Использование психологических знаний в непроцессуальной форме при судебных спорах между родителями о воспитании ребенка

(Сафуанов Ф. С., Александров М. Ф.) («Юридическая психология», 2011, N 4) Текст документа

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ В НЕПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМЕ ПРИ СУДЕБНЫХ СПОРАХ МЕЖДУ РОДИТЕЛЯМИ О ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА <*>

Ф. С. САФУАНОВ, М. Ф. АЛЕКСАНДРОВ

——————————— <*> Safuanov F. S., Aleksandrov M. F. Use of psychological knowledge in non-procedure form in judicial dispute between parents regarding education of a child.

Сафуанов Ф. С., руководитель лаборатории судебной психологии ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского, заведующий кафедрой клинической и судебной психологии факультета юридической психологии МГППУ, профессор, доктор психологических наук.

Александров М. Ф., руководитель антикризисного подразделения Центра диагностики и консультирования «Участие», педагог-психолог.

Статья посвящена анализу ошибок при использовании такой непроцессуальной формы использования психологических знаний, как консультирование органа опеки и попечительства на стадии подготовки к разбирательству в судебном заседании по определению места жительства ребенка при раздельном проживании родителей и определению порядка общения отдельно проживающего родителя с ребенком. Показаны типичные ошибки при формулировке содержания запроса и вопросов психологу. Даны рекомендации по постановке специалистами органов опеки и попечительства задач перед психологом, проводящим исследование членов семьи, участвующих в судебном споре.

Ключевые слова: специальные знания, использование психологических знаний в непроцессуальной форме, судебно-психологическая экспертиза, специалист-психолог, судебные споры о воспитании ребенка, органы опеки и попечительства, компетенция психолога в суде.

The article is devoted to analysis of mistakes in use of such non-procedural form of use of psychological knowledge as consulting of agency of trusteeship and guardianship at the stage of preparation for proceeding in judicial session with regard to determination of place of residence of a child in case of estrangement of parents and determination of procedure of communication of a parent living apart with a child. The authors show typical mistakes in formulation of the contents of request and questions to psychologist; give recommendations with regard to statement of a problem before psychologist making research of members of the family participating in judicial dispute.

Key words: special knowledge, use of psychological knowledge in non-procedural form, judicial-psychology expert opinion, specialist-psychologist, agencies of trusteeship and guardianship, competence of psychologist in the court.

Профессиональные (специальные) знания психолога в судопроизводстве могут применяться в процессуальной и непроцессуальной формах. Формы использования специальных знаний, регулируемые Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации (ГПК РФ), — это судебная экспертиза и деятельность специалиста. В гражданском судопроизводстве при рассмотрении дел об определении места жительства ребенка с одним из родителей в соответствии с ч. 2 ст. 24, ч. 3 ст. 65 Семейного кодекса Российской Федерации (СК РФ) или определении порядка встреч отдельно проживающего родителя с ребенком (ч. 1 ст. 66 СК РФ) может быть назначена судебная экспертиза (ст. 79 ГПК РФ) при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в научной психологии. Проведение судебно-психологической экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам. В последнем случае назначается комиссионная (ст. 83 ГПК РФ) или комплексная (ст. 82 ГПК РФ) экспертизы. Наиболее распространенной формой комплексной экспертизы по судебным спорам о воспитании детей является психолого-психиатрическая экспертиза, в отношении которой по вышеуказанным категориям дел разработаны теоретические и методологические основы (Сафуанов Ф. С., Харитонова Н. К., Русаковская О. А., 2011). В необходимых случаях суд может привлекать психолога в качестве специалиста для получения консультаций, пояснений (ст. 188 ГПК РФ). Специалист дает консультацию в устной или письменной форме, отвечает на поставленные судом и сторонами вопросы, однако в отличие от эксперта специалист дает заключение, не проводя специальных исследований (ст. 188 ГПК РФ), которые назначаются определением суда. На практике специалист-психолог обычно привлекается для содействия в постановке вопросов эксперту, для оценки обоснованности и полноты уже проведенной судебной экспертизы или психологического содержания иного письменного доказательства. В последние годы в связи с увеличением семейно-правовых споров о воспитании детей стала получать широкое распространение практика привлечения органами опеки психологов к судебному разбирательству в непроцессуальных формах — чаще всего это запрос на проведение психологического исследования членов семьи или только ребенка для подготовки органами опеки заключения в суд по существу спора. Участие органа опеки и попечительства в судебном разбирательстве при разрешении споров, связанных с воспитанием детей, регулируется Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (в ред. Постановления Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 6) <1>, ч. 2 ст. 66, ст. 78 СК РФ и ч. 2 ст. 47 ГПК РФ. В п. 2 Постановления указывается, что при подготовке к судебному разбирательству дел по семейно-правовым спорам о воспитании детей «судье следует правильно определить обстоятельства, имеющие значение для разрешения возникающего спора… обратив особое внимание на те из них, которые характеризуют личные качества родителей либо иных лиц, воспитывающих ребенка, а также сложившиеся отношения этих лиц с ребенком. Такие дела назначаются к разбирательству в судебном заседании только после получения от органов опеки и попечительства составленных и утвержденных в установленном порядке актов обследования условий жизни лиц, претендующих на воспитание ребенка». Согласно п. 3 указанного Постановления при рассмотрении судом дел, связанных с воспитанием детей, необходимо иметь в виду, что к участию в деле, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту интересов ребенка, должен быть привлечен орган опеки и попечительства, который обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание, а также представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора, подлежащее оценке в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами. Согласно п. 3 ст. 12 Федерального закона от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (в ред. Федерального закона от 01.12.2004 N 150-ФЗ) органы опеки имеют право «запрашивать информацию у государственных органов и иных учреждений по вопросам, входящим в их компетенцию, приглашать для выяснения этих вопросов несовершеннолетних, их родителей, законных представителей и иных лиц». ——————————— <1> Ссылка на него содержится в ч. 2 ст. 65 СК РФ.

В отличие от процессуальных форм использования специальных психологических знаний, при которых эксперт и специалист обладают определенными правами и обязанностями, дают свои заключения согласно определению и вопросам суда, руководствуются в своей деятельности гражданским процессуальным законодательством, такого рода обследования, где психолог (сотрудник психолого-медико-социальных и аналогичных центров системы образования, социальной защиты и т. п., школьный психолог, медицинский психолог, преподаватель вуза и пр.) выступает в качестве консультанта или «специалиста» в непроцессуальном значении этого слова и дает письменное заключение, законодательно и нормативно никак не регламентированы. Отношения органа опеки и попечительства с консультантом-психологом складываются либо произвольно, либо опираясь на внутренние документы учреждения, в котором работает психолог. В связи с этим остаются неясными организационные вопросы, форма и содержание запроса органа опеки и попечительства психологу (или учреждению, в котором работает психолог), формулировка задач исследования и конкретных вопросов, границы компетенции психолога, форма итогового документа, который, как правило, носит название «заключение специалиста». Не определены требования к психологу, исследующему сложившуюся семейную ситуацию, его профессиональной квалификации. Никто не предупреждает психолога о даче заведомо ложного заключения. В отличие от экспертизы психолог-консультант в подавляющем большинстве случаев не имеет возможности знакомиться с материалами гражданского дела и ограничивается только очным освидетельствованием членов семьи. Из множества проблем, касающихся квалификации психологов-консультантов, выделим только часто встречающиеся: незнание семейного законодательства (т. е. отсутствие представлений о юридическом значении своего заключения) и смешение роли психотерапевта и судебного диагноста (об этом подробнее см.: Сафуанов Ф. С., Харитонова Н. К., Русаковская О. А., 2011, с. 24 — 27, 165 — 166). Целью настоящего исследования является анализ одного из аспектов вышеуказанной проблемы: выявление типичных ошибок при определении органами опеки и попечительства задач психологического исследования и формулировке вопросов специалистам-психологам в процессе подготовки к судебному разбирательству спора между родителями о воспитании ребенка. Нами проанализировано 245 запросов органов опеки и попечительства в ГОУ Центр диагностики и консультирования «Участие» г. Москвы на проведение психологического исследования при подготовке к судебному разбирательству по определению места жительства ребенка при раздельном проживании родителей (86 запросов) и определению порядка общения отдельно проживающего родителя с ребенком (159 запросов). Запрос органа опеки и попечительства должен содержать поручение провести психологическое исследование с указанием объекта обследования (ребенка, членов семьи). В проанализированных же запросах в ряде случаев вместо объекта указывается предмет исследования (например, провести обследование внутрисемейных взаимоотношений или исследовать психологическую совместимость ребенка с конкретным родителем и т. п.). На наш взгляд, такие формулировки неизбежно сужают рамки исследования, поскольку предмет исследования обычно конкретизируется в вопросах, задаваемых психологу, и он не может сводиться только к одному из разнообразных аспектов индивидуальной диагностики членов семьи и ситуационной диагностики семейных отношений (Сафуанов Ф. С., Харитонова Н. К., Русаковская О. А., 2011, с. 37 — 41). Другим видом ошибок является обозначение поручения как просьбы «Выразить свое мнение по поводу…», «Предоставить сведения о…», поскольку такого рода формулировки не содержат главного компонента профессиональной деятельности психолога, дающего заключение психологического исследования (обследования). Частая ошибка в запросах органа опеки и попечительства — обозначение исследования как «психолого-педагогического». Психолого-педагогическое исследование обычно носит комплексный характер, предполагает привлечение специалистов разного профиля (педагогов, дефектологов, логопедов, психологов). При этом педагогическое исследование всегда сохраняет свою специфику: в нем идет речь о педагогическом процессе, об обучении и воспитании, об организации и управлении процессом, в котором обязательно участвуют педагог и воспитанник, функционируют и развиваются педагогические отношения, решаются педагогические задачи. Педагогическое обследование направлено на изучение сферы знаний и представлений, выявление некоторых умений и навыков, необходимых для усвоения образовательной программы. Использование в педагогическом исследовании методов психологической диагностики, например, для определения уровня развития познавательной сферы, делает эти исследования психолого-педагогическими. Вопросы же, которые исследуются в сфере семейных отношений, имеют достаточно косвенное отношение к педагогике (например, изучение стиля воспитания конкретного родителя) и всецело относятся к компетенции психолога, что делает эти исследования психологическими. Еще одной распространенной ошибкой является указание конкретных методов и объема исследования в поручении психологу, например: «Провести беседу с родителями и тестирование ребенка». Хотя взаимодействие органа опеки и попечительства с психологом или учреждением, в котором работает психолог, осуществляется в непроцессуальной форме, заключение психолога в суде может стать, как указывалось выше, доказательством по делу. Поэтому в этом случае, по аналогии с судебной экспертизой, должен сохраняться принцип независимости лица, проводящего исследование (ст. ст. 4, 7 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»), одним из аспектов которого является положение о том, что никто не может диктовать психологу, какие методы и в каком объеме он может и должен использовать в своей работе. Более того, выбор методов в зависимости от цели и конкретных задач исследования является частью профессиональных знаний психолога и не может задаваться извне лицами, не обладающими соответствующими специальными знаниями. Еще большее разнообразие ошибок наблюдается при формулировке органами опеки и попечительства конкретных вопросов, задаваемых психологам. Наиболее существенными ошибками являются вопросы, решение которых не входит в компетенцию психологов, а находится всецело в компетенции суда. К примеру, это такие вопросы или требования, как «Дать рекомендацию по определению места жительства», «Проживание с отцом или матерью будет отвечать интересам ребенка?», «Приоритетное место жительства для ребенка», «Определить целесообразность общения отца (матери) с ребенком», «Сообщить, где, когда и в присутствии кого эти встречи могут происходить», «Целесообразен ли предложенный отцом (матерью) порядок общения с ребенком?», «Какой порядок общения отдельно проживающего родителя будет наиболее благоприятен с психологической точки зрения для ребенка?» «Будет ли способствовать порядок общения, предложенный родителем, интересам ребенка?» «Определить готовность ребенка оставаться у матери (отца) на несколько дней с ночевкой» и т. п. Даже при судебной экспертизе психолог не имеет права выходить за пределы своей компетенции и указывать в своих заключениях, с кем из родителей должен проживать ребенок или какой порядок и график встреч отдельно проживающего родителя с ребенком целесообразен. Такие решения принимает только суд, не только основываясь на психологических данных, но и оценивая всю совокупность имеющихся доказательств. Специальные знания — это всегда научные знания неправового характера, сопровождаемые адекватными (признанными) прикладными методиками, используемые для достижения определенных юридических целей (Сахнова Т. В., 2000), и психолог не должен решать правовые вопросы, входящие в компетенцию суда. Как отмечает Т. В. Аверьянова (2006), судебная практика знает многочисленные случаи отклонения заключения эксперта как доказательства по делу на том основании, что эксперт при обосновании своих выводов вышел за пределы своей компетенции и присвоил несвойственные ему функции судебных органов по оценке имеющихся в деле доказательств. Соответственно, и психолог, выполняющий исследование по запросу органа опеки и попечительства, также не вправе брать на себя функции суда. К этим же ошибкам примыкает формулировка вопросов психологу в терминах норм семейного права. Чаще всего это повтор формулировок ст. 65 СК РФ: «Каковы отношения, сложившиеся между ребенком и родителями?», «Определить степень привязанности ребенка к каждому из взрослых членов семьи». Конечно же, психологические категории, которые устанавливаются при психологическом исследовании по делам, связанным с воспитанием ребенка при раздельном проживании родителей, должны соотноситься с существующими нормами семейного права. Однако для обеспечения возможности правоприменения необходимо при психологическом исследовании определять не сами правовые нормы (это выход за пределы компетенции психолога), а уметь вычленять их психологическое содержание (таблица), которое и подлежит психологической диагностике.

Таблица

Соотношение правовых и психологических понятий

Правовая норма Правовые категории Психологические категории

ст. 65 Нравственные и иные Индивидуально-психологические личные качества особенности каждого из родителей родителей

Постановление Обстоятельства, Индивидуально-психологические Пленума ВС РФ способные оказать особенности ребенка; от 27 мая 1998 г. влияние на… особенности и уровень его N 10 психическое развитие психического развития ребенка

ст. 65 Отношения, Психологическое отношение существующие между каждого из родителей к каждым из родителей ребенку и ребенком

ст. 65 Привязанность Психологическое отношение ребенка к каждому из ребенка к каждому из родителей, братьям и родителей, другим членам сестрам семьи

Кроме того, во многих случаях перед психологами органов опеки и попечительства ошибочно ставят задачи, решение которых входит в компетенцию других специалистов: «Определить совместимость ребенка с родителем с учетом его физиологических особенностей», «Оценить психофизическое состояние ребенка». Выходом за пределы специальных знаний психолога можно считать и требования органов опеки и попечительства установить фактические обстоятельства, не имеющие отношения к диагностике психологических свойств, процессов, состояний. Это, к примеру, часто встречающиеся в запросах такие задачи и вопросы, как: «Выявить факты насилия над детьми либо их отсутствие», «Достаточно ли уделяется внимания ребенку в семье матери при отсутствии общения с отцом?», «Имеет ли место общение родителя с ребенком в грубой форме, окрик, рукоприкладство?», «Как родители общаются между собой в присутствии ребенка?». Достаточно много ошибок при формулировке вопросов психологу связано с неточностью или расплывчатостью предмета исследования, что, несомненно, затрудняет проведение психологического исследования. Так, вместо понятной формулировки вопроса об индивидуально-психологических особенностях ребенка или родителя мы видим чрезмерно узкие вопросы о «психологической устойчивости ребенка», «мотивационных линиях родителей», «нервно-психологическом статусе ребенка», «особенностях характера отца (матери)». Между тем при исследовании индивидуально-психологических особенностей членов семьи в рамках гражданского дела предмет и объем психодиагностической деятельности психолог определяет исходя из особенностей судебного спора. Ясно, что, не обладая специальными знаниями в психологии, орган опеки и попечительства не может указывать психологу ни предмет, ни объем исследования личности. Во многих запросах, напротив, встречаются слишком широкие, неконкретные и ненаучные формулировки вопросов, затрудняющие возможность ситуационной психологической диагностики семейных взаимоотношений. Это такие вопросы и задачи, как «Дать психологическую оценку обстановки в семье (сложившейся ситуации)», «Какова обстановка в семье матери (отца)?», «Комфортно ли в настоящее время проживание ребенка с матерью (отцом)?», «Какова психологическая готовность каждого из родителей быть отцом (матерью)?», «Как оценить психологическую ситуацию, сложившуюся между родителями ребенка и их родственниками?». Неверными по существу являются и требования к психологам выяснить мнение ребенка при решении вопросов осуществления родительских прав. Выяснение мнения ребенка — прерогатива самого органа опеки и попечительства и суда (ст. 57, ч. 3 ст. 65 СК РФ). Суд учитывает мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, в обязательном порядке, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Допрос свидетеля в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению суда и допрос свидетеля в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет производится с участием педагогического работника (ч. 1 ст. 179 ГПК РФ). Поэтому поручение психологу выяснить желание ребенка проживать с отцом или с матерью, просьба ответить на такие вопросы, как: «Каково мнение ребенка относительно проживания отдельно от матери совместно с отцом?», «Каково мнение ребенка относительно общения с каждым из родителей в будущем?», «С кем из родителей хочет проживать несовершеннолетний?», является ошибочным, принуждающим психолога выполнять функции суда или самого органа опеки и попечительства. Анализ запросов органов опеки и попечительства также показал, что практически не задаются вопросы об уровне и особенностях психического развития ребенка. Между тем психологическое исследование онтогенеза и психического состояния ребенка является одним из необходимых и важнейших компонентов решения вопроса о его воспитании при раздельном проживании родителей (Сафуанов Ф. С., Харитонова Н. К., Русаковская О. А., 2011, с. 68 — 135). Таким образом, оптимальным выглядит следующий порядок взаимодействия органа опеки и попечительства с учреждением или конкретным специалистом, проводящим психологическое исследование по гражданскому делу о споре между родителями о воспитании ребенка. Орган опеки направляет запрос, в котором ставится задача провести психологическое исследование, с указанием объекта исследования (всех или отдельных членов семьи). Формулировка вопросов, которые ставятся перед психологом, должна отвечать по крайней мере трем требованиям. Первое: не вынуждать психолога выходить за пределы своих профессиональных знаний и не решать вопросы, которые находятся в компетенции самого органа опеки и попечительства или суда. Второе: составлять вопросы таким образом, чтобы они имели четкое психологическое содержание, а не заменялись обыденными или оценочными суждениями с позиций здравого смысла. Третье: чтобы психологическое содержание данных вопросов легко соотносилось с правовыми нормами, содержащимися в СК РФ по статьям, касающимся осуществления родительских прав. С этих позиций можно очертить следующий круг задач, решаемых психологами в ходе консультирования органа опеки и попечительства. При индивидуальной диагностике членов семьи основными задачами являются: 1) диагностика индивидуально-психологических особенностей каждого из родителей (отца и матери или других фактических воспитателей). Правомерность выделения данной задачи обусловлена требованием ч. 3 ст. 65 СК РФ при судебном разрешении спора между родителями учитывать «нравственные и иные личные качества родителей»; 2) диагностика индивидуально-психологических особенностей ребенка, особенностей и уровня психического развития ребенка. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 указывается, что к числу обстоятельств, которые необходимо устанавливать при рассмотрении подобных дел, относятся возраст, особенности психического развития ребенка. Ситуационная диагностика семейных отношений основывается на решении следующих задач: 1) диагностики отношения отца и матери к ребенку. Как следует из ч. 3 ст. 65 СК РФ, суд при разрешении спора между родителями о месте жительства ребенка должен учитывать «отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком»; 2)) диагностики отношения ребенка к каждому из родителей, а также к другим членам семьи. Постановка данной задачи определяется необходимостью при судебном разбирательстве выяснения «привязанности ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам» (ч. 3 ст. 65 СК РФ). Суд при определении привязанности ребенка к другим членам семьи не должен опираться только на объяснения сторон, в т. ч. и ребенка, без необходимой их оценки и проверки, в основу решения суда должны быть положены все доступные доказательства по делу. Высказанное перед судом или органами опеки и попечительства мнение ребенка (особенно при длительном его проживании с одним из родителей при изоляции от другого) может быть следствием явного или неявного влияния окружающих его взрослых, поэтому для установления не декларируемого, а истинного отношения ребенка к членам своей семьи необходимо решение данной экспертной задачи. Разумеется, перед психологами, консультирующими органы опеки и попечительства, могут ставиться и другие вопросы, конкретизирующие очерченный круг задач. В то же время с нашей точки зрения нельзя ставить перед психологами, проводящими обследование семьи по запросу органа опеки и попечительства, задачу определить способность ребенка к выработке и принятию самостоятельных решений. Диагностика данной способности имеет отношение к судебной оценке мнения ребенка о месте своего проживания (ч. 3 ст. 65 СК РФ). Право ребенка выражать свое мнение и быть заслушанным в ходе судебного разбирательства отражено в ст. 57 СК РФ, при этом «учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам». Однако следует учесть, что отношение ребенка к родителям, как сложный психологический феномен, подвержено влиянию множества различных факторов (индивидуально-личностные особенности ребенка и родителей, характер отношения к ребенку в семье, стиль воспитания, факты жестокости и физического насилия). В тех случаях, когда ребенок оказывается вовлеченным в длительно существующие конфликтные взаимоотношения между супругами, создаются предпосылки для нарушения характера детско-родительских взаимоотношений и возможного формирования негативного отношения к одному из родителей. Поэтому данная задача должна решаться не в рамках консультативного психологического обследования, а в ходе судебной экспертизы, когда психолог имеет возможность не ограничиваться только очным обследованием членов семьи и ознакомлением с мнениями сторон (или одной стороны), а изучить все имеющиеся материалы гражданского дела, отражающие взаимоотношения родителей с ребенком в предразводный и разводный периоды, особенности семейного конфликта, степень вовлеченности ребенка в этот конфликт, степень влияния совместно проживающего родителя на ребенка и т. д. Также недопустимо со стороны специалистов органа опеки и попечительства требовать от психологов, проводящих обследование семьи, делать прогностические выводы о возможном негативном влиянии психического состояния, индивидуально-психологических особенностей каждого из родителей на психическое состояние и особенности психического развития ребенка. Такие вопросы, имеющие юридическое значение для судебного установления «возможности каждого из родителей создания ребенку условий для воспитания и развития» (ст. 65 СК РФ) и «непричинения вреда психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию вследствие общения с ребенком» родителя, проживающего отдельно (ст. 66 СК РФ), могут быть решены только в ходе такого процессуального действия, как судебная экспертиза (судебно-психологическая или комплексная психолого-психиатрическая), по следующим основаниям. Во-первых, при обследовании семьи в непроцессуальном порядке психолог ограничен только очным освидетельствованием членов семьи, не имеет возможности проводить психологический анализ материалов гражданского дела, приобщенной документации (в первую очередь медицинской документации), поэтому он практически всегда не обладает объективной информацией о семье как системе, о взаимоотношениях между каждым из родителей и ребенком в предразводный период, в ситуации развода. Во-вторых, подавляющее большинство таких обследований ограничивается беседой и тестированием только ребенка, без полноценного психологического исследования индивидуально-психологических особенностей и психического состояния родителей. Между тем прогностическая оценка возможного негативного влияния конкретного родителя на психическое развитие ребенка неосуществима без интеграции результатов как индивидуальной диагностики всех членов семьи, так и ситуационной диагностики семейных отношений, в т. ч. отношения отца и матери к ребенку, их стиля воспитания, родительской позиции и т. п. В-третьих, и это главное, у психолога-консультанта, проводящего исследование по запросу органа опеки и попечительства (или одной из спорящих сторон) в отличие от психолога — судебного эксперта нет ответственности за дачу заведомо ложного заключения (ст. 307 УК РФ), нет обязанности провести полное исследование представленных материалов и документов (ст. 85 ГПК РФ). В отличие от эксперта психолог-консультант может самостоятельно собирать материалы для проведения исследования, вступать в личные контакты с участниками процесса, что дает возможность впоследствии процессуальным противникам в суде ставить под сомнение его незаинтересованность в исходе дела. Если эксперт имеет право знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы, просить суд о предоставлении ему дополнительных материалов и документов для исследования (ст. 85 ГПК РФ), то психолог-консультант такого права лишен. Действующее законодательство (ст. 56 СК РФ) наделяет органы опеки и попечительства функцией защиты прав детей, поэтому решение проблем взаимодействия органов опеки и специалистов-психологов в непроцессуальном порядке при подготовке судебного разбирательства по судебно-правовым спорам о воспитании детей чрезвычайно важно, поскольку такие заключения психологов часто ложатся в основу заключения органов опеки по существу спора, могут выступать доказательствами по делу, напрямую затрагивают интересы ребенка.

Литература

1. Аверьянова Т. В. Судебная экспертиза: Курс общей теории. М., 2006. 2. Сафуанов Ф. С., Харитонова Н. К., Русаковская О. А. Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам о воспитании и месте жительства ребенка. М., 2011. 3. Сахнова Т. В. Судебная экспертиза. М., 2000.

——————————————————————

Название документа