Победа? Нет, беда

(Ефремов И.)

(«ЭЖ-Юрист», 2013, N 46)

Текст документа

ПОБЕДА? НЕТ, БЕДА

И. ЕФРЕМОВ

Игорь Ефремов, кандидат юридических наук, доцент, кафедра криминалистики и уголовного права РХТУ им. Д. И. Менделеева, г. Москва.

На рассмотрении в Госдуме находится правительственный законопроект N 306504-6 «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». На наш взгляд, он повторяет нормы уже действующих законов, и соответственно возникает вопрос о нужности такого законопроекта. Предлагаем свое видение структуры и содержания указанного специального закона.

Как вы судно назовете…

Научно не доказано, но существует поверье: судьба плавательного средства зависит от его названия. Из теории государства и права следует: название закона должно предопределять его содержание, а указанное содержание, в свою очередь, соответствовать названию закона.

Название рассматриваемого проекта федерального закона «О судебно-экспертной деятельности в РФ» следует признать удачным. Во-первых, оно краткое и понятное для субъектов, которым адресован закон. Во-вторых, говорящее и обязывающее. Это значит, что в случае принятия закона он должен урегулировать все то, что охватывается его названием: отношения в области всей судебно-экспертной деятельности (СЭД) в РФ и каждого из ее видов (форм).

Из названия законопроекта также следует, что это проект специального закона, а значит, он должен регулировать прежде всего специфические отношения, которые не регулируются и не должны регулироваться отраслевым законодательством (гражданским, трудовым и др.) или специальными законами. В частности, закон должен содержать определение понятия СЭД, ее видов, форм и других параметров, устанавливать правила осуществления СЭД различными субъектами, при этом учитывать особенности СЭД в различных видах судопроизводства.

Экспертиза и не только

В статье 2 проекта закона говорится, что «судебно-экспертная деятельность осуществляется в процессе судопроизводства, состоит из организации, производства судебной экспертизы и ее научно-методического обеспечения».

Однако СЭД и с точки зрения теории, и с точки зрения практики судопроизводства рассматривается и осуществляется шире, чем это следует из определения указанной статьи. Любой юрист-практик (судья, прокурор, адвокат и др.) вам скажет, что, как только возникает малейшая потребность в использовании при расследовании или рассмотрении дел специальных знаний не только в форме экспертизы, но и в иной форме, тут же вспоминают об экспертах (читай «о СЭД»).

Подтверждением вышеупомянутого тезиса о том, что СЭД в современных реалиях не ограничивается только лишь производством судебных экспертиз, является и то, что в других нормах проекта закона, где детализируется, расшифровывается содержание СЭД, эта деятельность понимается все же шире, чем указано в ст. 2.

В статье 4 законопроекта основной задачей судебно-экспертных организаций (СЭО) называется содействие органам или лицам, имеющим право назначать судебную экспертизу, по вопросам, связанным с судебной экспертизой, а также по вопросам использования специальных знаний при проверке сообщения о преступлении. Помимо производства судебных экспертиз СЭО вправе проводить на основании заключенных договоров исследования для физических и юридических лиц, требующие использования специальных знаний (ст. 30). Статья 5 законопроекта включает в СЭД наряду с собственно производством судебных экспертиз также организацию научных исследований в области судебной экспертизы, научно-методическое и информационное обеспечение судебной экспертизы, подбор кадров, их профессиональное обучение, профессиональное образование, подтверждение компетентности в области судебной экспертизы, повышение квалификации судебных экспертов.

Не оценивая целесообразности включения в содержание СЭД вопросов подбора кадров, профессионального обучения и ряда других вопросов, регулируемых отраслевыми или специальными (не по СЭД) законами, следует повторить, что содержательная часть, то есть специальная предназначенность СЭД, должна включать в себя прежде всего специфические (специальные) аспекты этого вида деятельности.

Таковыми аспектами являются вопросы, связанные с непосредственным использованием специальных знаний в судопроизводстве в различных формах.

Учитывая вышесказанное, СЭД могла бы быть определена как деятельность специально созданных государственных судебно-экспертных учреждений и подразделений и негосударственных организаций, а также лиц, обладающих специальными знаниями, в процессе судопроизводства по оказанию содействия лицам и органам, производящим расследование и/или рассмотрение дел в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, путем производства судебных экспертиз и иного участия при разрешении вопросов, требующих специальных знаний.

Какой должна быть структура

Анализируемый проект закона содержит шесть глав и 37 статей. Для сравнения: действующий Закон о государственной СЭД (далее — Закон о ГСЭД), регулирующий вопросы только в области ГСЭД, состоит также из шести глав, но статей уже 43.

Рассматриваемый законопроект и Закон о ГСЭД во многом схожи по своей структуре, а также по содержанию.

При этом из названия глав и статей законопроекта, содержащих во многом уже действующие правила в области ГСЭД и процессуального законодательства, не просматривается то многообразие существующих в практике СЭД отношений, требующих регулирования.

Исходя из названия проекта закона и его преамбулы (закон определяет правовую основу, принципы СЭД и порядок ее осуществления во всех видах судопроизводства), это должен быть закон с оригинальной многоступенчатой структурой.

Не может служить оправданием такой куцей структуры законопроекта о СЭД содержащаяся в указанной преамбуле норма о том, что производство судебной экспертизы с учетом особенностей отдельных видов судопроизводства регулируется соответствующим процессуальным законодательством.

Если предлагаемый законопроект в основном повторяет нормы уже действующих законов, если особенности производства судебной экспертизы в отдельных видах судопроизводства регулируются соответствующим процессуальным законодательством, то какой смысл в принятии такого закона?

Разве только в том, чтобы регулировать вопросы международного сотрудничества, чему посвящена отдельная (!) глава 5. Может быть, этот законопроект готовили лица, живущие преимущественно за границей и не знающие российскую действительность, но заинтересованные в международном сотрудничестве? И при этом, видимо, специалисты, профессионалы и практики в области СЭД, как говорится, и рядом не стояли.

Представляется, что в общем виде структура закона о СЭД должна выглядеть следующим образом: в отдельном разделе должны содержаться общие положения, распространяющиеся как на деятельность государственных судебных экспертов, так и на судебно-экспертную деятельность лиц, таковыми не являющихся. Кроме того, в этот закон следует включить разделы, посвященные особенностям ГСЭД и негосударственной СЭД. А в разделах, в свою очередь, могут быть главы с соответствующими статьями, регулирующими группы однотипных отношений в области СЭД.

Законопроект ни о чем?

По тем нормам проекта закона, которые не повторяют нормы других законов и которые являются, надо полагать, ноу-хау авторов законопроекта, возникает ряд вопросов.

Например, в ст. 11 проекта декларируется: «Эксперт обязан выполнять этические нормы, правила профессионального поведения и взаимоотношений экспертов для добросовестного выполнения своих обязанностей». Есть ли необходимость включения в специальный закон положений декларативного характера, не устанавливающих каких-либо конкретных прав и обязанностей в связи с осуществлением СЭД?

Не очень понятно, что хотели сказать авторы законопроекта формулировкой (нормой), включенной в ст. 9 (независимость судебного эксперта): «Эксперт самостоятелен в выборе средств, методов и методик исследования. При этом выбранные экспертом средства, методы и методики не должны противоречить законодательству Российской Федерации».

Актуальнейшие вопросы обеспечения независимости эксперта (читай «исключения подготовки «заказных» заключений эксперта», что не является редкостью) и выбора средств, методов и методик исследования — это все-таки разноплановые вещи.

Независимость эксперта — область организационных, воспитательных, карательных и т. п. мер.

Выбор средств, методов и методик — область профессиональной подготовленности эксперта. При названном выборе нередко возникает необходимость посоветоваться с более опытными специалистами. И не будет никакого криминала, если начинающий эксперт не самостоятельно выберет средства, методы и методики исследования, не сделает все, как говорится, на свой лад, а прислушается к мнению специалиста со стажем.

Не имеющей отношения к независимости эксперта является и упомянутая норма ст. 9 законопроекта, обязывающая эксперта выбрать средства, методы и методики, не противоречащие законодательству РФ.

Как было сказано выше, складывается общее впечатление, что содержание проекта закона в целом является компиляцией существующих (действующих) законодательных положений. Таким образом обычно поступают недобросовестные студенты при подготовке курсовых и дипломных работ. Или, как недавно стало известно, такое встречается и у власть имущих при получении ими ученых степеней и званий.

Обязательному регулированию подлежит…

В СЭД существует множество требующих регулирования отношений по вопросам назначения и производства судебных экспертиз, о которых рассматриваемый законопроект просто умалчивает. В частности, это:

1) сроки производства судебных экспертиз.

Во многих случаях эти сроки в силу разных причин являются неоправданно большими. В проекте закона нормы по этому вопросу фактически переписаны из Федерального закона от 28.06.2009 N 124-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Как показывает практика, установленные Законом N 124-ФЗ порядок и правила установления сроков производства судебной экспертизы судом мало что изменили в плане сокращения этих сроков.

По нашему мнению, в законопроекте могла бы быть отдельная глава, регулирующая сроки производства судебных экспертиз. При этом максимальный срок мог бы составить до 30 календарных дней с правом продления этого срока лицами и органами, имеющими право на назначение судебной экспертизы по мотивированному ходатайству СЭО (эксперта).

В случае формулирования таких правил указанный институт сроков производства судебной экспертизы был бы обязывающим для органов власти, СЭО и экспертов принимать меры организационного, материально-финансового, научно-методического и иного плана в целях соблюдения указанных сроков;

2) независимость судебного эксперта.

Вопросам обеспечения независимости судебного эксперта также должна быть посвящена отдельная глава в разделе с общими положениями. Помимо указания конкретных мер по обеспечению независимости эксперта такая глава должна содержать нормы по усилению ответственности эксперта (и иных лиц) не только лишь за действия по некачественному (необъективному) выполнению экспертизы по чьим-либо просьбам, но и за неумышленную некачественную подготовку заключения экспертом.

Сейчас при нередких и значительных, зачастую очевидных ошибках экспертов в процессе подготовки ими экспертного заключения последние практически никакой ответственности не несут;

3) новые виды судебных экспертиз.

Важным для развития теории судебной экспертизы и совершенствования судебно-экспертной практики являются назначение и производство новых видов экспертиз. То есть тех видов экспертиз, по которым нет устоявшихся методик и единых подходов среди специалистов. В связи с этим в законопроекте в группе норм по научно-методическому обеспечению СЭД желательно сформулировать правила о том, как в этом случае следует поступать лицам и органам, уполномоченным на назначение производства судебных экспертиз. Например, правила о том, что в подобных случаях указанные лица и органы обязаны привлекать для производства судебных экспертиз одновременно ведущих специалистов из одной и той же области знаний, придерживающихся разных воззрений;

4) использование специальных знаний экспертами СЭО не в форме судебной экспертизы.

Выше мы говорили о том, что в определении СЭД должно присутствовать следующее положение: в ходе осуществления судебно-экспертной деятельности предусматривается не только производство судебных экспертиз, но и иное участие экспертов при разрешении вопросов, требующих специальных знаний. Поэтому предметом регулирования проекта закона о СЭД должны быть и отношения по другим формам использования экспертами своих спецзнаний в ходе расследования и рассмотрения дел.

Целесообразно эту группу отношений урегулировать отдельной главой в законопроекте;

5) выбор эксперта и/или СЭО.

Сложность выбора обусловлена рядом причин, например существованием в РФ нескольких систем судебно-экспертных учреждений (подразделений), дублированием этими системами производства одних и тех же видов экспертиз, количественным, а в ряде случаев качественным дефицитом экспертов определенных специальностей, законодательными ограничениями по производству судебных экспертиз по субъектам и некоторым другим критериям и т. д.

То, что выбор эксперта и/или СЭО является сложным делом и требуется законодательное регулирование, подтверждают и специальные Постановления: ВАС РФ от 20.12.2006 N 66 и ВС РФ от 21.12.2010 N 28. Такое регулирование желательно осуществить также отдельной главой законопроекта.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *