Дизайнерские наркотики и проблема отнесения их к аналогам наркотических средств

(Степущенко О. А., Фицев И. М., Блохин В. К., Мухаметзянов А. Х., Фомин А. А., Завгороднев А. А.)

(«Общество и право», 2010, N 5)

Текст документа

ДИЗАЙНЕРСКИЕ НАРКОТИКИ И ПРОБЛЕМА ОТНЕСЕНИЯ ИХ К АНАЛОГАМ

НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

О. А. СТЕПУЩЕНКО, И. М. ФИЦЕВ, В. К. БЛОХИН,

А. Х. МУХАМЕТЗЯНОВ, А. А. ФОМИН, А. А. ЗАВГОРОДНЕВ

Степущенко Олег Александрович, заместитель министра внутренних дел по Республике Татарстан.

Фицев Игорь Михайлович, кандидат химических наук, заместитель начальника отдела специальных экспертиз ЭКЦ МВД по Республике Татарстан.

Блохин Владимир Константинович, начальник отдела специальных экспертиз ЭКЦ МВД по Республике Татарстан.

Мухаметзянов Анас Харисович, начальник ЭКЦ МВД по Республике Татарстан.

Фомин Александр Александрович, заместитель начальника ЭКЦ МВД по Республике Татарстан.

Завгороднев Алексей Анатольевич, начальник оперативно-розыскной части N 4 МВД по Республике Татарстан.

В статье рассмотрена проблема отнесения новых психоактивных веществ — дизайнерских наркотиков к аналогам наркотических средств и психотропных веществ.

Ключевые слова: дизайнерские наркотики, аналоги наркотических средств и психотропных веществ.

In article is considered problem of the referring new psychoactive material — an designer drug to analogue of the narcotic facilities and psyhotropic material.

Key words: designer drugs, analogues of the narcotic facilities and psyhotropic materials.

Легальное распространение новых психоактивных веществ, к которым относится ряд карбонилфенетиламинов (называемые еще веществами бета-кето или бк-дизайна) и синтетические агонисты каннабиноидных рецепторов из серии JWH, не включенные в Перечень [1] и Списки [2] контролируемых законодательством веществ, представляет в настоящее время серьезную проблему для правоохранительных органов России и общества в целом. Анализ экспертной практики показывает, что наибольшее распространение в России получили следующие дизайнерские наркотики (designer drugs) — наркотики с измененной химической формулой: 4-метилметкатинон (мефедрон), 2-, 3- или 4-фторметкатинон (флефедрон), а также метилендиоксизамещенные гомологи: бета-кето МДМА (метилон), бета-кето МДЕА (этилон), бета-кето МБДБ (бутилон), бета-кето МДПВ (3,4-метилендиоскипировалерон) и синтетические каннабиноиды, такие как JWH-250 и др. Из литературных данных известно, что эти соединения действуют подобно другим энтактогенам: связывают важнейшие трансмиттеры катехоламина мозга — дофамин и норадреналин, что обусловливает их использование в качестве психоактивных веществ, являющихся причинами тяжелых интоксикаций, комы и летальных исходов [3]. После ряда смертельных случаев, вызванных приемом мефедрона, подтвержденных результатами токсикологических исследований, он был запрещен к обороту в Великобритании, Норвегии, Дании, Швеции, Эстонии, Финляндии, Румынии, Германии, Израиле, Австралии. В России мефедрон и метилон Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июля 2010 г. N 578 [4] включены в Перечень [1] и отнесены к наркотическим средствам Списка I, оборот и производство которых на территории Российской Федерации запрещены.

Ситуация с распространением новых психоактивных веществ развивается лавинообразно, что обусловлено рядом факторов. Если употребление «спайсов», об экспертно-криминалистическом исследовании действующего начала которых нами сообщалось ранее [5], для молодых людей, выражаясь их сленгом, было «модной темой», то новые вещества к тому же стали заменителем героина для потребителей инъекционных наркотиков. Для остальных привлекательной стала простота их потребления и мощный психоактивный эффект. И те и другие видят доступность и безнаказанность употребления таких веществ. Отсюда и вошедшее в обиход слово «легалка», связанное с реализацией этих психоактивных веществ через сеть небольших торговых точек под видом подкормки для растений («Charge+», «Super Charged»), соли для ванн («Cristalius»), средства «Антитабак», препаратов для дератизации или дезинсекции и др.

Распространение дизайнерских наркотиков вызывает негативный общественный резонанс, при этом в МВД по Республике Татарстан поступает большое количество обращений граждан. Так, в начале июля 2010 г. имел место поджог торгового павильона «Все для сада и огорода» в г. Казань. В ходе проведенной проверки установлено, что в киоске осуществлялась продажа психоактивных веществ. По всей видимости, поджог был результатом выражения недовольства со стороны населения распространением новых наркотиков.

Если в 2009 г. работа по пресечению распространения «спайсов» была организована в рамках административного законодательства, а юридические и физические лица, причастные к их распространению, привлекались к административной ответственности по статьям 14.4 и 14.5 КоАП Российской Федерации, то в настоящее время, согласно Федеральному закону от 28 декабря 2009 года N 380-ФЗ «О внесении изменений в КоАП Российской Федерации» [6], с 31 марта 2010 г. должностные лица ОВД утратили право составлять административные протоколы по указанным статьям КоАП. Таким образом, в настоящее время возможности ОВД по пресечению распространения психоактивных веществ крайне ограничены. Проблемным вопросом остается проведение экспертиз на предмет соответствия товаров и продукции требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей (в уполномоченных подразделениях Роспотребнадзора), а также механизм реализации данных веществ (инструктажи продавцов), что препятствует практическому применению статьи 238 УК Российской Федерации [7].

В МВД по Республике Татарстан предпринят ряд организационно-практических мер по противодействию распространения новых психоактивных веществ. Разработаны и внедряются в экспертно-криминалистическую практику семи химических лабораторий экспертно-криминалистических подразделений (ЭКП) ОВД республики способы экспертного исследования веществ, содержащих наиболее распространенные — карбонилфенетиламины и JWH. К концу сентября 2010 г. в ходе оперативно-профилактических мероприятий, проводимых ОВД Республики Татарстан, было изъято более 3841 единиц продукции общей массой свыше 1180 г, в которых экспертами ЭКЦ МВД по Республике Татарстан были обнаружены: 4-метилметкатинон, 3-фторметкатинон, бк-МДПВ, бк-МДМА, бк-МБДБ и их смеси, а также синтетический каннабиноид JWH-250. При этом наибольшее количество изъятий зафиксировано в г. Казань, Набережные Челны и Нижнекамск.

Легальное распространение ряда соединений «бк-дизайна», как впрочем, и синтетических каннабиноидов, например, JWH-250, также не включенного в Перечень [1], на сегодняшний день стало возможным вследствие отсутствия судебной практики применения понятия аналогов наркотических средств и психотропных веществ, содержащегося в ст. 1 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» [8]. Согласно ст. 1 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ «…аналоги наркотических средств и психотропных веществ — запрещенные для оборота в Российской Федерации вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, химическая структура и свойства которых сходны с химической структурой и со свойствами наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие которых они воспроизводят».

Вообще аналог — это нечто, что представляет собой соответствие, сходство или подобие другому предмету или явлению, дающее основание для аналогии. Согласно энциклопедическому словарю [9] аналогия — «сходство, подобие в определенном отношении предметов, явлений или понятий, в целом различных». Если перенести суть понятия аналогии на предмет рассматриваемой проблемы, то в отношении наркотических средств или психотропных веществ, с химической точки зрения, могут быть структурные аналоги (близкие, но не идентичные по химическому строению вещества). Типичным примером таких химических соединений являются фенетиламины (вещества амфетаминового ряда) и карбонилфенетиламины. Химическая структура карбонилфенетиламинов имеет сходство с химической структурой веществ амфетаминового ряда и отличается от последних наличием карбонильной группы в положении по отношению к ароматическому кольцу.

Установление химической структуры карбонилфенетиламинов с использованием не менее двух-трех методов анализа, позволяющих проводить надежную структурную идентификацию, в зависимости от технической оснащенности ЭКП (хроматомасс-спектрометрия с электронной ионизацией, масс-спектрометрия с химической ионизацией, ИК-спектроскопия, газовая и тонкослойная хроматография, качественные химические реакции и тесты), и сопоставление полученных результатов с имеющимися литературными данными возможно в рамках проведения криминалистической экспертизы материалов, веществ, изделий. Полученные результаты (установленная химическая структура), как представляется, являются достаточным основанием для рассмотрения схожести химической структуры исследуемого вещества с каким-либо из веществ, отнесенных к наркотическим средствам и психотропным веществам, в соответствии с Перечнем [1]. При этом какие-либо спекуляции на критериях схожести, субъективизме установления схожести и (или) о том, какой фрагмент молекулы вещества брать за основу, полностью не состоятельны, поскольку, с химической точки зрения, сравнению подлежит химическая структура всей молекулы. Установленной схожести химических структур с каким-либо из веществ, отнесенных к наркотическим средствам и психотропным веществам, в соответствии с Перечнем [1], недостаточно для дачи экспертом заключения о том, что данное вещество является аналогом наркотического средства или психотропного вещества, так как для определения схожести его психоактивного действия необходима токсикологическая экспертиза, которая в настоящее время отсутствует среди родов и видов экспертиз, выполняемых в ЭКП правоохранительных органов России. Поэтому очень важна и актуальна проблема «структура — действие», т. е. зависимость между химическим строением вещества и фармакологическим действием на рецепторы организма по принципу «гость — хозяин». Как известно, близкие, но не идентичные по строению вещества могут обладать, а могут не обладать сходной фармакологической активностью. К сожалению, и в этой области в настоящее время существует пробел, так как на сегодняшний день не определен круг научных учреждений, способных провести такую экспертизу. Открытым остается вопрос о проведении медицинских освидетельствований лиц на предмет употребления ими новых психоактивных веществ, из-за того, что в наркологической практике отсутствуют методики обнаружения следов их употребления в биологических жидкостях.

Таким образом, для решения назревшей проблемы отнесения новых психоактивных веществ к наркотическим средствам и включения их в списки Перечня [1] необходим комплекс мер, предусмотренный ч. 4 ст. 14 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ, запрещающей оборот аналогов. Однако конкретный механизм действия этой статьи пока отсутствует. В связи с этим первостепенной задачей видится законодательное оформление процедуры отнесения к аналогам. Поскольку законодательством не определен орган, правомочный выносить решение о причислении вещества к категории аналога, и исходя из Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» [10], судья, нам представляется, как в рамках как уголовного процесса, так и гражданского, может, оценив предъявленные доказательства, вынести решение о принадлежности вещества к категории аналога. Возможно, для этого потребуется разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации о порядке принятия судами общей юрисдикции решения о принадлежности вещества к аналогу наркотических средств и психотропных веществ или принятие соответствующего постановления Правительства Российской Федерации, определяющего порядок такого отнесения. Вместе с тем авторы настоящей статьи выражают свою твердую уверенность, что данная публикация будет способствовать решению правовой проблемы отнесения ряда дизайнерских наркотиков к аналогам наркотических средств и психотропных веществ или включению их в соответствующие Перечень [1] и Списки [2].

Литература

1. Постановление Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. N 681 «Об утверждении Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» // Сборник нормативных документов по контролю за легальным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих веществ и ядов / Под общей редакцией первого заместителя министра внутренних дел Республики Татарстан Тимерзянова Р. З. Казань: МВД Республики Татарстан, 2001. 314 с.

2. Списки сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2007 г. N 964 «Об утверждении списков сильнодействующих и ядовитых веществ для целей статьи 234 и других статей Уголовного кодекса Российской Федерации, а также крупного размера сильнодействующих веществ для целей статьи 234 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2008. 16 янв. N 4563.

3. Dickson A. J., Vorce S. P., Levine B., Past M. R. Multiple-drug toxicity caused by the coadministration of 4-methylmethcathinone (mephedrone) and heroin // J. Anal. Toxicol. 2010. V. 34. N 1. P. 162 — 168.

4. Постановление Правительства Российской Федерации от 29 июля 2010 г. N 578 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации в связи с совершенствованием контроля за оборотом наркотических средств» // Российская газета. 2010. 4 авг. N 5250.

5. Степущенко О. А., Фицев И. М., Ефимова М. Н., Будников Г. К., Саитгараева А. Р., Фицева Н. А. Экспертно-криминалистическое исследование растительных ароматических смесей «спайс», содержащих эндоканнабиноиды // Эксперт-криминалист. 2010. N 1. С. 35 — 40.

6. Федеральный закон от 28 декабря 2009 года N 380-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» // www. garant-park. ru.

7. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ (с изм., внесенными Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 27.05.2008 N 8-П, Федеральным законом от 24.07.2009 N 209-ФЗ // http://ozpp. ru/zknd/ugol/.

8. Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» // www. garant-park. ru.

9. Иллюстрированный энциклопедический словарь. М.: Большая российская энциклопедия, 2000. 1039 с.

10. Закон Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» // www. garant-park. ru.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *