Право ребенка знать своих родителей в контексте вспомогательной репродукции человека: национальные и международные тенденции

(Кириченко К. А.) («Международное публичное и частное право», 2012, N 2) Текст документа

ПРАВО РЕБЕНКА ЗНАТЬ СВОИХ РОДИТЕЛЕЙ В КОНТЕКСТЕ ВСПОМОГАТЕЛЬНОЙ РЕПРОДУКЦИИ ЧЕЛОВЕКА: НАЦИОНАЛЬНЫЕ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ <*>

К. А. КИРИЧЕНКО

——————————— <*> Kirichenko K. A. Right of a child to know his or her paren ts in the context of assisted human reproduction: national and international trends.

Кириченко Ксения Алексеевна, старший преподаватель кафедры правоведения экономического факультета Новосибирского государственного университета.

В статье рассматриваются современные проблемы трактовки права ребенка знать своих родителей в условиях развития вспомогательных репродуктивных технологий. Анализируются различные решения, принятые в этой области отдельными странами и вырабатываемые в настоящее время в рамках органов ООН и Совета Европы. Предлагаются возможные направления совершенствования российского права.

Ключевые слова: право знать своих родителей, права ребенка, происхождение ребенка, вспомогательные репродуктивные технологии, семейное право.

The article is devoted to modern problems of interpretation of the child’s right to know his or her parents in the context of the development of assisted reproductive technologies. Different solutions made in this field by certain countries and elaborating now by United N ations and Council of Europe bodies are analyzed. Some possible directions to the improvement of the Russian law are proposed.

Key words: right to know one’s parents, rights of the child, origin of a child, assisted reproductive technologies, family law.

Происхождение, генетическая история, биологические связи — вопросы, составляющие важную часть идентичности каждого человека и имеющие особое значение для формирования личности и развития ребенка. В юридической сфере они воплощаются в праве ребенка знать своих родителей или праве на получение информации о своем происхождении. В контексте универсальной системы прав человека данное право закреплено в ст. 7 Конвенции о правах ребенка <1>, а соответствующий Комитет ООН выражает озабоченность отсутствием в государствах механизмов, позволяющих ребенку получать информацию о его происхождении — применительно к ситуациям усыновления <2>, а также рождения в неполной семье <3>. ——————————— <1> Конвенция ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. // Сб. междунар. договоров СССР. 1993. Вып. XLVI. <2> См., например: Заключительные замечания: Бельгия: CRC/C/BEL/CO/3-4; Concluding observations: The former Yugoslav Republic of Macedonia: CRC/C/MKD/CO/2. URL: http://www2.ohchr. org/english/bodies/crc/sessions. htm. <3> Concluding observations: Tajikistan: CRC/C/TJK/CO/2.

Право детей на получение информации о своем биологическом происхождении рассматривается и в документах Совета Европы — «Белой книге» о принципах, касающихся установления и юридических последствий родительства <4>, проекте европейской конвенции о семейном статусе <5>. ——————————— <4> Report on Principles Concerning the Establishment and Legal Consequences of Parentage — «The White Paper». URL: http:// www. coe. int/ t/ e/ legal_affairs/ legal_coperation/ family_law_and_children%27s_rights/ documents/ CJ-FA_2006_4e Revised White Paper. pdf. <5> A Study into the Rights and Legal Status of Children Being Brought Up in Various Forms of Marital or Non-Marital Partnerships and Cohabitations. URL: http:// www. coe. int/ t/ DGHL/ STANDARDSETTING/ FAMILY/ CJ-FA_2008_5E250909.pdf.

Обращается к данной проблеме и международное медицинское сообщество. В 2006 г. Всемирная медицинская ассоциация отметила: «Если ребенок рождается с помощью донорства, необходимо поощрять семьи к открытию ребенку соответствующего факта, вне зависимости от того, предоставляет ли внутренний закон право ребенку на информацию о доноре» <6>. ——————————— <6> The Statement on Assisted Reproductive Technologies. URL: http://www. wma. net/en/30publications/10policies/r3/index. html.

Однако развитие международного понимания прав ребенка в этой сфере вытекает из развития законодательства внутри отдельных стран. Наиболее серьезно этот процесс затронул режим информации о донорах гамет. Несмотря на отсутствие единой конструкции (разные страны по-разному определяют круг субъектов, имеющих право на доступ к информации, объем раскрываемой информации, условия ее раскрытия и т. д.), представляется возможным говорить о формирующейся тенденции перехода от «закрытой» модели донорства, предполагающей полную анонимность и создание юридических фикций, к «открытой», когда ребенок (а нередко и иные лица) наделяются правом на получение информации о происхождении данного ребенка (см. табл.). Соответствующие изменения проходили в зарубежных странах на уже «подготовленной» почве и предварялись трансформацией института усыновления либо признанием права ребенка знать своего биологического родителя в случаях «естественного» зачатия. Так, шведский Закон об инсеминации 1984 г. <7> впервые в мировой истории установил право ребенка, рожденного с помощью ВРТ, на получение по достижении совершеннолетия идентифицирующей информации о доноре. Однако данное решение было предложено специально образованной комиссией с использованием существующей на тот момент модели усыновления (в начале 80-х годов XX в. законодательство Швеции уже закрепило право усыновленного ребенка знать о своем происхождении). ——————————— <7> Lag (1984:1140) om insemination. URL: http://www. notisum. se/Pub/Doc. aspx? url=/rnp/sls/lag/19841140.htm.

В Нидерландах право ребенка на получение информации о доноре было закреплено Законом в 2002 г. <8>, однако еще в 1994 г. Верховный суд страны определил, что «общее право личности», не будучи поименованным ни в Конституции Нидерландов, ни в каком-либо международном договоре, охраняется государством и включает в себя в том числе право знать своих родителей <9>. ——————————— <8> Wet donorgegevens kunstmatige bevruchting van 25 april 2002. URL: http://wetten. overheid. nl/BWBR0013642/geldigheidsdatum_30-05-2010. <9> См. подр.: A Study into the Rights and Legal Status of Children… P. 24; Antokolskaia M., Boele-Woelki K. Dutch Family Law in the 21th Century: Trend-Setting and Straggling behind at the Same Time // EJCL. 2002. Vol. 6. No. 4. URL: http://www. ejcl. org/64/art64-5.html.

В других странах обосновывается существование так называемого информационного интереса лица, который состоит в том, чтобы «знать своих генетических родителей». Базой для него служит право на уважение частной жизни, а также право на индивидуальность (Persanlichkeitsrecht), включающее в себя право на информационное самоопределение (Recht auf informationelle Selbstbestimmung) — в Германии и право на личную историю (direito a historicidade pessoal) или право на генетическую идентичность (direito a identidade genetica) <10> — в Португалии <11>. ——————————— <10> В это право включается право обнаружить свои корни, понять их социально-культурные особенности, а также установить связь с лицом, передавшим «багаж культурно-генетической базы». См.: Casimiro Siciliani B. O Direito a Origem Genetica: Sua Extensao como Direito de Personalidade e Suas Diferengas em Relagao ao Direito ao Estado de Filiaga. URL: http://www. tex. pro. br/wwwroot/00/00_direito_origem_genetica. php. <11> См.: Blauwhoff R. J. Tracing down the Historical Development of the Legal Concept of the Right to Know One’s Origins: Has’ To Know or Not to Know’ Ever Been the Legal Question? // Utrecht L. Rev. 2008. Vol. 4. No. 2. P. 99.

Однако появление в праве новых инструментов требует приспособления к ним самих общественных отношений, поскольку далеко не всегда принятое решение положительно воспринимается субъектами, интересы которых затронуты. Так, социологические исследования, проводимые в различных странах, демонстрируют, что множество врачей выступают за анонимность донора, а большинство потенциальных доноров готовы предоставлять свой генетический материал лишь на условиях анонимности <12>. В то же время отмена анонимности приводит к снижению количества доноров <13>, повышению времени ожидания лечения для бесплодных пар и росту цен на соответствующие услуги. Отмена анонимности не является однозначно положительным явлением и для будущих родителей ребенка, поскольку далеко не все готовы рассказать своему ребенку об обстоятельствах его рождения <14>. ——————————— <12> См., например: Attitudes among Health Care Professionals on the Ethics of Assisted Reproductive Technologies and Legal Abortion// Acta Obstet. Gyn. Scan. 2000. Vol. 79. No. 1. P. 51 — 52. <13> См., например: Assisted Reproduction in the Nordic Countries: A Comparative Study of Policies and Regulation. Copenhagen, 2006. P. 17 — 22; Attitudes among Health Care Professionals. P. 52 — 53; Frith L. Gamete Donation and Anonymity: The Ethical and Legal Debate // Hum. Reprod. 2001. Vol. 16. No. 5. P. 822 — 823; Potential Sperm Donors’, Recipients’ and Their Partners’ Opinions towards the Release of Identifying Information in Western Australia // Ibid. 2006. Vol. 21. No. 11. P. 3022 — 3026. P. 3022. <14> См., например: Frith L. Op. cit. P. 822; Malin M. Made in Finland: Infertility Doctors’ Representations of Children // Crit. Pub. Health. 2002. Vol. 12. No. 4. P. 297. С другой стороны, есть и статистика, подтверждающая готовность родителей предоставлять своим детям информацию о доноре. См., например: Potential Sperm Donors’, Recipients’ and Their Partners’ Opinions. P. 3022.

Подобное неоднозначное восприятие новых решений частично сглаживается компромиссными подходами к реализации права ребенка знать о своем происхождении, которые закрепляются в некоторых странах в качестве единственного или переходного решения. В Исландии действует так называемая политика двойного пути, когда и донорам, и будущим родителям ребенка предоставляется право решать, будут ли они участвовать в анонимной или неанонимной программе донорства <15>. ——————————— <15> См.: Assisted Reproduction in the Nordic Countries. P. 45 — 46; Frith L. Op. cit. P. 819; Reglugera um teknifrjovgun Nr. 144/2009 fra 26. januar 2009. URL: http://stjornartidindi. is/Advert.

При разработке законодательства о ВРТ Финляндии были предложены сразу две схемы. В рамках первой ребенок по достижении 18 лет получал бы право доступа к информации о доноре лишь в том случае, если донор дал свое согласие на это — предварительно (при донации гамет) или впоследствии (после того, как ему сообщалось о запросе, сделанном ребенком). Вне зависимости от согласия донора соответствующее право возникало бы у ребенка по истечении 10 лет после смерти донора. Второй вариант заключался в том, что государственный орган, занимающийся юридико-этическими аспектами медицины, наделялся бы полномочиями определять в каждом конкретном случае, может ли ребенок, достигший 18 лет, получить информацию о доноре. Положительное решение должно было выноситься только в целях охраны здоровья ребенка или его благополучия <16>. ——————————— <16> Assisted Reproduction in the Nordic Countries. P. 65 — 67, 71.

Переход к системе «открытого» донорства нередко сопровождается подготовительными мероприятиями. Так, в Великобритании право ребенка знать о своем происхождении было закреплено Законом лишь в 2005 г., однако определенные шаги в этом направлении предпринимались и ранее. Хотя личность донора оставалась неизвестна ребенку и его родителям, данные о доноре передавались в специальный реестр. Реестр был учрежден в связи с тремя факторами: возможностью вычисления доноров, у потомства которых обнаруживаются наследственные болезни; возможностью обнаружения родственной связи между потомками одного донора с целью предупреждения нежелательных браков; обеспечением права на доступ к информации о доноре ребенка на случай, если соответствующее законодательство будет принято в будущем <17>. ——————————— <17> Frith L. Op. cit. P. 818.

В настоящее время во многих странах функционируют специальные институты, в задачи которых входит сбор и хранение информации о донорах, а также предоставление соответствующей информации по запросам: Национальный реестр ВРТ в Новой Зеландии <18>, Фонд данных о донорах в Нидерландах <19>. Существуют и примеры частных мероприятий с аналогичными целями. В 2000 г. в США матерью и ее сыном, рожденным с помощью донорских гамет, была создана система Donor Sibling Registry, в которой родители «донорских» детей ищут друг друга с помощью уникального кода, который имеет каждый донор <20>. ——————————— <18> Legge M., Fitzgerald R., Frank N. A Retrospective Study of New Zealand Case Law Involving Assisted Reproduction Technology and the Social Recognition of ‘New’ Family // Hum. Reprod. 2007. Vol. 22. No. 1. P. 18. <19> URL: http://donorgegevens. nl <20> URL: http://www. donorsiblingregistry. com

Однако основные дебаты, а затем и законодательные решения фокусируются вокруг процедуры донорства, вопросы же о суррогатном материнстве не ставятся. С одной стороны, многие государства запрещают суррогатное материнство либо, по меньшей мере, не допускают «автоматической» записи предполагаемых родителей юридическими родителями ребенка. С другой стороны, даже те государства, которые признают в той или иной мере суррогатное материнство, в большинстве случаев не устанавливают специальных норм о праве ребенка знать, какая женщина его выносила. Пожалуй, единственным исключением является законодательство Израиля. Имя суррогатной матери вносится в специальный реестр, и доступ к соответствующей информации может быть предоставлен ребенку по достижении им совершеннолетия <21>. Хотя введение соответствующих правил в законодательство встретило серьезную критику, итоговое решение было принято исходя из соображений религии о запрещении родственных браков, а также гарантированного в том числе на международном уровне права ребенка знать свое происхождение <22>. ——————————— <21> См.: Schuz R. Surrogacy in Israel: An Analysis of the Law in Practice// Surrogate Motherhood: International Perspectives. Oxford, 2003. P. 41, 47. <22> Ibid. P. 47.

Наконец, рассмотрим, насколько вписывается в выявленную тенденцию российское право. Право ребенка на информацию о его происхождении не предусматривается законодательством ни для ситуаций усыновления, ни для случаев репродуктивного донорства или суррогатного материнства. С одной стороны, донорство гамет предполагается лишь анонимным. Однако существующий механизм правового регулирования является достаточно бессистемным и нуждается в корректировке (в том числе с учетом практики обеспечения тайны усыновления) <23>. С другой стороны, можно говорить и о необходимости постепенного перехода к «открытой» модели репродуктивного донорства и суррогатного материнства, при этом оптимальным могло бы стать использование на первом этапе «политики двойного пути», когда и донору (суррогатной матери), и предполагаемым родителям предоставляется возможность выбора: будут ли они участвовать в анонимной или неанонимной программе ВРТ. ——————————— <23> Одна из проблем здесь — возможность изменения даты рождения детей, рожденных для одной и той же семьи разными суррогатными матерями, см.: Кириченко К. А. Споры, вытекающие из применения вспомогательных репродуктивных технологий, в судебной практике Украины // Семейное и жилищное право. 2010. N 2. С. 36 — 37.

Приложение

Тенденция перехода от модели «закрытого» к модели «открытого» донорства

Год Государство Субъекты, имеющие право на Круг и содержание доступ к информации предоставляемой информации

Д Р РР ПД СЛ

1985 Швеция Р с 18 лет И

1988 Испания Р, ЗПР, реципиенты гамет НИ, И

1991 Австралия Р, донор НИ НИ (Западная Австралия)

1992 Австрия Р с 14 лет, ЗПР И

Швейцария Р НИ, И (?)

1995 Австралия Р, его потомки с 18 лет, НИ, И НИ, И НИ, И (Виктория) РР или его опекуны, донор, врач

1996 Исландия Р с 18 лет И

1998 Швейцария Р с 18 лет И

2000 Словения Р, ЗПР, врач НИ

2002 Греция Р НИ

2003 Норвегия Р с 18 лет И

Эстония Р с 18 лет НИ

2004 Новая Р, его опекуны, донор, НИ, И НИ, И НИ, И Зеландия врач

Канада Р, его потомки, РР, а НИ, И + также лица, хотя бы одно из которых предполагает, что оно было зачато с донорскими гаметами

Нидерланды Р с 12 (16) лет, РР, врач НИ, И

Великобрита — Р с 18 лет И И ния

2006 Финляндия Р с 18 лет, Р и его мать И

Португалия Р НИ, И

Испания Р, ЗПР, реципиенты гамет НИ, И

2007 Австралия Р, РР, донор НИ, И НИ, И (Новый Южный Уэльс)

2008 Великобрита — Р с 16 лет, РР, донор, а НИ НИ + ния также лица, хотя бы одно из которых предполагает, что оно было зачато с донорскими гаметами

Условные обозначения: Субъекты: ребенок (Р), родители ребенка (РР), законные представители ребенка (ЗПР). Информация о: доноре (Д), ребенке (Р), родителях ребенка (РР), потомстве донора (ПД), характере генетической связи между лицами (СЛ). Неидентифицирующая информация (НИ), идентифицирующая информация (И). Возможность предоставления информации: предусмотрена («+»), не предусмотрена («-«).

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *