Off — офшор

(Облачинский А.)

(«ЭЖ-Юрист», 2014, N 8)

Текст документа

OFF — ОФШОР

А. ОБЛАЧИНСКИЙ

Анатолий Облачинский, юрист, г. Москва.

Россия отказывается от прелестей налогового рая разного рода каймановых островов и гибралтаров, взяв курс на вывод отечественного бизнеса из туманных далей офшорных зон под собственную юрисдикцию. Глава государства в своих выступлениях (в том числе и в Послании Федеральному Собранию РФ) неоднократно возвращался к вопросу деофшоризации экономики РФ. Однако, по мнению некоторых экспертов, спешить в этом вопросе не следует.

Немного истории

Термин «офшор» впервые был использован в 50-м году прошлого века журналистом из Америки, который в своей статье описал деятельность финансовой организации, избежавшей государственного контроля со стороны фискальных органов США путем перемещения бизнеса на территорию с благоприятным налоговым климатом.

Такая практика была известна в Древней Греции. Во избежание уплаты 2% налога с продаж купцы объезжали Афины и в качестве «налоговых убежищ» использовали небольшие близлежащие острова, где торговля шла без государственных сборов. Значимым этапом в развитии и закреплении офшорных зон стал XVIII век, когда торговцы США избегали пошлин, налагаемых Англией, осуществляя свою деятельность на приграничных территориях Латинской Америки.

Прототипом современных офшорных зон является Швейцария, где был принят закон об организации финансовых центров, которые стали мировым хранилищем иностранного капитала. Данный закон запрещает банкирам раскрывать сведения о счетах своих клиентов. Отдельные, в большей степени островные, страны, не обладающие сырьевой и экономической базой, стали конкурировать со Швейцарией, проводя политику привлечения «анонимного» капитала, что стало для них одним из немногих источников финансирования государственной казны.

Российский бизнес впервые прикоснулся к офшорам в 1991 году. Тогда в Москве открылся первый офис швейцарской компании, которая предоставляла услугу открытия счета и дальнейшего сопровождения бизнеса в странах с благоприятным налоговым климатом.

Анонимный бизнес

Офшорная зона — это государство или автономная территория, предусматривающая особый порядок регистрации и деятельности юридических лиц. На сегодняшний день офшоры подразделяются на три большие группы:

1) островные офшоры;

2) европейские страны с благоприятным налоговым климатом;

3) отдельные административные территории стран, в которых действует особый режим налогообложения.

Учет офшорных зон осуществляют Международный валютный фонд и центральные банки отдельных государств. В настоящее время единого списка офшорных зон не существует.

Офшорная компания — организация, состоящая на учете в офшорном центре государства, предоставляющего особые налоговые льготы. При этом офшорные компании осуществляют свою деятельность не по месту регистрации, а за рубежом. При офшоризации бизнеса предприниматели в первую очередь преследуют цель оптимизации налогов. Кроме того, офшорные зоны позволяют обеспечить неприкосновенность собственности, полную конфиденциальность, сокращение производственных расходов, гибкие условия финансовой отчетности.

Реальный контроль деятельности офшорных зон ведется Группой разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) и Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В компетенцию FATF входит разработка методологии ужесточения идентификации офшорных компаний. ОЭСР ведет список стран и территорий, которые не представляют информацию о финансовых операциях организаций своей юрисдикции.

Отметим, что свой бизнес уводят в офшорные зоны не только отечественные компании, но и западные гиганты, к которым относятся Apple, Google, Microsoft, General Motors (и даже немецкий педант BMW не гнушается этим).

Деофшоризация по-русски

Базовым законом противодействия офшоризации экономики России является Федеральный закон от 07.08.2001 N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Особое значение имеет ст. 6 данного Закона, предусматривающая обязательный контроль операций с денежными средствами или иным имуществом, если сумма, на которую она совершается, равна или превышает 600 тыс. руб., в том числе в эквиваленте иностранной валюты. Кроме того, в настоящий момент в России действует два нормативно-правовых акта, определяющих офшорные зоны:

1) указание Банка России от 07.08.2003 N 1317-У «О порядке установления уполномоченными банками корреспондентских отношений с банками-нерезидентами, зарегистрированными в государствах и на территориях, предоставляющих льготный налоговый режим и (или) не предусматривающих раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых операций (офшорных зонах)»;

2) Приказ Минфина России от 13.11.2007 N 108н «Об утверждении Перечня государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций (офшорные зоны)».

Реальный контроль за деятельностью офшорных компаний и исполнение действующей нормативно-правовой базы, предусматривающей противодействие офшоризации экономики России, осуществляет Центральный банк совместно с Росфинмониторингом.

По оценкам экспертов, в 2013 году через офшоры прошли российские товары на 111 млрд. долл., что составляет пятую часть всего экспорта страны. При этом половина всех российских инвестиций в другие страны также пришлась на офшоры.

Достаточно лишь напомнить о грандиозной сделке 2013 года, объем которой составил более 50 млрд. долл. Так, вне юрисдикции России прошла покупка «Роснефтью» ТНК-ВР. Комментируя данную ситуацию, глава «Роснефти» И. Сечин заявил, что компания проводит отдельные сделки через офшорные зоны, но только по просьбе своих партнеров.

Необходимо отметить, что термин «деофшоризация» впервые был использован В. Путиным в рамках Послания Федеральному Собранию от 2012 года. Анализ работы государственных органов по проблеме офшоров в 2013 году показал, что особого сдвига, несмотря на поручения Президента, не наметилось. Об этом также 12 декабря 2013 года напомнил Президент и предложил свой алгоритм действий, который уже был освещен газетой «ЭЖ-Юрист» в N 50 от 20.12.2013.

Вместе с тем эксперты едины во мнении, что в скором времени ждать возвращения капитала в Россию не стоит. Глава Внешторгбанка А. Костин считает, что для стимулирования российских организаций необходимо использовать систему кнута и пряника. Вообще, столь тонкая проблема, затронутая Президентом, всколыхнула общественность. Далее последовали многочисленные высказывания отечественных политиков и экспертов.

В своем «Твиттере» экс-министр финансов А. Кудрин написал: «К сожалению, предложенные меры по деофшоризации в наших условиях вряд ли сократят вывод капитала. Они правильны в отношении госкомпаний». Действующий глава министерства А. Силуанов отметил, что меры, предложенные Президентом, по предварительным расчетам, принесут бюджету десятки миллиардов рублей. Возможно, это именно те деньги, которые сегодня так необходимы регионам для исполнения «майских указов» В. Путина. Особенно интересной является позиция лидера «Гражданской платформы». На своей странице в Facebook М. Прохоров написал: «Здесь нельзя увлекаться: офшоры — это своеобразные «санитары леса», они показывают реакцию бизнеса на слабости в экономике. Если бизнес уходит в офшоры, значит, в инвестклимате есть дыра».

Вероятно, реальным выходом из практически тупиковой ситуации может стать институт налогового резидентства для юридических лиц, проект нормативного акта которого был предложен Министерством финансов РФ в ноябре 2013 года. По предварительным расчетам, данный институт может появиться в России уже в 2014 году.

Реакция отечественного бизнеса

Уже через неделю после того, как Президент обратился к Федеральному Собранию, крупный бизнес активизировался и взял активный курс на деофшоризацию. Позицию В. Путина поддержали «Русал», «РусГидро», КамАЗ, «Металлоинвест» и «Норникель».

Первым выступил глава КамАЗа С. Когогин: «Акционеры приняли решение начать юридические процедуры по переводу владения акциями в российскую юрисдикцию». Продолжил зампред правления «РусГидро» Д. Рижинашвили: «Вскоре изменится схема владения проектом БЭМО, в 2014 году должна произойти замена кипрских компаний на российские». Пресс-секретарь «Русала» О. Санарова сообщила: «В соответствии с поручением Президента группа разработала план поэтапного переноса финансовых и хозяйственных операций на территорию России». Данный список можно продолжать долго. Одни говорили о немедленных мерах по деофшоризации своего бизнеса, другие в принципе открещивались от использования в своей деятельности услуг офшорных зон, а сырьевой сектор, транспорт, крупные банки и организации потребительского рынка предпочли хранить молчание.

Однако ведущие специалисты и юристы сошлись во мнении, что столь активная деофшоризация российских гигантов может быть опасна. Производственные расходы холдинги не получат, но как быть с перерегистрацией бизнеса и физическим переводом всех активов? Наконец, самое главное: кто даст инвесторам гарантии, риски которых существенно вырастут? Вопросов остается много!

В завершение хочется добавить, что 19 декабря 2013 года В. Путин провел длительную пресс-конференцию. 4-часовое общение с ведущими отечественными и зарубежными СМИ Президент завершил именно темой деофшоризации российского бизнеса. Поможет ли столь активное внимание главы страны к данной проблеме наконец сдвинуть ее с мертвой точки?

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *