Оперативный эксперимент как основное средство противодействия взяточничеству в таможенных органах Российской Федерации

(Федоренко Д. Н.) («Таможенное дело», 2013, N 1) Текст документа

ОПЕРАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ КАК ОСНОВНОЕ СРЕДСТВО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВУ В ТАМОЖЕННЫХ ОРГАНАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ <*>

Д. Н. ФЕДОРЕНКО

——————————— <*> Fedorenko D. N. Operative experiment as a fundamental means of counteraction of bribery in the customs agencies of the Russian Federation.

Федоренко Дмитрий Николаевич, доцент кафедры оперативно-розыскной деятельности Института правоохранительной деятельности Российской таможенной академии.

Актуальность проблемы противодействия коррупционным преступлениям в таможенных органах Российской Федерации обусловлена тем, что ФТС России является основным инструментом таможенной политики государства и одним из основных бюджетообразующих ведомств государства. Практика таможенных органов Российской Федерации показывает, что наиболее опасным из коррупционных преступлений является взяточничество, а наиболее эффективным средством противодействия этому явлению — осуществление оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ) «оперативный эксперимент». Автор всесторонне анализирует оперативный эксперимент как средство противодействия взяточничеству.

Ключевые слова: оперативный эксперимент, коррупция, противодействие коррупции, таможенные органы, таможенное дело, Единое экономическое пространство.

The topicality of the problem of counteraction of corruptional crimes in customs agencies of the Russian Federation is conditioned by the fact that the Federal Customs Service of Russia is a basic instrument of customs policy of the state and one of the main budget-forming departments of the state. The practice of the Customs Agencies of the RF shows that bribery is the most dangerous corruptional crime and the most efficient means of counteraction of this phenomenon is effectuation of an operative-investigation measure, «operative experiment». The author analyses the operative experiment as a means of counteraction of bribery.

Key words: operative experiment, corruption, counteraction of corruption, customs agencies, customs affairs, Common Economic Space.

В настоящее время коррупция во всех областях общественной жизни России достигла таких размеров, что признается системоразрушающей на всех уровнях государственной власти, а также в среде научных работников. В этих условиях актуальность проблемы противодействия коррупционным преступлениям в таможенных органах (ТО) Российской Федерации (РФ) <1> обусловлена тем, что ФТС России является основным инструментом таможенной политики государства и одним из основных бюджетообразующих ведомств государства <2>. ——————————— <1> См.: Федоренко Д. Н. О противодействии коррупции в таможенных органах России в условиях вступления во Всемирную таможенную организацию и формирования Евразийского экономического пространства // Научные труды. Российская академия юридических наук. Выпуск 12: В 2 т. Т. 2. М.: ООО «Издательство «Юрист», 2012. С. 425 — 429. <2> За 9 месяцев 2012 г. ФТС России перечислила в бюджет 5276,66 млрд. рублей // URL: http://www. customs. ru.

Практика ТО РФ показывает, что наиболее опасным из коррупционных преступлений является взяточничество, а наиболее эффективным средством противодействия этому явлению — осуществление оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ) «оперативный эксперимент». Анализ научных трудов и мнений ученых показывает, что роль, место и содержание названного ОРМ практически определены. Мы разделяем мнение П. И. Иванова, А. Ю. Козловского <3> и других, что оперативный эксперимент, сопровождаемый проведением различных технических мероприятий, представляет собой наиболее эффективный способ выявления и пресечения коррупционных преступлений, т. к. в этом случае преступление прекращается, а наносимый государству ущерб минимизируется. Использование других оперативно-розыскных механизмов для выявления фактов взяточничества менее эффективно, что подтверждают результаты анкетирования оперативного состава подразделений по противодействию коррупции (ППК) ТО <4>, поэтому именно оперативный эксперимент рассматривается как основной инструмент выявления фактов взяточничества в ТО РФ <5>. ——————————— <3> См.: Иванов П. И. Актуальные проблемы использования результатов ОРД при расследовании преступлений коррупционной направленности // Российский следователь. 2012. N 1; Козловский А. Ю. К вопросу о проведении оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» подразделениями собственной безопасности таможенных органов Российской Федерации: Сборник статей по проблемам правоохранительной деятельности «Поиск». N 9. М.: РИО РТА, 2008. С. 15 — 47; Он же. Оперативно-розыскная деятельность таможенных органов в борьбе со взяточничеством в таможенной сфере // Коррупция как угроза безопасности Российской Федерации и меры по противодействию ей: Сборник материалов научно-методического семинара 30.11.2010. М.: Академия ФСБ России, 2011. С. 128 — 139 и др. <4> Анкетирование проводилось в 2011 — 2012 гг. Изучена 131 анкета. В ходе проведения данного ОРМ в 73% случаев использовалась аудиовидеозапись. <5> Данный вопрос всегда был в поле зрения российских ученых. Этой проблеме посвящены труды А. Ю. Козловского, Е. С. Лапина, Н. Е. Симонова, А. Ю. Шумилова, А. Н. Халикова и др. См.: Деятельность правоохранительных органов по противодействию коррупции / Под общ. ред. А. В. Кудашкина. М.: Юрлитинформ, 2011. 304 с.; Козловский А. Ю. Теоретико-правовые основы оперативно-розыскной деятельности таможенных органов Российской Федерации: Монография. М.: Изд-во Российской таможенной академии, 2011. 162 с.; Он же. Организация оперативно-розыскной деятельности таможенных органов в целях противодействия коррупционным преступлениям: Сборник статей по проблемам правоохранительной деятельности. Спец. вып. 13(1) по материалам Международной научно-практической конференции «Проблемы противодействия коррупции и укрепления законности в таможенной сфере». М.: Изд-во Российской таможенной академии, 2011. С. 111 — 117; Лапин Е. С. Оперативно-розыскная деятельность. Курс правовых и теоретических основ: Учебное пособие. М.: Юрлитинформ, 2011. 232 с.; Симонов Н. Е. Актуальные вопросы обеспечения собственной безопасности таможенных органов Российской Федерации: Учебное пособие. М.: Российская таможенная академия, 2011. 216 с.; Противодействие коррупции в таможенных органах Российской Федерации: Учебное пособие / Под общ. ред. А. Ю. Шумилова. М.: Издательский дом Шумиловой И. И., 2012. 164 с.; Шумилов А. Ю. Курс основ оперативно-розыскной деятельности: Учебник для вузов. М.: Издательский дом Шумиловой И. И., 2008. 391 с.; Халиков А. Н. Правовые основы оперативно-розыскной деятельности. Курс лекций. М.: Юрлитинформ, 2007. 304 с. и др.

В научной среде существуют различные мнения по поводу определения оперативного эксперимента. Так, А. Ю. Шумилов и Е. С. Лапин полагают, что оперативный эксперимент — это изучение поведения лица в искусственно созданных управляемых или контролируемых условиях либо проведение иных опытных действий, непосредственно не связанных с поведением лица, для получения информации, которой проверяют и (или) уточняют имеющиеся сведения о приготовлении, покушении или совершении преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления <6>. ——————————— <6> См.: Лапин Е. С. Указ. соч. С. 43; Шумилов А. Ю. Указ. соч. С. 274.

По мнению А. Ю. Козловского, оперативный эксперимент — это ОРМ, состоящее в контроле за специально созданной (или естественно складывающейся) и управляемой ситуацией в целях выявления, предупреждения, пресечения, раскрытия преступлений и изобличения лиц, обнаруживших и (или) реализующих преступные замыслы <7>. ——————————— <7> См.: Козловский А. Ю. Указ. соч. С. 15 — 47.

А. Н. Халиков считает, что оперативный эксперимент — это воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств противоправного события (преступления) и совершение необходимых опытных действий в целях пресечения преступных деяний, выявления лиц, их готовящих или совершающих, а также проверки и оценки собранных данных о возможности совершения определенных противоправных действий или получения новых данных о противоправной деятельности <8>. ——————————— <8> См.: Халиков А. Н. Указ. соч. С. 167.

Авторский коллектив под руководством А. Н. Козырина определил оперативный эксперимент как ОРМ, направленное на создание и использование негласно контролируемых искусственных условий или объектов для совершения преступных посягательств на них в целях своевременного выявления, задержания с поличным или пресечения действий лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших тяжкие преступления <9>. ——————————— <9> См.: Комментарий Закона Российской Федерации «О федеральных органах налоговой полиции» / Под ред. А. Н. Козырина. М.: Статут, 2000. С. 109 — 110.

С. И. Захарцев ввел в оборот экспресс-определение оперативного эксперимента: сбор информации путем искусственного создания управляемых условий и изучение поведения лица в этих условиях, а Л. Е. Меркулова видит оперативный эксперимент как предусмотренное Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (ФЗ об ОРД) ОРМ по получению информации о противоправной деятельности путем создания условий для проявления преступных намерений лиц <10>. ——————————— <10> См.: Захарцев С. И. Оперативно-розыскные мероприятия: общие положения. СПб.: Изд-во Р. Асланова, 2004. С. 138; Меркулова Л. Е. Нарушения, допускаемые в ходе оперативного эксперимента, при документировании взяточничества // Криминалистическое обеспечение расследования преступлений коррупционной и экономической направленности: Материалы 52-х криминалистических чтений. М., 2011. Ч. 2. С. 69.

М. А. Фомин рассматривает оперативный эксперимент более упрощенно и полагает, что это целенаправленное негласное наблюдение, в условиях которого происходит выявление, пресечение и раскрытие преступления, установление взяткополучателя <11>, фактически приравнивая его к ОРМ «наблюдение» и предназначая только для выявления фактов взяточничества. ——————————— <11> См.: Фомин М. А. Допустимость материалов ОРМ в качестве доказательств по делам о получении взятки // Уголовный процесс. 2010. N 2. С. 21.

Проведенный анализ научных точек зрения показывает, что следует согласиться с мнением авторов, полагающих, что сущность оперативного эксперимента не может определяться только наблюдением <12>, т. к. при проведении оперативного эксперимента создаются условия, в которых преступное деяние проявляется наиболее рельефно. Кроме того, оперативный эксперимент используется для проведения различных проверочных мероприятий и позволяет помимо взяточничества выявлять практически весь спектр экономических преступлений. ——————————— <12> См.: Захарцев С. И. Указ. соч. С. 139.

В целом все авторы занимают единую позицию относительно сущности оперативного эксперимента, состоящей в изучении поведения лица в искусственно созданных управляемых или контролируемых условиях либо проведении иных опытных действий, непосредственно не связанных с поведением лица, в целях получения, проверки и реализации сведений, которые имеют значение для решения задач ОРД <13>. ——————————— <13> См.: Бобров В. Т. О законодательном регулировании условий проведения оперативного эксперимента // Оперативник (сыщик). 2009. N 3. С. 15.

Как отмечает В. Н. Карагодин, в законодательном аспекте понятие оперативного эксперимента раскрывается в т. ч. с использованием дефиниции, закрепленной в ст. 26 Рекомендательного законодательного акта «О борьбе с организованной преступностью» <14>, где указано, что в целях пресечения тяжких или особо тяжких преступлений, выявления лиц, их готовящих или совершающих, а также проверки и оценки собранных данных о возможности совершения определенных противоправных действий или получения новых данных о противоправной деятельности проводится оперативный эксперимент путем воспроизведения действий, обстановки или иных обстоятельств противоправного события и совершения необходимых опытных действий <15>. ——————————— <14> Принят Постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ от 26.11.1996. <15> См.: Карагодин В. Н. Оперативный эксперимент как средство проверки информации о готовящейся передаче взятки // Российский следователь. 2011. N 8. С. 63.

Модельный закон СНГ «Об оперативно-розыскной деятельности» (новая редакция) определяет оперативный эксперимент как искусственное создание обстановки, максимально приближенной к реальности, с целью вызвать определенное событие либо воспроизведение события или проведение определенных опытов в полностью управляемых условиях и под контролем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (ОРД), с вовлечением лица, в отношении которого имеются данные о противоправной деятельности, без уведомления его об участии в оперативном эксперименте, в целях подтверждения совершения данным лицом противоправных действий, а также предупреждения, выявления, пресечения и раскрытия менее тяжкого преступления против собственности, порядка осуществления экономической деятельности, общественной безопасности и здоровья населения, тяжкого, особо тяжкого преступления или преступления, могущего принести вред национальной безопасности <16>. ——————————— <16> Принят на двадцать седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ (Постановление N 27-6 от 16 ноября 2006 г.).

В российском законодательстве (ст. 6 — 8 ФЗ об ОРД) определение оперативного эксперимента отсутствует, но юридически закреплены факт наличия данного ОРМ и условия его проведения: выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления, выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; мотивированное постановление руководителя органа, осуществляющего ОРД, а в случае ограничения конституционных прав человека и гражданина — судебное решение. Проведение оперативного эксперимента в отношении должностных лиц ТО <17>, как полагает Н. Е. Симонов (и мы разделяем его точку зрения), имеет особенности и обусловлено тем, что они осуществляются в негласной форме в условиях сложной оперативной обстановки, складывающейся на конкретном таможенном объекте, связанной со специальными условиями деятельности ТО, в т. ч. наличием у подозреваемых познаний в области ОРД <18>. ——————————— <17> По информации общественной организации «ОПОРА России», 16,6% предпринимателей, т. е. каждый 6-й, считают коррупцию обычным явлением при прохождении таможенных процедур // Российская газета. N 40(869). 2012. <18> См.: Симонов Н. Е. О практике осуществления таможенными органами Российской Федерации оперативно-розыскных мероприятий // Оперативник (сыщик). 2011. N 4. С. 12 — 13.

Так, в истории противодействия коррупции в ТО РФ встречались случаи пресечения преступных действий посредством оперативного эксперимента, в т. ч. со стороны действующих оперативных сотрудников (октябрь 2010 г., декабрь 2011 г.) <19>. ——————————— <19> Данную проблему также поднимал А. Ю. Шумилов в преломлении к МВД России. См.: Шумилов А. Ю. Как лучше теоретически изучать и организовывать современную полицию и ее оперативно-розыскную деятельность? // Оперативник (сыщик). 2011. N 4. С. 17 — 19.

Учитывая изложенное и разделяя в целом мнения других ученых (за исключением М. А. Фомина), предлагаем определить оперативный эксперимент как санкционированное в установленном законом порядке (ведомственное и судебное) изучение поведения лица в искусственно созданных управляемых или контролируемых условиях либо проведение иных опытных действий, непосредственно не связанных с поведением лица, для получения информации, которой проверяют и (или) уточняют имеющиеся сведения о приготовлении, покушении или совершении преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления. Таким образом, можно сделать следующие выводы: 1. Оперативный эксперимент является наиболее эффективным и универсальным оперативно-розыскным механизмом по пресечению фактов взяточничества в ТО РФ. 2. С целью адаптации национального оперативно-розыскного законодательства к сложившейся оперативной обстановке в области противодействия коррупции целесообразно дополнить ФЗ об ОРД отдельной главой «Основные понятия», где сформулировать определения всех ОРМ. 3. С целью повышения эффективности использования результатов оперативного эксперимента в уголовном процессе при разработке ведомственных нормативных актов и методических материалов уделить особое внимание правовому режиму санкционирования данного ОРМ.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *