Методология ситуалогической судебно-медицинской экспертизы медицинского происшествия

(Сергеев Ю. Д., Козлов С. В.)

(«Медицинское право», 2012, N 1)

Текст документа

МЕТОДОЛОГИЯ СИТУАЛОГИЧЕСКОЙ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

МЕДИЦИНСКОГО ПРОИСШЕСТВИЯ

Ю. Д. СЕРГЕЕВ, С. В. КОЗЛОВ

Сергеев Юрий Дмитриевич, член-корреспондент РАМН, заслуженный юрист РФ, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой медицинского права Первого Московского государственного медицинского университета им. И. М. Сеченова.

Козлов Сергей Вадимович, кандидат медицинских наук, судебно-медицинский эксперт отдела сложных экспертиз Бюро судебно-медицинской экспертизы Белгородской области.

В статье дается анализ методологических основ проведения ситуалогической экспертизы. Обосновывается применение основных принципов ситуалогической экспертизы при производстве судебно-медицинских экспертиз, связанных с неблагоприятными последствиями оказания медицинской помощи.

Ключевые слова: ситуалогическая экспертиза, медицинское происшествие, моделирование, реконструкция.

Methodology of situation judicial-medicine expertize of medical incident

Yu. D. Sergeev, S. V. Kozlov

The article examines the methodological background of examination related to the situation. The application of the basic principles of examination related to the situation during the forensic medical examinations linked to the adverse effects of medical care is substantiated.

Key words: examination related to the situation, medical treatment case, simulation, reconstruction.

Судебная экспертиза по своей гносеологической сущности является разновидностью процесса познания объективной действительности. Этот вид деятельности имеет значительное сходство с проведением научного исследования, с тем лишь отличием, что применяемые при производстве судебных экспертиз научные методы и средства используются не для установления научных фактов, создания теории и проверки гипотез, а для решения практических задач по установлению истины по уголовному или гражданскому делу.

Судебная экспертиза, являясь инструментом научного знания, используемого для привлечения в судопроизводство достижений науки и техники, требует постоянного переосмысления применяемого понятийного аппарата. В этом плане нуждаются в уточнении такие ее концептуальные положения, как предмет, объекты, задачи, а также существующая система экспертных знаний, классификация которой по классам, родам и видам требует поиска новых критериев, учитывающих реальные потребности практической деятельности. Одним из таких критериев может служить методология обосновывающего знания, используемая для решения конкретных экспертных задач [9].

Любая судебная экспертиза, в том числе и комиссионная судебно-медицинская экспертиза по «врачебному» делу, — это процессуальное действие, состоящее из проведения исследования и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных познаний и которые поставлены перед экспертом в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу [7].

В общем представлении объект судебно-медицинской экспертизы по делам, связанным с профессиональной деятельностью медицинских работников, представляет собой определенную систему, структурными элементами в которой выступают конкретные объекты [4]. Перечень этих объектов для каждой экспертизы определяется возможностью получения достаточной информации для познания предмета экспертизы в каждом конкретном случае [1]. При ситуационной судебно-медицинской экспертизе медицинского происшествия объектом исследования является не только пациент, у которого имеются те или иные неблагоприятные последствия оказания медицинской помощи, но и весь процесс оказания этой помощи, т. е. так называемая вещная обстановка, а также те изменения вещной обстановки, которые произошли в это время.

Объект судебно-медицинской экспертизы, связанной с профессиональными нарушениями медицинских работников, необходимо рассматривать как основополагающую категорию экспертного исследования, поскольку именно он является первичным при определении предмета и задач экспертизы. Исследователи, занимающиеся проблемой теории судебной экспертизы, считают необходимым и возможным выделение объекта судебной экспертизы (так называемый вещный компонент) и объекта экспертного познания (процесс, который подлежит экспертной оценке) [8].

Объектом данного вида экспертизы являются медицинские документы, отражающие процесс оказания (неоказания) медицинской помощи (медицинские карты, результаты диагностических и (или) профилактических мероприятий и пр.), нормативные документы, регламентирующие работу лечебного учреждения в целом и медицинского работника, проводившего необходимые манипуляции (стандарты оказания медицинской помощи, методические указания и др.), документы, позволяющие установить право лечебного учреждения и медицинского работника заниматься конкретным видом лечебной (диагностической, профилактической) деятельности (лицензия, диплом, сертификат), а также материалы, собранные в процессе предварительного следствия или судебного разбирательства, в которых имеется отражение процесса оказания (неоказания) медицинской помощи (протоколы допроса участников процесса).

Объектом экспертного познания в данном случае будет сам процесс оказания медицинской помощи, в результате которого наступили те или иные неблагоприятные последствия.

Судебный эксперт, осуществляя профессиональную практическую деятельность в виде производства судебной экспертизы, не только познает свойства явлений, но и оценивает последние с точки зрения их полезности или вредности для своей жизни, исходит из своего понимания ценностей. И естественно, что понимание им, например, справедливости, честности, верности долгу, истины не может не отразиться на формировании у него целей собственной общественно полезной деятельности вообще и целей конкретных судебно-экспертных исследований в частности [5].

Методы, применяемые при производстве судебной экспертизы, состав и связи между ними определяются спецификой конкретного экспертного исследования и обусловлены особенностями объектов и задач, стоящих перед экспертом. При этом выбор методов исследования должен соответствовать его логической последовательности, основным этапам и формам исследования. Правомерность же использования того или иного метода должна определяться общими принципами допустимости научно-технических средств и методов в судопроизводстве, поскольку законодательно невозможно определить их исчерпывающий перечень в силу их многочисленности и постоянного совершенствования.

Предметом ситуалогической экспертизы являются обстоятельства, относящиеся к событию преступления в целом, структура предмета данной экспертизы в гораздо большей степени соответствует структуре предмета доказывания, чем структура предмета любой другой экспертизы. Именно это определяет ее высокую эффективность как средства доказывания. Объектом ситуалогической экспертизы выступает вещная (материальная) обстановка события происшествия в целом. Из сказанного следует, что ситуалогическая экспертиза по своей природе близка к комплексной экспертизе. Однако между ними имеются и существенные различия. Например, при комплексной экспертизе эксперты каждого вида, исследовав свой специфический объект на основании собственных специальных познаний, приходят к общему выводу по поставленному (комплексному) вопросу. Ситуалогическая же экспертиза предполагает изучение всей вещной обстановки места происшествия (как объекта исследования) всеми экспертами, независимо от их специальных познаний, и формулирование также общего вывода.

Изучение практики позволило сделать вывод о том, что именно групповая деятельность экспертов разных специальностей характерна как для комплексной, так и для ситуалогической экспертизы. Это обусловлено следующими обстоятельствами. Во-первых, нарастающая дифференциация знаний неизбежно ведет все к более узкой специализации. В перспективе количество универсальных экспертов будет сокращаться, вследствие чего все большую роль будет приобретать групповая деятельность «узких» профессионалов различного профиля. Во-вторых, группа специалистов обладает, очевидно, большим совокупным объемом знаний, опыта и большими возможностями в познавательной деятельности. В-третьих, коллегиальное мнение по общему правилу является более обоснованным и более объективным, чем мнение одного лица [2].

При проведении ситуалогической экспертизы используется судебно-экспертный ситуалогический анализ, теоретические основы которого были разработаны Г. В. Прохоровым-Лукиным [6]. Он предлагает анализировать структуру ситуации по отображениям в ее вещественных подсистемах (в обстановке, на действующих объектах), а также при исследовании присущих ситуации отношений, устанавливаемых в ходе непосредственного изучения пространственной структуры обстановки, что позволяет построить информационные модели, вначале — частных, а затем — общей ситуации. Если обстановка или ее элементы на момент экспертного исследования не сохранились, они должны быть реконструированы. Таким образом, в процессе проведения ситуалогической экспертизы используются методы моделирования и реконструкции. При этом понятие метода реконструкции можно сформулировать следующим образом: это своеобразный метод познания того, что ранее характеризовало (в количественном и качественном отношениях) восстанавливаемый объект (ситуацию), когда другими методами установить его свойства трудно или невозможно.

Тогда ситуалогическую экспертизу можно представить в виде интегративного экспертного исследования, направленного на ретроспективную реконструкцию статических и динамических параметров пространственно-временных характеристик события происшествия в целом. Ситуалогическая экспертиза отличается от других экспертиз тем, что ее объектом выступает событие происшествия в целом, а материальная обстановка рассматривается как структура, существующая в пространстве и времени. При этом оценка заключения эксперта предполагает не только изучение содержания заключения, выяснение научной обоснованности выводов эксперта, но и анализ связи фактов, изложенных в заключении, с обстоятельствами дела (предметом доказывания) и другими фактическими данными, полученными путем осмотра, допроса свидетелей, иных следственных (судебных) действий [3]. Опираясь на исследование причинно-следственных и иных материально выраженных связей в структуре события, эксперт при помощи своих специальных познаний получает в ряде случаев возможность установить обстоятельства исследуемого события, являющиеся предметом доказывания [9].

С точки зрения алгоритма проведения, обычно выделяют два вида ситуалогических экспертиз. Первый, когда инициатор назначения экспертиз представляет эксперту определенную ситуацию происшествия и объекты, необходимые для проведения экспертизы. В результате изучения данных объектов экспертами формируются объективные выводы о возможности (или нет) возникновения предлагаемой ситуации. Наиболее сложным является второй алгоритм, когда у лица, назначающего экспертизу, отсутствует какая-либо версия случившегося (либо имеется несколько взаимоисключающих друг друга версий), к этой категории экспертиз, как правило, относятся судебно-медицинские экспертизы, связанные с неблагоприятными последствиями оказания медицинской помощи. В них присутствует как минимум два противоположных варианта развития этих неблагоприятных последствий — больного (либо его представителей) и медицинских работников. В результате проведенных исследований должен быть сформирован объективный вывод о ситуации, при которой возникли данные последствия, затем она сопоставляется с выдвигаемыми вариантами, и только после этого делается вывод о возможности (или нет) образования данных последствий при ситуациях, выдвигаемых различными сторонами.

Таким образом, возможности использования методологии и методов ситуалогической экспертизы при производстве судебно-медицинских экспертиз, связанных с неблагоприятными последствиями оказания медицинской помощи, позволяют достоверно реконструировать события медицинского происшествия и дать единственно верные и обоснованные ответы на вопросы, стоящие перед экспертной комиссией.

Литература

1. Ардашкин А. П. Гносеологический и информационный аспекты объекта судебно-медицинской экспертизы по делам, связанным с профессиональной деятельностью медицинских работников // Проблемы экспертизы в медицине. 2002. N 2. С. 4 — 7.

2. Аубакирова А. А. Следственные и экспертные ошибки при формировании внутреннего убеждения: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Челябинск, 2010. 45 с.

3. Войтович В. В. Криминалистические основы подготовки, проведения и оценки результатов экспертных исследований в гражданском и арбитражном процессах: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 2005. 26 с.

4. Исаева Л. М. Криминалистическое учение о специальных знаниях сведущих лиц: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 2009. 61 с.

5. Плесовских Ю. Г. Судебно-экспертное исследование: методология, методика, метод // Известия ИГЭА. 2005. N 3 — 4 (44 — 45). С. 77 — 79.

6. Прохоров-Лукин Г. В. Теоретические и методические основы судебно-экспертной ситуалогии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Киев, 1993. 32 с.

7. Россинская Е. Р. Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». М.: Право и закон; Юрайт-Издат, 2002. 384 с.

8. Челышева О. В., Веренич И. В. Объект, предмет и задачи судебной строительно-технической экспертизы // Эксперт криминалист. 2008. N 2. С. 39 — 41.

9. Шакиров К. Н. Проблемы теории судебной экспертизы (методологические аспекты): Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Алматы, 2003. 54 с.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *