Реализация прав граждан на охрану здоровья в оценках медицинских работников и пациентов

(Светличная Т. Г., Цыганова О. А., Зинькевич В. К.)

(«Медицинское право», 2012, N 2)

Текст документа

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВ ГРАЖДАН НА ОХРАНУ ЗДОРОВЬЯ

В ОЦЕНКАХ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ И ПАЦИЕНТОВ

Т. Г. СВЕТЛИЧНАЯ, О. А. ЦЫГАНОВА, В. К. ЗИНЬКЕВИЧ

Светличная Татьяна Геннадьевна, профессор кафедры общественного здоровья, здравоохранения и социальной работы Северного государственного медицинского университета (г. Архангельск), доктор медицинских наук.

Цыганова Ольга Альбертовна, доцент кафедры общественного здоровья, здравоохранения и социальной работы, кандидат медицинских наук.

Зинькевич Вячеслав Куприянович, главный врач ГУЗ «Мурманский областной центр по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями».

В работе дана сравнительная характеристика мнений медицинских работников и пациентов о практике реализации прав граждан при получении медицинской помощи. На основании данных анкет 615 медицинских работников и 1454 пациентов учреждений здравоохранения г. Мурманска выявлены статистически значимые различия в представлениях медицинских работников и пациентов об изучаемом явлении. Позитивное отношение к существующей практике реализации прав пациентов выразили 70,6% медицинских работников. Они оценили ее в среднем в 3,2 балла по 5-балльной шкале. Доля пациентов, позитивно воспринявших имеющиеся возможности по соблюдению легитимных прав на охрану здоровья, составила 51,5%. Они оценили существующую практику в среднем в 2,5 балла.

Ключевые слова: медицинские работники, права пациентов, практика реализации прав пациентов, причины нарушения прав пациентов.

Realization of rights of citizens to protection of health in valuations of medical workers and patients

T. G. Svetlichnaya, O. A. Tsy’ganova, V. K. Zin’kevich

In the article, a comparative characteristic of medical workers’ and patients’ opinions about practical enforcement of citizens’ rights for medical care has been given. On the basis of data from questionnaires of 615 medical workers and 1454 patients of Murmansk healthcare institutions, statistically significant differences in understanding of the studied phenomenon by the medical workers and patients have been detected. 70.6% of the medical workers have shown positive attitude to the current practice of enforcement of patients’ rights. They assessed the practice as 3.2 according to 5-grade scale. The share of the patients who accepted positively the available opportunities for observance of legal rights for health protection was 51.5%. They assessed the current practice as 2.5.

Key words: medical workers, patients’ rights, practice of enforcement of patients’ rights, reasons for violation of patients’ rights.

Необходимыми предпосылками формирования правовой культуры в здравоохранении и оптимизации складывающихся между медицинскими работниками и пациентами новых правоотношений являются знание гражданами своих легитимных прав и умение ими пользоваться при обращении за медицинской помощью. В свою очередь, жизнь и здоровье человека, являясь первостепенными и неотчуждаемыми благами, требуют обеспечения их всемерной правовой защиты. В настоящее время российское законодательство в области охраны прав граждан при получении медицинской помощи, соответствуя международным требованиям, существенно изменяет правовое поведение медицинских работников и пациентов [2, 6, 12]. К сожалению, обе группы участников правоотношений до сих пор не готовы в своей повседневной практике к реализации установленных государством законодательных норм. Основной причиной такого положения дел является низкий уровень их правовой информированности [1, 3 — 5, 7 — 11, 13].

Существующая юридическая и медицинская практика убедительно свидетельствует о наличии тесной связи между уровнем правовой культуры медицинских работников и выполнением ими своих профессиональных обязанностей: чем неукоснительнее специалисты-медики выполняют свой профессиональный долг, тем выше качество предоставляемой ими медицинской помощи и, как следствие, соблюдение прав и законных интересов граждан на охрану здоровья. По данным М. В. Римской и соавт. [9], большинство (73,3%) врачей убеждены в необходимости знания и понимания пациентами своих прав и обязанностей. Более половины (61,0%) из них отмечают значительное повышение в последнее время юридической информированности и правовой активности населения. При этом подавляющее большинство (74,4%) врачей обращают внимание на тот факт, что изменившееся поведение пациентов значительно усложняет работу медицинского персонала. Вместе с тем, практически все (87,3%) врачи выражают готовность к соблюдению прав и законных интересов пациентов. Однако ведущим мотивом изменения врачебных представлений является не осознанное понимание необходимости соблюдения прав пациентов, а угроза предъявления ими претензий в случае предоставления ненадлежащей медицинской помощи.

Материалы и методы

С целью изучения практики реализации прав пациентов при получении медицинской помощи нами было проведено специальное медико-социологическое исследование, базой для которого послужили 9 муниципальных учреждений здравоохранения г. Мурманска. Объектом исследования явились 615 медицинских работников этих учреждений и 1424 пациента старше 18 лет, находившиеся на амбулаторном и стационарном лечении в феврале — апреле 2009 г. и давшие добровольное информированное согласие на участие в исследовании. Сбор статистического материала проводился методом бесповторной случайной выборки по специально разработанным и одобренным Комитетом по этике статистическим картам «Анкете медицинского работника» и «Анкете пациента» независимыми интервьюерами, имеющими незаконченное высшее медицинское образование.

Структура обеих анкет включала три основных блока: вводный, социально-демографический и медико-правовой. «Анкета медицинского работника» содержала 28, «Анкета пациента» — 43 «закрытых» вопроса. Опрос проводился в очной и заочной формах. При очном опросе анкета заполнялась интервьюерами на основании ответов опрашиваемых, при заочном — самостоятельно самими респондентами. Для проведения статистического анализа использованы данные 562 анкет медицинских работников и 1357 анкет пациентов (полностью заполнены все графы). При заполнении статистических карт основные трудности у респондентов были связаны с ответами на вопросы об оценке прав пациентов на возмещение ущерба при получении ненадлежащей медицинской помощи и допуск адвоката. Показатель респондентности составил 4,7 и 8,6% соответственно. Отказ от участия в исследовании медицинские работники объясняли недостатком времени, пациенты — плохим самочувствием и/или отсутствием времени для анкетирования. Сравнение априорной модели выборки и полученной в результате опроса показало, что смещение количественных показателей по всем контролируемым признакам колебалось в допустимых пределах (от 1 до 4%).

Содержание социальных представлений медицинских работников и пациентов о практике реализации прав граждан на охрану здоровья определялось с помощью 5-балльной оценочной шкалы: 1 балл — очень плохо; 2 — плохо; 3 — удовлетворительно; 4 — хорошо; 5 — очень хорошо; 0 — мнения не имею.

Для последующего анализа мы провели дихотомизацию оценок: от 0,1 до 2,9 баллов и от 3,0 до 5,0 баллов. Это позволило выделить когорты лиц, социальные представления которых характеризовались в целом положительным или отрицательным отношением к практике реализации прав пациентов.

Количественные характеристики изучаемых признаков измерялись средними значениями показателей (+/- а), качественные — процентными долями. Проверка данных на нормальность распределения нами не проводилась в связи с возможностью применения стандартных статистических критериев в условиях невыполнения требований к оценке нормальности распределения при большом числе наблюдений. Критический уровень значимости (p) при проверке статистических гипотез принимался равным 0,05. Статистическая обработка данных проводилась с использованием программы SPSS 18 for Windows.

Результаты

По нашим данным, позитивное отношение к практике реализации прав пациентов выразили 70,6% медицинских работников. Они оценили ее в среднем в 3,2 балла. Выше среднего уровня оценены возможности пациентов по осуществлению прав на облегчение боли, связанной с заболеванием и/или медицинским вмешательством, доступными способами и средствами (4,1 балла); сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при его обследовании и лечении (4,0 балла); обследование, лечение и содержание в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям (3,8 балла); уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала (3,8 балла); отказ от медицинского вмешательства (3,7 балла); получение информации о правах и обязанностях, состоянии здоровья и выбор лиц, которым может быть передана информация о здоровье (3,6 балла); получение медицинских и иных услуг в рамках программ добровольного медицинского страхования (3,4 балла). Соответствует среднему уровню оценки реализации прав пациентов на выбор врача (3,2 балла), проведение консилиума и консультаций других специалистов (3,2 балла). Ниже среднего уровня, но в диапазоне позитивных представлений оценено право пациентов на выбор лечебно-профилактического учреждения (3,1 балла).

Негативное отношение к практике реализации прав пациентов выразили 29,4% медицинских работников. По их мнению, в медицинских учреждениях существуют серьезные трудности по допуску к пациентам священнослужителя и предоставлению им условий для отправления религиозных обрядов (2,6 балла); допуску адвоката или иного законного представителя (2,5 балла); информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство (2,2 балла); возмещение ущерба в случае причинения вреда здоровью при оказании медицинской помощи (2,0 балла).

По нашим данным, доля пациентов, позитивно воспринявших имеющиеся возможности по соблюдению легитимных прав на охрану здоровья, составила лишь 51,5%. Они в сравнении с медицинскими работниками оценили существующую практику значимо (t = 16,7; p < 0,001) ниже, в среднем в 2,5 балла (табл.). В пределах позитивного восприятия пациенты оценили возможности осуществления лишь четырех прав: на обследование, лечение и содержание в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям (3,5 балла); уважительное и гуманное отношение медицинского и обслуживающего персонала (3,5 балла); облегчение боли, связанной с заболеванием и/или медицинским вмешательством, доступными способами и средствами (3,3 балла); сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при обследовании и лечении (3,0 балла).

Таблица

Сравнительная характеристика практики реализации

прав граждан при получении медицинской помощи

в оценках медицинских работников и пациентов

(в баллах) M +/- а

Наименование Выбор Выбор Уважительное Соответствие Проведение Облегчение Сохранение

признака врача ЛПУ отношение сан.-гиг. консилиума боли в тайне

и его группы требованиям информации

Субъект t=8,2; t=9,6; t=5,4; t=4,1; t=9,6; t=10,8; t=11,9;

исследования p<0,001 p<0,001 p<0,001 p<0,001 p<0,001 p<0,001 p<0,001

медработник 3,2+/-1,5 3,1+/-1,6 3,8+/-1,2 3,8+/-1,5 3,2+/-1,7 4,1+/-1,3 4,0+/-1,3

пациент 2,5+/-1,7 2,3+/-1,8 3,5+/-1,5 3,5+/-1,5 2,3+/-1,9 3,3+/-1,8 3,0+/-1,9

в среднем 2,7+/-1,7 2,6+/-1,8 3,6+/-1,1 3,5+/-1,4 2,5+/-1,9 3,5+/-1,7 3,3+/-1,9

Таблица (продолжение)

Наименование ИДС Отказ Получение Получение Возмещение Допуск Допуск В среднем

признака от МВ информации услуг ущерба адвоката священно —

и его группы по ДМС служителя

Субъект t=1,0; t=13,1; t=9,1; t=6,8; t=5,4; t=12,0 t=10,7; t=16,7

исследования p=0,3 p<0,001 p<0,001 p<0,001 p<0,001 p<0,001 p<0,001 p<0,001

медработник 2,2+/-2,3 3,7+/-1,7 3,6+/-1,8 3,4+/-1,7 2,0+/-1,9 2,5+/-2,2 2,6+/-2,2 3,2+/-1,0

пациент 2,1+/-2,1 2,4+/-1,7 2,8+/-1,9 2,8+/-1,9 1,5+/-1,8 1,3+/-1,9 1,6+/-2,0 2,5+/-0,9

в среднем 2,1+/-2,2 2,7+/-2,1 3,0+/-1,8 3,0+/-1,8 1,6+/-1,9 1,6+/-2,0 1,9+/-2,1 2,7+/-1,0

Выше среднего уровня, но уже в диапазоне негативного восприятия, пациенты оценили получение информации о правах, обязанностях, состоянии здоровья и выбор лиц, которым может быть передана конфиденциальная информация (2,8 балла); получение медицинских и иных услуг в рамках программ добровольного медицинского страхования (2,8 балла).

Соответствует среднему уровню реализация права на выбор врача (2,5 балла). Особенно недовольны (оценки ниже среднего уровня) пациенты осуществлением прав на: отказ от медицинского вмешательства (2,4 балла); проведение консилиума и консультаций других специалистов (2,3 балла); выбор лечебно-профилактического учреждения (2,3 балла); допуск священнослужителя и предоставление условий для отправления религиозных обрядов (1,6 балла); возмещение ущерба в случае причинения вреда здоровью (1,5 балла); допуск адвоката или иного законного представителя (1,3 балла). Сравнительная характеристика практики реализации прав пациентов в оценках медицинских работников и пациентов представлена на рис. 1.

Рис. 1. Сравнительная характеристика оценок

медицинских работников и пациентов

практики реализации прав при получении

медицинской помощи (в баллах)

15 оооооооооооооо 1,5

******************* 2,0

14 оооооооооооооооооооооо 2,1

*********************** 2,2

13 ооооооооооооо 1,3

************************* 2,5

12 оооооооооооооооооо 1,6

************************** 2,6

11 оооооооооооооооооооооооо 2,3

****************************** 3,1

10 оооооооооооооооооооооооо 2,3

******************************* 3,2

9 ооооооооооооооооооооооооо 2,5

******************************* 3,2

8 ооооооооооооооооооооооооо 2,5

******************************* 3,2

7 оооооооооооооооооооооооооооо 2,8

******************************** 3,4

6 оооооооооооооооооооооооооооо 2,8

************************************ 3,6

5 ооооооооооооооооооооооо 2,4

************************************* 3,7

4 ооооооооооооооооооооооооооооооооооо 3,5

************************************** 3,8

3 ооооооооооооооооооооооооооооооооооо 3,5

************************************** 3,8

2 оооооооооооооооооооооооооооооо 3,0

**************************************** 4,0

1 оооооооооооооооооооооооооооооооо 3,3

***************************************** 4,1

0 0,5 1 1,5 2 2,5 3 3,5 4 4,5

о пациент

* медработник

1 — облегчение боли; 2 — сохранение в тайне сведений; 3 — соответствие сан.-гиг. требованиям; 4 — уважительное отношение персонала; 5 — отказ от МВ; 6 — получение информации; 7 — получение услуг по ДМС; 8 — в среднем; 9 — выбор врача; 10 — проведение консилиума; 11 — выбор ЛПУ; 12 — допуск священнослужителя; 13 — допуск адвоката; 14 — ИДС; 15 — возмещение ущерба.

Нами также специально изучены причины ненадлежащей реализации прав пациентов при получении медицинской помощи. Так, по мнению медицинских работников, основными причинами их несоблюдения явились лишь 3 основания: незнание пациентами своих прав (29,4%), загруженность медицинских работников другими видами работ (26,6%) и нетребовательность пациентов относительно соблюдения своих прав (17,4%). В совокупности на них пришлось 73,4% от общего числа причин. Оставшиеся 26,6% оснований составили: отсутствие условий в лечебном учреждении (13,1%), незнание медицинскими работниками прав пациентов и нежелание их соблюдать (4,6% и 2,3% соответственно), незаинтересованность администрации (3,0%) и прочие (3,6%) причины.

Мнение пациентов о причинах несоблюдения их прав практически полностью совпало с представлениями медицинских работников. Основными причинами нарушения прав пациентов также явились лишь три основания: незнание пациентами своих прав (33,5%), нетребовательность их соблюдения (20,7%) и большая загруженность медицинских работников другими видами работ (18,9%). В совокупности на них пришлось 73,1%. Оставшиеся 26,9% составили: нежелание медицинских работников соблюдать права пациентов и их незнание (7,8% и 3,6% соответственно), отсутствие условий в учреждениях здравоохранения (7,5%), незаинтересованность администрации (5,4%) и прочие (2,6%) причины. Сравнительная характеристика причин ненадлежащей реализации прав пациентов в оценках медицинских работников и пациентов представлена на рис. 2.

Рис. 2. Сравнительная характеристика структуры причин

ненадлежащей реализации прав граждан

при получении медицинской помощи

(в оценках медицинских работников и пациентов)

(в % к общему числу ответов каждой группы)

100%

оооооо 3,6 оооооо 2,6 о прочие

/ нежелание

////// 2,3 ////// 7,8 медработников

90% ////// * незаинтересованность

****** 3,0 администрации

****** 5,4 — незнание

—— медработников

80% —— . отсутствие условий

…… 13,1 труда

…… …… 7,5 | нетребовательность

70% пациентов

|||||| 17,4 |||||| 20,7 # загруженность

|||||| |||||| медицинских

60% |||||| |||||| работников

|||||| незнание пациентов

###### 26,6 ||||||

50% ######

###### ###### 18,9

###### ######

40% ###### ######

###### ######

###### ######

30% ######

33,5

29,4

20%

10%

0%

медработники пациенты

Обсуждение результатов

Полученные нами статистически значимые различия в оценках медицинских работников и пациентов практики реализации практически всех прав подтверждаются результатами исследований и других авторов. Так, по данным Е. К. Баклушиной и соавт. [5], лишь 2,96% пациентов амбулаторных учреждений г. Иваново считали, что врачи всегда соблюдают права пациентов. При этом подавляющее большинство врачей (86,36%) подтвердили свое желание и готовность к всемерной реализации данных прав.

По нашим данным, медицинские работники по сравнению с пациентами значимо (t = 5,4; p < 0,001) выше оценивают соблюдение прав пациентов на гуманное и уважительное отношение медицинского персонала (3,8 и 3,5 балла соответственно). Больше половины (52,74%) пациентов амбулаторных учреждений г. Иваново [5] не довольны формальным равнодушным отношением к ним медицинского персонала. Основными причинами такого отношения являются наряду с объективными (недостаток времени, высокие нагрузки врачей) и субъективные (низкие моральные качества врачей и отсутствие у них должной этической подготовки) факторы. Большинство врачей (64,67%), наоборот, считало, что им удается реализовать данное право, а причиной конфликтов, нередко возникающих при оказании медицинской помощи, является провоцирующее поведение самих пациентов (грубость, предъявление завышенных требований). По данным Н. Л. Антоновой и соавт. [3], изучавших практику реализации прав пациентов в системе ОМС Свердловской области, лишь 8% медицинских работников подтверждают случаи нарушения права на уважительное и гуманное отношение персонала лечебных учреждений.

Аналогичные статистически значимые (t = 9,6; p < 0,001) расхождения в представлениях медицинских работников и пациентов выявлены нами и относительно реализации права на проведение консилиума или консультации специалистов по просьбе пациента (3,2 и 2,3 балла соответственно). По данным Е. К. Баклушиной и соавт. [5], лишь 8,05% врачей когда-либо отказывали пациентам в реализации данного права. Однако каждый третий пациент сообщил, что получал отказ врача при обращении к нему с этой просьбой.

Наличие подобной закономерности выявлено нами и в отношении мнений медицинских работников и пациентов о соблюдении сведений, составляющих врачебную тайну (4,0 и 3,0 балла соответственно; t = 11,9; p < 0,001), что подтверждает данные, приводимые Е. К. Баклушиной и соавт. [5]. Так, большинство (70,12%) пациентов сталкивались когда-либо в своей жизни с нарушением данного права: 35,80% слышали от знакомых и родственников о случаях разглашения врачебной тайны; 17,28% пациентов уверены в несоблюдении ее врачами; 17,04% лично встречались с подобными случаями при обращении за медицинской помощью. Врачи, наоборот, лишь в 27,36% случаев считали нарушение данного права характерным для медицинской среды. При этом если пациенты основной причиной таких нарушений считали низкие морально-нравственные качества врачей, то сами врачи — недостаточное понимание ими сущности врачебной тайны и ее компонентов. Весьма невысокое мнение пациентов о соблюдении медицинскими работниками сведений, составляющих врачебную тайну, выявлено и в исследовании В. И. Долгинцева и О. П. Махник [6], изучавших социальные представления жителей одного из районов Тюменской области. По данным исследователей, больше половины (53,0%) пациентов отрицательно оценили практику реализации данного права, только 33,3% — положительно, а 13,7% — затруднились с ответом.

Выраженные различия выявлены нами и в суждениях медицинских работников и пациентов о реализации права на отказ от медицинского вмешательства (3,7 и 2,4 балла соответственно; t = 13,1; p < 0,001). По данным исследования Е. К. Баклушиной и соавт. [5], практически все (93,81%) врачи утверждали, что всегда письменно оформляют отказ пациента в первичной медицинской документации. Последнее подтвердили лишь 61,75% пациентов.

Надлежащее осуществление права гражданина на получение информации о состоянии здоровья и планируемых методах диагностики и лечения является необходимым условием для повышения эффективности межличностного взаимодействия врача и пациента. По нашим данным, медицинские работники оценили практику реализации этого права на «хорошо» (3,6 балла), пациенты — лишь на «удовлетворительно» (2,8 балла; t = 9,1; p < 0,001). Весьма сходные данные получены и в исследовании Е. К. Баклушиной и соавт. [5]. По их сведениям, практически все (94,14%) врачи и большинство (78,02%) пациентов подтверждают соблюдение этого права при осуществлении медицинской помощи. При этом каждый третий пациент обращает внимание на формальное отношение медицинских работников к реализации данного права. И. Ф. Серегина и соавт. [9] также отмечают, что лишь половина (50,0%) пациентов получает от лечащего врача информацию о состоянии здоровья, тактике предстоящего обследования и лечения. Н. Л. Антонова и соавт. [3] приводят еще более убедительные доказательства соблюдения данного права медицинскими работниками. С их слов, практически во всех (95%) случаях оказания медицинской помощи пациентам предоставляется вся необходимая информация.

Хорошо известно, что обязательной предпосылкой ослабления диктаторских условий долгое время существовавшего в отечественном здравоохранении «рынка продавца» является реализация прав пациентов на выбор врача и/или медицинского учреждения. К сожалению, до сих пор эти права в большинстве случаев остаются декларативными. По этому поводу мнения медицинских работников и пациентов также существенно разошлись (t = 8,2; p < 0,001 и t = 9,6; p < 0,001 соответственно). Если медицинские работники оценивают реализацию прав на выбор врача и/или лечебного учреждения положительно (3,2 и 3,1 балла соответственно), то пациенты — отрицательно (2,5 и 2,3 балла соответственно). О позитивном восприятии врачами реализации данных прав свидетельствуют результаты, приводимые Н. Л. Антоновой и соавт. [3]. По их данным, лишь в 3% случаев пациенты получали отказ в смене врача или лечебного учреждения.

По нашим данным, представления медицинских работников и пациентов совпали лишь относительно реализации одного права: на добровольное информированное согласие пациента на проведение медицинского вмешательства (2,2 и 2,1 балла соответственно; t = 1,0; p = 0,3). Однако по результатам исследования Е. К. Баклушиной и соавт. [5], их мнения существенно разошлись. В подавляющем большинстве случаев (79,8%) врачи получали согласие пациента на проведение медицинского вмешательства. Последнее смог подтвердить лишь каждый четвертый (24,94%) пациент.

Как мы указали выше, большинство причин ненадлежащей реализации прав пациентов составляют лишь три основания. При этом мнения медицинских работников и пациентов практически совпадают: первые три места занимают незнание пациентами своих прав (29,4% и 33,5% соответственно), высокие нагрузки медицинских работников (26,6% и 18,9% соответственно) и нетребовательность пациентов в отношении соблюдения своих прав (17,4% и 20,7% соответственно). Е. К. Баклушина и соавт. [4] приводят другую структуру причин ненадлежащей реализации прав пациентов, существенно отличающуюся от полученной нами. По данным исследователей, родители несовершеннолетних пациентов уверены в отсутствии у педиатров стремления к реализации прав пациентов. Причинами этого являются правовая неграмотность (42,1%), нежелание (28,2%) и высокие нагрузки (24,5%) врачей.

Таким образом, проведенный нами анализ представлений медицинских работников и пациентов о практике реализации их прав при получении медицинской помощи позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, наличие значимых расхождений в оценках обеих групп участников правоотношений свидетельствует об отсутствии у них единых взглядов на данный предмет. На практике это ведет к непониманию во взаимоотношениях, становясь причиной частых недоразумений и даже конфликтов. При этом несомненным является тот факт, что и тем и другим настоятельно необходимо скорейшее овладение новыми знаниями для формирования правовой культуры в области охраны здоровья населения.

Во-вторых, в условиях формирующейся в настоящее время практики реализации норм, устанавливающих права пациентов, и изменения действующего законодательства надлежащего регулирования правоотношений в здравоохранении пока достичь не удалось. Это требует приложения дополнительных усилий по совершенствованию нормативно-правовой базы здравоохранения, заключающихся в конкретизации положений действующих законов и подзаконных актов с учетом и в соответствии с существующей правоприменительной практикой.

Литература

1. Абросимова М. Ю. Информированность и мнение врачей амбулаторной педиатрической сети о правах пациента // Научные труды III Всероссийского съезда (Национального конгресса) по медицинскому праву. М.: НАМП, 2007. С. 288 — 292.

2. Анализ состояния информированности медицинских работников о правах несовершеннолетних пациентов (по данным опроса врачей): Информационное письмо. Иваново, 2004. С. 15.

3. Антонова Н. Л. Реализация прав пациентов в системе ОМС // Социология медицины. 2004. N 1. С. 45 — 48.

4. Баклушина Е. К. Некоторые аспекты реализации прав пациентов в педиатрической практике (по данным социологического исследования) // Вестник ОМС. 2002. N 4. С. 14 — 17.

5. Баклушина Е. К. Состояние реализации прав пациентов в амбулаторно-поликлинических условиях // Юридическое и деонтологическое обеспечение прав российских граждан на охрану здоровья: Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Суздаль, 2008. С. 196 — 199.

6. Долгинцев В. И. Правовая информированность пациентов о врачебной тайне // Социология медицины. 2007. N 1 (10). С. 33 — 35.

7. Дудов А. С. Современное состояние профессиональной правовой информированности медицинских работников // Научные труды III Всероссийского съезда (Национального конгресса) по медицинскому праву. М.: НАМП, 2007. С. 588 — 592.

8. Канунникова Л. В. Комплексная оценка уровня юридических знаний медицинских работников и населения // Медицинское право. 2003. N 1. С. 12 — 16.

9. Римская М. В. Информированность врачей о правах пациентов-подростков и реализация их в практической деятельности // Бюллетень НИИ социальной гигиены, экономики и управления здравоохранением им. Н. А. Семашко. 2003. Вып. 12. С. 168 — 171.

10. Сергеев Ю. Д. Мониторинг правовых знаний стоматологов // Научные труды III Всероссийского съезда (Национального конгресса) по медицинскому праву. М.: НАМП, 2007. С. 631 — 637.

11. Серегина И. Ф. Информированность населения о правах в области охраны здоровья // Здравоохранение. 2009. N 11. С. 15 — 21.

12. Соколова Н. А. Особенности реализации отдельных прав пациента в современных условиях // Медицинское право. 2010. N 3 (31). С. 35 — 38.

13. Цыганова О. А. Оценка знаний медицинского персонала о правовых основах профессиональной деятельности // Кафедра как центр научной и учебно-методической работы в медицинском вузе: Материалы XIII межрегиональной межвузовской учебно-методической конференции. Архангельск, 2008. С. 90 — 93.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *