в течение четырех месяцев с даты подписания данного Соглашения сторонами будет осуществлена унификация внешнеторгового, таможенного, валютно-финансового (включая валютное регулирование и валютный контроль, налогового и другого законодательства, затрагивающего внешнеэкономическую деятельность). См: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 45. Ст. 5057. Дальнейшие действия сторон последовали в 2000 г., что также не привело к обозначенным в указанном Соглашении 1995 г. результатам. См.: Соглашение между Правительством РФ, Банком России и Правительством Республики Беларусь, Национальным банком Республики Беларусь от 30.11.2000 «О мерах по созданию условий по введению единой денежной единицы» // Бюллетень международных договоров. 2002. N 9.

Как уже было отмечено выше, процессы гармонизации валютного законодательства характерны не только для стран — участниц Таможенного союза, но и для всех субъектов ЕврАзЭС. Указанные позиции государств были закреплены еще в главе IV Договора стран СНГ от 24.09.1993 «О создании Экономического союза» <30>, в котором стороны поэтапно осуществляют согласованные действия, направленные на формирование единого порядка регулирования внешнеторговой деятельности, последовательную либерализацию валютной политики, отмену ограничений на проведение операций, связанных с движением капитала, создание мультивалютной системы, охватывающей национальные валюты, функционирующие в отдельных государствах, и основанной на рубле Российской Федерации. ——————————— <30> Бюллетень международных договоров. 1995. N 1.

Договор об учреждении ЕврАзЭС, однако, не содержит положений, напрямую касающихся валютного регулирования и валютного контроля, но подтверждает, что все ранее заключенные между договаривающимися сторонами договоры, а также решения органов управления интеграцией продолжают действовать в части, не противоречащей этому Договору (абз. 2 ст. 2). Указанные нормы направлены непосредственно на реализацию целей создания ЕврАзЭС — эффективного продвижения процесса формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства. Таким образом, существующая в настоящий момент нормативная база государств — членов ЕврАзЭС по вопросам валютного регулирования и валютного контроля находится в стадии развития. Вместе с тем в действующих в настоящее время соглашениях и договорах государств — членов ЕврАзЭС уже закреплены правовые нормы, направленные на либерализацию национальных законодательств в сфере валютного регулирования и валютного контроля и, в частности, по вопросам отмены ограничений по текущим операциям и операциям, связанным с движением капитала <31>. ——————————— <31> Мамбеталиева А. Н. Валютное регулирование и валютный контроль в государствах — членах ЕврАзЭС // Финансовое право. 2010. N 11. С. 17 — 23.

Осуществление на практике либерализации валютно-правовых режимов и установление единого порядка валютного регулирования внешнеторговых операций и принятия согласованных решений по его синхронному изменению и дополнению с использованием механизмов гармонизации не приводят к передаче большей части валютного (денежного) суверенитета государств некоему специально созданному субъекту. Данный подход, практикующийся в настоящее время, существенным образом отличается от подхода, который используют страны — участницы Европейского союза <32>, который выражается в сохранении национальных валют и национальных эмиссионных центров, в отсутствии единого управляющего и координирующего указанные процессы субъекта. ——————————— <32> Лисицын А. Ю. отмечает, что специфика Европейского валютного союза, его уникальность заключаются в том, что он наделен статусом носителя основы денежного суверенитета, что влечет вполне конкретные правовые последствия: во-первых, Европейский валютный союз тем самым наделен международной правосубъектностью в соответствующей сфере, а во-вторых, решения денежных властей Европейского союза становятся обязательными на территории зоны евро. См.: Лисицын А. Ю. Финансово-правовые основы денежно-кредитной и валютной политики Европейского валютного союза // Публичные финансы и финансовое право: Сборник статей / Под ред. А. Н. Козырина. М.: Готика, 2005.

Намерения ряда стран — участниц Таможенного союза в области координации в валютной сфере были отражены в Договоре от 26 февраля 1999 г. «О Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве» <33>, согласно норме ст. 17 которого стороны применяют согласованный порядок валютного регулирования во внешнеторговых операциях, основанный на мониторинге действующего в государствах-участниках законодательства в данной области, на регулярном обмене информацией между центральными (национальными) банками, включая другую информацию по текущим и капитальным операциям платежного баланса <34>. Также данный Договор закрепляет намерение разработать отдельное Соглашение о применении общей системы валютного надзора. ——————————— <33> Федеральный закон от 22.05.2001 N 55-ФЗ «О ратификации Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве» (с изм. от 29.12.2004) // Российская газета. 2001. 29 мая. N 101. <34> Следует отметить, что ряд иных статей данного Договора также отражает данное утверждение, например, нормы ст. 46 и п. 1 ст. 51 Договора.

В настоящий момент в ознаменование следующего этапа поступательного развития интеграционных процессов внутри Таможенного союза и в соответствии с установленным планом между государствами-членами подписано Соглашение о согласованных принципах валютной политики <35>. Данное Соглашение закрепляет в едином документе основные цели и принципы валютной политики стран-участниц и непосредственным образом воздействует на позитивный валютно-правовой режим Российской Федерации <36>. Для целей настоящего параграфа следует обратить особое внимание на некоторые аспекты, установленные данным актом: ——————————— <35> Соглашение от 09.12.2010 «О согласованных принципах валютной политики» ратифицировано Российской Федерацией Федеральным законом от 11.07.2011 N 184-ФЗ «О ратификации Соглашения о согласованных принципах валютной политики» // Российская газета. 2011. 15 июля. N 153. <36> До этого момента таким документом являлся лишь Договор о порядке перемещения физическими лицами наличных денежных средств и (или) денежных инструментов через таможенную границу Таможенного союза (решение Межгосударственного Совета ЕврАзЭС от 05.07.2010 N 51), ратифицированный Федеральным законом от 03.05.2011 N 83-ФЗ «О ратификации Договора о порядке перемещения физическими лицами наличных денежных средств и (или) денежных инструментов через таможенную границу таможенного союза» // Российская газета. 2011. 6 мая. N 97.

1) даны определения понятий «валютные ограничения» и «меры либерализации» (ст. 1); 2) подтверждается ранее утвержденный путь гармонизации в отсутствии намерения создавать наднациональный орган, регулирующий валютные отношения (ст. 2); 3) обеспечение каждой стороной данного Соглашения допуска на свой национальный валютный рынок банков, являющихся резидентами государств-учас тников настоящего данного Соглашения и обладающих в соответствии с законодательством государства своего учреждения правом на осуществление валютных операций, для проведения межбанковских конверсионных операций на условиях правового режима, не менее благоприятного, чем тот, который предоставлен банкам, являющимся резидентами этой стороны данного Соглашения (абз. 10 ст. 3); 4) обеспечение сторонами-участницами данного Соглашения постепенного устранения препятствующих эффективной экономической кооперации валютных ограничений в отношении валютных операций и открытия или ведения счетов резидентами государств-участников в банках, расположенных на территории государств-участников данного Соглашения (абз. 1 ст. 4); 5) определение согласованных подходов к порядку открытия или ведения счетов нерезидентов государств-участников в банках, расположенных на территории государств-участников, а также счетов резидентов государств-участников в банках, расположенных в третьих странах (абз. 2 ст. 4); 6) определение перечня валютных операций, осуществляемых между резидентами государств-участников, в отношении которых не применяются валютные ограничения (абз. 4 ст. 4); 7) гармонизация требований к учету и контролю валютных операций, а также ответственности за нарушение валютного законодательства (абз. 8, 9 ст. 4); 8) установлены условия и предельный срок в один год для вводимых валютных ограничений (ст. 6). На основе обозначенных тенденций международных публично-правовых отношений и интеграционных процессов и степени их воздействия на позитивный валютно-правовой режим Российской Федерации следует обратить внимание, что построение Единого экономического пространства в рамках ЕврАзЭС в настоящее время, принципы, по которым осуществляется построение и координация валютно-правовых режимов стран — участниц Таможенного союза, отличны от примененных в Европейском союзе. Выбрав путь гармонизации, страны-участницы в настоящий момент отказались от построения единого эмиссионного центра и централизованного органа, осуществляющего функции центрального банка данного объединения. В дальнейшем представляется разумным распространить действие принципов согласованной валютной политики на все страны ЕврАзЭС, в т. ч. по мере их интеграции в Таможенный союз. Подобное видится полезным не только с юридической точки зрения (унификация норм), но и с экономической (укрепление экономических связей, рост товарооборота) и политической (укрепление степени значимости российского рубля как региональной валюты). Указанное коррелируется с предложенным Председателем Правительства Российской Федерации Д. А. Медведевым 15 июня 2012 г. вектором развития: «Нужно думать дальше, думать в масштабах Евразийского экономического союза, который должен возникнуть с 2015 года, включая вопросы, которые пока не являются предметом текущих разговоров, но о которых нужно помнить с учетом нестабильности на глобальных рынках. Я имею в виду вопросы… о возможности введения расчетной единицы и в конечном счете, может быть, выхода на единую валюту» <37>. ——————————— <37> Цит. по: ИТАР-ТАСС. URL: http://www. itar-tass. com/c1/447806.html.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *