Судебно-портретная экспертиза: современное состояние и перспективы

(Зинин А. М.) («Законы России: опыт, анализ, практика», 2011, N 12) Текст документа

СУДЕБНО-ПОРТРЕТНАЯ ЭКСПЕРТИЗА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ

А. М. ЗИНИН

Зинин Александр Михайлович, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, профессор кафедры судебных экспертиз Московской государственной юридической академии им. О. Е. Кутафина.

В статье рассматриваются: предмет портретной экспертизы, система ее объектов, способы изменения портретных изображений, особенности отбора образцов для сравнения, вопросы, которые могут ставиться перед экспертом, особенности исследования портретов, являющихся изобразительной продукцией.

Ключевые слова: портретная экспертиза; образцы для сравнения; изменение портретных изображений и особенности их исследования.

Forensic portrait expertise: a modern condition and prospects A. M. Zinin

Zinin Aleksandr Mikhaylovitch, Doctor of Laws, professor, Honored lawyer of the Russian Federation, professor of Department of Forensic Expertise of Moscow state law academy n. a. O. E. Kutafin.

This article touches upon subject of portrait expertise, the system of its objects, the ways to change the portraits, obtaining samples for examination, the questions which an expert can be asked, peculiarity of graphic portrait examination.

Key words: portrait expertise; samples for comparative research; the ways to change the portraits; peculiarity of graphic portrait examination.

Портретная экспертиза проводится в целях установления личности по признакам внешности, зафиксированным на различных носителях портретной информации, и выполняется с помощью специализированных методов исследования. Предметом портретной экспертизы является идентификация личности по портретным изображениям. С ее помощью могут также решаться вопросы диагностического характера — определение антропологической принадлежности изображенного на портрете лица; установление сходства разных лиц, обусловленного кровным родством, при невозможности проведения молекулярно-генетической экспертизы. Объектами портретной экспертизы являются различные носители информации о признаках внешности человека, представляющие собой изображения, которые можно условно разделить на две группы. Первая группа — это изображения, непосредственно запечатлевшие внешний облик человека. Вторая группа — это изображения, полученные путем преобразования исходных изображений конкретных людей, например в целях создания торговой марки какого-либо товара, рекламы и т. п. Объекты первой группы включают фотоснимки и видеокадры. Фотоснимки, поступающие на экспертизу, изготавливаются в основном с помощью цифровых технологий, но иногда могут поступать и фотоснимки, изготовленные с применением аналоговой фотографии. Видеоизображения получаются в ходе выполнения видеосъемки, в том числе функционирования систем видеонаблюдения, и представляются на экспертизу в виде распечатки отдельных кадров или копии видеозаписи на лазерном диске. Фотопортреты в данной экспертизе подразделяются на специальные, документные, художественные и бытовые. К специальным портретам относятся фотоизображения, изготовленные по правилам опознавательной (сигналетической) фотосъемки. Данная фотосъемка производится в целях уголовной регистрации и представляет собой фотографирование человека в анфас и правый профиль погрудно. Причем положение головы фотографируемого должно быть такое, чтобы по фотокарточке можно было составить правильное представление о признаках внешности человека, строении элементов его лица, производить измерение относительных величин этих элементов, использовать все рекомендуемые методикой портретной экспертизы приемы и методы. Объектами портретной экспертизы сигналетические снимки обычно бывают по уголовным делам. По гражданским делам они могут использоваться при решении вопросов, связанных с личными правами граждан, когда требуется установление тождества лиц, изображенных на различных документах, одним из реквизитов которых является фотоснимок лица, на чье имя выдан документ. Сигналетические фотоснимки могут выступать в качестве одного из идентифицирующих объектов. По ним можно составить полное представление об особенностях внешнего облика лиц, подлежащих исследованию. Документными фотопортретами принято считать погрудные фотоизображения лиц, специально предназначенные для документов, удостоверяющих личность, — паспортов, воинских билетов, а также различных удостоверений. Такие фотоснимки должны изготавливаться по определенным правилам, относящимся к размеру, ракурсу съемки и освещению лица, гарантирующим при их соблюдении полноту и точность воспроизведения характерных признаков внешности. Однако экспертная практика свидетельствует, что эти правила соблюдаются не всегда. В результате на документы помещаются фотоснимки с нарушением положения головы — она может быть приподнята, изготовленные с недостаточной резкостью изображения, затрудняющей изучение по снимку мелких особенностей элементов внешности. На качество документных фотопортретов оказывает существенное влияние та цифровая фотографическая техника невысокого класса, которая в последние годы используется в многочисленных фотоателье, а также выездными фотографами, обслуживающими учреждения социальной защиты и другие места массового оформления документов, удостоверяющих личность. На этих фотоснимках не отображаются мелкие детали строения элементов лица, анализ которых необходим для проведения экспертной портретной идентификации. В результате эксперту приходится анализировать в основном общие, групповые по своему значению признаки внешности и при отсутствии крайних степеней выраженности признаков (например, очень широкие брови и т. д.), приходить к вероятному выводу о тождестве. Улучшить качество изображения даже с помощью специальной аппаратуры не удается. Большие затруднения при проведении портретной экспертизы возникают в тех случаях, когда цифровая фотосъемка осуществляется с близкого расстояния. На фотографии запечатлевается оптическая деформация лица — искажаются его форма, действительные пропорции, положение и контуры частей лица, удаленных от объектива. В то же время элементы лица, более близкие к объективу, такие, как нос, верхняя губа, увеличиваются в размерах. По подобным фотоснимкам невозможно сопоставить достоверные размерные соотношения элементов внешности, их форм, контуров, пропорций и т. д. Иногда на экспертизу поступают художественные фотопортреты, на которых человек сфотографирован по определенным правилам применительно к этому жанру фотосъемки в целях запечатления наиболее эффектной и оригинальной позы, выражения лица. Для этого используются приемы игры света и тени, специфической композиции фотоснимка, наиболее выигрышного для фотографируемого положения головы. На таких портретах могут не полностью отобразиться некоторые элементы внешности — они могут находиться в тени, быть закрытыми головным убором и т. п. При художественной фотосъемке не регламентируется ракурс съемки. Обычно посредством использования условий съемки фотограф стремится придать облику фотографируемого наибольшую привлекательность и оригинальность. Выраженность отдельных признаков внешности может быть уменьшена, а некоторые признаки вовсе не отображены в результате использования специального освещения. Как было отмечено, для проведения портретной экспертизы могут поступать фотоснимки, изготовленные с применением аналоговых технологий, применявшихся до появления цифровой фотоаппаратуры. При получении фотоснимков в те годы использовались фотопечать и ретушь негативного и позитивного изображений, чтобы убрать дефекты фотопроцесса, а также «улучшить» изображение лица, чтобы устранить, например, морщины, резкие складки кожи, некоторые возрастные признаки. Изучение фотокарточек, отпечатанных с негативов, с которых были удалены следы графитного карандаша, использовавшегося для ретуши изображения по эмульсионному слою негатива, показало, что ретуши подвергались: рельеф лба, морщины лобные и межбровные, складки подглазные, особенности строения спинки и кончика (раздвоенность) носа, контуры крыльев носа, носогубные, верхнегубные, подротовые, подбородочные, щечные складки, контуры свободного края подбородка и углов нижней челюсти (овал лица делался более плавным, сглаживался). Удалялись с помощью ретуши бородавки, шрамы и т. п. Таким образом, ретуши подвергалось изображение почти всех индивидуальных признаков, чтобы «облагородить» лицо сфотографированного человека, устранить или смягчить признаки старения. Об особенностях выполнения портретного исследования в случае поступления в качестве объекта ретушированного фотоснимка можно получить представление по следующему примеру из экспертной практики. Для проведения экспертного исследования поступило изображение молодого мужчины в форме красноармейца, сфотографированного в январе 1924 г., а также групповой фотоснимок, на котором был изображен мужчина средних лет в форме командира Красной Армии вместе с женой и детьми. Требовалось установить — не изображен ли на фотоснимках один и тот же мужчина. Анализ признаков внешности красноармейца был затруднен тем, что на нем был головной убор — шлем, закрывавший верхнюю и боковые стороны головы. Изображение было недостаточно резкое, но на подбородке отчетливо просматривалась вертикальная складка. На фотоснимке командира этот признак не выявлялся. Изучение фотоснимка показало, что он подвергался художественной ретуши, в ходе которой было устранено изображение складок кожи, в том числе и на подбородке, а также смягчен рельеф лица. Были запрошены дополнительные фотоснимки, при изготовлении которых ретушь не применялась. На этих фотоснимках нашли отображение и особенности складок кожи лица, в том числе на подбородке. Вывод по результатам исследования был положительным. Бытовые фотопортреты являются частым объектом экспертного исследования. Такие портреты обычно изготавливаются для запечатления каких-либо событий в жизни людей. Человек, подлежащий установлению, может быть изображен в группе людей в жилом помещении, на отдыхе «на природе» и т. д. Фотографирование может осуществляться как при естественном освещении, так и с использованием фотовспышки, встроенной в фотокамеру. Чаще всего применяется аппаратура невысокого класса. В результате на бытовых фотопортретах признаки внешности могут быть отображены не полностью, а мелкие особенности элементов лица не отображаются на фотокарточке. Иногда на экспертизу поступают портреты, напечатанные в книгах, журналах, газетах, являющиеся репродукциями фотографических снимков. Особенностью воспроизведения признаков внешности, изображенных на репродукциях лиц, является существенное влияние на их отображение технологии полиграфической печати, которая предусматривает перед типографским воспроизведением фотоизображения использование специальной ретуши. Она применяется для повышения яркости образующих изображение элементов (контуров, полутеней и т. д.). Причем ретуши подвергаются контуры большинства элементов лица путем их обводки, изменяющей особенности строения элементов (например, извилистый контур становится дугообразным). Кроме ретуши на отображение особенностей строения элементов лица влияет так называемый растр, который в полиграфии образуется при переводе фотографического изображения в типографское. В результате изображение формируется из точек разной величины и цвета. Эти точки невелики по размеру и не видны невооруженным глазом. Они не мешают восприятию изображения лица человека. Однако при проведении портретной экспертизы должно осуществляться сопоставление размерных признаков. Использование такого метода требует увеличения изображения, чтобы можно было выявить так называемые константные антропометрические точки, по которым и проводятся измерения. Это точки, например, в углах глаз, рта и других частях элементов, по которым измеряются их длина, ширина. В результате эксперту приходится использовать лишь изучение описательных, так называемых качественных признаков, что существенно снижает полноту анализа признаков внешности и достоверность вывода о тождестве. На экспертизу могут также поступать ксерокопии фотоснимков, например ксерокопия паспорта, хранившаяся в делах какого-либо учреждения. Изготовление копий на ксероксах не обеспечивает качественного получения полутонового изображения, каким является фотоснимок. По таким изображениям можно лишь составить приблизительное представление о строении мелких элементов лица, индивидуализирующих внешний облик человека. Изображение либо чрезмерно контрастное, либо, наоборот, отличается пониженным контрастом. В результате эксперт может сделать лишь вероятный вывод о тождестве. В то же время при отсутствии тождества вопрос может быть решен категорически. Так, на исследование поступили: ксерокопия заявления формы N 1П на получение паспорта с изображением фотоснимка, наклеенного на бланк заявления, и ксерокопия паспорта. Требовалось установить тождество изображенных лиц. На ксерокопиях фотографических снимков за счет высокого контраста отобразилось лишь общее строение элементов внешности. В результате индивидуальная идентификация путем сопоставления особенностей элементов внешности была невозможна. Однако эксперт решил использовать метод сопоставления лицевой асимметрии изображенных на фотоснимках лиц. С этой целью были изготовлены прямые и зеркальные копии фотоснимков. Затем правые и левые половины каждого фотоснимка совмещались по условной медиальной (вертикальной) линии лица. Результаты совмещения показали разную степень асимметрии у сравниваемых лиц. В итоге эксперт смог сделать категорический вывод об отсутствии тождества изображенных лиц. Все чаще объектами экспертного исследования становятся изображения человека, полученные с помощью видеосъемки, при которой человек запечатлевается в движении. При этом лицо человека редко отображается крупным планом. Чаще всего оно занимает незначительную часть кадра и к тому же зафиксировано в ракурсах, затрудняющих изучение признаков элементов лица. Нередко съемка осуществляется при недостаточном освещении. На изображениях, полученных с помощью камер систем видеонаблюдения, лицо человека запечатлевается в ракурсе — сверху вниз, при рассеянном искусственном освещении, реже — направленном. Изображения отличаются невысоким качеством, затрудняющим анализ строения элементов внешности. При представлении такого материала эксперт уже на стадии предварительного исследования объектов отказывается от проведения экспертизы из-за неудовлетворительного качества исходных изображений. Если же видеокадры или файлы на диске воспроизводят элементы лица удовлетворительно, эксперты сталкиваются с таким явлением, как возможность наблюдения мелких особенностей строения элементов лица на экране монитора, и невозможностью выявить эти детали на распечатке изображения лица. В результате на фототаблице не удается воспроизвести те признаки, на которые эксперт ссылается в своем заключении, и фототаблица не выполняет своей функции — иллюстрировать ход и результаты исследования. Рассматривая объекты, поступающие для проведения судебно-портретной экспертизы, следует отметить, что так же, как и в других экспертизах, полнота и всесторонность экспертного исследования, а в конечном счете — и его результаты зависят от материалов, направленных на экспертизу. Нередко проведение исследования затрудняется из-за ограниченного объема материала и его качества. Поступают на исследование фотоснимки недостаточно резкие, лица на них запечатлены с нарушением ракурса съемки при слабой освещенности объекта. Это препятствует использованию всего арсенала методов и приемов, разработанных и рекомендованных для решения задач портретной экспертизы, не дает возможности провести всестороннее исследование. Назначив портретную экспертизу, целесообразно направлять в распоряжение эксперта оригиналы фотоснимков и других портретных изображений и только в крайнем случае — их репродукции. Необходимость соблюдения этого требования вызвана тем, что при репродуцировании происходит, как правило, снижение качества отображения особенностей элементов внешности. Обычно эксперту представляют одно, по мнению заказчика экспертизы, лучшее изображение. Однако практика свидетельствует, что наличие в распоряжении эксперта нескольких портретов, даже не равноценных по качеству, помогает ему полнее проанализировать признаки внешности, поскольку разные портреты могут дать дополнительную информацию об отображении внешнего облика человека. В связи с этим при подготовке к назначению портретной экспертизы следует уделить внимание подбору образцов для сравнения. Отбираемый материал должен отвечать следующим требованиям: сопоставимость, доброкачественность, полнота и достоверность. Сопоставимость сравнительного материала означает наличие и одинаковое отображение одноименных элементов и их признаков на сравниваемых объектах. На исследование желательно направлять фотоснимки, представляющие подлежащих сравнению лиц в близком возрасте. Особенно это важно при решении вопроса о возможном кровном родстве изображенных лиц. Так, перед экспертом была поставлена задача: установить сходство женщины с предполагаемым отцом. На исследование были представлены ее фотоснимки, на которых она была изображена в разном возрасте, а также фотоснимки предполагаемого отца, среди которых он был изображен еще в подростковом возрасте. Из числа представленных фотоснимков для проведения исследования был отобран фотоснимок женщины в таком же возрасте. В результате вопрос, поставленный перед экспертом, был решен, и в заключении по результатам исследования было указано, что сходство лиц с большой долей вероятности может быть обусловлено кровным родством. При отборе портретов, направляемых на экспертизу, необходимо стремиться к тому, чтобы лица были изображены в одинаковом положении относительно съемочной аппаратуры, с одинаковым освещением, при одинаковом состоянии внешности. Если на исследование представляются портреты лиц, возраст которых значительно различается (взрослый — ребенок), необходимо представить дополнительные фотоснимки, чтобы можно было проследить динамику изменения признаков внешности, выявить те, которые не изменились. Доброкачественными и полными считаются образцы, всесторонне и достоверно отображающие признаки внешности человека. Желательно представление фотоснимков резких, нормальных по контрастности, отображающих все мелкие особенности лица, лишенные дефектов, затрудняющих восприятие и анализ признаков внешности. Под достоверными понимаются материалы, направленные на экспертизу с соблюдением всех процессуальных норм и правил, исключающих их подмену, путаницу в наименовании. С этой целью портреты на оборотной стороне надписываются, надпись заверяется подписью и печатью. Эксперту должно быть известно достоверно, на каких портретах изображено устанавливаемое либо проверяемое лицо. Если какие-либо портреты вызывают сомнение в подлинности запечатления на них устанавливаемого или проверяемого лица, они исключаются из дальнейшего исследования. Если кроме портретов, вызывающих у эксперта сомнения, других не представлено, исследование не проводится и материалы возвращаются для выяснения обстоятельств, вызывающих сомнение. Таким образом, эксперт в случае наличия портретов, не отвечающих всем вышеуказанным требованиям, сообщает инициатору назначения экспертизы, что при непоступлении необходимых материалов возможны лишь дача предположительного вывода или отказ от исследования. Кадры видеозаписи нередко представляются в виде распечаток. Причем направляется один кадр по аналогии с фотоснимком, хотя на видеозаписи имеется несколько кадров, на которых зафиксирован человек, чей внешний облик необходимо исследовать. В результате эксперт, работая с распечаткой такого видеокадра, чаще всего приходит к вероятному выводу либо вообще отказывается от решения вопроса. Даже если кадр видеозаписи представлен в виде электронной копии файла, эксперт не может использовать преимущества, которые ему дала бы вся относящаяся к данному человеку видеозапись. Получив такую видеозапись, эксперт может выбрать и другие кадры, на которых признаки внешности запечатлены более полно. Используя несколько кадров, на которых человек зафиксирован в разных ракурсах и с разным положением головы, можно получить более полное представление о признаках внешности искомого лица. Наибольшие трудности эксперт испытывает, когда ему необходимо сопоставлять кадры видеоизображений и опознавательные фотоснимки, представленные для сравнения. Они чаще несопоставимы по ракурсу, положению головы при съемке, полноте и качеству отображения признаков внешности. Такая ситуация также препятствует категорическому решению вопроса, поставленного перед экспертом. В то же время, если, решая вопрос о назначении судебно-портретной экспертизы, ее инициатор предварительно консультируется с экспертом, который будет ее выполнять, по его совету он может поручить осуществить фотографирование, которое будет наиболее соответствовать требованиям данной экспертизы. Однако лица, которым поручается выполнить фотографирование, чаще всего делают это не в полном соответствии с ракурсом и положением головы и типом освещения, которые зафиксированы на исследуемом изображении. Опыт показал, что наиболее полно эти требования может учесть сам эксперт, который с разрешения инициатора назначения экспертизы выполняет такую фотосъемку. Принято считать, что с помощью портретной экспертизы решаются главным образом идентификационные задачи. Наиболее типичными вопросами при этом являются: не изображено ли на представленных портретах (указываются индивидуализирующие признаки портретов) одно и то же лицо? Данный вопрос может быть сформулирован и так: одно или разные лица изображены на представленных портретах? нет ли среди лиц, изображенных на групповом портрете, лица, портрет которого представляется для сравнения? Подобные вопросы могут быть поставлены и в отношении видеозаписей. В этом случае указываются видеокадры, на которых может быть запечатлено искомое лицо, и видеокадры с изображением проверяемого лица. При этом на видеограмме указываются временные и числовые маркеры кадров, а также содержание изображения. Если искомое лицо было запечатлено с помощью камеры систем видеонаблюдения, то вопрос может быть поставлен таким образом: одно ли лицо запечатлено на изображениях, распечатанных с дискеты с видеозаписью камеры наблюдения, установленной по адресу, и на фотоснимках, на которых запечатлен гр-н Н.? Таким образом, при решении идентификационных вопросов указывается вид изображений, на которых запечатлены искомое и проверяемое лица. Нередко в определениях суда о назначении экспертизы можно встретить следующую формулировку вопроса эксперту: не изображен ли на фотоснимке (например, наклеенном в паспорт — серия, номер) гр-н Иванов И. И.? или — принадлежит ли паспорт, представленный на экспертизу, Иванову И. И., или — не является ли Иванов И. И. Петровым П. П.? По существу, ставится вопрос о наличии или отсутствии тождества изображенных лиц. Вопрос же о том, каковы паспортные данные (фамилия, имя, отчество) и другие установочные сведения лиц, запечатленных на фотоснимках, не относится к компетенции эксперта, который выполняет исследование портретного изображения человека по признакам его внешности. Иногда ставится вопрос об установлении тождества фотоснимков Иванова и Петрова. Портретной экспертизой решается вопрос о тождестве изображенных лиц, а не объектов, на которых отображены признаки внешности. Вопросы такого типа решаются фототехнической экспертизой, исследующей фотоснимки, а не лиц, изображенных на них. В случае поступления на экспертизу материалов с неправильной формулировкой вопросов эксперт может переформулировать вопрос и поставить его в редакции, отвечающей существу исследования, и проводить его исходя из свойств представленных материалов и возможностей экспертных методик. В тексте заключения дается пояснение — в чьей редакции решался рассматриваемый вопрос. В суды периодически подаются иски о компенсации в связи с несанкционированным использованием фотоснимков конкретных лиц для изготовления определенного изображения на основе этих фотоснимков. В подобных случаях суд, назначая экспертизу изображений, ставит перед экспертом вопрос о тождестве изображенных лиц. Эксперту, решая данный вопрос, приходится иметь дело с двумя видами портретных изображений: одно является копией первого, на которой признаки внешности воспроизведены полностью, подобно тому, как это происходит при копировании изображения с помощью фоторепродуцирования и тому подобных процессов (например, фотоснимок скопирован для последующего воспроизведения способами полиграфии при выпуске печатной продукции без указания первоначального источника изображения); другое изображение является измененным вариантом исходного, причем степень изменения может быть различной, однако возможность узнавания лица, послужившего прототипом данного изображения, возможна, в связи с чем и возникает вопрос, требующий экспертного исследования. В данном случае эксперту приходится иметь дело со второй группой объектов, поступающих для проведения портретных экспертиз. Это изображения, полученные на основе фотоснимков конкретных людей, преобразованные тем или иным способом для использования при оформлении какой-либо продукции, например обложек книг, этикеток для напитков, оберток для кондитерских изделий и т. п., для рекламы и т. д. Трансформация исходных фотоснимков осуществляется в целях получения каких-либо типажей, персонажей. Степень преобразования фотопортретов может быть различной — от использования почти в неизмененном виде, за исключением технического улучшения качества изображения (усиление контраста и т. п.), до существенного изменения ряда признаков внешности, которое выражается в обобщении контуров элементов лица как в целом, так и отдельных элементов, цветовых и тоновых характеристик волосяного покрова головы, глаз. Эксперту, анализируя преобразованные изображения при сравнении их с фотоснимками конкретных лиц, приходится решать вопрос: насколько и в каком направлении изменились признаки внешности, какие способы были использованы для этой цели, является изображение скопированным и затем измененным либо оно было исходным для последующего рисунка художника или изображения, полученного способами компьютерной графики. Все это ему необходимо для того, чтобы в итоге прийти к выводу, что по преобразованному изображению конкретное лицо — прототип может быть узнано и тем самым установлена его личность. В качестве примеров постановки таких вопросов можно привести выдержки из определений судов о назначении экспертиз портретных изображений. Замоскворецкий районный суд ЦАО г. Москвы по иску гр-ки Ж. к гр-ну С. поставил перед экспертами вопрос: одно и то же или разные лица изображены на обложке книги и на фотографии гр-на Ж., воспроизведенной в рекламе кинофильма. Центральный районный суд г. Кемерово по иску о защите авторского права сформулировал вопрос следующим образом: является ли лицо, изображенное на фотоснимке, представленном на экспертизу, лицом, изображенным на рисунке, использованном в видеоролике, действительным и узнаваемым. Несмотря на разную редакцию вопросов, и в том и в другом случае речь идет об идентификации изображенных на портретах лиц. Однако с учетом специфики портретных изображений, на которых исходное изображение заведомо претерпевает определенные изменения, представляется целесообразным ставить вопрос в следующей редакции: использован ли фотоснимок конкретного лица для получения спорного портретного изображения и можно ли по этому изображению узнать данное лицо? Решение данного вопроса следует поручать специалисту в области экспертной портретной идентификации, который по результатам исследования должен определить, нашли ли в данном портрете воспроизведение признаки внешности, являющиеся доминирующими во внешнем облике конкретного человека, позволяющие осуществить его узнавание, т. е. осуществить его идентификацию по признакам внешности. При исследовании преобразованных изображений, изготовленных с помощью различных средств и приемов, может назначаться и комплексная экспертиза, производство которой поручается специалисту в области портретной идентификации, а также специалисту в той или иной области изготовления изображений в целях их последующего использования в книжной продукции, рекламе и т. п. Так, Центральный районный суд г. Кемерово наряду с вышеприведенным вопросом об идентификации лица по признакам внешности поставил также вопрос: является ли рисунок на обложке книги… (который был использован в рекламе сотовой связи) переработкой фотографического произведения, так как речь также шла о защите авторского права фотографа, чей снимок был использован для получения рисунка. Поскольку возник вопрос о способе получения изображения средствами полиграфии, его решение было поручено специалисту в области полиграфических технологий. Иногда судом при рассмотрении подобных дел ставится вопрос о том, имело ли место копирование исходного изображения. Постановка данного вопроса возможна при несанкционированном использовании такого изображения, но вряд ли корректна при исследовании преобразованных портретных изображений, так как копирование — это полное воспроизведение изображения с использованием предназначенных для этого средств, а в данном случае обязательно осуществляется та или иная трансформация исходного изображения с учетом решаемых изготовителем преобразованного портрета задач. Имеет место не копирование, а использование изображения для получения другого изображения, на котором запечатлено то же самое лицо. Способ изготовления нового изображения и его вид должны определяться соответствующим специалистом, например, как это указано выше, полиграфистом. В практике судопроизводства при исследовании портретов, выполненных с использованием изобразительных средств, иногда ставится вопрос о привлечении к экспертизе специалиста-искусствоведа. Ему определяется задача установить, является ли данное изображение самостоятельным художественным произведением. Такая задача может решаться наряду с идентификацией человека по признакам внешности и может иметь место при назначении комплексной экспертизы портрета, являющегося произведением изобразительного искусства. Однако решение вопроса об установлении личности изображенного на портрете человека относится к компетенции специалиста в области судебно-портретной экспертизы, задачей которой является идентификация человека по признакам внешности, и не должно осуществляться специалистом в области изобразительного искусства. Наряду с идентификационными вопросами судебная портретная экспертиза, как это было отмечено, может решать и диагностические вопросы — установление по изображению человека его антропологического типа и установление сходства разных лиц, обусловленного кровным родством. Иногда может ставиться и вопрос о возможности установл ения по портретному изображению возраста человека. Необходимо отметить, что решение этих вопросов требует назначения комплексной экспертизы. Установление антропологического типа по признакам внешности, запечатленным на портрете, требует наряду с владением методикой криминалистического анализа признаков внешности также знания методик анализа описательных признаков внешности, используемых антропологами для отнесения того или иного человека к определенной расовой группе. При этом анализируется система морфологических признаков, позволяющих охарактеризовать пигментацию (цвет) кожи и волосяного покрова головы, форму волос, такие признаки глазной щели, как ее раскрытие, выявить наличие или отсутствие эпикантуса (кожной складки, закрывающей внутренние углы глаз), пропорции лица, выступание скул и высоту переносья, основные признаки носа — его ширину и высоту, положение основания, толщину губ. Специалист должен оценить выраженность признаков и их вариантов и сопоставить с теми, которые характерны для той или иной расовой группы, и выявить комплекс, присущий данной группе. Такой анализ признаков требует знаний в области антропологии. В то же время решение вопроса об определении антропологической группы по портретному изображению возможно в категорической форме лишь применительно к большим расам — европеоидам, монголоидам, негроидам, австралоидам, американоидам. Отнесение к малой расе, например к атлантобалтийской или балканокавказской, возможно лишь в вероятной форме, так как реальное отнесение человека к таким группам требует применения специальных антропологических методик при изучении лица в натуре. Вопрос об установлении сходства разных лиц, обусловленного кровным родством, может ставиться на разрешение судебной портретной экспертизы тогда, когда нет возможности использовать такой надежный метод, как ДНК-идентификация, и в распоряжении лиц, ставящих вопрос о назначении экспертизы, имеются лишь портретные изображения. Для решения вышеуказанного вопроса необходимо наличие фотоснимков не только тех лиц, о чьем родстве идет речь, но и фотоснимков их родителей, кровных родственников по прямым и боковым линиям, а также и восходящим, т. е. портреты дедов, прадедов, бабок и прабабок. Такое количество портретов представителей лиц, находящихся в родстве, необходимо для формирования комплекса устойчиво наследуемых признаков внешности. Даже при наличии необходимых портретных изображений при решении вышеуказанного вопроса вывод может быть лишь в вероятной форме. Установление возраста человека осуществляется при его освидетельствовании с применением судебно-медицинских методик. В связи с этим по портретному изображению может осуществляться лишь отнесение изображенного человека к одному из возрастных периодов: детскому, подростковому, юношескому, молодому, среднему, пожилому, старческому, к долгожителям. Причем возрастной период может определяться с известной долей вероятности, так как нет четких границ между соседними периодами. Кроме того, требуется привлечение специалиста — судебного медика для оценки выраженности возрастных признаков внешности. Портретная экспертиза, несмотря на кажущуюся наглядность ее результатов, представляет определенные сложности в оценке заключения эксперта. Это обусловлено в том числе и изменением носителей портретной информации по сравнению с традиционными фотоснимками, ранее представлявшими основные виды объектов судебной портретной экспертизы. Поступающие на экспертизу современные носители портретной информации, как было показано выше, требуют знаний не только в области экспертного исследования признаков внешности человека в целях установления его личности, но и технологии изготовления различных видов изображений, особенностей запечатления внешнего облика человека. При поступлении на исследование видеозаписей, а также цифровых снимков может ставиться вопрос о возможности монтажа изображений или об изменении признаков внешности с помощью программных средств. Для решения таких вопросов требуются знания в области технологии видеосъемки и компьютерной обработки изображений. Если исследовать приходится портреты, изготовленные полиграфическим способом, необходимо знание соответствующих технологий, чтобы учесть влияние тех или иных способов подготовки изображений для печати, а также способов воспроизведения изображений. В связи с этим портретная экспертиза все чаще должна носить комплексный характер, и в ее проведении вместе со специалистами в области портретной идентификации должны участвовать специалисты в области компьютерно-технической экспертизы или полиграфии. Таким образом, при оценке результатов портретных исследований необходимо, исходя из вида носителей портретной информации, учитывать специализацию и компетенцию экспертов, выполнявших такие исследования. Определенные особенности в применении методики исследования признаков внешности возникают при поступлении на экспертизу портретов, изготовленных художниками. Исследуя подобные портреты, эксперту необходимо выявлять и сопоставлять признаки внешности, образующие комплекс признаков, доминирующих во внешнем облике данного человека, определяющих возможность его узнавания как исходного прототипа нового изображения. При оценке признаков на портрете, изготовленном художником, следует выяснять, сохраняются ли основные характеристики элементов внешности, свойственные данному человеку, поскольку в таких случаях чаще всего будут не совпадать мелкие детали. Эти различия являются несущественными, они обусловлены технологией изготовления портрета художником и решаемой при этом задачей — созданием обобщенного образа человека определенного типа. Различия могут считаться существенными, когда они изменяют комплекс доминирующих признаков и делают невозможным узнавание в портрете человека, послужившего для него моделью. Вышеуказанные особенности методики исследования признаков внешности на портрете, изготовленном художником, должны учитываться и при оценке заключения эксперта. Однако данный подход еще не нашел своего применения в практике выполнения экспертиз портретов, являющихся изобразительной продукцией. В этой связи характерным примером является дело по иску гр-ки Г. к ОАО «Московская кондитерская фабрика «Красный Октябрь». Гр-ка Г. обратилась в суд с иском о защите нарушенного авторского права, ссылаясь на то, что ответчиком с 1965 г. используется этикетка шоколада с изображением фотографии, на которой она запечатлена в раннем детстве. Данная фотография, автором которой является отец истицы, была опубликована на обложке журнала «Здоровье» в 1962 г. Ответчик, считая, что на этикетке использовано новое произведение штатного художника фабрики, являющегося неким собирательным образом, а не копией фотоснимка, просил провести сопоставление фотографии с обложки журнала «Здоровье» и изображения на этикетке шоколада. Как указано в экспертном заключении, подготовленном в секции искусствоведения Профессионального союза художников, при сопоставлении объектов, представленных на экспертизу, были выявлены отличительные признаки изображения на этикетке по сравнению с фотографией девочки. Эти различия касаются деталей строения ряда элементов лица: разная длина ресниц, делающая на рисунке взгляд более «открытым»; более дугообразный контур бровей и меньшее расстояние между их головками; обобщение контуров кайм губ («губы прописаны продольно-удлиненно без припухлости»); обобщение контуров щек («правая и левая щеки выполнены с мягкой линией обвода»); некоторое увеличение высоты лба; наличие под нижней губой «продольной складки»; изменение общего контура лица от овального и «толстощекого» к более широкоскулому. Экспертом, осуществлявшим исследование признаков внешности изображенных лиц, не анализировались очевидные признаки сходства, которые и послужили основанием подачи иска, хотя данные признаки и образуют доминирующий комплекс признаков, характерный для девочки, изображенной на фотоснимке и этикетке шоколада. Эксперт в силу своей специализации (искусствоведение) анализировал изображение на этикетке с точки зрения решаемой художественной задачи — «воспроизвести собирательный образ маленькой девочки со славянскими чертами лица», используя для этого методику словесного портрета. Сопоставление изображений в целях установления личности девочки как прототипа рисованного портрета экспертом не производилось. Такая задача перед ним судом не ставилась. Судом был поставлен вопрос о самостоятельности рисунка на этикетке как творческого произведения «при известности фотографии на обложке журнала «Здоровье». В данном случае судом должна была быть назначена комплексная судебная портретная экспертиза с постановкой вопросов как об установлении личности по признакам внешности, так и об оценке рисунка как самостоятельного художественного произведения. Следующим аспектом, который необходимо учитывать при оценке заключения эксперта, является характеристика использованных им экспертных методик. Анализ экспертной практики показывает, что не в полном объеме применяется разработанная система методов, рекомендованных для использования при проведении портретной экспертизы. Многие эксперты ограничиваются в основном методикой так называемого качественного анализа признаков внешности, их описательных характеристик по системе словесного портрета. В то же время не реализуются возможности вероятностно-статистического метода, при использовании которого оценивается частота встречаемости признаков внешности <1>, а также метода сопоставления относительных величин <2>. Редко используется анализ признаков лица на выявление биологической асимметрии в строении как головы в целом, так и парных элементов лица <3>. ——————————— <1> См.: Судебно-портретная экспертиза (Методическое пособие). М.: РФЦСЭ МЮ РФ, 2003. Гл. 111. <2> См.: Зинин А. М. Руководство по портретной экспертизе. М., 2006. <3> См.: Зинин А. М. Габитоскопия и портретная экспертиза. М., 2002. С. 115.

Комплекс признаков, выделяемых для решения поставленного перед экспертом вопроса, нередко недостаточен, так как базируется в основном на признаках группового значения. Не всегда осуществляется полноценный анализ несовпадений признаков и не приводится углубленное изучение причин различия при положительном решении вопроса о тождестве. Эксперты лишь ограничиваются констатацией существенности или несущественности различий, не давая развернутых объяснений их происхождения. При сравнении видеоизображений не всегда используются возможности изучения головы и лица человека в разных ракурсах, подбора тех кадров, на которых отобразились сопоставимые части головы. Эксперты порой отказываются от решения вопроса, когда в кадре не отобразились мелкие особенности строения элементов лица. Однако даже при недостаточно резком отображении признаков внешности на видеозаписи можно найти кадры, на которых запечатлелись признаки, позволяющие сопоставить пропорции частей лица, их общие контуры, а также контуры отдельных элементов внешности. В итоге вопрос о тождестве может быть решен отрицательно, что имеет существенное значение для решения вопроса по существу. Одним из важных критериев оценки заключения эксперта является научная обоснованность примененных им методов. Полноценное решение этого вопроса судом невозможно в силу специального их характера. В связи с этим судам следует шире использовать допрос эксперта или консультацию специалиста для объяснения сущности методов, их возможности, применимости в данной экспертной ситуации. Существующая практика негативного отношения судов к вероятностным выводам эксперта без их оценки обедняет систему доказательств, так как даже такой вывод позволяет оценить убедительность аргументов сторон в процессе и явится побудительным мотивом к продолжению сбора доказательств, в том числе назначению дополнительной или комплексной экспертизы для более углубленного изучения свойств объектов, представленных на экспертизу.

Библиографический список

1. Зинин А. М. Габитоскопия и портретная экспертиза. М., 2002. 2. Зинин А. М. Руководство по портретной экспертизе. М., 2006. 3. Судебно-портретная экспертиза (методическое пособие). М.: РФЦСЭ МЮ РФ, 2003.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *